Библиографическое описание:

Вревская Н. А. Густав Фридрих Вааген (1797–1868). Основные этапы жизни и деятельности // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 546-550.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/c/c6/Gustav_friedrich_waagen.jpg/220px-Gustav_friedrich_waagen.jpg

Рис. 1. Г. Ф. Вааген

 

Деятельность Густава Фридриха Ваагена достаточно широка и затрагивает несколько государств. В основном, он был значительной фигурой в развитие крупнейших публичных музеев, имеющих важное значение в XIX веке, Лондонской Национальной галереи, Берлинской Национальной галереи и Эрмитажа. К сожалению, на данный момент существует очень мало работ, посвященных этому деятелю, которые либо не переведены на русский язык, либо это опубликованные фрагменты этих работ. Пока что не существует работ на русском языке, которые бы систематизировали и свели вместе всю информацию, касающуюся немецкого искусствоведа.

Искусствоведы обычно видят Г. Ф. Ваагена одним из отцов-основателей истории искусств, одним из первых исследователей, которые разработали историко-критическую методологию, а также первым экспертом, который использовал этот инструмент в музейной практике. По последним данным истории науки с Ваагеном и его поколением начался историзм в искусствоведении, т. е. процесс, при котором рассмотрение искусства покинуло «сферу влияния» нормативной эстетики и приняло участие в общей историографии сознания. Рассмотрение искусства превратилось в историю искусства. Оно приобрело научный характер с целью институционализации и профессионализации, а также методологического фундамента посредством историко-критических методологий.

Карл Шнаазе был первым, кто в 1868, в некрологе, отождествил научную историю искусства с работами Ваагена. Вильгельм Этцольд перенял эту оценку в своем научном труде о «Немецких искусствоведах», выдвинув ее как национальную точку зрения и пытаясь на уровне истории духа истолковать корни идей Ваагена в связи с немецким романтизмом. Различие между донаучным рассмотрением искусства и научной историей искусствоведения критикует Хайнрих Дилли в своей работе «Искусствоведение как институт», поддерживая идею об эпохальной перемене конца XVIII − начала XIX веков. В рамках критики историзма 1870-х годов Х. Дилли контрастирует теоретические дефициты XIX века, которые он истолковывал как ренатурализацию и деисторизацию, и исследования Иоганна Иоахима Винкельманна, в которых он видел модель искусствоведческого исследования — ориентированную на теорию, автономную и самосогласованную. Следовательно, историзм обозначает для него не рациональное усиление, а потерю в отношении просвещения, которая стала последствием отсутствия явно выраженного теоретического ориентирования и отсутствия методологической автономии предмета. Историко-критическое искусствознание, с которым мы знакомы из работ (начиная с 1820 г.) Густава Фридриха Ваагена, Карла Фридриха фон Румора, Карла Шнаазе и Франца Куглера имело так же, как и общая история, индуктивный научный идеал, а именно универсально-историческое понятие об истории и, в значительной степени, методы исследования. Кроме этого, к методам критики источников и профильным наукам по истории присоединились искусствоведческие знатоки в роли инструмента конкретного объекта. Искусствоведение не только переняло, как часто предполагается, в начале XIX века понятие об истории, но и методы из общей истории. Параллели основываются больше на общей предыстории, в которой рассмотрение искусства перенимало не только принимающую роль. Работы Г. Ваагена, особенно его систематизация в ранних книгах с изображениями и в коллекциях и музеях играют не последнюю роль в обучении, если дословно «картине исторического сюжета» [1].

У Г. Ф. Ваагена были передовые взгляды для человека своего времени. Он верил, что главная задача музея заключается в повышении духовного образования нации через постижение прекрасного. Музеи должны предоставлять эстетическое образование низшим слоям населения. Но эпоха тоже воздействовала на него. В Мюнхенской Старой Пинакотеке обычные посетители ходили группами. Это было необходимо для защиты артефактов от вандализма. Даже Вааген, несмотря на его убеждения, боялся, что «не тот сорт» посетителей может повредить сокровища музея. В 1853 году он высказал пожелание, обращенное англичанам, что лучше запретить маленьким детям и неопрятным взрослым посещать их новую Национальную галерею, не только потому, что такие посетители будут раздражать других людей (особенно запах их одежды), но и потому, что они могут навредить картинам путем одновременного выдыхания воздуха множеством людей. Беспокойство Ваагена о повреждениях картин, которые могут быть вызваны дыханием и т. п. низших слоев населения является характерной чертой ограничений, присущих XIX столетию.

Густав Фридрих Вааген родился 11 февраля 1797 году в Гамбурге (рис.1). Он являлся немецким искусствоведом, художественным критиком, директором Картинной галереи в Берлине с 1830 года, профессором истории искусств в Берлине, лидером так называемой Берлинской школы истории искусств. Первенство Ваагена в истории искусства лежит в его твердой уверенности в такой дисциплине как история искусств.

Отец Ваагена, Кристиан Фридрих Вааген, был художником, мать Джоанна Луиза Альберти, в замужестве Вааген умерла, когда сыну было 10 лет. То, что Вааген был сыном художника и племянником поэта Людвига Тика, несомненно повлияло на его эстетическое восприятие мира и на его судьбу в целом. В 1831 году он женился на Блондин фон Зеехаузен (1811–1880) [2, с.3–5].

Отец много водил своего малолетнего сына по различным галереям. Например, в 1801 году, четырехлетнего Г. Ваагена сводили в Дрезденскую галерею. Это было его первым посещением музея. В юном возрасте, еще до обучения в гимназии, когда он бы в Риме, искусствовед провел длительное время с немецкой общиной художников, общаясь, в том числе, с Шнорром фон Карольсфельдом, Йозефом Антоном Кохом и Дж.Ф. Овербеком. Несколько лет прожил в центре немецкой художественной жизни в Мюнхене.

Вааген учился в Хишберской гимназии (Селезия). После окончания учебного заведения он вызвался волонтером в Прусскую армию в 1813 году для борьбы с Наполеоном, где прослужил до 1815 года, когда Наполеон потерпел поражение. После провел некоторое время в музее Наполеона, изучая сокровища, хранившиеся в нем, до их репатриации.

Он занимался своим образованием, изучая преимущественно филологические и исторические науки. Он начал свое академическое обучение в университете в Бреслау (современная Польша), где в 1815 году изучал историю, философию и филологию под начальством Карла Фридриха фон Румера. Его наставник, помимо всего являвшийся еще и его дядей, впоследствии станет хорошим другом Г. Ф. Ваагена, будет влиять на его работу и помогать на протяжении всей карьеры критика. В 1818 он переехал в Гейдельберг, где изучал коллекцию искусств братьев Сюльпис и Мельхиор Буассере. Там же он учился у историков Фридриха Кристофера Шлоссера и филолога Георга Фридриха Крейцера. В 1819 году Вааген окончил университет Бреслау с дипломом по истории.

Г. Ф. Вааген посвятил себя изучению искусства, исследуя его в великих Европейских галереях. Он посетил Кельн, Аахен, Италию, изучил картинные галереи и музеи Лондона и Берлина. Предпринял, с целью ознакомления с фламандской школой, путешествие в Нидерланды (том числе и в год окончания, в 1819 году), собирая материал для книги о братьях Вай Эйк.

Его работа «О Хуберте и Яне ван Эйк» («Über Hubrecht und Johann Van Eyck») (1822), была одновременно монографией об обоих братьях и первым каталогам, дающим пояснения по отдельным художникам. В этой же работе была заново оценена живопись Северного Возрождения, которую относили к второсортной на протяжении большей части восемнадцатого века. В отличие от предыдущих работ, написанных по истории искусств, Вааген написал серьезную работу по этим художникам. Он стремился опровергнуть легенды, окружающие братьев ван Эйков, начиная с утверждения Вазари, что изобретение масляной живописи начинается них. Этот каталог с краткими пояснениями о художниках возник как необходимость в установлении хронологических рамок их работы, чтобы следующие поколения искусствоведов могли использовать этот материал или видоизменять, размещая в своих работах о современниках братьев ван Эйк. Вааген также включил в каталог известные на тот момент подделки, думая, что это может оказаться полезным для коллекционеров.

Вааген проживал в Мюнхене на протяжении 1820–1823 годов, прежде чем вернуться в Берлин, чтобы помочь с планами по созданию комплексного художественного музея, кокой уже был в Париже, Мюнхене и Дрездене. В 1821 году он вместе с Алоизом Хиртом и К. Ф. фон Румором занимался закупкой удивительной коллекции Эдварда Солли. В 1824 году вместе с архитектором Карлом Фридрихом Шинкелем Густав Вааген совершил поездку в Рим в целях ознакомления и изучения местных музеев.

Культурная жизнь Берлина приобрела международное значение еще с 1820-х годов. У реформаторов Прусского государства, сподвижников Вильгельма фон Гумбольдта была навязчивая идея создания в Берлине общедоступного музея подобно Парижскому Лувру. И в 1819 году была создана комиссия во главе с В. фон Гумбольдтом по созданию первого королевского музея Пруссии, в состав которой так же входили А. Хирт и К. Ф. фон Румор. Когда В. Фон Гумбольд сложил с себя обязанности его главы, К.Ф. фон Румор выдвинул Г. Ваагена на освободившийся пост.

В 1830 году Вааген возглавил Королевскую картинную галерею. Сразу же, после вступления в должность, он незамедлительно приступил к подготовке выпуска первого каталога коллекций. Приобретения, сделанные Ваагеном для Картиной галереи, во многом благодаря советам К. Ф. фон Румора, оказались очень ценными.

В 1833 году он опубликовал свое эссе о Рубенсе, где он стойко защищал эпоху барокко и сравнивал Рубенса с Бетховеном. Эта книга была переведена на английский язык и отредактирована Анной Джемесон.

Результатом его поездок в Лондон и Париж была публикация в 3 выпусках в 1836 году книга «Искусство и художники Англии и Парижа» («Kunstwerke und Künstler in England and Paris»). Это была первая попытка обзора английского искусства среди искусствоведов [3].

Для показания степени значимости искусства Северного Возрождения Вааген опубликовал свою вторую книгу, ставшую художественно-исторической вехой в этом отношении, «Справочник по немецкой и голландской школам живописи» («Handbuch der deutschen und niederländische Malerschulen»), которая была переведена на английский и французский языки.

Г. Ф. Вааген много путешествовал несмотря на недовольство со стороны администрации Пруссии. За свою жизнь он составил много широкомасштабных исследований по искусству европейских стран. Так же он не забрасывал свои обязанности на основной должности. Например, в 1842 году в Италии дополнительно Вааген приобрел 104 картины для музея.

В 1844 году Г. Вааген был назван профессором истории искусства в Берлинском университете. Его лекции слушал К. К. Герц, который впоследствии стал его учеником. Впервые в истории история искусств была официально признана университетской дисциплиной.

Следует отметить сильную связь Ваагена с Англией. Его мнение очень уважали и ценили в этой стране, куда он был приглашен для дачи показаний перед королевской комиссией, расследовавшей состояние и перспективы национальной галереи, для которой он был ведущим кандидатом на должность директора. Он участвовал в создании каталога для Ливерпульской Галереи вместе с Джованни Баттиста Кавальказелле и Иоганн-Давидом Пассаваном, по заказу Чарльза Истлейка в 1850 году.

В 1853 году он исследовал Берлинскую (позднее Дармштадтскую) версию «Мадонны бургомистра Мейера» Ганса Гольбейна. На сегодняшний день известно, что это оригинал. Его мнение по поводу этой картины стало предметом критического рассмотрения на так называемой «Гольбейнской конвенции», состоявшейся в 1871 году.

В 1854 году он создал каталог по коллекции принца Альберта, которую он недавно приобрел у принца Людвига Крафта Эрнста фон Отинген Валлерштайн.

Его работа 1836 года «Искусство и художники Англии и Парижа» («Kunstwerke und Künstler in England and Paris») стала основой для более важной работы «Сокровища искусства в Великобритании», которую перевела жена действующего директора Национальной галереи, леди Элизабет Истлейк, с которой он был хорошо знаком. Эта работа остается ключевым источником происхождения картин в Англии.

Хотя Г. Вааген был подвергнут критике за его любительскую и спорную экспертизу исходя из современных мерок, его работа считалась очень авторитетной на протяжении следующего полувека. Известно, что Г. Вааген был рекомендован самим принцем на должность главы Национальной галереи.

В 1861 году немецкий искусствовед был приглашен императором Александром II в Петербург в качестве советника по организации и наименованиям картин в императорской коллекции. Результатом его знакомства с сокровищами искусства Императорского Эрмитажа была книга о коллекции Эрмитажа «Die Gem äldesammlung in der Kaise rlichen Eremitage in St.-Petersburg» (Мюнхен, 1864) [4]. После посещения Петербурга, Г. Ваген осмотрел и описал картинные галереи Вены и Испании. Так же Г. Ваагеном были «высказаны замечания по составу коллекций, экспозиции, освещению и отоплению» [5, с. 46]. Он обратил внимание, что картины «нагромождены» друг на друга. Конечно, такая развеска препятствовала правильному восприятию художественного произведения. Некоторые картины были повешены так высоко над дверьми, что их нельзя было даже разглядеть. Хотя, Ч. А. Бруни, со свойственной русскому человеку находчивостью, предложил снабжать посетителей зрительными трубками. Немецкий специалист предложил развеску «разрядить, оставив, прежде всего, свободной от картин полосу стены на два аршина от потолка, не занимая также картинами простенки между окнами и не помещая их над дверьми» [6, с. 194]. Он настаивал, что густая развеска, которая была осуществлена в Берлинской и Дрезденской галереях, была невозможной в Картинной галерее Эрмитажа. Прежде всего, это было обусловлено характером постройки здания.

Среди других его публикаций находятся некоторые очерки о Рубенсе «Очерки о Рубенсе» («Abhandlungen über Rubens») в «Историческом переплете» («Historisches Taschenbuch») К.Ф. фон Раумера, 1833), Мантеньи и Синьорелли «О Андреа Мантенья и Луки Синьорелли» («Über Andrea Mantegna und Luca Signorelli») (1850), «Произведения искусства и художники Германии» («Kunstwerke und Künstler in Deutschland») (2 т., Лейпциг, 1843–1845) и «Благородные памятники в Вене» («Die vornehmsten Kunstdenkmäler in Wien») (2 т., Вена, 1866 —67), «Королевская коллекция египетских мумий в Мюнхене» («über einige in der Königl. Sammlung zu München befindliche egyptische Mumien») (Мюнхен, 1820, отчет о посещении испанских галерей Вааген печатал в «Ежегоднике художественных исследований» («Jahrbücher für Kunstwissenschaft»), изд. Цаном (т. 1, Лейпциг, 1868), «Заметки» («Kleine Schriften») собраны и изданы Л. Вольтманом (Штутгарт, 1875), с приложением биографии Г. Ваагена.

С точки зрения современных исследователей труды Г. Ваагена не являются ценным аналитическим материалом произведений искусства, но они интересны как каталоги художественных ценностей частных коллекций того времени.

В 1867 году Г. Вааген вторично посетил Париж для отчета о произведениях искусства на всемирной выставке. Он был глубоко удовлетворен профессиональными достижениям и, которые были сделаны Луиджи Ланзи в своей работе («Storia Pittorica dell' Italia»). Его («Kunstwerke und Künstler in England und Paris») оказалась под влиянием («Kunstreise») (1833) Иоганна-Давида Пассавана.

Его личные вкусы шли в ногу со временем: он порицал Караваджо и некоторые современные работы, такие как работы Тернера и И. Г. Фюссли. Вместе с К. Ф. фон Румором, он рассматривал художников эпохи Возрождения как показателей ранней контекстуализации истории искусства.

Г. Вааген был первым, не считая Франца Куглера, кто использовал двумя годами ранее, оба термина «Каролинги» и «оттоновское искусство» для выделения уникальности романского стиля искусства, что впервые было замечено Иоганном Фиорилло. Вааген в концепции «оттоновское искусство» подчеркивает возрождение античности после Каролинговского Возрождения.

Он умер во время визита в Копенгаген 15 июля 1868 года в возрасте семидесяти одного года. Похоронен на кладбище Ассистэнс. На посту директора Картинной галереи его сменил Юлиус Майер.

 

Литература:

 

1.         Bickendorf F. Gustav Friedrich Waagen und historismus in der kunstgeschichte. //Jahrbuch der Berliner Museen, 37 NF.; 1995. pp. 23–32.

2.         WaagenG. F. Kleine Schriften. Stuttgart., 1875.

3.         Dictionary of art historians. [электронный ресурс]. Режим доступа к сайту: http://www.dictionaryofarthistorians.org/waageng.htm. Дата обращения к ресурсу: 22.03.2015.

4.         Waagen G. F. Die Gemäldesammlung in der kaiserlichen Ermitage zu St.Petersburg nebst Bemerkungen über andere nebst Bemerkungen über andere dortige Kunstsammlungen lungen. München., 1864. 448 p.

5.         Эрмитаж: История и современность. 1764–1988 / ред. И. И. Никонова. М., 1990. 367 с.

6.         Левинсон-Лессинг В. Ф. История картинной галереи Эрмитажа (1764–1917). Л., 1985. 408 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle