Библиографическое описание:

Винокуров А. Д. Жилищно-бытовые условия жизни населения вилюйской группы районов Якутской АССР накануне и в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г. // Молодой ученый. — 2015. — №17.1. — С. 8-11.

 

В статье рассмотрены жилищно-бытовые условия жизни населения вилюйской группы районов Якутской АССР и предпринята попытка анализа традиционной практики совместного проживания семей «дьуккаах» накануне и в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г. В исследовании автор обращается к методам устной истории при обработке и интерпретации аудиовизуальных документов. В результате исследования воссоздана повседневная жизнь семей информантов накануне и в годы войны.

Ключевые слова: Якутская АССР, жилищные условия, дюккахи, повседневность, воспоминания.

 

Испокон веков в борьбе за жизнь у народов Якутии сложилась самобытная модель традиционного хозяйства и материальной культуры адаптированная к суровым природно-климатическим условиям Севера. Проведенная в 1930-ые гг. коллективизация сельского хозяйства ускорила отказ от традиционного типа хозяйства и усугубила жилищно-бытовые условия жизни сельского населения в годы Великой Отечественной войны.

В данной статье в качестве отдельного аспекта повседневной жизни населения рассматривается проблема жилищного устройства и ее решение в условиях военного времени. Для достижения цели поставлены следующие задачи:

  • Дать определение типам жилищ и поселений якутского населения в предвоенные и военные годы;
  • Провести анализ традиционной модели совместного проживания семей «дьуккаах» и основные пути решения жилищной проблемы в годы войны.

В рамках исследования проведен сбор воспоминаний жителей 1917-1938 г.р. Сунтарского, Нюрбинского (до 1938 г. район назывался Мегежекский), Верхневилюйского (до 1935 г. район назывался Вилюйско-Мархинский) и Вилюйского районов Республики Саха (Якутия). В современных границах районы образованы в 1930 г., когда в Якутской АССР начался процесс перехода от окружного деления к районному.

В период с 15 по 30 марта 2015 г. в четырех улусах вилюйской группы районов Республики Саха (Якутия) состоялась историко-мемориальная экспедиция «Албан аат: Вилюй», общая протяженность маршрута составила 1012 км. Экспедиция была организована при поддержке Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, гранта Главы РС (Я) для молодых ученых, министерства по делам молодежи и семейной политики РС (Я), Вилюйского педагогического колледжа им. Н.Г. Чернышевского, администраций муниципальных районов вилюйской группы районов.

Всего в вилюйской группе районов Республики Саха (Якутия) записано 90 воспоминаний, в том числе 5 фронтовиков, 5 участников войны с Японией, 63 ветеранов тыла до 1935 г.р. и 17 детей войны. На данный момент ведется работа по определению научной ценности воспоминаний, археографической обработке, систематизации и составлению описи материалов экспедиции. Использование сведений устных исторических источников при написании кандидатской диссертации и их интерпретация производится согласно практическим рекомендациям и методическим материалам разработанным Т.К. Щегловой [6, c.163].

В течении 2014 г. была разработана авторская методика записи воспоминаний ветеранов войны и тыла на русском и якутском языках, апробированная в ноябре 2014 г. в Амгинском и Намском улусах РС (Я). Опросники состоят из блоков посвященных довоенной жизни, коллективизации, организации помощи фронту и трудовых буднях в годы войны, повседневной жизни семьи в годы военного лихолетья, образованию и культуре. Методика была утверждена на заседании сектора истории Якутии ИГИиПМНС СО РАН по итогам археографической и источниковедческой экспертизы. Все воспоминания фиксируются на видеокамеру, диктофон и экспедиционный журнал [2, с. 56].

До коллективизации среди якутов преимущественно был распространен хуторной полуоседлый тип хозяйства «ыал» [3, c. 187]. Административно-территориальной единицей объединявшей единичные хуторные поселения был наслег. Единичное поселение семей и строительство жилья в алаасах, обусловлено природными условиями тайги и с сезонными перекочевками из зимников (кыстык) в летние поселения (сайылык)[1].

Вплоть до середины ХХ в. среди сельского населения встречались два типа жилья:

- балаган (якутская юрта) - представлял собой стационарное жилье с каркасно-столбовой конструкцией, скатными стенами обмазанными глиной или навозом, земляным полом. Крыша покрывалась корой и засыпалась толстым слоем земли. Балаган отапливался обмазанной печью «камелек» (рис.1);

- ампаар дьиэ (срубный дом) – срубный дом с земляным полом преимущественно получивший распространение в качестве летнего жилища. Внутренней планировкой, убранством и расположением очага типологически близок к балагану. В первой половине ХХ в. якуты стали строить зимние срубные дома с деревянным полом, комнатами, двух- или четырехскатной крышей [3, c. 200] (рис.2).

Рис.1. Юрта-балаган

Рис.2. Срубный дом «Ампаар дьиэ»

 

В 1925-1926 гг. медико-санитарный отряд Якутской комплексной экспедиции АН СССР обследовал семейно-бытовые и санитарно-гигиенические условия обитания жителей Вилюйского и Олекминского округов. Необходимо подчеркнуть о том, что с дореволюционного времени к моменту начала экспедиции после Гражданской войны не могли произойти качественные изменения в жилищно-бытовых условиях жизни населения Вилюйского округа.

Таблица 1

Типы жилищных построек у якутов Вилюйского округа[2]

Тип жилищных построек

Вилюйских округ

Кол-во

%

Дома деревянные (ампаар дьэ)

Всего

599

52,6

Вместе с хотоном

342

30,0

С отдельным хотоном

257

22,6

Юрты-балаган

Всего

540

47,4

Вместе с хотоном

489

38,5

С отдельным хотоном

101

8,8

Итого

1139

100

Как видно из данных таблицы 1, в 1925-1926 гг. около 52,6 % населения Вилюйского округа проживало в срубных домах «ампаар дьиэ», а 47,4% жителей жили в юртах-балаганах. Более 68,5 % домохозяйств были с пристроенными к дому зимним хлевом «хотон», лишь 31,4 % хозяйств имели отделенный от дома хотон [1, с. 115].

В 1931-1937 гг. в Якутской АССР начался процесс формирования постоянных поселений ставших центрами коллективных хозяйств. Проблема образования колхозных поселков была затронута в монографии Я.М. Санниковой «Коллективизация сельского хозяйства в Якутии (1929-1940 гг.)». В ней автор отметила о том, что трудности в образовании колхозных поселков были связаны с единоличным хуторным расселением колхозников, созданием единых пахотных и сенокосных массивов. Для ликвидации традиционного образа жизни по мере массового создания коллективных хозяйств при каждом колхозе строилась центральная усадьба с домом правления колхоза, зернохранилищем, крытым током, общественными скотными дворами, машинными сараями, детскими яслями, школой, столовыми [4, c. 111]. В первой половине 1930-х гг. записавшиеся в колхозы единоличники продолжали проживать в своих алаасах группами по две-три семьи. В годы культурной революции вплоть до середины 1940-х гг. органами советской власти проводилась обширная кампания по отделению зимнего хлева «хотон» от жилья [5, c. 196].

Однако во второй половине 1930-х гг. государством было ассигновано около 600 тыс.руб. из государственного бюджета на строительство колхозных поселков, с этого момента процесс поселкования получил планомерный характер. В 1939 г. партийно-советское руководство республики наметило обширную программу поселкования. В монографии Я.М. Санниковой приведены данные о том, что накануне войны этот процесс охватил 534 из 1024 колхозов республики, в новых поселках поселилось 6 тыс. хозяйств, в них было построено более 3 тыс. новых домов и перевезено более 4 тыс. старых построек. Таким образом, к 1941 г. строительство новых колхозных поселков началось на центральных усадьбах около 50% колхозов. По итогам переписи 1939 г. в 14 центральных сельскохозяйственных районах республики (в том числе в вилюйской группе) удельный вес одиночных юртовых пунктов проживания составлял 77,8% всех зарегистрированных переписью населенных пунктов. На 1 января 1941 г. в новых сельских поселках проживало 9,8 тыс. хозяйств, или менее одной пятой сельских жителей [4, c. 117].

На основе проведенного интервьюирования ветеранов войны, тыла и детей войны установлены два способа решения жилищной проблемы в 1941-1945 гг.:

  • Традиционная практика совместного проживания семей «дьуккаах»;
  • Строительство колхозных общежитий.

В суровых природно-климатических условиях издревле народ саха выработал практику совместного проживания двух или более семей «дьуккаах» в одном доме. Практика «дьуккаах» является объединением семей для распределения труда по уходу за скотом, заготовке сена, дров и льда, а в трудные и голодные годы данный обычай подразумевал распределение добычи и пищи [1, с. 113]. В большинстве случаев дюккахами становились люди связанные кровно-родственными отношениями «аҕа ууhа» (Н.Н. Филиппов, 86 лет, с. Кюндядя, Нюрбинский район; зап. 2015 г.). В годы коллективизации, поселкования и военного лихолетья 1941-1945 гг. благодаря традиционной практике «дьуккаах» был решен жилищный вопрос. Также все 90 респондентов отметили о том, что накануне и в годы войны в их семьях было 1-2 дойные коровы с телятами, и все совместно проживающие в одном доме хозяйства распределяли работу по уходу за скотом.

В годы строительства колхозных поселков начали строиться общежития для колхозников. Уроженец Илимнирского наслега Сунтарского улуса Е.Я. Николаев (1935 г.р.) вспоминает: «Накануне войны мы с мамой проживали в юрте-балаган. Моя мама работала дояркой в колхозе, правление колхоза приняло решение поселить доярок в общем колхозном доме неподалеку от фермы. В годы войны 13 респондентов проживали вместе с родителями в общежитиях при колхозных фермах Сунтарского, Нюрбинского, Верхневилюйского и Вилюйского районов.

Одной из общих сюжетных линий являются воспоминания о печке «камелек». Глинобитная печка «камелек» являлась источником тепла, света и очагом для приготовления пищи. Все информанты отметили о совместной заготовке дров семьями проживающими в одном доме и большом расходе топлива для поддержания тепла и приготовления пищи в холодное время года. В годы войны колхозники и служащие проживавшие в сельской местности оплачивали сбор за вырубку леса и заготовку дров названном колхозниками «буруо харчыта», в случае неоплаты, налоговые агенты и работники сельсовета запечатывали дымоход печи (М.С. Захарова, 90 лет, с. Оросу, Верхневилюйский улус; зап. 2015 г.).

Все информанты отметили о том, что вплоть до 1950-х гг. внутренняя планировка, расположение глинобитной печи «камелек», земляной пол, организация жилого пространства, убранство и меблирование домов оставались традиционными и были едины для двух типов жилищ: юрты «балаҕан» и срубного дома «ампаар дьиэ». Как отметила этнограф Н.К. Данилова традиционная ориентировка якутских жилищ была дверью на восток, а глинобитная печь «камелек» располагалась направо от входной двери. Северная часть жилища предназначалась для хозяйственных целей, на восточной стороне помещалась ручная мельница, место для дров и умывальник, вдоль южной стены устраивались нары «орон» [3, c. 193]. Из мебели в традиционном якутском жилье присутствовали шкаф-буфет, стол, стулья, в зажиточных семьях были кровати.

В летнее время в окна «түннүк» устанавливалась берестяная рама с рыбьим пузырем, а в зажиточных семьях рама с дефицитным стеклом. Зимой в окна вставлялись линзы из льда. В годы войны 43 информанта из 90 опрошенных проживавшие в юртах-балаган и срубных домах «ампаар дьиэ» с земляным полом отметили регулярный характер простудных заболеваний среди домочадцев в зимнее время. Необходимо отметить о том, что санитарно-гигиеническое состояние жилищно-бытовых условий более половины информантов накануне и в годы войны проживавших в домах с пристроенным хлевом «хотон» было неудовлетворительным. В воспоминаниях 14 информантов упоминается о содержании новорожденных телят в северной части юрты-балаган в небольшом загоне, данная мера являлась вынужденной т.к. пристроенный к дому хлев «хотон» был не отапливаемым.

На основании анализа воспоминаний 69 информантов проживали в отдаленных от колхозных центров аласах (хутор). Ежедневно добираясь до работы или школы они были вынуждены проходить пешком или верхом на лошадях расстояния от 5 и более километров. Главной причиной помешавшей переселению колхозников проживающих в одном наслеге в новые колхозные поселки стала Великая Отечественная война.

Таким образом, начатая государством в 1930-е гг. политика строительства новых колхозных поселков без учета традиционных принципов расселения населения и природно-климатических условий Северо-Востока России стала одной из причин неэффективной реализации социальной политики государства в сфере жилищно-бытового строительства и обслуживания населения Якутской АССР. Недостатки жилищной политики государства и начавшаяся война подтолкнули жителей сельской местности вновь обратится к традиционной практике распределения пищевых ресурсов и совместного проживания семей «дьуккаах». Необходимо отметить неблагоприятные бытовые условия, антисанитарию и неудовлетворительный уровень санитарно-гигиенической работы медицинских работников с населением. Несмотря на тяжелые жилищно-бытовые условия жизни население Якутской АССР внесло свой посильной вклад в общее дело Победы.

 

Литература:

  1. Аргунов И.А. Социальное развитие якутского народа (историко-социологическое исследование образа жизни). – Новосибирск: Наука, 1985
  2. Винокуров А.Д. Сельсоветы Якутии в годы Великой Отечественной войны (в контексте частной памяти) «Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история»: сборник статей по материалам XLVIII международной научно-практической конференции. (22 апреля 2015 г.) № 4 (45). Новосибирск: Изд. «СибАК», 2015. С. 55-60
  3. Данилова Н.К. Поселения и типы жилищ // Якуты (Саха) / отв. ред. Н.А. Алексеев, Е.Н. Романова, З.П. Соколова; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН; Ин-т гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН. – М.: Наука, 2013.
  4. Санникова Я.М. Коллективизация сельского хозяйства в Якутии (1929-1940 гг.) / Я.М. Санникова; [отв.ред.к.и.н. С.И. Ковлеков, д.и.н. С.И. Боякова]. – Якутск: Бичик, 2007.
  5. Советская Якутия [Ред.кол.: В.Н. Антипин и др.]: в 3-х т. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1963.
  6. Щеглова Т.К. Устная история: учебное пособие / Барнаул, АлтГПА, 2010. – С.163-197

[1] Алаас – окруженная лесом чистая поляна термокарстового происхождения, обычно с озером посередине (Толковый словарь якутского языка, 2004. С. 391)

[2] Источник: Шрейбер С.Е. Медико-санитарное обследования населения Вилюйского и Олекминского округов. Л., 1931, с. 71-72

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle