Библиографическое описание:

Андреева Т. В. Базилика Юлиев в Коринфе. Опыт реконструкции скульптурной группы и датирования римских императорских портретов период Юлиев-Клавдиев // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 643-649.

Очарование греческой классики, помноженное на римское мастерство и настойчивость, создало особый пласт искусства. Греко-римский портрет занимает важное место в истории искусства. Это документ эпохи, и произведение мастера одновременно. Базилика Юлиев была местом императорского культа в новой римской колонии Коринф. При раскопках здания в 19 веке найдены портретные статуи, которые продолжают вызывать споры историков. В археологическом музее сохраняется вариант расположения статуй Луция и Гая Цезарей по сторонам статуи Августа. Высказывались мнения некоторыми исследователями об ошибочности такой схемы. Автор статьи предлагает свой вариант расстановки первых статуй в базилике в начале 1 века н. э. Сохранившаяся статуя типа «полуобнаженного Юпитера» представляется центральным образом нового храма. Это мог быть «обожествленный» Юлий Цезарь в образе «Громовержца» вокруг которого стояли идеализированные обнаженные образы рано умерших Гая и Луция Цезарей. Также предложен способ атрибуции нескольких портретов по ушным раковинам. Его использование показывает близость технических приемов, использованных мастером Августа из Прима-Порты, и исполнителями статуй Гая и Луция. Возможно, это одна мастерская или единый прототип. Речь идет о сохранение эллинских скульптурных традиций в Греции и их использовании в столичных мастерских Римской империи.

Ключевые слова:скульптурный портрет; греко-римский портрет; искусство римской империи; архитектура Рима; искусство классической Греции.

 

В 146 г. Коринф был стерт с лица земли после неудачного восстания против Рима. Через столетие на развалинах греческого города Гай Юлий Цезарь строит новое римское поселение с впечатляющей римской агорой. В ее середине, напротив южной внутренней галереи с колоннами, стояла трибуна, с которой Луций Юлий Галий, брат философа Сенеки, в 52 году судил апостола Павла. «Южнее, над всеми этими постройками, выше современного музея, — пишет К. К. Вермюле, стояло на высоком подиуме само большое и красивое святилище рода Юлиев, основателей римского Коринфа, ныне называемое «базилика». Павсаний называет его «святыней сестры Августа Октавии», чья скульптура стояла внутри храма“ [11, p. 211]. Заметим, что такую же ошибку, как К. К. Вермюле, делают многие исследователи, полагая базилику и Храм Октавии одним зданием. Это разные храмы. Поэтому несколько строк следует посвятить архитектуре и истории Римского форума.

Основание «Колонии Лаус Юлия Коринтенсис» ColoniaLausIuliaCorinthiensisЮлием Цезарем в 44 году до н. э. отмечено у разных древних авторов, об этом же рассказывает масса нумизматического и эпиграфического материала. Археологические находки, связанные со строительством, надписи, рассказывающие об организации городских частей колонии найдены в разных частях Коринфа и окрестностей.

Читаем у Павсания:

[2] Теперь из древних коринфян никто не заселяет Коринфа, там живут только поселенцы, отправленные туда римлянами. Причиною послужил Ахейский союз; принадлежавшие к нему коринфяне тоже приняли участие в войне против римлян, которую подготовил Критолай, избранный полководцем ахейцев; он убедил отпасть (от римлян) как ахейцев, так и много других народов вне Пелопоннеса. Когда же римляне победили в этой войне, то они всех других эллинов лишили права носить оружие, а все те города, которые были укреплены, они лишили стен, разрушив их; что же касается Коринфа, то его окончательно разорил Муммий, бывший начальником римлян во время этого похода; впоследствии же, говорят, он был восстановлен Цезарем, который первый в Риме установил нынешнее государственное устройство; при его правлении был восстановлен также и Карфаген [5, гл. 3].

[1] На середине площади стоит медная статуя Афины, на ее пьедестале вырезаны рельефные изображения Муз. За площадью — храм Октавии, сестры Августа, правившего римлянами после Цезаря, основателя нынешнего Коринфа [5, гл. 1].

Знаменитый город, несколько раз стертый в прах, тщательно раскапывался и изучался на протяжении 19 и 20 века. Его культуре и истории посвящены монографии, научные статьи. Хотя остались неразрешенные вопросы, особенно в плане атрибуции и датировок многочисленных находок. Для автора наибольший интерес представляет базилика Юлиев, потому что с этой постройкой связано несколько первоклассных скульптурных портретов. Что дает надежду на реконструкцию скульптурной декорации храма. Разберем несколько вариантов реконструкций базилики, предложенных в книгах и статьях последнего времени.

«У северной стены был императорский алтарь Ларам, а у южной стены был трибунал. Базилика подвергалась реставрациям в императорское время, самая существенная из которых была перестройка каменного здания со гипсовой декорацией в мраморный храм, с укладкой пола мраморными плитами. Функции трибунала очевидны из факта находки семи императорских статуй. Статуи Августа, Клавдия? и похоже, Антонина Пия? окружали трибунал с двух сторон, с Августом и Клавдием направо и Антонином налево. Находки статуй плюс большое заселение Коринфа, театр с эпиграфическим посвящением Августу, его семье и их Ларам, подсказывает что Базилика Юлиев был местом имперского трибунала, здесь был суд над государственными преступлениями и рассмотрение дел, требуемых имперского арбитража», — пишет американский исследователь, архитектор Пауль Скоттон. [8, pp. 48–65].

Это строки из диссертации господина П.Скоттона, изданной в 1997 году. Мне трудно представить, что в базилике кто-то будет делать место культа богов домашнего очага — Ларам. Возможно, такие выводы происходят вследствие того, что автор делал работу по архитектурным вопросам, и мало разбирается в истории или археологии. Однако в туристической литературе по Коринфу я встречала не раз упоминание о том, что снаружи южной стороны базилики в древности был суд. Не знаю, следствие ли это публикации труда П.Скоттона, или есть конкретные подтверждения этой теории. К тому же другие авторы уверенно говорят, что эпиграфических данных от периода Юлиев-Клавдиев в Коринфе нет [11, pp. 108–112].

На раскопках Коринфа в 1914 и 1915 г. внутри базилики Юлиев были открыты многочисленные мраморные римские скульптуры. Среди них статуя Августа в тунике и тоге, обнаженные статуи молодых людей, которые считаются изображениями его наследников Гая и Луция Цезарей, портрет Германика (?), два полуобнаженных мужских торса и две военные статуи в доспехах, их головы не сохранились. Все изображения хранятся в археологическом музее Коринфа, надписей нет [3, pp. 70–85]. К позднему периоду правления Августа, по информации музея, около 4–14 гг. относятся изображения его наследников Гая и Луция. По каталожным данным, статуя самого «божественного» Августа, у которой не сохранились ноги, и голова Германика, вероятно, принадлежат к правлению Калигулы. Два фрагментарных торса «юпитеровского» типа и две военные статуи трудно поддаются атрибуции, время их создания неизвестно [7, рl. 186–189].

Родные братья Гай и Луций, как указывали античные авторы, были дружны и отлично ладили между собой. Напомню, что внуки Принцепса Августа пользовались его любовью и были им усыновлены. Поэтому обычно их называют cыновьями Августа. В искусстве они, как правило, представлены в паре, что облегчает проблему атрибуции их изображений. «В статуях из базилики Юлиев братья представлены в героическом образе божеств или героев, изображения похожи между собой. К настоящему времени пришли к согласию, что сохранившаяся до пояса статуя представляла Гая, тогда как целая фигура принадлежит его младшему брату Луцию. Первый имеет тонкое и задумчивое лицо, а второй выглядит как версия молодого Августа из Примапорты. Оба портрета достаточно сухие и академические», — пишет Ф. П. Джонсон [3, pp. 70–85].

Работа Джонсона опубликована в 1931 году. Исследователи более позднего времени соотносят полную статую старшему брату — Гаю. Мы придерживаемся этой версии.

«Луций в представлении божественного тела, со следами пунтелли, оставленными на левом плече копиистом, базируется на типе, обычно называемом Гермес. Адольф Липпольд, профессор античной истории в Равенсбурге, предположил, что прототип представлял Тезея, и Луций-Тезей имел парой Гая-Ахилла, что придавало мифологический оттенок героическим статуям двух наследников» — пишет К. К. Вермюле [11, pp. 179–180]. Эти изображения продолжают питать воображение исследователей, которые снова ищут им аналоги. Д. Поллини полагает, что «Гай и Луций представлены типом, напоминающем о Диоскурах: каждый показан в героической наготе, с накидкой, завернутой вокруг левого плеча и вокруг левой руки». Хотя конфигурация их рук сходна, Гай повернут направо и Луций налево, что предполагает, что статуи были парой. К тому же статуя Гая найдена в южной части восточной экседры, а статуя Луция использована в конструкции стены в той же части базилики. Они, возможно, фланкировали экседру, и головы были повернуты в ее направлении. До периода Калигулы в римских колониях как Коринф такие обнаженные статуи использовались для посмертных посвящений, и скорее всего статуи сделаны после смерти Гая в 4 г. н.э». [7, p.139].

«Полагаю, что юлианская бизилика, где находятся римские портреты первого века, имеет связь с местной греческой традицией, — пишет Катарина Вандерпуул, — Это статуи Августа с его приемными сыновями Луций Цзарем и Гаем Цезарем из семейной группы. В частности, обе статуи Гая и Луция Цезарей «размерами и очертанием сходн с группой статуй в театре в Лептис Магне. Это группа включает «хорошо известных «Диоскурой» — божественных близнецов. Гай и Луций могут быть представлены как божественные близнецы. Этот статуарный тип наверняка восходит к прообразам для всех четырех фигур, возможно, к знаменитым Диоскурам в Дельфах. Тот победный монумент был посвящен спартанской победе при Айгоспотамой 405–404 ВС. Однако победный монумент был поставлен не только спартанцам, но также отмечал вклад жителей Пелопонеса и коринфян в войне с Афинами» [1, p. 53–55].

«Кориф как новая римская колония гордилась своим связями с самим Римом. Среди коринфян в раннюю империю был спартанец Евриклес, кто с другими спартанскими знатными людьми, возможно, ведут свой род от Кастора и Поллукса. Может, это спартанские патроны выбрали Диоскуров Антифана предсталять Гая и Луция? Они не только льстили императорской семье, но и отдавали дань местным честолюбцам» — подчеркивает нидерландская исследовательница [10, P. 269–284].

Производство статуарных групп было остановлено императором Тиберием со времени смерти его сына Друза П в 23 г. Калигула возвращается к прерванной традиции и распространяет изображения своей семьи. Снова используются забытые на четырнадцать лет формы прославления правителей. Молодой император включал в статуарные группы тех же представителей династии, которые появились на римских императорских монетах в ранний период его правления. Среди них чаще всего встречаются Август, которому он приходился правнуком по материнской линии, и его отец Германик, внук Ливии.

«Внутри базилики найдена табличка со словам Генти Аугусте (Genti Augustae). В ее нижней части выбито посвящение Тиберию Гемеллу, внуку императора Тиберия и Антонии П, дочери триумвира Марка Антония, матери Германика и бабке Калигулы. Надпись датируется началом правления Калигулы, поскольку он казнил первого в 38 г. и даровал второй титул Августы Антонии в 37 г. Хотя Гемелл был официально усыновлен молодым императором, он во всех надписях, включая две, определенно относящиеся к периоду Калигулы, назван сыном Друза П, и таким образом внуком Тиберия, и его усыновление императором, как кажется, совершенно не принималось в расчет — пишет Е. Свифт. Он продолжает: — Титул на базе упоминает Gens Augusta, а не привычный Gens Julia. Это свидетельствует о том, что императорская семья в тот момент соотносилась с самим Августом, а не с родом Юлиев. Династически это верно, поскольку и Калигула и Тиберий Гемелл восходят к Ливии» [9, pp. 4–23].

Заметим, что не удивительно игнорирование факта усыновления Гемелла Калигулой. Возможно, император боялся конкуренции своего родственника, и очень быстро его казнил. Процесс усыновления имел какое-то политическое значение, был своеобразным показательным актом.

Статуя Августа из базилики, по мнению Ф. П. Джонсона, представляется упрощенной версией тогата с Виа Лабиана в Музео Национале Романо. «Скульптор, — пишет исследователь, — почти превратил тогу, накинутую на голову для традиционного римского акта жертвоприношения, в химатион, убрав складки с части одеяния, расположенного вокруг ног». Император, на передней части головы которого сохраняются следы красной краски, мог держат свиток и simpulum, ковш для жертвенных возлияний вина, в левой и правой руках соответственно [7, pp. 34–43].

«Лицо Августа, удлиненное и треугольное, не соответствует созданным при его жизни портретам, а близко к изображениям самого Калигулы. Тот факт, что большая складка тоги с острым углом, синус, падает ниже колена, подсказывает время после смерти Августа. Эта статуя могла быть произведена в то время, что и упомянутые посвящения, став своего рода визуальным свидетельство о «доме Августа» — пишет Ф. П. Джонсон [7, pp. 34–43].

Наибольшие споры вызывает найденная в восточном нефе голова Германика? официальный портрет, близко следующий римской модели. Идентификация этого несомненного представителя семейства Юлиев-Клавдиев трудна, хотя нос с горбинкой и оттопыренные уши позволяют предложить, что это может быть также Тиберий, его сын Друз П или Калигулa. «Красивая голова с накинутой тогой и аккуратной бородкой, свидетельствующей о периоде оплакивания, — по мнению Ч. Б. Роуза, — могли принадлежать типу тогата и также демонстрирует влияние стиля Калигулы, как и статуя Августа. Накидка императора состоит из одного слоя материи, а у Германика она формирует три горизонтальных слоя со складкой в форме буквы омега в центре. Если портреты сделаны в одно время, то можно говорить о нескольких мастерах. [13, p. 89]. «В исполнении портретов Августа в тоге и Германика заметна разница» — полагает Д. Бошунг [2, 220 ff. Ill. 36].

«Когда мастерская обязывалась производить портреты императора и его семьи, то обычно скульптуры делали запрос черепных характеристик в столичных мастерских. Другими словами, хотя стандартный облик представителей династии оставался неизменным, действительная форма головы могла быть близкой к портретам императора того периода, когда создавалась группа Такой курьезный факт влияния облика живущего правителя на форму некоторых портретов Августа отмечен в случае с головой Августа из Коринфа, — полагает Дж. Поллини. [6, pp. 45–47].

Как видно из этого краткого обзора, несмотря на давность находок и интерес к ним, единство не достигнуто даже на ступени датирования.

Автор не может согласиться с некоторыми выводами иностранных ученых. Ниже приводятся лица Калигулы и Августа крупным планом. Описанные в предыдущих абзацах сходство нижней части головы не заметно. И если Калигула в самом деле с острым подбородком, то у Августа привычный для него крепкий и с ямочкой.

В последней части статьи предлагаются некоторые авторские идеи о расстановке статуй в базилике, датировании и атрибуции скульптурных портретов.

Вариант постановки статуй в базилике Юлиев.

Рис. 1. Реставрация базилики Юлиев в Коринфе, на 150 г. [8, pp.29–35]

 

Предлагается следующий возможный вариант реконструкции статуй в базилике Юлиев.

Базилика, которая построена в период Августа, была, по нашему мнению, одно апсидной. Что легко видеть на планах археологических раскопок. Скульптуры Гая и Луция были найдены близко к стороне с апсидой. Недалеко была найдена фигура с обнаженным торсом без головы. Учитывая, что Октавиан всячески подчеркивал свое родство с Юлием Цезарем, и построил в его честь храм, то основная фигура должна быть именно его «отца». Обожествленный к тому времени Юлий Цезарь легко мог быть изображенным в образе Бога-Громовержца. Поэтому мне видится логичным поставить это изображение в центральную апсиду. Цезарь-Юпитер был первым, кого видели входящие в храм. Умершие Гай и Луций изображены также, так и Цезарь — нагими. Что, во-первых, подтверждает, что все изображенные были мертвы на момент установки статуй, во-вторых, обожествлены, то есть получили статус «дивус». Как неоднократно было замечено в литературе, братья смотрят в разные стороны. То есть могли быть обращены либо к какому-то образу, или смотрели в направлении апсиды и т. д.

Рис. 2. Луций Цезарь, Юлий Цезарь, Гай Цезарь

 

Видится, что такое расположение в первоначальном храме Юлиев было вполне вероятным.

В музее Коринфа между Луцием и Гаем расположена фигура Августа в тоге. Такое расположение идет в разрез с историческими фактами и другими данными, например, датировкой статуй.

Статуарный портрет Августа, скорее всего, был сделан во времена Калигулы, к чему склоняются многие авторы. Я бы добавила, что период последних лет Тиберия тоже возможен. В любом случае, статуя Августа не располагалась между двумя братьями в базилике.

Датирование портретов Нерона Друза (Калигула) и Августа в тоге.

Портрет Германика (Калигулы) вызывает множество дебатов. В целом, многие исследователи полагают, что портрет это работа времени Калигулы. К тому же времени относится и полно фигурная статуя Августа в тоге. Я опускаю аргументы, подтверждающие эту точку зрения. Детальные описания легко найти в литературе.

Рис. 3. Портрет Августа. Калигула (Германик)

 

За то, что статуя Августа принадлежит времени после его смерти, говорит то, что складка-синус ниже колена,общий тип заостренного книзу лица, схожесть прически [2, pp.29–32].

Автор обращает внимание на одну деталь. Возможный интерес представляют особенности изображения ушных раковин, которые предлагается проанализировать. И не только у портретов Августа и Калигулы, но у нескольких других статуй. Для дополнительного подтверждения некоторых версий. Первыми разберем детали портретов, которые полагаются более поздними, и, вероятно, сделанные при правлении Калигулы.

Рис. 4. Август и его ушная раковина. Калигула и его ушная раковина

 

На счастье, сохранились целыми левые ушные раковины. И их можно рассмотреть, расположив рядом. Представляется, что несмотря на ряд отличий, общая форма мочек ушей, и обработка внутреннего ушного пространства схожая. Мои размышления, возможно, будут яснее, если мы рассмотрим еще три картинки.

Ниже я расположила фото левых ушных раковин уже знакомых нам сыновей Цезаря: Луция и Гая. И сравнила их с фотографией левого уха Августа из Прима Порты. Последний портрет сделан при жизни Августа, и стал образцом для императорских изображений на века. Поэтому обращение к нему с целью сравнения имеет основания

Рис. 5. Луций Цезарь Гай Цезарь Август

 

Легко видеть, что ушные раковины Луций, Гая и Августа из Прима Порты близки по общей форме. И очень отличаются от тех, что принадлежат Августу в тоге и Калигуле. Что еще раз говорит, что последние сделаны в другое время. К тому же очевидно, что Август из Прима Порты был очевидной моделью для портрета Гая. Заметьте поразительное сходство в деталях прически. Портрет Луция чуть отличается. Его волосы сделаны в виде штриховки. Хотя сама прическа такая же. Это говорит о том, что Луций и Гай произведены в период правления Августа. Возможно даже, это мое мнение, в государственных мастерских в Риме, и потом привезены в Коринф. Также можно предположить, что образцом для мастеров статуй Гая и Луций были классические статуи 5 века до н. э. Мне видится сходство с Дорифором Поликлета. Так, самые первые статуи базилики Юлиев были вдохновлены лучшими образцами греческого искусства классики.

 

Литература:

 

1.      Dutch, Robert S. The educated elite in 1 Corinthians. London. 2005.

2.      Boschung, D. Römische Glasphalerae mit Porträtbüsten, BJb 187, 1987,

3.      Johnson, F. P. Corinth. 1. The Sculpture. 1896–1923. Cambridge, Mass., 1931.

4.      Massner, A. K. Bildnisangleichung: Untersuchungen zur Entstehungs — und Wirkungsgeschichte der Augustus Portraets 43 v. Chr. — 68 n.Chr. Das roemische Herrscherbild IV. 1982.

5.      Pausanias. Pausaniae Graeciae Descriptio, 3 vols. Leipzig, Teubner. 1903.

6.      Pollini, J. The Portraiture of Gaius and Lucius Caesar. 1987.

7.      Rose, C. B. Dynastic commemoration and imperial portraiture in the Julio-Claudian period. Princeton. 1997

8.      Scotton, Paul Douglas. «The Julian Basilica at Corinth: An architectural investigation» (January 1, 1997). Dissertations available from ProQuest. Paper AAI9727296.

9.      Swift, E. H. A Group of Roman Imperial Portraits at Corinth. III. Gaius and Lucius Caesar American Journal of Archaeology Vol. 25, No. 4. 1921.

10.  Vanderpool, Catherine de Grazia. Roman Pоrtraiture: the Many Faces of Corinth. In Williams and Bookidis 8 (eds.). Corinth, The Centenary 1896–1996.

11.  Vermeule, C. C. Roman Imperial Art in Greece and Asia Minor. 1968.

12.  Weinberg, S. S. The southeast building, the twin basilicas, the mosaic house. 1960.

13.  Zanker, P. Provinzielle Kaiserportraets. Zur Rezeption der Selbstdarstellung der Princeps. Abh. München. 1983.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle