Библиографическое описание:

Ходжалиев С. А. Проблемы правовой регламентации уголовного наказания в виде ограничения свободы // Молодой ученый. — 2015. — №18. — С. 385-388.

В ходе исполнения ограничения свободы возникает ряд проблем, в значительной мере обусловленных несовершенством действующего законодательства. Рассматриваемая мера наказания заключается в установлении судом для осужденного ряда конкретных ограничений. Однако на практике при вынесении приговора это делается не всегда. Например, в приговоре Дербентского районного суда в отношении В. указан лишь срок назначенного наказания в виде ограничения свободы. Такие факты осложняют надлежащее исполнение УИИ назначенного наказания. Инспекторы вынуждены обращаться в органы прокуратуры для принятия соответствующих мер реагирования, а также в суд для получения разъяснений и устранения трудностей, возникающих при исполнении приговоров.

Существует проблема при определении места отбывания осужденными ограничения свободы, поскольку оно неразрывно связано именно с местом проживания гражданина Российской Федерации. Согласно ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. № 5242–1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», место, где человек постоянно или преимущественно проживает, и является его местом жительства [1,с.5]. Так, приговором мирового судьи судебного участка в Табасаранском районе Республики Дагестан, вынесенным М., осужденному по ч. 2 ст. 115 УК РФ к одному году ограничения свободы, были установлены предусмотренные ограничения, в том числе запрет на смену места проживания или пребывания, а также места работы или учебы без согласия на это УИИ. При этом суду было известно, что осужденный М. постоянной работы не имеет, обходится случайными заработками строителя в ближайшем городе. Надо отметить, что многие сельские жители не имеют постоянной работы, подрабатывают в городах, некоторые заняты сезонными сельскохозяйственными работами в соседних регионах (Краснодарском, Ставропольском краях и других). Поскольку наказание в виде ограничения свободы осужденный отбывает по месту своего жительства, согласно ч. 1 ст. 50 УИК РФ, он лишается права встать на учет в УИИ по месту пребывания, где находится временно, в связи с выполнением трудовых обязанностей, учебой. Можно уверенно сказать, что М. и другие осужденные, ограниченные в свободе территориального передвижения, останутся без работы. В этом проявляется негативный превентивно-профилактический потенциал наказания в виде ограничения свободы.

Кроме того, назначение ограничения свободы в виде дополнительного наказания одновременно не назначается с лишением свободы условно. При назначении ограничения свободы лицу, условно осужденному к лишению свободы, судом устанавливается в его отношении дублирующие друг друга запреты, ограничения и обязанности. В этом аспекте условное осуждение, а также ограничение свободы совпадают. Данное совпадение ограничений и обязанностей, с одной стороны, создает сложности в деятельности инспекторов уголовно-исполнительных инспекций, с другой стороны, не соответствует принципу справедливости, по которому привлечение к уголовной ответственности за одно и то же нарушение дважды невозможно.

Таким образом, указанная выше противоречивость в применении ограничения свободы представляется важным на законодательном уровне отказаться от назначения данного вида наказания в качестве дополнительного. На наш взгляд, ограничение свободы, назначенное в качестве дополнительного наказания, применительно к длительному сроку лишения свободы, а также при назначении условного осуждения нецелесообразно и неуместно. Подобное мнение разделяют и суды. Это подтверждается тем фактом, что в судебной практике практически исчезли случаи назначения ограничения свободы одновременно с условным осуждением лиц [2, с.2]. В этой связи предлагаем отказаться от использования ограничения свободы дополнительно к основным наказаниям или дополнить редакцию ч. 2 ст. 53 УК РФ следующей формулировкой: «В случае условного осуждения лица ограничение свободы не может являться дополнительным видом наказания».

Вызывает сомнение предусмотренный Уголовным кодексом РФ срок данного наказания, а именно: минимум — два месяца, максимум — 4 года. Представляется, что четыре года — это слишком большой срок для подобного вида наказания. Так, в практике назначения максимальный срок ограничения свободы составил 3 года 6 месяцев. Необходимо учитывать, что в течение такого длительного периода могут произойти разного рода изменения, возникнуть непредвиденные обстоятельства, сложности пребывания, связанные, в частности, с человеческим фактором, с материально-техническим оборудованием, применяемым для контроля и надзора за осужденным. Кроме того, весьма спорным можно считать, что за подобный срок осужденное лицо перестает представлять общественную опасность, в противном случае целесообразным бы являлось назначение данному лицу более строгого вида уголовного наказания.

Исследование данного вопроса учеными-пенитенциаристами показало, что у большинства осужденных на длительные сроки по истечении нескольких лет процесс коррекции поведения останавливается. Исходя из общих целей превенции, можно сделать вывод, что содержать осужденного в заключении больше установленного приговором срока, который необходим для его исправления, нерационально. В связи с этим в теории уголовного права высказываются предложения о необходимости на законодательном уровне сократить срок лишения свободы [3, с.114].

Существует еще одно противоречие в законодательстве, в частности, положений ч. 6 ст. 53 УК РФ и нескольких санкций статей Особенной части УК РФ, на основании которых обязательным является назначение ограничения свободы в качестве дополнительного наказания.

В соответствии с ч. 6 ст. 53 УК РФ ограничение свободы не назначается военнослужащим, гражданам иностранных государств, лицам, не имеющим гражданства или постоянного проживания на территории РФ. Вместе с тем, санкция ч. 3 ст. 131 УК РФ предполагает наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с обязательным назначением ограничения свободы в качестве дополнительного наказания и не предусматривает возможности отказа от назначения данного наказания даже в том случае, когда данное преступление совершается одним из указанных выше лиц [4, с.63]. Следовательно, назначение наказания в виде ограничения свободы перечисленной выше категории лиц не будет являться возможным в силу закона, но одновременно с этим законодатель может быть настойчивым в требованиях и назначить дополнительный вид наказания в виде ограничения свободы.

Можно сделать вывод, что изложенная проблемная ситуация, на наш взгляд, будет решенной только в том случае, если на законодательном уровне признают нецелесообразным назначать ограничение свободы в качестве дополнительного наказания. На практике ценность данного вида наказания незначительная, но проблемы, которые порождаются им, имеют очень серьезные последствия. Кроме того, следует помнить, что Федеральный закон от 6 апреля 2011 г. № 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы» позволяет устанавливать административный надзор за освобожденными лицами, у которых есть непогашенная или неснятая судимость за совершение ими тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 3). В вышеуказанном Законе перечисленные ограничения по своему содержанию очень схожи с теми, что предполагает наказание в виде ограничения свободы. Представляется, что в этой связи административный надзор может полностью заменить по своему содержанию ограничение свободы, назначаемое в дополнение к основному наказанию. Вместе с тем, административный надзор по своему периоду времени сопоставим с тем моментом, когда осужденный будет заканчивать отбывать основное наказание. Таким образом, его использование позволит в большей мере учесть изменения в личности самого осужденного и в социально-экономической обстановке страны, произошедшие за время отбывания им основного наказания, что, в свою очередь, будет препятствовать совершению повторных преступлений указанными выше лицами.

Чтобы устранить сложившуюся ситуацию дублирования в содержании разных правовых институтов и экономии уголовной репрессии, представляем крайне целесообразным исключить на законодательном уровне возможность назначения ограничения свободы в качестве дополнительного наказания. Ввиду этого необходимо внести соответствующие изменения в ст. 45, 53 и иных статей Общей части УК РФ, в соответствии с которыми предусмотрена возможность назначения ограничения, но также потребуется и изменения в редакции ст. 314 УК РФ, в ч. 1 которой (с учетом примечания 1 к данной статье) предусматривается уголовная ответственность осужденному за уклонение от отбывания ограничения свободы, назначенного в качестве дополнительного наказания [5, с.18].

Полагаем, что к недочетам в уголовном законодательстве РФ о наказании в виде ограничения свободы наряду с уже изложенными можно отнести и такие, как:

1)        содержание ограничения свободы не всегда соответствует его роли в общем механизме уголовных наказаний;

2)        карательное воздействие наказания в виде ограничения свободы крайне незначительное, поскольку оно обусловлено недостаточностью объема и особенностями его правовых ограничений, способствующих реализации целей наказания;

3)        происходит сближение ограничения свободы с условным осуждением.

Наряду с тем наличие указанных выше недочетов в законодательно-правовом регулировании наказания в виде ограничения свободы приводит к определенным трудностям для органов судебной власти при его назначении.

Это подтверждает и анализ судебной практики по Ахтынскому району Республики Дагестан, результаты которого показали, что были случаи допущения судебных ошибок при назначении наказания в виде ограничения свободы [6,с.38]. Иначе говоря, ошибки заключаются в том, что при назначении наказания судом не указываются конкретные запреты и ограничения для осужденного.

В случае если судом не указано никакое ограничение в отношении осужденного, то данное уголовное наказание не считается назначенным. Кроме того, допускаются судебные ошибки и в случае назначения ограничения свободы лицам, которым оно не должно быть установлено.

Учитывая все вышеизложенное, можно сделать вывод, что судебные ошибки в случаях назначения ограничения свободы отрицательно отражаются, в первую очередь, на достижении главных целей наказания, предусмотренные в ч. 2 ст. 43 УК РФ, в частности, исправление осужденного, восстановление социальной справедливости и предупреждение совершения им новых преступлений.

Перечисленные в данном параграфе монографии недочеты способствуют снижению эффективности уголовно-правового законодательства о наказании в виде ограничения свободы. Поэтому представляется возможным внесение некоторые необходимых изменений в ст. 53 УК РФ с целью ее совершенствования:

1)        Представляется, что в ч. 1 ст. 53 УК РФ формулировку «Ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному следующих ограничений» необходимо заменить на расширенную формулировку: «Ограничение свободы заключается в установлении судом осужденному таких ограничений, обязанностей и запретов, необходимость исполнения которых должны быть жестко соблюдены на протяжении всего установленного судом срока. Кроме того, осужденному к ограничению свободы в обязательном порядке устанавливаются..». и далее без изменений.

2)        Предлагается дополнить редакцию ч. 2 ст. 53 УК РФ следующей формулировкой: «В случае условного осуждения лица ограничение свободы не может являться дополнительным видом наказания».

Таким образом, в статье нами были рассмотрены лишь отдельные проблемные вопросы, которые возникают или могут возникнуть в случае применения наказания в виде ограничения свободы. Поскольку в практике назначения и исполнения наказания достаточно часто выявляются недочеты в законодательном системе правового регулирования процедур исполнения и назначения наказаний, была предпринята попытка внесения предложений по совершенствованию уголовного законодательства об ограничении свободы.

Вместе с тем мы считаем, что принятие разъяснений высших органов судебной власти не будет являться достаточным основанием для решения проблем применения института ограничения свободы. Немало усилий необходимо приложить законодателю, возможно, взяв за основу предложенные нами и другими учеными, занимающимся исследованием проблем института ограничения свободы, законодательные новеллы.

Учитывая, что наказание в виде ограничения свободы предусмотрено во многих статьях УК РФ, а также в большинстве статей Особенной части УК РФ, которые занимают в структуре судимости главенствующее положение, можно заключить, что данный вид наказания в настоящее время используется в недостаточной степени.

Вместе с тем, исследование показывает, что постоянно увеличивается количество лиц, осужденных к ограничению свободы, что, в свою очередь, подтверждает крайнюю необходимость судебной системы России в наказаниях без изоляции осужденного от общества, которые в то же время являются равнозначными лишению свободы по силе своего карательного воздействия наказаниями. Таким образом, можно предположить, что судебная система оказывает доверие еще новому по своему содержанию виду наказания.

 

Литература:

 

1.                  Арзамасцев М. Проблемы определения места исполнения наказания в виде ограничения свободы // Уголовное право. — 2010. — № 4. — С. 5.

2.                  Калинина О. М. Ограничение свободы: проблемы реализации // Рос.юрид. журнал. — 2012. — № 1. — С. 2.

3.                  Мкртычян С. А. Современная система наказаний: проблемы и пути реформирования // Общество и право. — Краснодар: Изд-во Краснодар.ун-та МВД России. — 2013. — № 2 (44). — С. 113–116.

4.                  Шишкин С. И. Ограничение свободы как вид уголовного наказания: особенности, противоречия, перспективы// Вестн. Рос.правовой академии. — 2010. — № 1. — С. 63.

5.                  Дроздов А. И., Орлов А. В. Ограничение свободы: к вопросу о практических проблемах применения // Пробелы в российском законодательстве. — 2013. — № 2. — С.18.

6.                  Соколов И. Проблемы назначения уголовного наказания в виде ограничения свободы // Уголовное право. — 2011. — № 5. — С. 35–43.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle