Библиографическое описание:

Крюков В. В. Общая характеристика механизма достижения целей уголовного наказания // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 503-505.

Цель и средства её реализации находятся в диалектической взаимосвязи, при этом именно цель занимает доминирующее положение [3, c.145]. Это отмечает и А. А. Абрамова, которая пишет, что структуру механизма правового регулирования можно задать только тогда, когда задана цель [1, c.39]. Сказанное означает, что, скажем, механизм достижения цели восстановления социальной справедливости будет разительно отличаться от механизма общего предупреждения. Однако, несмотря на все различия, эти механизмы обладают некоторыми общими чертами, неким каркасом, составляющим общую характеристику данного правового явления.

Сам механизм достижения целей уголовного наказания, как и любая система, состоит из элементов и структурных связей, объединяющих их в одно целое. При изменении тех и (или) других в итоге получается совершенно другой инструмент, возможно, абсолютно не предназначенный для реализации поставленной цели или целей. Но сказанное отнюдь не означает, что указанную систему невозможно улучшить, как раз наоборот, именно это свойство рассматриваемого явления позволяет увеличить его эффективность, однако оно же предостерегает о том, что это необходимо делать с осторожностью, предварительно всесторонне исследовав этот вопрос, иначе есть риск навредить или привести механизм достижения цели уголовного наказания в полную негодность.

Итак, из каких же элементов состоит рассматриваемый нами механизм? Ответ на этот вопрос зависит от ряда обстоятельств. Вот первое из них. В теории, когда речь идёт о реализации права, чаще всего используются похожие на первый взгляд понятия — механизм правового регулирования и механизм правового воздействия. Последняя категория, как это отмечают М. И. Байтин [2, c.168] и В. Л. Кулапов, «богаче и шире». Она включает в себя специально-юридические и общесоциальные (информационно-психологические, организационные, профилактические и воспитательные) средства воздействия на социум, что позволяет влиять как на действия и бездействия индивида, так и на его внутренний, духовный мир. Поэтому совсем не удивительно, что механизм правового воздействия действует как в форме, так и вне правоотношений. В свою очередь, механизм правового регулирования, являясь его составной частью, использует исключительно специально-юридические средства, с помощью которых в основном пытается повлиять на внешнюю юридически значимую деятельность субъекта [4, c.399–400]. Возникает вопрос: для реализации цели уголовного наказания какой из механизмов предпочтительнее? Это зависит от того, какую цель мы поставили.

В ст. 43 УК РФ в качестве целей уголовного наказания указаны: восстановление социальной справедливости, исправление, предупреждение совершения новых преступлений. Последнюю в науке принято разделять на общую и специальную превенцию. Сами по себе, названные цели сильно разнятся, ввиду этого будут не похожи и механизмы их реализации. В особенности это хорошо подчёркивает классификация последних, которую предлагает А. Ф. Мицкевич. Её основанием служит объект влияния. Механизмы достижения целей специального предупреждения и исправления в качестве такового имеют осужденных, а общей превенции и восстановления социальной справедливости — всех граждан. У этих двух групп разительно отличается характер воздействия. Так, для первой группы будет обязательным применение к лицу наказания, т. е. налицо прямое, осязаемое принуждение, причинение вреда правам и интересам осуждённого, предписанное приговором, вынесенным на основании уголовного закона. В свою очередь, механизмы восстановления социальной справедливости и общего предупреждения, по мнению А. Ф. Мицкевича, обладают лишь информационным действием [6, c.323–324], с чем мы не можем согласиться.

Действительно, информационное воздействие при реализации двух названных целей уголовного наказания просто необходимо, однако без реального применения наказания совершенно невозможно удержать кого-либо от совершения преступления, а следовательно, и реализовать цель общей превенции. То же можно сказать и о цели восстановления социальной справедливости. Когда уже совершено преступление, недостаточно только информационного воздействия для того, чтобы механизм восстановления социальной справедливости был эффективно реализован. В данном случае нужно извлечь из ножен наказание. Если этого не сделать, то попранная преступлением справедливость таковою и останется. Таким образом, механизмы восстановления справедливости и общего предупреждения содержат как информационное, так и фактическое воздействие, посредством применения наказания. Это обстоятельство, с одной стороны, является точкой соприкосновения с механизмами достижения двух других целей наказания, а с другой стороны, показывает, что для второй группы механизмов необходимы дополнительные, качественно отличающиеся средства, которые, ко всему прочему, для них являются первичными.

Информационное воздействие, о коем идёт речь, не может ограничиваться только правовыми средствами. В его арсенале находится множество общесоциальных способов влияния. Так, например, очень важным обстоятельством и для восстановления социальной справедливости и для общей превенции является не просто широкая известность факта существования определённого круга социально опасных деяний, запрещённых государством под угрозой наказания и существования реальной практики применения последнего, но и признание гражданами наказания, как справедливого (для восстановления социальной справедливости) или как устрашающего и (или) делающего совершение преступлений невыгодным занятием (для общего предупреждения). А чтобы этого добиться, нужно применять и организационные, и психологические, и иные меры. Таким образом, для достижения целей исправления и специальной превенции достаточно модели механизма правового регулирования, а вот для двух оставшихся целей необходимо использовать механизм правового воздействия.

Стоит заметить, что кроме своего неоспоримого достоинства в виде большего разнообразия средств достижения целей механизм правового воздействия имеет довольно серьёзный недостаток, которым является его меньшая мобильность. Так Т. Н. Радько указывает, что в отличие от правового регулирования механизм воздействия включает в себя, в том числе, и нормы, которые были отменены, но ещё остались в памяти людей и поэтому влияют на их поведение [8, c.563–573]. Это обстоятельство также подчёркивает необходимость уголовного права в стабильности норм, особенно когда речь идёт об общей превенции и восстановлении социальной справедливости.

Наполнение механизма достижения цели уголовного наказания также будет зависеть от этапа его воздействия на общественные отношения. В литературе выделяют три этапа реализации права. На первом происходит регламентация отношений, на втором возникают индивидуальные права и обязанности, и наконец, на третьем реализуются эти самые права и обязанности [5]. Примерно также считают А. А. Коробеев, А. В. Усс, Ю. В. Голик, которые писали, что первоначально наказание реализуется в виде угрозы, обращённой к неопределённому кругу лиц, потом его назначают определённому осуждённому и следом исполняют [7, c.85].

Центральным этапом для любого механизма реализации какой бы то ни было цели уголовного наказания, по нашему мнению, является момент вынесения обвинительного приговора. В нём осуждённому назначается конкретное наказание, что подразумевает, во-первых, избрание судом определённого вида наказания, предусмотренного уголовным законом, и в установленном им размере, а во-вторых, если это позволяет Уголовный кодекс, происходит дифференциация условий исполнения последнего. В современном УК РФ последнее возможно при назначении штрафа (рассрочка и её условия), лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (конкретный перечень того и другого), ограничения свободы, лишения свободы (выбор судом исправительного учреждения, отсрочка, условное осуждение). В итоге приговор меняет правовой статус лица, таким образом, что у него появляются новые права и обязанности, а старые претерпевают изменения. Следовательно, вынесение приговора судом является вторым этапом реализации права, на котором, как это было сказано выше, у индивида появляются новые права и обязанности.

Первым же этапом реализации права в рамках механизма достижения целей уголовного наказания следует считать нормотворческую деятельность государства. Важность правильного функционирования механизма на этом этапе сложно переоценить. Здесь фактически закладывается его фундамент, обретают форму такие важные структурные элементы рассматриваемого явления как нормы права. Ясно, что все средства, которыми вооружены правовые механизмы, создаются законодателем, однако есть ряд проблем, которые возникают потом, на практике, в ходе реализации права на других этапах. И эти проблемы можно решить, в том числе, с помощью грамотного изменения изначально принятого, но несовершенного закона. Самым важным на данном этапе являются вопросы криминализации и пенализации. Для каждого механизма имеет значение, какой круг деяний запрещён законодателем и какова реакция государства на нарушение запрета.

Последний, третий этап реализации права, в контексте механизмов достижения целей уголовного наказания, представляет собой исполнение уголовного наказания, назначенного судом. В противовес предыдущему этапу этот будет максимально отличаться у указанных механизмов. Здесь применяются к осуждённым те средства, которые наиболее ярко характеризуют ту или иную цель. А общие для некоторых целей (или даже всех целей) средства, такие как, к примеру, режим исправительного учреждения будут значительно разниться по карательно-воспитательному содержанию.

Таким образом, механизм реализации целей уголовного наказания — сложная и динамичная система. Актуальность её изучения продиктована социальной необходимостью в безопасном развитии общества и личности, не последнюю роль в обеспечении которой играет уголовное наказание.

 

Литература:

 

1.         Абрамова А. А. Эффективность механизма правового регулирования: Дисс. док. юрид. наук. Красноярск, 2006. — 206 с.

2.         Байтин М. И. Сущность права. (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков) / М. И. Байтин. — М.: Право и государство, 2005. — 544 с.

3.         Денисов, В. В. Проблема соотношения целей и средств в общественно-исторической практике / В. В. Денисов // Философия и общество. — 2003. — № 2. — с. 129–151.

4.         Кулапов В. Л. Теория государства и права: учебник / В. Л. Кулапов. — Саратов: Изд-во СГАП, 2011. — 486 с.

5.         Малько А. В. Большой юридический словарь URL: http://base.garant.ru/5808025/ (дата обращения: 01.03.2014).

6.         Мицкевич А. Ф. Уголовное наказание понятие, цели и механизмы действия / А. Ф. Мицкевич. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. — 329 с.

7.         Рагимов И. М. Преступность и наказание. / И. М. Рагимов. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2012. — 304 с.

8.         Радько Т. Н. Теория государства и права: учебник / Т. Н. Радько. — М.: Академический проект, 2005. — 811 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle