Библиографическое описание:

Павлова Н. В. Обзор рукописей воспоминаний ветерана тыла А.Н. Петрова о Великой Отечественной войне // Молодой ученый. — 2015. — №17.1. — С. 43-45.

 

Афанасий Николаевич Петров – ветеран тыла и труда, почетный гражданин Намского улуса, мой дедушка по материнской линии. Родился в 1928 г. в Маймагинском наслеге Намского улуса. Суровые годы войны унесли жизни его родных: старшего брата и двух сестер. Так, он остался единственным выжившим ребенком у своих родителей. По воле судьбы, встретив Марию Павловну Протопопову, прожив вместе с ней более полвека, родили и вырастили восьмерых детей, тем самым продолжили свой род.

Афанасий Николаевич всю свою жизнь посвятил развитию родного села и совхоза. После выхода на пенсию, в свободное время активно писал воспоминания, которые позже он передал в музей истории государственности имени М.К. Аммосова села Хатырык Намского улуса.

Рукописи воспоминаний дедушки следует подразделить на следующие темы: о родителях, предках, о родном брате Василие Николаевиче Петрове и о его военных письмах, об истории становления сел Маймага и Хатырык в военные и послевоенные годы, о поездке в Республику Белоруссия, где захоронен его брат, о земляках и соотечественниках и т.д. Таким образом, общее количество воспоминаний дедушки составляет около 60 рукописей.

К воспоминаниям о Великой Отечественной войне относятся, во-первых, мемуары о родноv братt, во-вторых, о селах Маймага и Хатырык в военные годы.

Петров Василий Николаевич, был старше от дедушки на 9 лет. Он родился в 1919 году. Дедушка о брате в воспоминаниях написал: «…Еще юношей, как и все мальчики, активно помогал по хозяйству: заготовить и возить сено, дрова. …Еще когда учился в школе, ему поручали обучать неграмотных чтению (ликбезграмотность). …По окончании 7-го класса поступил в Якутский автодорожный техникум в 1938 году. 18-летнем возрасте с 3-го курса техникума (в сентябре 1940 года) призвали в ряды РККА. Сначала он служил в Забайкалье. Когда началась Отечественная, его направили на Западный фронт. На фронт он попал в начале 1942 года, в самый тяжелый для страны момент, сначала в качестве артиллериста в 140-ой отдельный минометный дивизион, в 1 батарею. Вскоре получили письма с фронта, из содержания, которых легко можно догадаться, о трудностях фронтовой жизни: «пережил много трудностей, но писать подробности не могу, вы сами должны догадаться» или «…остался жив, снова в Москве» и т.д. С фронта Василий писал письма часто, получали фото одиночных снимков, еще в одном из снимков позировали трое офицеров: старший лейтенант Бернштейн (стоял в шинели и фуражке), спереди сидел в шапке и гимнастерке лейтенант Малков, третьим был Василий в шинели и шапке, в форме младшего лейтенанта, трое подпоясанные, видимо, сидящий был штабист, а другие двое из вне помещения или блиндажа.) К сожалению, оригиналы снимков и часть писем не сохранились, т.к. в данное время письма с датой 1943 годом не имеются. Но интересовавшись содержанием писем, ветеран войны, Дмитрий Гаврильевич Дураев, установил, где, в каких частях воевал мой брат, в результате нами получен Знак в связи тридцатилетием присвоения Гвардейской 10-30-й Армии (1943-73) – посмертно. Таким образом, выяснилось его участие в Отечественной войне с подступов столицы родины – Москвы до места гибели - это довольно большое расстояние, на которое ушло около двух лет. …Василий до последнего дня жизни заботился о нас: мы, как семья офицера военнослужащего, при его жизни получали аттестат, а после гибели – пособие по потере кормильца. При жизни с фронта посылал два раза денежные переводы (один перевод получили после его гибели), что очень нам помогло остаться в живых, за что я перед братом в неоплатном долгу» [3].

Василий Николаевич Петров героически погиб в ноябре 1943 г. и был захоронен в братской могиле с. Великое Лиозненского района Витебской области Республики Белоруссия. О месте захоронения брата дедушка узнал после долгих лет переписки. Так, в 1986 г. ему прислали долгожданный ответ от военного комиссариата Лиозненского района со следующим содержанием:

«Исп. вх. №63

Гр-ну ПЕТРОВУ Афанасию Николаевичу

678045, с.Столбы, Намский

Район, Якутской АССР

Лиозненский районный

Военный комиссариат

18 октября 1984

№864

Копия: Председателю Стасевского

сельского совета

д. Стасево, Лиозненского

района, Витебской области

 

На Ваше письмо по уточнению места захоронения брата сообщаю, что младшего лейтенанта ПЕТРОВА Василия Николаевича занесено в списки погибших и захороненных на территории нашего района.

Второму адресату: внесите в списки погибших и при очередном благоустройстве мест захоронения нанесите на обелиске братской могилы имя мл. л/та Петрова Василия Николаевича, дата гибели 14.11.1943 г. Первоначальное место захоронения д. Великое. Результат прошу сообщить заявителю и в копии райвоенкомат до 27 октября 1984 года.

ЛИОЗНЕНСКИЙ РАЙВОЕНКОМ

МАЙОР  /ГОРДИН/

Исп. Хорушевский» [2].

В 2000 г. в связи с 55-летней годовщиной Победы дедушка побывал на месте братской могилы, где лежит прах единственного брата и доставил землю от родного очага, и взял оттуда тоже землю и доставил в родной алас. Тем самым исполнил давнюю мечту. А о поездке оформил специальный памятный альбом.

Также в результате плодотворной переписки дедушки с работниками музея с. Великое, для нас стало многое известно о военных действиях в Лиозненском районе. Так, например, ответственный работник Музея Великосельской базовой школы Виктор Германович Дервоед написал следующее: «…После освобождения Лиозно дивизия с боями продвигалась вперед, на Витебск, и вынуждены были остановиться лишь на рубеже Стаево-Шарики Клегцы. Противник перешел к жесткой обороне, наступательные все возможности фронта иссякли. Требовались обычные в таких случаях перегруппировки войск, подтягивание тылов, пополнение живой силы и техники. А бои предстояли тяжелые. Именно здесь начинался знаменитый «Медвежий вал», и у этого рубежа командование гитлеровское рассчитывало взять реванш за свои прежние поражения.

Главным узлом сопротивления во всей системе «Медвежьего вала» был Витебск. А на подступах к нему – несколько оборонительных обвалов, соединенных между собой отсечными позициями. Каждая высота, каждый населенный пункт были превращены в крепкий опорный пункт.

7 ноября 1943 года дивизия получила задание: нанести несколько ударов по противнику и на небольшом участке «прогрызть» передний край его обороны, отобрать у него несколько рубежей, выгодных для предстоящего наступления.

8 ноября дивизия приступила к выполнению этой задачи. В первом эшелоне наступали в полосе Клевца-Шарики 875-й полки. Их удар был для противника неожиданным. Вместе прорыва первых двух позиций из-за левого фланга 881-полка вступил в действие 879-й. Перед ним на высоте оказалась сильно укрепленная д. Бояры. Без сильной артиллерийской подготовки наступление получится не могло. А артиллерии для такой подготовки не хватало.

Командир полка принял дерзкое решение: Бояры не брать, а сместиться на юг, д. Красыни и перерезать шоссе Смоленск-Витебск. Разведка сообщила, что в Красынях гитлеровцы нашего удара не ждут, живут довольно спокойно, численность гарнизона невелика.

9 ноября, еще затемно, полк двинулся в намеченном направлении. … Гитлеровцы не сразу заметили вторжение советского полка, в их расположение. В занятых немцами Лучиновке и Стасове, между которыми оказался 879-й полк, все было спокойно. В Лучиновке стоял небольшой гарнизон, в Стасове – посильнее, в Еремино немецкие танки без горючего, в бездействии, в Ковалево – госпиталь.

Продвигаясь, полк легко смял небольшие гарнизоны в Заболотье и других мелких населенных пунктах и занял лес близ д. Еремино и д.Ковалево. 1-й батальон капитана Морозова проявил инициативу и занял сначала Еремино, а затем и Ковалево вместе с находившимися там танками и госпиталем.

Так закончилось 9 ноября. В этот день кроме танков полк захватил несколько пушек, 8 автомашин, 2 мотоцикла, склады боеприпасов и продовольственный, 4 рации, пулеметы, автоматы, карты, документы, дающие полную картину вражеской обороны, 5 пленных. На ночь полк занял круговую оборону.

Но на этом «легкая» жизнь закончилась. Уже ночью немцы предприняли контратаку. Контратаку полк отбил.

Дивизия, используя успехи 879-го полка, все глубже вгрызалась в оборону противника. Ее командный пункт переместился в Красыни. Полк вел бои в полном окружении.

К утру 10 ноября восемь танков пришли в окруженный полк. И вовремя с рассветом гитлеровцы пошли в очередную контратаку. Это было сильнейшее наступление противнике. На эсесовцев обрушились наши танки; и совместно с ободрившейся пехотой начали огнем и гусеницами истреблять их. Заметно усилили огневую мощь полку и трофейные пушки, которые воины 879-го полка ввели в дело.

Утром 12 ноября 5-й гвардейский корпус и 158-я дивизия отбросили гитлеровцев на несколько километров к Витебску. Полк избавился от окружения. Вышедшие из тяжелого многодневного боя солдаты и офицеры были рады задушевной беседе с командующим генерал-лейтенантом Н.Э. Безжариным» [1].

В заключении, следует отметить о том, что рукописи воспоминаний дедушки являются ярким отражением прошлой и суровой жизни старших поколений, служа ярким примером и путеводной звездой для потомков и подрастающего поколения.

 

Источники:

  1. Письмо ответственного работника музея Великосельской школы В.Г. Дервоеда;
  2. Письмо№864 майора военного комиссариата Лиозненского района Гордина от 18 октября 1984;
  3. Рукописи воспоминаний ветерана тыла А.Н. Петрова.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle