Библиографическое описание:

Гордеев Н. С., Крюков В. В. О приоритетных направлениях противодействия распространению экстремистских материалов в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2015. — №17. — С. 345-349.

В статье рассмотрены основные приоритеты государственной политики по противодействию распространению экстремистских материалов. Сделан вывод о том, что в условиях увеличения масштабов информационно-пропагандистской работы экстремистских организаций и групп, экстремистские материалы превратились в средство распространения их идеологического влияния. Предпринята попытка анализа генезиса ответственности за распространение экстремистских материалов.

Ключевые слова: экстремистские материалы, противодействие, экстремистская идеология, пропаганда.

 

В ст. 3 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» обозначены основные направления борьбы с экстремизмом, включая принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности, а также выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц [2]. В настоящее время в обозначенной сфере одной из главных проблем остается непоследовательность и противоречивость деятельности по противодействию распространению экстремистских материалов, в которых объективируется экстремистская идеология. Меры для совершенствования указанного направления правоохранительной работы принимаются и в рамках международного сотрудничества государств-членов Содружества независимых государств. Так в п. 3.6. 1. Рекомендаций по совершенствованию законодательства государств-участников СНГ в сфере противодействия экстремизму отмечается необходимость согласования правового регулирования экспертной оценки наличия в деятельности отдельных организаций и физических лиц или распространяемых ими материалах признаков экстремизма [1]. В данной статье предпринята попытка рассмотрения становления и реализации российской политики по противодействию распространению экстремистских материалов. При этом основным эмпирическим материалом выступают документы по законопроектной работе, в том числе сами проекты законов, официальные отзывы и пояснительные записки к ним.

Очевидно, что материалы экстремистской направленности могут провоцировать национальную, политическую, религиозную и социальную неприязнь в обществе, возникновение и эскалацию различных конфликтов на этой почве. Именно поэтому законодатель должен ограничить возможность массового распространения подобных материалов, снизить их деструктивное влияние на различные группы общества. Политика по противодействию распространению экстремистских материалов начала формироваться задолго до принятия Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Можно даже проводить некоторые параллели с цензуированием различных литературных, музыкальных произведений и произведений искусства в дореволюционной России и Советском Союзе. Однако, применительно к рассматриваемой проблеме, определенный интерес в исторической ретроспективе имеют лишь запреты указанных произведений в интересах обеспечения безопасности государства, сохранения его территориальной целостности, а не по причине идеологических соображений. В постсоветской России, необходимость противодействия распространению отдельных информационных материалов была впервые четко обозначена в Указе Президента РФ от 23.03.1995 № 310 «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации», где в п. 2 Министерству внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службе контрразведки Российской Федерации, Государственному таможенному комитету Российской Федерации, Федеральной пограничной службе Российской Федерации в пределах предоставленной им компетенции силами подчиненных органов было поручено задерживать и привлекать к установленной действующим законодательством ответственности лиц, распространяющих печатную продукцию, кино-, фото-, аудио- и видеоматериалы, направленные на пропаганду фашизма, возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни; принимать меры к изъятию такой печатной продукции и материалов [3]. В приведенном примере речь шла о недопустимости распространения информационных материалов определенной направленности, в первую очередь, содержащих пропаганду фашизма. Данное направление политики противодействия распространению экстремистских материалов постепенно нашло отражение в борьбе с деяниями, направленных на возрождение нацистской идеологии, в том числе запрете пропаганды и публичном демонстрировании нацистской атрибутики или символики [9]. Интерес в связи с изложенным представляет Проект Федерального закона № 504872–6 «О противодействии реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников», содержащего дефиницию нацистских материалов, под которыми понимались «экстремистские материалы, призывающие к реабилитации и/или героизации нацизма либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, а также труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы» [13]. На наш взгляд, введение подобной дефиниции нецелесообразно ввиду того, что в определение понятия «экстремистские материалы» в ст. 1 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» включены все перечисленные пункты. В настоящий момент осуществляется противодействие распространению информационным материалам, в которых воспроизводятся изображения нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской до степени смешения, трудов руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии [17; С. 122]. В частности, в Федеральный список экстремистских материалов внесены следующие произведения: Книга А. Гитлера «Майн Кампф» (Моя борьба) (решение Кировского районного суда г. Уфы от 24.03.2010); Книга Альфреда Розенберга «Мемуары» (с комментариями Сержа Ланга и Эрнста фон Шенка — Х.: ООО «Див» 2005 г. — 416 стр.) (решение Солнцевского районного суда г. Москвы от 15.10.2012); Брошюра «Миф ХХ века» Альфреда Розенберга, Харьков, 2005г., очерк современной истории том 1 (решение Южно-Сахалинского городского суда Сахалинской области от 20.08.2013) и др.

Федеральным законом от 24.07.2007 № 211-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях была введена ст. 20.29, установившая ответственность за массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения. Следует признать, что ряд положений указанной статьи нуждаются в совершенствовании. Это касается, в первую очередь, признака «массовости» распространения экстремистских материалов [6] и указания на Федеральный список экстремистских материалов (в легальной дефиниции признак обязательности включения в него для обозначенных информационных материалов отсутствует).

Экстремистские материалы рассматриваются как средство психологического манипулирования, а их распространение как способ пропаганды с целью формирования мотивации к определенным запрещенным в законе действиям [20; С. 99]. Однако, само по себе принятие идей, изложенных в экстремистских материалах, не является преступлением, если не сопровождается практическим подкреплением. А. А. Оселков указывает на тот факт, что в результате распространения экстремистских материалов осуществляется два вида пропаганды: прямая, направленная на создание определённых установок у аудитории, и косвенная, подкрепляющая существующие у аудитории установки. [18; С. 66]. Таким образом, особое внимание в экстремистских материалах уделяется обоснованию совершения общественно опасных деяний, поэтому противодействие их распространению может осуществляться уголовно-правовыми средствами в рамках ст.ст. 205.2, 212, 280, 280.1, 282, 354 УК РФ.

Как уже было отмечено выше, в экстремистских материалах находит свое объективное выражение экстремистская идеология, распространение и принятие которой может привести к тяжелым последствиям. Так, Ж. Н. Липатова рассматривает массовое тиражирование экстремистских материалов в контексте основных причин экстремистской и террористической преступности. При этом она особо отмечает, что распространение экстремистских идей — это индикатор неблагополучия в обществе и кризиса государственности [16; С. 207]. Ю. И. Авдеев справедливо указывал на важность разоблачения идеологии экстремизма, ведение контрпропаганды в отношении пропагандистских кампаний экстремистов, информирование населения о контрэкстремистских мероприятиях российских властей, противодействие распространению экстремистских материалов, а также противодействие использованию сети Интернет в экстремистских целях [15]. Подобная деятельность не должна сопровождаться нарушением прав граждан, что, по мнению Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, имеет место в отношении представителей религиозной организации «Свидетели Иеговы», распространяющих публикаций, содержащие критику других религиозных учений. По мнению омбудсмена, меры по признанию подобных источников экстремистскими противоречат Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству о свободе совести, фактически преследуют цель необоснованно и произвольно ограничить права членов религиозной группы [4]. В связи с этим, на наш, взгляд, необходимо выделение сущностных признаков экстремистских материалов и экстремистской идеологии в российском законодательстве.

В России предпринимались попытки конкретизировать содержательный аспект экстремистских материалов. Например, Проектом Федерального закона № 400063–4 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предлагалось изложить ст. 20.29 КоАП РФ в следующем виде:

«Статья 20.29. Производство и распространение экстремистских материалов

Распространение экстремистских материалов, содержащих призывы к совершению тяжких и особо тяжких преступлений, а равно их производство либо хранение в целях распространения…» [11].

Однако, уже на этапе рассмотрения проекта отмечалась спорность установления административной ответственности за распространение экстремистских материалов, содержащих призывы к совершению только тяжких и особо тяжких преступлений [7]. Обращалось внимание на то, что ст. 13 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» устанавливает запрет на распространение в Российской Федерации любых материалов, включенных в федеральный список экстремистских материалов, вне зависимости от содержания в них каких-либо призывов [14].

В последнее время в ряде исследований выдвигаются предложения о криминализации деятельности по распространению экстремистских материалов, что связано, по мнению авторов подобных работ, с неблагоприятной динамикой экстремистских преступлений, зачастую возникающих вследствие информационного воздействия со стороны международных экстремистских организаций и групп [19; С. 369]. Проектом Федерального закона № 434186–6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу уточнения признаков экстремистской деятельности» предлагалось введение в Уголовный кодекс Российской Федерации ст. 282.4. «Распространение экстремистских материалов» с установлением максимального наказания в виде лишения свободы сроком на один год [12]. В Пояснительной записке к законопроекту обосновывалось, что распространение экстремистских материалов представляет угрозу общественной безопасности и интересам государства, порождая негативные настроения в обществе [8]. Однако, в науке уголовного право предложение о подобном нововведении не нашло поддержки, в частности, А. Г. Хлебушкин справедливо указывает на создание искусственной конкуренции норм в результате введения уголовной ответственности за распространение экстремистских материалов [21; С. 141]. Хотелось бы также указать на крайне низкий уровень правоприменения в указанной сфере, ситуативность и бессистемность реагирования на экстремистские материалы. Перечисленные факторы, на наш взгляд, не позволяют установить уголовную репрессию за распространение экстремистских материалов.

В ходе мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2013 год было выявлено отсутствие ответственности за производство и выпуск средств массовой информации для распространения материалов, содержащих призывы к осуществлению террористической деятельности, пропагандирующих насилие, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм, других экстремистских материалов. В связи с этим предлагалось организовать работу Минкомсвязи России по подготовке проекта федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования противодействия экстремистской деятельности», предусматривающего урегулирование вопросов распространения иностранных периодических изданий на территории Российской Федерации и привлечения к ответственности за распространение материалов экстремистской направленности [5]. В настоящий момент, по нашему мнению, противодействие пропаганде экстремистских идей в средствах массовой информации и сети Интернет представляет собой более масштабную деятельность по сравнению с борьбой с распространением экстремистских материалов. Представляется, что это стало следствием упрощения порядка блокировки интернет-сайтов, предоставления дополнительных полномочий Генеральной прокуратуре РФ и Роскомнадзору в указанной сфере.

Итак, можно прийти к выводу, что законодателем в России осуществляется поиск действенных мер по противодействию распространению экстремистских материалов. Однако, на данный момент правоприменителю чрезвычайно трудно руководствоваться имеющимися нормативными актами о противодействии экстремистской деятельности и Федеральным списком экстремистских материалов ввиду отсутствия в них существенных признаков экстремистских материалов, а также других базовых понятий в рассматриваемой сфере (например, экстремистская идеология). Поэтому сегодня чрезвычайно актуально проведение комплексных исследований противодействия распространению экстремистских материалов, их учет на практике для принятия криминологически обоснованных решений.

 

Литература:

 

1.         Рекомендации по совершенствованию законодательства государств-участников СНГ в сфере противодействия экстремизму (Приняты в г. Санкт-Петербурге 23.11.2012 Постановлением 38–16 на 38-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ) // Информационный бюллетень. Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. 2013. № 57 (часть 2). С. 107–123.

2.         Федеральный закон от 25.07.2002 № 114-ФЗ (ред. от 31.12.2014) «О противодействии экстремистской деятельности» // СЗ РФ. 29.07.2002. № 30. Ст. 3031.

3.         Указ Президента РФ от 23.03.1995 № 310 (ред. от 03.11.2004) «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации» // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

4.         Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ от 21.02.2014 «Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2013 год» // Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. — URL: http://ombudsmanrf.org/ombudsman/document/ezhegodnye_doklady (дата обращения 21.08.2015).

5.         «Доклад о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2013 год» // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

6.         Заключение ПУ Аппарата ГД ФС РФ от 28.06.2007 № 2.2–1/2762 «По проекту Федерального закона № 400063–4 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» (повторно ко второму чтению) // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

7.         Официальный отзыв Правительства РФ от 17.04.2007 № 1456п-П4 «На проект Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»» // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

8.         Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу уточнения признаков экстремистской деятельности» // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

9.         Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О внесении изменений в статью 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

10.     Пояснительная записка «К проекту Федерального закона «О противодействии реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников» // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

11.     Проект Федерального закона № 400063–4 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 28.02.2007) // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

12.     Проект Федерального закона № 434186–6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу уточнения признаков экстремистской деятельности» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 22.01.2014) // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

13.     Проект Федерального закона № 504872–6 «О противодействии реабилитации нацизма, героизации нацистских преступников и их пособников» (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 22.04.2014) // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

14.     Решение Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству от 14.05.2007 № 117 «Заключение на проект Федерального закона № 400063–4 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СПС «Консультант: Высшая школа» (по состоянию на август 2015 г.).

15.     Авдеев Ю. И. Экстремизм в современной России: основные тенденции и проблемы противодействия // Вестник МГОГИ. Серия: История, Философия, Политология, Право. 2013. № 2.

16.     Липатова Ж. Н. Деятельность прокуратуры по пресечению распространения экстремистских материалов как путь к достижению гражданского согласия в обществе // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. № 3. С. 206–210.

17.     Никитин А. Г. Идеология экстремизма как угроза национальной безопасности России // Актуальные проблемы экономики и права. 2010. № 3 (15). С. 121–128.

18.     Оселков А. А. Особенности влияния на молодёжную аудиторию материалов экстремистской направленности // Российский психологический журнал. 2011. Т. 8. № 1. С. 64–72.

19.     Скляров А. С. Проблемы законодательного регулирования правоохранительной деятельности по противодействию экстремизму в Российской Федерации // Актуальные проблемы российского права. 2007. № 2. С. 363–370.

20.     Тагильцева Ю. Р. Экстремистские материалы как инструмент информационно-психологической войны // Политическая лингвистика. 2012. Вып. 3 (41). С. 99–103.

21.     Хлебушкин А. Г. Криминализация распространения экстремистских материалов: pro et contra // Общество и право. 2014. № 4 (50). С. 139–143.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle