Библиографическое описание:

Курышев Е. Ю. Внутреннее инновационное обновление права // Молодой ученый. — 2015. — №18. — С. 374-377.

Разновекторные результаты обновления права обуславливают поиск форм инноваций в праве. Одной из таких форм является эндогенная (внутренняя) инновация права.

Простые размышления об эндогенной инновации права порождают ряд вопросов. Почему и как зарождаются новые правовые регуляторы внутри правовой системы? От чего зависит качество внутренних инновационных элементов права — только ли от позиции и воли правотворческого органа или существуют какие-то иные объективные основания? Что такое, собственно говоря, эндогенная инновация права? В чём состоит её сущность, признаки, условия возникновения, её отличительные особенности от других форм инноваций в праве?

Основной смысл этих вопросов в теоретическом ракурсе, возможно, сформулировать в виде существующей проблемы различия и соотношения формального закрепления уже сложившихся и моделирования будущих общественных отношений. На данный факт в настоящее время обращается внимание со стороны современных исследователей теории государства и права. Так, в своей работе Д. В. Грибанов отмечает: «…конкретные инновационные отношения не всегда складываются в обществе в силу определённых экономических потребностей субъектов хозяйственной деятельности и в ряде случаев нуждаются в стимулировании и даже «навязывании» обществу… Речь идёт об использовании программно-целевого метода, при котором общественные отношения регулируются не только из-за необходимости юридического закрепления уже сложившихся общественных отношений, но и в связи с необходимостью придать им некий импульс развития, то есть смоделировать отношения, которые должны сложиться в будущем» [1, с. 14].

Различение и соотношение «закрепления» и «моделирования» представляет ту предметную сферу, в рамках которой проблематика понимания эндогенной инновации права может быть осмыслена по результатам анализа её содержания.

Эндогенные инновации — реакция на напряженность, давление, натиск на диссонансы внутри социальной системы, реакция, в которой рождается инновация [13, с. 485].

С точки зрения историко-психологического анализа обновления общественных отношений А. Н. Сухов обращает внимание на то, что «…эндогенный вид модернизации — процесс, детерминированный эндогенной социокультурной динамикой. Модернизация, обусловленная комплексом внутренних причин, саморазвитием, самотрансформацией общества. Примером данного вида модернизации, начиная с Нового времени, служит развитие Западной Европы и Северной Америки» [14, с. 14].

Эндогенность — это комплекс внутренних факторов социально-правовой среды, существенно влияющих на эволюцию права. По мнению Н. В. Евдеевой, право может обновляться на основе внутреннего (эндогенного) механизма [6, с. 105–106], а С. М. Васильева в своём диссертационном исследовании в рамках изучения процесса обновления права обращает внимание на наличие внутренних факторов (концепты собственной культуры, систему правовых ценностей, традиций и обычаев), которые ориентированы на выработку новаций, корректировку правовой доктрины, принципов права и правовых категорий [2, с. 8].

Эндогенные инновации могут иметь место тогда, когда сначала они практически не востребованы обществом, но в результате их появления происходят такие изменения в условиях реальной жизни людей, которые во многих случаях ведут к кардинальному пересмотру представлений о возможном и невозможном, а также изменяют структуру и приоритеты в различных сферах деятельности человека. Эндогенные инновации значительно чаще могут оказаться радикальными, приводящими не только к решению каких-то задач, но и трансформирующих реальность, в которой человек существует.

Эндогенные инновационные процессы в праве имеют длящийся характер, отличаются вариативностью форм и различной, причём неравнозначной, результативностью. Исторические примеры эндогенной инновации права различны. Наиболее характерным из них является обновление римского частного права, где за счёт интенсивной формализации юридических понятий и выработки соответствующих юридических абстракций осуществлялась рационализация права, а обстоятельства многих конкретных дел обобщались и сводились к одному абстрактному понятию, которые постепенно систематизировались, как, например, в Институциях Гая, Дигестах [3, с. 76]. В древнерусском праве благодаря внутреннему развитию появляются основания для введения, например, таких официальных актов как завещания, расписки, купчие, судебные протоколы. В начале XX века в Германии возникла новая отрасль — социальное право. Вследствие этого в трудовом законодательстве ставился акцент на заключении коллективных договоров, на основе чего устанавливались тарифы оплаты труда; вводились комиссии по трудовым спорам, что позволило разгрузить суды и многие вопросы решать внутри коллектива; создавалась система охраны труда; нарастала тенденция замены диспозитивных норм на императивные в сфере регулирования гражданско-правовых отношений.

Эндогенная инновация права — это, в первую очередь, эволюционное обновление элементной структуры права.

В отличие от других форм инноваций, в частности, рецепции права, которая в большей мере проявляется в рамках существующих институтов правовой системы (внешнее обновление), эндогенные инновации связаны с эволюционным развитием внутреннего содержания права.

Во-первых, это касается общих и отраслевых принципов права. Так, например, в качестве инновации в отечественное гражданское законодательство постепенно «вкрапляется» понятие «добросовестности». До недавнего времени эта категория употреблялась в положениях, о переработке, о приобретательной давности, о расчётах при возврате имущества из незаконного владения, о возмещении стоимости внесенных арендатором улучшений в арендованное предприятие. Однако с формальной точки зрения принцип добросовестности получил своё нормативное закрепление сравнительно недавно. Такой инновационный правовой принцип позволяет установить формат поведения субъектов гражданско-правовых отношений, а также применять эффективные меры гражданско-правовой защиты в случаях недобросовестных действий участников оборота.

Во-вторых, эндогенная инновация права влияет на формирование норм права. И это происходит не только на современном этапе развития права. По мнению П. А. Семитко, исторически формирующееся право состояло как из традиционных норм (древнейший слой права), так и из инноваций [11, с. 106], при том что сами традиционные нормы, оставаясь древнейшими нормами обычного права, приобретали новые грани, новую окраску.

Эндогенная инновация в норме права — это, в первую очередь, повышение её эффективности. Под эффективностью правовой нормы можно понимать и её правильность, обоснованность; и целесообразность, результативность; и «степень реализованности необходимой правовой возможности» [8, с. 18]; и «внутреннее свойство правовых норм, их способность оказывать благотворное воздействие на объект в заданном направлении при данных конкретных социальных условиях» [15, с. 22–23].

Наиболее характерны в последнее время инновации в элементах структуры нормы права.

Реальная действительность, теоретическая и практическая значимость эндогенных инноваций в элементах правовой нормы может быть обоснована следующим: а) инновации в норме права несут в себе особый источник социального развития; б) возникает возможность использования парных юридических категорий, таких, например, как меры поощрения и наказания в содержании санкций; в) развиваются меры для позитивной мотивации субъектов общественных отношений.

Как эндогенную инновацию можно рассматривать расширение видов ответственности посредством увеличения многообразия санкций в отдельных отраслях права. Так, по мнению Е. В. Дьяченко, «наряду с наказанием достойное обоснование получили поощрения в качестве социальных санкций. Правовые нормы, будучи особой разновидностью социальных норм, тоже должны содержать поощрительные санкции» [5, с. 10]. В свою очередь, О. А. Макеева предлагает классифицировать санкции в рамках семейно-правовой ответственности по трём основаниям: по воздействию на правонарушителя санкции могут быть личными неимущественными и имущественными; по связанности с юридической ответственностью санкции могут быть связанными и не связанными с ней; по способу охраны правопорядка санкции могут быть карательными и правовосстановительными [9, с. 17–18].

В свете эндогенного инновационного процесса развивается и реализуется концепция «мультиответственности», которая подразумевает сочетание методов неправового и правового воздействия: общественного, дисциплинарного, административного и, наконец, уголовного. Однако это не только определённого рода сочетание санкций, это и инновации в расширении субъектов (к ответственности привлекаются не только физические, но и юридические лица). Введение этой инновации влияет как на изменение законодательства, так и формирование правовой доктрины.

В-третьих, в качестве эндогенной инновации, возможно, рассматривать изменение источников права. Мы говорим об инновационном «вкраплении» в различных правовых семьях источников других правовых семей. Например, на сегодняшний день признаётся судейское формирование права, которое внедряется в систему нормативных правовых актов, а законодатель не отвергает возможность заполнения пробелов в праве судебной практикой и юридической доктриной [1, с. 11].

В качестве эндогенной инновации возможно, на наш взгляд, рассматривать тенденцию, связанную с вкраплением в нормативные правовые акты частного права норм публичного права, что непременно делает подобного рода акты комплексными, а не чисто отраслевыми. С увеличением количества императивных норм, в сравнении с имеющимися диспозитивными нормами, происходит процесс публично-правового регулирования.

Ощутимых успехов в применении результатов эндогенной инновации права можно добиться, совершенствуя традиционные и применяя современные юридические технологии. Так, например, Т. Я. Хабриева выражает точку зрения о необходимости в обновлении таких традиционных юридических технологий, как юридическая техника. Например, по её мнению, должны использоваться приёмы нейролингвистической техники, усиливающие воздействие юридических текстов на сознание [7, с. 33].

В качестве эндогенных инноваций в праве можно рассматривать правовую диагностику.

Как отличить эндогенную инновацию от других форм инноваций в праве?

Во-первых, основной признак эндогенной инновации права, на наш взгляд, выражается во внедрении нового при сохранении преемственности и нравственных ориентиров существующего права. Преемственность в данном случае выступает в качестве неразрывной связи стабильности, сохранности права, наряду с возможностью его изменения, совершенствования, качественного преобразования, соединяя способность самосохранения и изменения развивающейся системы. Это позволяет говорить о преемственности как об основном, базисном элементе эндогенной инновации права. В свою очередь, в основе преемственности применительно к эндогенной инновации права лежат правовая традиция и обычай.

Во-вторых, эндогенная инновация подразумевает сохранение определённого консерватизма, историко-правовой приверженности к общегуманистическим ценностям.

В-третьих, внутренняя инновация права возникает тогда, когда происходит трансформация знаний в области права и его функционирования, когда появление идей улучшения права не связано с внешними изменениями в других сферах жизнедеятельности общества. Причиной таких правовых инноваций выступает внутреннее развитие знаний. В таком качестве инновация в праве — творческая инициатива субъекта инновационной деятельности, которая выражается в наибольшей степени.

Инновации рождаются в результате мыслительной деятельности субъекта — человека. Именно от человека, его идеи зависит улучшение правовой сферы. Так, посредством своих научных воззрений Фейербах воплотил в жизнь, разработав к концу 1807 г., новый Уголовный кодекс Баварии и ставший образцом для многих немецких и европейских государств.

Эндогенные инновации возникают в результате внутренних трансформаций знаний в той либо иной области. Причиной таких инноваций может быть внутренняя динамика развития знаний. Так, М. Н. Марченко отмечает, что «основными средствами углубления и распространения идей, лежащих в основе романо-германского континентального права, стали европейские университеты» [10, с. 271].

В-четвёртых, необходимо обратить внимание, что эндогенные инновации в праве существуют даже тогда, когда они не являются актуальными для общества. Но в результате появления эндогенных инноваций в праве происходят существенные изменения в жизни людей, которые приводят к кардинальному изменению элементов внутреннего содержания права.

В-пятых, в основе эндогенной инновации права лежит взаимодействие менталитета, правотворчества, времени на изменение регулирования правоотношений. Только на основе культуры, ментальности, ценностей можно обосновать и выбрать элементы эндогенной инновации права.

На наш взгляд, эндогенная инновация права связана с внутренними концептами собственной культуры, системой правовых ценностей, традиций и правовых обычаев и, по сути, является своеобразным «расчленением» правового наследия с последующим синтезом его элементов в определённых правовых комбинациях. Именно такая форма инновации используется в отдельных правовых системах, например, синтез римской и германской правовой доктрины с социалистическими принципами марксисткой юриспруденции [12, с. 553].

Эндогенная инновация права зарождается и в большей степени может проявляться при наличии следующих условий. Во-первых, эндогенная инновация подразумевает развитость основных элементов права. Во-вторых, правовая система должна обладать «юридическим корпоративом» с высокопрофессиональным уровнем правового сознания. В-третьих, в обществе должна быть создана возможность для изучения права. В-четвёртых, внутренняя инновационная деятельность выражается в сочетании с действующей юридической средой и соответствующими, признанными в обществе, идеалами справедливости. В-пятых, эндогенная инновация права — это правовое созерцание, а не «голое» конструирование или, например, изобретение.

Основная цель эндогенной инновации права заключается в корректировке внутреннего содержания права: принципов, норм, форм (источников) права, форм систематизации нормативных правовых актов, публичного и частного, материального и процессуального права.

Задачи эндогенной инновации права выражаются, на наш взгляд, в следующем: 1) в развитии и поддержке механизма воспроизводства правовой культуры; 2) создании условий саморегулируемости правовой системы и минимального административного управления развития права; 3) сохранении культурно-исторического наследия права, защите его идентичности и ограждении от неэффективных вкраплений чужеродных правовых элементов; 4) создании условий, при которых законодательные инициативы должны быть направлены на восприятие реально существующих общественных отношений; 5) стимулировании в праве своевременного отмирания отжившего, не воспринятого правом случайных правовых элементов.

В конечном счёте эндогенные инновации в праве направлены на конкретный, быстрый и полезный результат в обновлении существующей правовой системы и права.

Таким образом, эндогенная инновация права — это правовые новшества, выработанные в действующей правовой системе без применения иностранного права и права прошедших исторических эпох, права, основанного на традициях и национальных особенностях в целях улучшения его действующих структурных элементов.

 

Литература:

 

1.         Адомант К. Нормативная логика — теория метода — юридическая политология: сб. ст. по теории права (1979–1985) // Общественные науки за рубежом: Реферативный журнал. Сер. 4: Государство и право. 1988. № 3. С. 11.

2.         Васильева С. М. Правовой обычай и обновление права: общетеоретическое обоснование соотношения и взаимовлияние: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Белгород, 2011. — 168 с.

3.         Гревцов Ю. И. Социология права. Курс лекций. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. — 312 с.

4.         Грибанов Д. В. Правовые основы национальной инновационной системы: автореф. дис. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 2014. — 57 с.

5.         Дьяченко Е. В. Поощрения как позитивные санкции нормы права: общетеоретический аспект: дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2011. — 31 с.

6.         Евдеева Н. В. Интегративные теории правопонимания в современной России: дис. …канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2005. — 187 с.

7.         Информационные технологии в сфере борьбы с коррупцией: сборник статей. М., 2013. — 183 с.

8.         Керимов Д. А. Категория действительности и возможности в праве // Советское государство и право. 1968. № 8. С. 18.

9.         Макеева О. А. Ответственность в алиментных обязательствах — основные особенности и порядок реализации // Семейное и жилищное право. 2010. № 1. С. 17–18.

10.     Марченко М. Н. Сравнительное правоведение. Общая часть: учебник для юридических вузов. М., 2001. — 560 с.

11.     Семитко А. П. Развитие правовой культуры как правовой прогресс: Проблемы теории и методологии: дис. …доктора. юрид. наук. Екатеринбург, 1996. — 373 с.

12.     Синюков В. Н. Российская правовая система. Введение в общую теорию. 2-е изд., доп. М.: Норма, 2010. — 672 с.

13.     Социология: анализ современного общества / Петр Штомпка; пер. с пол. С. М. Червонной. 2-е изд. М.: Логос, 2013. — 655 с.

14.     Сухов А. Н. Историко-психологический анализ реформ и модернизации России. М.: ФЛИНТА, 2011. — 282 с.

15.     Фаткуллин Ф. Н., Чулюкин Л. Д. Социальная ценность и эффективность правовой нормы. Казань, 1977. — 119 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle