Библиографическое описание:

Тихонова Е. В., Привороцкая Т. В., Беккер Е. В. Проблема перевода и интерпретации иероглифа 道 (Дао) // Молодой ученый. — 2015. — №18. — С. 538-541.

В современном переводческом дискурсе часто возникает вопрос о правильности перевода тех или иных терминов. И если термины технические в случае неверного перевода, несут чаще всего поправимое искажение текста, то неточный перевод основных философских и религиозных терминов, как правило, влечет за собой коренное изменение смысла философского или религиозного учения. Кроме того, неточный перевод подобных терминов часто приводит к ошибочному пониманию ценностных категорий той или иной религиозной или философской идеи.

Одним из примечательных философских и религиозных учений является даосизм, сложившийся в Китае в IV—II вв. до н. э.

По сведениям Е. А. Торчинова, первым сводным каноном даосизма стал сборник Лу Сю-Цзина «Сокровищница Дао», «Дао цзан». В первое дополнение к нему содержался основной источник знаний о 道 — трактат Лао-Цзы «道德经» (Дао дэ Цзин). [11, с.52]

Центральным термином «道德经» (Дао дэ Цзин) является «道». Перевод этого термина сильно варьируется: это путь, подход, график, функция, метод, закономерность, принцип, класс, учение, теория, правда, мораль, Абсолют. Термином дао передавались буддистские понятия «марга» и «патха», выражающие идею пути, а также «гати» (одно из 6 воплощений) и «бодхи» (просветление, пробуждение) и иудео-христианское понятие Бога. В целом Дао представляет собой соединение человека и «гуманности» [7, с.324]

«道德经» (Дао дэ Цзин) переводился не один десяток раз, в том числе более 10 раз на русский язык, по количеству переводов на языки мира уступая только Библии. Соответственно, можно поставить вопрос о точности перевода ключевого термина «道».

Основные определения «Дао» в «Дао де Цзине» следующие:

1.                  В первой главе: 道可道, 非常道。

2.                  В четвертой главе: 道冲,而用之或不盈。渊兮,似万物之宗

3.                  В 21 главе: 惟道是从。 道之为物,惟恍惟惚。

4.                  В 32 главе: 道常无名朴

5.                  В 42 главе: 道生一,一生二,二生三, 三生万物。

6.                  В 62 главе: 道者万物之奥。善人之宝,不善人之所保。

7.                  В 73 главе: 天之道,不争而善胜,不言而善应,不召而自来,繟然而 善谋。

8.                  В 81 главе: 天之道, 利而不害;圣人之道,为而不争。 [13]

Первый перевод на русский язык был выполнен Даниилом Петровичем Кониси в 1894 году, под руководством Л. Н. Толстого. [8] В 1950 году был выполнен официальный перевод «Дао дэ Цзин» на русский язык китайцем Ян Хин-шуном [12]. В 1999 году «Дао дэ Цзин» был переведен Иваном Ивановичем Семененко. [9] В 2001 году трактат перевел Ткаченко Геннадий Анатольевич [10] и в 2010 году — Малявин Владимир Вячеславович. [6]

Также существует огромное количество поэтических переложений и стихотворных переводов, принять которые к исследованию не предоставляется возможным в связи с сильным стилистическим искажением.

Так, на примере пяти упомянутых выше переводов можно произвести сравнительный анализ выбранных описаний «Дао».

Фраза «道可道, 非常道。 名可名, 非常名», взятая из первой главы в переложении данных переводчиков звучит следующим образом:

1.                  Д. П. Кониси: «Тао, которое должно быть действительным, не есть обыкновенное Тао»

2.                  Ян Хин-шун: «ДАО, которое может быть выражено словами, не есть постоянное дао»

3.                  И. И. Семененко: «Если Дао могут высказать, Дао не является незыблемым»

4.                  Г. А. Ткаченко: «Пути, которыми ходят, — не постоянны»

5.                  В. В. Малявин: «Путь, о котором можно поведать, — не постоянный Путь»

При анализе первой цитаты заметна разница в собственно переводе слова «Дао»: Д. П. Кониси, Ян Хин-шун и И. И. Семененко отказываются от выбора какого-либо конкретного перевода, оставляя «Дао» самодостаточным термином, а Г. А. Ткаченко и В. В. Малявин выбирают вариант перевода «Путь». В первом варианте перевода «Дао, которое «должно быть» действительным». Если принять как единственно верный перевод слова «可» из оригинального текста в качестве модального глагола возможности [1, с. 203], то более верным оказывается интерпретация «道» первых трех переводчиков. Тем не менее, интерпретации Г. А. Ткаченко и В. В. Малявина также имеют место в данном контексте.

При анализе предложений из 4 главы «道冲,而用之或不盈。渊兮,似万物之宗» наблюдается следующий перевод:

1.                  Д. П. Кониси: Тао пусто, но когда его употребляют, то кажется, оно неистощимо. О, какая глубина! Оно начало всех вещей.

2.                  Ян Хин-шун: Дао пусто, но в применении неисчерпаемо. О, глубочайшее! Оно кажется праотцом всех вещей.

3.                  И. И. Семененко: Дао совершенно пусто, но при пользовании им его, пожалуй, не наполнить. Как оно глубоко! Это прародитель десяти тысяч вещей.

4.                  Г. А. Ткаченко: Дао разлито в мире и всем служит. В достатке, но не в избытке. Подобно океану. Оно — будто предок всего существующего.

5.                  В. В. Малявин: Путь — все вмещающая в себя пустота, пользуйся ею — и она как будто не переполняется. О, бездна! Предок десяти тысяч вещей!

Здесь мы можем наблюдать принятие Г. А. Ткаченко перемены перевода. Он также отображает «Дао» как самостоятельный непереводимый термин. Тем не менее, все переводчики определяют «Дао» как неисчерпаемую пустоту. Такое совпадение совершенно разных переводов, вероятнее всего указывает на точность определения Дао в данном контексте.

Обращаясь к цитате из 21 главы «惟道是从。 道之为物,惟恍惟惚», можно наблюдать следующие варианты перевода:

1.                  Д. П. Кониси: Сущность Тао похожа на блеск света. О, неуловим блеск света!

2.                  Ян Хин-шун: ДАО бестелесно. Дао туманно и неопределенно.

3.                  И. И. Семененко: Дао в смысле вещи всецело смутно и расплывчато.

4.                  Г. А. Ткаченко: Когда же дао занимается вещами, оно остается туманным и неясным.

5.                  В. В. Малявин: Путь же вот что такое: туманное, смутное.

В данных переводах очевидно определение Дао как чего-то «туманного, смутного». По переводам очевидно, что Лао Цзы определяет Дао как предмет, но предмет бестелесный и загадочный. С другой стороны, перевод В. В. Малявина «Путь» здесь, казалось бы, подходит, поскольку может интерпретироваться как неизвестный заранее жизненный путь человека.

Цитата из главы № 32 «道常无名朴» была переведена следующим образом:

1.                  Д. П. Кониси: «Вечное Дао не имеет имени»

2.                  Ян Хин-шун: Дао вечно и безымянно.

3.                  И. И. Семененко: Дао, будучи незыблемым, не имеет имени.

4.                  Г. А. Ткаченко: Дао неизменно и безымянно.

5.                  В. В. Малявин: Путь вечно безымянен

Отсюда мы узнаем, что Дао — вечно и не имеет имени. То есть получаем в результате всё ту же туманность и непостижимость Дао. Переложение «Путь» в данном случае кажется неуместным, поскольку, если подразумевать «Путь человека», довольно сложно представить себе его бесконечность и безымянность.

В 42 главе «Дао» описывает следующая цитата: «道生一,一生二,二生三, 三生万物» В переложении переводчиков наблюдается следующее:

1.                  Д. П. Кониси: «Дао произвело одно, одно — два, два — три, а три — все вещи»

2.                  Ян Хин-шун: Дао рождает одно, одно рождает два, два рождают три, а три рождают все существа.

3.                  И. И. Семененко: Дао порождает единицу, единица родит двойку, два рождает тройку, три дает жизнь десяти тысячам вещей.

4.                  Г. А. Ткаченко: Дао рождает единое; единое рождает двух; двое рождают третьего.

5.                  В. В. Малявин: Путь рождает Одно, Одно рождает Два, Два рождает Три, а Три рождает всю тьму вещей.

Если присмотреться к данным переложениям, интерпретация «Дао» становится ближе к интерпретации библейского «Слова». То есть в данном случае Дао — прародитель всего. Переложение «Путь», с одной стороны, здесь кажется также неуместным, а с другой стороны, можно предположить, что путь раздваивается, затем превращается в три пути и затем предоставляет человеку миллион возможностей выбора на жизненном пути.

В 62 главе: 道者万物之奥。善人之宝,不善人之所保。

1.                  Д. П. Кониси: Тао есть глубина бытия. Оно и есть сокровище добрых людей. Оно также и есть то, что держат злые люди.

2.                  Ян Хин-шун: Дао — глубокая [основа] всех вещей. Оно сокровище добрых и защита недобрых людей.

3.                  И. И. Семененко: Дао — это святыня десяти тысяч вещей, сокровище для людей добрых и то, что берегут недобрые.

4.                  Г. А. Ткаченко: Для всего существующего путь -- самое непонятное. Люди, склонные ко благу, ценят его как сокровище; люди, склонные ко злу, стараются от него укрыться.

5.                  В. В. Малявин: Путь — это хранилище всех вещей, сокровищница для добрых людей и убежище для недобрых.

В 73 главе цитата «天之道,不争而善胜,不言而善应,不召而自来,繟然而 善谋» была переведена следующим образом:

1.                  Д. П. Кониси: Небесное Тао никогда не ссорится, поэтому оно побеждает всех. Хотя оно мало говорит, но обсуждает лучше, нежели многоречивые. Никто не вызывает (Тао), но оно присутствует везде. Нам кажется, что оно ничего не делает, но на самом деле оно действует лучше всех.

2.                  Ян Хин-шун: Небесное дао не боретсяс, но умеет побеждать. Оно не говорит, но умеет отвечать. Оно само приходит. Оно спокойно и умеет управлять [вещами].

3.                  И. И. Семененко: Дао Небес умеет без борьбы одерживать победу, умеет молчаливо откликаться, является само без зова, умеет неумышленно замыслить.

4.                  Г. А. Ткаченко: Вообще говоря, путь неба -- побеждать без борьбы, получать отклик на невысказанные пожелания, принимать приходящих без приглашения и осуществлять планы, никем не задуманные.

5.                  В. В. Малявин: Путь Неба: не борется, зато искусно побеждает, Не говорит, зато искусно откликается, Не призывает, а все приходит само, Не вдается в частности, а все искусно рассчитывает.

Здесь становятся возможными оба варианта перевода: «Дао» как самостоятельный термин — непостижимый и туманный, обозначающее начало всего, то есть некий предмет или существо, с которого начался мир, которое, без сомнений всевластно и присутствует везде и во всем. И вновь определение «Дао» перекликается с библейским понятием Бога-прародителя, который вездесущ и всемогущ.

Вариант «Путь» также становится возможным как «Путь неба», его обязанности и возможности. Ян Хин-шун в своем комментарии к переводу также указывает на то, что небо у Лао-Цзы тождественно с «Дао», означающим естественность вещей. Вообще понятие «Дао» имеет у Лао-Цзы ярко выраженное онтологическое содержание, это — вечное, неизменное, непознаваемое, бесформенное начало. Лао-Цзы рассматривает его как подлинную основу вещей и явлений. [12]

В 81 главе «Дао» отображено в предложении «天之道, 利而不害;圣人之道,为而不争». В интерпретации переводчиков это предложение звучит так:

1.                  Д. П. Кониси: Небесное Тао полезно: оно не имеет в себе ничего вредного для людей. Тао святых — творить добро и не ссориться.

2.                  Ян Хиш-шун: Небесное дао приносит всем существам пользу и им не вредит. Дао совершенномудрого -- это деяние без борьбы.

3.                  И. И. Семененко: Дао Неба, доставляя пользу, не вредит; Дао Премудрого человека действует без противоборства.

4.                  Г. А. Ткаченко: Путь неба; приносить всем пользу, никому не вредя. Путь мудреца: делай, но ни с кем ни о чем не спорь!

5.                  В. В. Малявин: Путь Неба — приносить пользу и ничему не вредить. Путь мудрого — действовать и не мешать другим.

Так, из этого предложения мы узнаем о Дао то, что оно приносит только пользу. Также перекликается с таинственными небесными силами и в первой части предложения уместно как самостоятельный символ, а во второй уместно как «Путь».

В проанализированных цитатах из «Дао дэ Цзин» и их переводах мы видим два основных варианта интерпретации слова «Дао»: как «Путь» и как самостоятельный непереводимый термин.

Г. Э. Горохова в статье «Универсализм раннего даосизма», описывая проникновение термина «Дао» в Европу, определяет его как понятие, которое не укладывается в привычные для европейского мышления категории и тем не менее в Европе в разное время Дао отождествляли как Путь, Природу, а также Логос, Бог, Абсолют. [3, с. 12]

Л. С. Васильев в статье «Дао и брахман: феномен изначальной верховной всеобщности» трактует «Дао» как «Великий Путь Истины и Справедливости» и, хотя «Дао» само по себе имеет несколько уровней, все же в подавляющем большинстве случаев оно предстает как высшая изначальная субстанция, первооснова всего сущего. [2, с. 136]

Т. П. Григорьева в статье «Даосская и буддийская модели мира» утверждает, что Дао не поддается рациональному толкованию или формально-логическому анализу, поскольку бесформенно, беспредельно, ничему не противостоит и исключает альтернативную поставку вопроса в принципе [5, с. 160]. Также Т. П. Григорьева характеризует Дао как нечто, существовавшее до начала Неба и Земли, поскольку Дао породило и небо, и Землю. Также Т. П. Григорьева в своей книге «Дао и логос» определяет «Дао» как моральный закон, закон «Возвращения к истоку», первоначало-хаос, где не господствует ни одна из стихий — каждой свое время. [4, с.56]

Из всего вышесказанного можно определить Дао как очень сложный философский термин, который проблематично переводить каким-то определенным словом. Так, Дао — это первоначало, нечто непостижимое и нерушимое, термин, который содержит в себе понятие «Путь», но не всегда может переводиться именно таким образом. Наиболее точно смысл понятия «Дао» отображает слово «Абсолют», тем не менее, и его нельзя употреблять во всех случаях.

Из такого «туманного» определения «Дао» можно сделать вывод о его универсальности, трансцендентальности и невозможности перевести его со стопроцентной точностью в некоторых случаях. Безусловно, вариант перевода «Путь» уместен в определенном контексте, но все же самый лучший вариант — оставить «Дао» самостоятельным, непереводимым символом, так как «Те, кто говорят, что могут объяснить Дао, не понимают его, а те, кто понимают его, не объясняют ничего» [6]

 

Литература:

 

1.         Большой китайско-русский и русско-китайский словарь. 450 000 слов, словосочетаний и значений. М.: ООО «Дом славянской книги», 2012. — 960 с.

2.         Васильев Л. С. Дао и брахман: феномен изначальной верховной всеобщности // Дао и даосизм в Китае. М.: Наука, 1982. — 285 с.

3.         Горохова Г. Э. Универсализм раннего даосизма // Дао и даосизм в Китае. М.: Наука, 1982. — 285 с.

4.         Григорьева Т. П. Дао и логос. Встреча культур. М.: Наука, 1992. — 424 с.

5.         Григорьева Т. П. Даосская и буддийская модели мира // Дао и даосизм в Китае. М.: Наука, 1982. — 285 с.

6.         Дао-Дэ цзин. Ле-цзы. Гуань-цзы: Даосские каноны / пер., вступ. стат., примеч. В. В. Малявина. М.: АСТ [и др.], 2002. — 559 с.

7.         Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. М.: Восточная литература, 2006. — Т.1. — 727 с.

8.         Лао Цзы. Дао дэ Цзин. Книга пути и достоинства / пер. Д. П. Конисси. М.: Центрполиграф, 2013. — 22 с.

9.         Лаоцзы. Обрести себя в Дао / сост., пер. И. И. Семененко. М.: Республика, 1999. — 445с.

10.     Лао Цзы. Дао Дэ Цзин. (Трактат о Пути и Доблести) / пер., предисл., прим., словарь Г. А. Ткаченко. М.: Мысль, — 2001 г.

11.     Торчинов Е. А. Даосизм. «Дао де Цзин». СПб.: Азбука-классика, 2004. — 256 с.

12.     Ян Хин-шун. «Дао Дэ Цзин». М.: Мысль, 1972 (Древнекитайская философия)

13.     道德经 / 老子 。 — 陕西人民出版社,1999页数:121

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle