Библиографическое описание:

Кремлев Т. С. Проблема принципала-агента в рамках анализа инвестиционных проектов // Молодой ученый. — 2015. — №19. — С. 396-400.

В статье рассмотрена проблема принципала-агента, ее источники, варианты решения проблемы с позиции теории оптимального контракта в выстраиваемом предприятии и то, каким образом данная проблема актуализирует себя в рамках инвестиционных проектов.

Ключевые слова:риск, инвестиционный проект, проблема принципала-агента,контракт.

 

На всех этапах реализации инвестиционного проекта команда проекта, так или иначе, сталкиваются с проблемой принципала и агента. Под проблемой принципала и агента в институциональной экономике понимается угроза манипулирования агентом принципала при выполнении предпочтений и предписаний последнего [1, с. 239].

Проблема эта возникаетв момент передачи права пользования и распоряжения имуществом принципала юридическому или физическому лицу, именуемого агентом.

Согласно Бенту Флайвбергу (BentFlyvbjerg) [4, с. 14], существует следующие источники проблемы принципала-агента:

1.                  Корысть, собственные интересы (self-interest);

2.                  Асимметричность информации (asymmetric information);

3.                  Разница в предпочтениях к риску (differencesin risk preferences);

4.                  Разница в горизонтах планирования (differences in time horizons);

5.                  Ясность в отчетности (clarity of accountability);

С точки зрения проектов, проблема принципала и агента лежит, как и во внутренней среде, где и принимаются определенные решения (внутри команды), так и во внешней среде (поставщики, подрядчики и субподрядчики, посредники и т. д.). Угрозы от этой проблемы, несут обе стороны, как принципал, так и агент, что выражается в категории «отлынивание».

Агент проявляет себя в отлынивании, как в «стремления максимизировать свою полезность несмотря принятые при подписании контракта обязательства, удовлетвориться неким фиксированным уровнем полезности».

Принципал, в свою очередь, здесь тоже рассматривается как субъект, стремящийся к отлыниванию, т. е. удовлетворению минимально необходимым уровнем затрат для достижения относительно максимального уровня эффективности агентов.

По теории оптимального контракта, проблема может быть следующими путями (вместе с перечисленными нами угрозами):

1.                  Соревнование агентов — создание и развитие конкуренции между агентами и принципалом. В отличие от обычной ситуации вознаграждается не достижение агентом заданного принципалом уровня (например, выработки), а достижение наивысшего относительно остальных агентов уровня. Идея конкуренции агентов позволяет использовать самих агентов для взаимного контроля над действиями друг друга;

Такой метод, однако, может непроизвольно генерировать отбор наиболее рискованных проектов (так как именно такие проекты генерируют наибольшую прибыль) и разрушать элементы доверия между ними, затрудняя последующую вероятную работу.

2.                  Участие агента в результатах совместной деятельности — вознаграждение агента зависит от результата совместной деятельности (доли прибыли). В качестве негативной стороны может выступать опять же стремление агента к максимизации прибыли, а значит — к высокорискованным решениям.

3.                  Коалиция агентов как фирма — функции принципала выполняются агентами поочередно. Властные отношения и делегирование агентами контроля над своими при этом остается, просто функции контроля и распределения задач в порядке очереди исполняется агентами. Принципалом же становится агент, временно занимающий позицию на пересечении информационных потоков и имеющий на этом основании возможность аккумулировать всю информацию. По сходству графическое изображение структуры подобного предприятия именуют «колесообразной». Среди отрицательных черт — опять же стремление к риску отдельных агентов и необходимость наличия традиций взаимной поддержки, взаимного доверия, общих целей и интересов.

Проблема принципала и агента, однако, решается не только во внешней среде, но и во внутренней (неважно, осуществляем ли мы проект или ведем текущую хозяйственную деятельностью). При этом, контракты, заключаемые с агентами внешней среды, выглядят похожими на контракты между агентами и принципалами внутри организации, но они усложняются вместе с изменением организационной структуры предприятия-контрагента.

Иными словами, если бы принципал заключал договор с индивидуальным предпринимателем, то в таком случае можно говорить о заключении договора со внутренним принципалом и с его внутренним агентом в одном лице. То есть, когда организация работает с организацией, то можно заявить, что договор заключается между двумя «принципалами», окруженными агентами, где в договоре и прописывается, кто будет «принципалом-принципалом», а кто «принципалом-агентом» в рамках организации, поэтому проблема выходит далеко за рамки одной организации.

Рис. 1. Схематическое расположение принципала и агента

 

Разумеется, что выбор контракта подразумевает под собой решение задачи, связанное с восприятием рисков каждой определенной операции. Иными словами, принципал оценивает характер взаимодействия и отбирает форму контракта, приемлемую для данной операции.

В экономической теории существуют следующие виды контрактов [6] [7]:

Рис. 2. Типы стандартных контрактов и примеры их воплощения.

 

1.                  Контракт о продаже — договор между двумя сторонами, в одинаковой степени нейтральными к риску, предусматривающее переход права собственности на товар или услугу и определяющее круг конкретных задач, которые будут задействованы при соблюдении этих соглашений. Контракт о продаже не рассматривает никакого перераспределения (перехода) рисков, но при этом в действительности распределение рисков между контрагентами вовсе не является симметричным.

2.                  Контракт о найме — соглашение между сторонами, одна из которых нейтральна к риску, а другая является противником риска. Контракт определяет круг возможных (вероятных) задач, которые будут реализованы в будущем по ходу

3.                  выполнения контракта, при этом «нанимаемый» (сторона-противник риска) передает «нанимателю» (стороне, нейтральной к риску) право контроля над своими действиями и/или своими активами. К нанимателю переходит право временного распоряжения действиями другого лица и/или его активами в обмен на соответствующее вознаграждение без перехода права собственности на контролируемые активы. Вместе с правом временного распоряжения ресурсом к нанимателю одновременно переходит и риск его неудачного, неэффективного использования. Временный переход права контроля и рисков без перехода права собственности—в этом суть контракта о найме. Контракт о найме позволяет одной из сторон сделки отказаться от риска получая право на гарантированный доход вне зависимости от влияния своих действий наконечный финансовый результат. При этом противник риска(«нанимаемый») отказывается от претензий на получение большего дохода в случае благоприятного стечения обстоятельств.

Перейдем к дальнейшей классификации — в институциональной экономике выделяют три основных вида контракта по степени сокращения числа «контрактных дыр» (нерегламентированных частей соглашения):

1.                  Классический (исчерпывающий) контракт — двусторонний контракт, основанный на существующих юридических нормах и правилах, четко фиксирующий условия сделки и предполагающий взыскания (санкции) за их неисполнение. В действительности, такой контракт встречается редко. Весьма часто экономические контрагенты сталкиваются с неполнотой прописанных соглашений— с изначально существующей невозможностью предвидеть все последствия заключаемой сделки, все вероятные разногласия и столкновения интересов в силу неопределенности будущего. Причиной такой ситуации называют ограниченную рациональность человека. [3]

2.                  Неоклассический контракт — долгосрочный контракт в условиях неопределенности, следовательно, обладающий «контрактными дырами». Он напоминает скорее договор о принципах сотрудничества, чем законченный юридический документ. Всегда существует некая третья сторона — арбитр, задачей которого является урегулирование. «Дух» договора здесь перевешивает его «букву», устные договоренности учитываются наряду с письменными.

3.                  Имплицитный (отношенческий) контракт или самоподдерживающиеся соглашения — долгосрочный контракт, в котором неформальные условия преобладают над формальными. Его выполнение гарантируется взаимной заинтересованностью контрагентов; согласно определению О. Уильямсона, выполнение контракта гарантировано исключительно правом другой стороны, прервать данные отношения [2].

Инвестиционный проект на протяжении всего своего жизненного цикла может столкнуться с любым из этих видов контрактов. В его рамках, анализ на стадии существования проекта в виде концепта и математической модели, которая обычно затрагивает именно оценку эффективности (при этом мы исходим из той информации о проекте, которая содержится в проектных материалах, принимая ее обычно как полную, точную и достоверную) и анализ материалов проекта (исследуем, насколько полна, точна и достоверна приведенная в этих материалах информация) [7], отводя команде сравнительно небольшую роль организации, в которой необходимо соблюсти структуру ответственности. Блиц-методики, вроде анализа стартапов, рассматривают команду примерно схожим образом, не просчитывая внутрикомандные риски и не связывая их с осуществлением проекта и установлением контрактных обязательств

Соответственно, требуется заполнить данный возникший пробел, хотя и очевидна взаимосвязь команды, реализующей проект и самого проекта.

Позиция анализа может быть достаточно разной. Итого их три:

1.                  С позиции инициирующей инвестиционный проект команды;

2.                  С позиции кластера и его участников;

Инициирующая группа

При решении вопроса возникает требование определения способа оценки рисков для внутренней и внешней среды предприятия. Весьма очевидно, что не все компании осуществляют свою деятельность самостоятельно — от добычи сырья до переработки его в готовую продукцию компанию сопровождают контрагенты. Для оценки рисков при расчете показателей эффективности можно использовать следующие решения:

1.                  Устанавливать меру риска для внутренней среды или внешней среды сообразно их удельной доли в структуре затрат;

2.                  Методом SWOT-анализа распределить большую долю риска на «проблемные операции».

3.                  Начислять на каждую операцию, связанную со внешней средой риск неисполнения обязательств при иерархической декомпозиции рисков («дерево рисков»);

И т. д.

Также возможны коллективные вариации определения величины рисков, такие, например, как метод Делфи, метод мозгового штурма и т. д.

Если говорить, о кластерах, то они являются формой сети, наблюдающейся в пределах географического региона, в которой близкое расположение фирм и организаций обеспечивает наличие определенных форм общности и повышает частоту и уровень взаимодействия [8].

Помимо фактора времени (имеется ввиду — очередность запуска проекта) здесь необходимо учитывать также и степень «зависимости» друг от друга контрагентов. В таком случае, в действие вступает возможность рассматривать кластер двух проектов как единое целое, долю имущества и затрат в нем каждого участника и соответственную величину риска.

После оценки рисков, эксперт, в рамках решения проблемы принципала-агента, способен указать наиболее уязвимые места проектов и дать рекомендации относительно способа и «места» контрактации в процессе взаимодействия (уместить взаимодействие в юридическое поле для подтверждения серьезности намерений и гарантирования исполнения обязанностей), а также дать указания на рекомендуемую организационную форму обязанностей, которая вытекает из необходимого контракта. Соответственно, структура будущего предприятия может выглядеть следующим образом:

Рис. 3. Выбор структуры предприятия исходя из теории оптимального контракта

 

То есть при выборе форм между классическим, неоклассическим и имплицитным контрактом мы выбираем характер взаимодействия принципалов, на основании которых выбираем подходящую организационную структуру.

В случае централизованной структуры принципал увеличивает степень своего контроля над принципалом, ставя его почти что в прямое подчинение, тем самым увеличивая свои расходы на составление максимально избавленного от «дыр контрактации» договора.

Второй вариант (выбор децентрализованной структуры) означает более высокие риски для инициирующей группы, так как при обеих формах решения проблемы принципала-агента контрагенты, как указано выше, стимулируются на выбор наиболее прибыльных, а значит наиболее рискованных ситуаций.

Третий вариант по своей сути превращает фирму в коалицию агентов, которые осуществляют деятельность. Сложность этой конструкции сменяется мобильностью — такая организация способна быстро менять своего контрагента и перестраиваться под нужды рынка.

Необходимо заметить и следующее — проблема принципала-агента внутри самой организации, производящей инвестиционные проекты, с точки зрения автора не оценена в достаточной степени. Так как общим для всей постнеклассической науки является парадигмы сложных систем, то следует отметить, что исследование команды проекта как раз и является исследованием сложной системы, которая функционирует в рамках проекта.

Для того, чтобы правильно оценить влияние команды проекта на осуществляемую ими деятельность, необходимо вносить в экономическое исследование вопросов эффективности проекта вопросы менеджмента создаваемой организации, что на самом деле очевидно. От выстроенной организационной структуры, от характера и полномочий членов команды зависит экономический успех конечного проекта. Соответственно, с постановкой такого вопроса возникают следующая проблема — какие риски в рамках такого расширения объекта исследования следует учитывать, а какие не учитывать?

Как рекомендуется «Руководством по анализу доходов-расходов в инвестиционных проектах» [9] в качестве общего критерия отбора риска можно взять те факторы, для которых изменение (положительное или отрицательное) на 1 % вызывает соответствующее изменение 1 % (один процентный пункт) в IRR или 5 % в базовое значение NPV, а затем уже исходя из факторов описать возможные риски. Например:

1.                  Наличие «многофункционального» участника (уход которого может повлечь необходимость привлекать иных профессионалов, а значит, увеличить расходы предприятия);

2.                  Организационная структура (по законодательству) или репутация компании может позволить льготный доступ к кредитным ресурсам;

3.                  Регистрация в ОЭЗ (особой экономической зоне), снижающее налоговую нагрузку на предприятие

И т. д.

Проблема принципала и агента может сыграть новую роль в этом вопросе, так как с ее позиции можно обозначить мотивы поведения агентов, которые являются столь же значимыми, как и изменение внешней среды, так как изменяют направление принятия решений во внутренней среде.

 

Литература:

 

1.                  Олейник А. Н. Институциональная экономика: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2002.

2.                  Уильямсон О. Экономические институты капитализма: фирмы, рынки, отношенческая контрактация / Пер. с англ. — СПб., 1996. — С. 418.

3.                  Учебное пособие. М.: ИНФРА-М, 2006. — 142 с. — (Учебники экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова).

4.                  B. Flyvbjerg, Massimo Garbuio, and Dan Lovallo, «Delusion and Deception in Large Infrastructure Projects: Two Models for Explaining and Preventing Executive Disaster», California Management Review, vol. 51, no. 2, Winter 2009.

5.                  Киреев Н. В. Права собственности и их спецификация с точки зрения современной экономической теории // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2011. — № 1 (14). — С. 1681–174.

6.                  Киреев Н. В. Анализ контрактных отношении в институциональной экономической теории. Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. — России, 2012. — № 19 — С.53–59.

7.                  Виленский ПЛ., Лившиц В. Н., Смоляк С. А. Оценка эффективности инвестиционных проектов. Теория и практика: Учеб. пособие — 2-е изд., перераб и доп — М.: Дело, 2002–888 с.

8.                  Бойцов А. С., Костяев А. И. К вопросу о теории кластеров и кластерном подходе // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, 2009. С. 25–31.

9.                  M. Florio, U. Finzi, M. Genco. Guide to Cost-Benefit Analysis of Investment Projects: Structural Funds-ERDF, Cohesion Fund and ISPA, 3rd Edition, DG Regional Policy, European Commission, Brussels, 2002.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle