Библиографическое описание:

Усманходжаева А. А., Исмаилов С. И., Касимова Д. А., Джамалутдинова И. Ш. Особенности течения фертильного и климактерического периодов у женщин-спортсменок // Молодой ученый. — 2015. — №18. — С. 75-77.

Актуальность работы. В последнее десятилетие современный женский спорт характеризуется выраженной эмансипацией. Перешли в женские большинство мужских видов спорта: футбол, большинство видов спортивной борьбы и единоборств, бокс, водное поло, тяжёлая атлетика. Лёгкая атлетика не стала исключением — женщины освоили и прыжки с шестом. Однако в большинстве новых женских видах спорта до сих пор нет методик тренировки, обоснованных особенностями женского организма, учитывающих цикличность её функций, и, что особенно важно, перспективное деторождение. Старший тренер сборной России по прыжкам с шестом В. М. Ягодин (2000) считает, что «техника любых спортивных упражнений не учитывает пола занимающихся». В то же время спортивные медики и гинекологи (Левенец С. А.,1980; Сологуб В. В., 1989; Абрамов В. В.,1992; Шахлина Л. Г.,1995; Соболева Т. С., 1997) констатируют значительную частоту репродуктивной патологии у спортсменок различных специализаций. В. Г. Бершадский (1971) у занимающихся лёгкой атлетикой (бегом) девочек выявил, что частота нарушений менструальной функции (НМФ) у них зависит от возраста начала занятий спортом (с 8 до12 лет) и колеблется от 15,4 % до 21,9 %. На эту же тенденцию указывает и С. А. Левенец (1980). Так, НМФ (вторичная аменорея) у девочек и девушек в лёгкой атлетике регистрируется в пределах 10,0 %-39,8 %. Причём частота патологии зависит от возраста начала занятий спортом, а также объёма и интенсивности физических нагрузок. При больших спортивных нагрузках НФМ встречается у 71,9 % спортсменок в виде олиго-опсоменореи и вторичной аменореи. Е.НАег е! а1.(1986) выявили аменорею у каждой третьей бегуньи (30 %) и связали её с нарушением гонадотропной функции гипофиза. Л. Г. Шахлина (1995) у спортсменок, занимающихся бегом и спортивной ходьбой, констатирует ту же частоту (29,3 %) нарушенного менструального цикла. К. Г. Беляева и соавторы (1975) свидетельствуют, что среди 16–20-летних легкоатлеток у 40 % имело инструкция у них не установилась даже до 20 лет. Н. Heath (1985), S.Ch.Feich et al. (1982), Ch. J. Sanboren et al (1982) констатируют, что именно для женщин, занимающихся бегом, характерна аменорея. По данным В. В. Сологуб (1989) частота НМФ увеличивается среди элитных спортсменок до 75,9 %. Второй распространённой патологией у девочек и девушек-спортсменок является задержка полового развития (ЗПР). К. Г. Беляева и соавторы (1975) выявили, что у 50 % легкоатлеток менархе регистрировалось лишь в 14–17 лет. В то время как, по данным Т. С. Соболевой (1997), в 12-летнем возрасте в популяции 71,2 % девочек уже имели менструации.

Цель исследования. Изучена роль генетических факторов в формировании репродуктивной патологии у женщин, занимающихся лёгкой атлетикой. Впервые проведена сравнительная оценка течения климактерического периода у бывших спортсменок с женщинами умственного труда.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

1.           Изучить особенности физического и полового развития у женщин, занимающихся лёгкой атлетикой (бегом).

2.           Проанализировать течение беременности и родов у спортсменок-легкоатлеток.

3.           Выявить роль генетических факторов в формировании репродуктивной патологии у легкоатлеток.

4.           Провести сравнительный анализ течения климактерического периода у бывших спортсменок и у женщин умственного труда.

Материалы и методы. При занятиях спортом на женский организм одновременно воздействуют несколько факторов, гипотетически являющихся причинами менструальных дисфункций. При этом у спортсменок в основном выявлялся мужской соматотип с преобладанием в их гормональном профиле андрогенов. Женский соматотип с эстрогенным гормональным профилем отсутствовал. В качестве возможного фактора патологии называет особенности питания спортсменок, ведущие к уменьшению массы тела, особенно, содержания жира в теле. У женщин в легкой атлетике высокая частота патологии связывается с нарушением выработки рилизинг-факторов. Связывает НМФ с изменением гормонального статуса (уменьшение синтеза эстрогенов на периферии), а также дисфункцией гипоталамуса. Не исключаются и наследственные причины. Так, в популяции доказаны генетические связи по возрасту менархе у дочерей с матерями изучая непосредственно детородную функцию спортсменок в фертильном периоде, констатируют значительную патологию беременности и родов. Так, слабость родовой деятельности регистрируется у половины элитных спортсменок независимо от вида спорта. У женщин, занимающихся лёгкой атлетикой (в частности бегом), непосредственно деторождение не изучалось, хотя в литературе: имеются данные о патологическом становлении пубертата: частую задержку полового развития и нарушение менструальной функции. Не исследованной областью гинекологии женского спорта является климактерический период у бывших спортсменок (не зависимо от специализации), а также частота у них патологического климактерия. В связи с этим целью настоящего исследования явилась оценка воздействия многолетних занятий спортом на течение фертильного и климактерического периодов у женщин — спортсменок.

Результаты исследования и их обсуждение. У женщин избыточная секреция или нарушение метаболизма андрогенов, которые воздействуют на «ткани-мишени», называется гиперавдрогенией (ГА), или маскулинизацией, или вирилизацией, или омужествлением. В доступной спортивной медицинской литературе имеются данные о патологическом становлении пубертатного и фертильного периодов у спортсменок не зависимо от вида спорта. Однако до сих пор не обсуждались особенности их течения у легкоатлеток, занимающихся бегом. При оценке физического развития спортсменок выявляется, что очень высокие женщины (длина тела 171–180 см) были выделены в группе легкоатлеток в 4 раза чаще (40,5 % и 10,0 %, Р<0,05). Отмечается, что женщины, занимающиеся легкой атлетикой (бегом), были на 5,6 см выше не спортсменок (170,3 см и 163,7 см, Р<0,01). Очень рослые девушки (171–180 см), по показателям приближающиеся даже к показателям средней длины тела в популяции мужчин (174 см) регистрировались чаще в группе спортсменок. Физическое развитие у спортсменок характеризовалась дисгармоничностью, которая проявлялась в значительном дефиците средней массы тела по сравнению с средней длиной тела (52,6 кг и 170,3 см).

Мышечный или мужской или интерсексуальный соматотип у спортсменок выявляется в 8,5 раза чаще (86,4 % и 10,0 %, Р<0,001). Высокие показатели (1,40–1,55) «индекса маскулинности» (соотношение ширины плеч к ширине таза) свидетельствуют о степени андрогенизации женского организма и являются признаком гиперандрогении у женщин. Средние показатели (1,37–1,40) регистрируется у спортсменок в 2 раза чаще, чем у неспортсменок (45,9 % и 20,0 %, Р<0,05). Высокие показатели, характеризующие интерсексуальный соматотип (1,40–1,53), регистрируются в 5 раз (48,6 % и 10,0 %, Р<0,05) чаще у легкоатлеток. Полученные данные позволяют констатировать, что в результате начального и текущего отбора в лёгкой атлетике концентрируются женщины мышечного (интерсексуального) соматотипа.

Половое развитие у легкоатлеток характеризуется ретардацией всех эстрогензависимых признаков. Гипоплазия молочной железы (Ма2–3) регистрируется в 3,8 раз чаще (75,6 % и 20,0 %, Р<0,01). Половозрелая стадия развития (Ма4) у спортсменок встречается в 10 раз реже (2,7 % и 30,0 %, Р<0,01). Менархе у них появляется на 1,1 год позже, чем в популяции (14,5 лет и 13,4 лет, Р<0,01). Причём выраженная задержка полового развития (ЗПР) (менархе в 16–17 лет) была зафиксирована лишь у спортсменок (9,5 %). Становление менструальной функции обычно происходит в течение года. У легкоатлеток в такой срок уложилась лишь четыре легкоатлетки, что в 5 раз достоверно реже, чем в контрольной группе (10,8 % и 55,0 %, Р<0,05). Нарушение менструальной функции (НМФ) с менархе у легкоатлеток регистрируется в 10 раз чаще (56,7 % и 5,0 %, Р<0,001). Постспонирующий (32–35 дней) ОМЦ у спортсменок; выявляется в 6,5 раз чаще (64,8 % и 10,0 %, Р<0,01). Половое развитие у легкоатлеток характеризуется стимуляцией развития андроген зависимых признаков: гирсутизма и акне, которые не встречаются у неспортсменок. Так, средняя степень гирсутизма (гирсутное число 8–12) у легкоатлеток выявляется в 7 раз чаще (67,5 % и 10,0 %, Р<0,01), а акне -в 5 раз чаще (56,7 % и 10,0 %, Р<0,05). В популяции у нетренированных женщин гиперандрогения (ГА) является причинной большинства акушерских осложнений. У легкоатлеток течение беременности отличается патологией. Так, постоянная угроза выкидыша регистрируется у них в 3,6 раз чаще (53,8 % и 15,0 %, Р<0,05), гестоз II половины — в 4, 8 раз чаще (47,6 % и 10,0 %, Р<0,05). ГА явилась и причиной патологического течения родов у спортсменок. Не осложненные роды у них регистрировались в 3 раза реже (14,2 % и 50,0 % Р<0,05), раннее, отхождение околоплодных в 1,4 раза чаще (36,1 % и 25,0 %, Р<0,05). Самое тяжёлое осложнение у спортсменок слабость родовой деятельности регистрировалось в 2,8 раза чаще (57,6 % и 20,0 %, Р<0,05). Не смотря на это, им оказывали пособие в родах в 4 раза реже (14,2 % и 65,0 %, Р<0,05).

Выводы

1.       Девушки и женщины, занимающиеся лёгкой атлетикой, характеризуются опережением по средним показателям физического развития (длина тела, длина ноги, окружность грудной клетки) девушек в популяции, но отставанием размеров таза и массы тела. Данные особенности телосложения характерны для девушек и женщин мужского (мышечного) соматотипа.

2.       Среди легкоатлеток у 97 % регистрируется мышечный соматотип. Концентрация девочек и девушек мужского (мышечного или атлетического или интерсексуального) соматотипа в легкой атлетике связана с начальным и особенно текущим отбором.

3.       Спортсменки фертильного возраста, занимающиеся лёгкой атлетикой, характеризуются ретардацией полового созревания (позднее менархе и гипоплазия грудной железы), а также высокой частотой репродуктивной патологии: нарушением менструальной функции, гирсутизмом, первичным и вторичным бесплодием, угрожающими выкидышами, ранними и поздними выкидышами, гестозами половины беременности, преждевременными родами, ранним отхождением околоплодных вод, слабостью родовой деятельности, что является признаками гиперандрогении.

4.       У легкоатлеток регистрируется изменение дерматоглифических рисунков. Мужской рисунок (тип «завиток») выявлен у 98 % спортсменок, что свидетельствует о врожденном генезе гиперандрогении.

 

Литература:

 

1.                  Липовка Л. В. Генетические аспекты репродуктивной патологии спортсменок (Актуальные вопросы спортивной медицины, лечебной физической культуры, физиотерапии и курортологии: Материалы 2-й межвузовской конференции студентов и молодых учёных, Москва) // Вестник РГМУ.-2003.- № 2(28).- С.251.

2.                  Липовка Л. В. Генетические аспекты репродуктивной патологии спортсменок //Журнал Российской Ассоциации по спортивной медицине и реабилитации больных и инвалидов. — 2003.- № 2 (9). — С.37.

3.                  Соболева Т. С., Минаев Н. Н., Липовка Л. В. и др. Становление детородной функции у женщин, занимающихся спортом//Специализированная медицинская помощь: Сборник научно-практических работ ГКБ № 10 «Электроника».- Воронеж, 2003.- Выпуск 7.- С. 186.

4.                  Минаев Н. Н., Соболева Т. С., Липовка Л. В., Третьякова О. В. Состояние здоровья баскетболисток-ветеранов // Спорт и здоровье: Материалы первого международного конгресса, 9–11 сентября 2003г. — С.-Петербург,2003.-Том2.-С.160.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle