Библиографическое описание:

Еременкова Ю. И. Снижение возраста уголовной ответственности несовершеннолетних: за и против // Молодой ученый. — 2015. — №17. — С. 361-362.

Проблема снижения возраста уголовной ответственности несовершеннолетних в России является одной из самых актуальных и обсуждаемых. В СМИ постоянно освещают темы кровавых убийств, разбоев, грабежей и изнасилований, совершенных несовершеннолетними. Многие из этих опасных преступлений помимо причинения вреда, зачастую посягают на жизнь и здоровье человека и гражданина [3, с. 119]. К сожалению, дети постоянно вовлекаются в криминальный бизнес: проституцию, производство порнографии и т. д. [1, с. 301]. Представление несовершеннолетнего о морали и праве довольно размыто, а у некоторых, в силу условий в семье, вообще отсутствует или очень сильно искажено. По мнению учёных, в настоящее время подростки взрослеют гораздо быстрее и уже в более юном возрасте могут в полном объёме осознавать значение своих действий. Основной отпечаток на мировоззрение детей накладывает школа. Что происходит в ней, то происходит и обществе. Последняя и является ее отражением [2, с. 83].

Сейчас в России возраст уголовной ответственности составляет 16 лет. Но за некоторые тяжкие преступления к суду привлекают подростков с 14 лет.

Депутат Госдумы Владимир Поневежский отмечает, что за последние годы преступность в нашей стране помолодела. Он утверждает, что сейчас преступления совершаются более в раннем возрасте. И необходимо, чтобы существовала возможность привлечения к уголовной ответственности с целью восприятия подростками, что их ожидает в случае совершения тяжких и иных преступлений. Предполагается, что данная процедура будет иметь широкое профилактическое значение.

Однако бытует и другая точка зрения. Так президент Ассоциации детских психологов Александр Кузнецов уверен, что наша страна пока не готова к этому, так как не созданы учреждения ювенальной юстиции.

В свою очередь заместитель председателя комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству — Дмитрий Вяткин отметил, что снижение возраста уголовного наказания не решает проблему детской преступности, необходимо предусмотреть комплекс эффективных, особых и специальных санкций. Направлять детей в колонии никто не собирается, но необходимо найти меры, которые можно было бы применять, что вырвать ребенка из среды, которая толкает его на совершение преступления.

«Понижая возраст уголовной ответственности несовершеннолетних, мы расписываемся в собственном бессилии. Заключение в тюрьму — это последний рубеж обороны, когда преступление уже совершено. Нужно заниматься профилактикой детских правонарушений», — считает Павел Астахов.

Депутатами Государственной Думы Российской Федерации ни раз предлагалось снизить возраст для привлечения к уголовной ответственности. Инициаторы данного закона считают, что эти меры помогут исправить сложившуюся ситуацию. В свою защиту они приводят следующие аргументы:

во-первых, снижение возраста ответственности за уголовные преступления до 12 лет позволит изолировать большее число преступников от общества;

во-вторых, говорить о том, что 12-летние преступники не осознают своих действий, не приходится — они часто совершают преступления осознанно и стараются замести следы;

в-третьих, в целом ряде стран мира подростки привлекаются к уголовной ответственности с этого и даже более юного возраста. Так, в некоторых штатах США дети старше 10 лет, совершившие особо тяжкое преступление, могут быть приговорены к пожизненному заключению (при общем возрасте подверженности уголовной ответственности с 16 лет). Также с 10 лет можно подпасть под суд в Англии, Австралии, Швейцарии. Уголовная ответственность с 13 лет наступает во Франции, с 14 — в Германии и Японии, в других странах Евросоюза — от 13 до 18 лет. В Ирландии, как и в некоторых восточных странах, можно отправить в колонию 7-летнего ребенка за совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Я считаю, что данный принятие данного закона не принесёт ничего хорошего и не даст никаких результатов. Подростки, совершающие столь тяжкие преступления в таком юном возрасте, имеют психические отклонения, поэтому их нужно лечить в специальных учреждениях, а не сажать в тюрьму. Некоторые эксперты, в частности детский омбудсмен Павел Астахов, ссылаясь на данные психологов, утверждает, что сегодня происходит замедление темпов развития подростков: современные российские девушки в среднем достигают психофизиологической зрелости к 18 годам, а юноши — к 20. И, по его мнению, эти данные говорят о недопустимости снижения возраста уголовной ответственности.

В стране нет ювенальной юстиции, системы психологической помощи подросткам и малолетним преступникам. Введение нового закона окончательно перечеркнет надежды на его создание: гораздо проще и дешевле посадить подростка в тюрьму, чем заниматься его перевоспитанием.

Понижение возраста уголовной ответственности обусловлено так же тем, что несовершеннолетний даже в 14-летнем возрасте способен осознавать общественную опасность и противоправность своих действий, понимать, что «хорошо», а что «плохо», что родители воспитали в нем любовь к людям, невозможность брать без согласия собственника его вещи и т. д.

Что делать, когда дети, не достигшие возраста уголовной ответственности, совершают что-то страшное? Когда их действия приводят к смерти человека. А ведь это даже преступлением назвать нельзя, поскольку виновный не является субъектом права из-за возраста. По закону с ними работают Комиссии по делам несовершеннолетних (КДС), но у них тоже мало механизмов. Поэтому они тоже часто начинают заниматься тем, что, пытаются защитить ребенка-правонарушителя от «мстительных жертв».

Мы не создали условий для помощи оступившимся детям, профилактика правонарушений несовершеннолетних находится на низком уровне. Не создана система исправления и реабилитации детей, совершивших преступления. Можно посадить всех несовершеннолетних правонарушителей, но это не решит проблемы. Они лишь станут заложниками системы и не смогут уже никогда вернуться к нормальной жизни.

Одним росчерком законодательного пера мы ничего не решим. Сегодня, с одной стороны, идет акселерация — люди раньше взрослеют физически, вступают во взрослые отношения, чаще даже в раннем возрасте становятся отцами и матерями. Но в то же время они морально и психологически к этому не готовы. И думаю, строгость наказания не обеспечит соблюдение закона. Кстати, многие закона просто могут не знать. С правовой культурой в стране в принципе плохо, надо это признать, не только у несовершеннолетних. Они ведь копируют во многом взрослых, причем, очень часто не родителей, а персонажей сериалов, героев каких-то молодежных историй, лидеров музыкальных групп. Вот в чем проблема. Здесь должна быть создана конкурентная информационная среда. А мы устали уже говорить, что необходима полная перекройка контента СМИ. Возрастные маркеры поставили, а ведь никто не следит за тем, что показывают. Культивация насилия и очень аморальные вещи подаются как нечто должное, более того, они стали популярными и модными. С этого нужно начинать. В США, в Латинской Америке, в Бразилии, в частности, есть программы, которые ориентируют школьников по очень широкому спектру профилактики правонарушений, различных — будь то употребление алкоголя и наркотиков, заканчивая профилактикой беспорядочных половых связей. Очень успешная программа. Они дошли уже до Кореи, почему-то минуя Россию. Вот на это надо обращать внимание. Должно обязательно сопутствовать воспитание, социализация — в хорошем смысле слова. Тогда есть надежда на какие-то изменения.

 

Литература:

 

1.         Ряузова Е. П. Особенности расследования преступлений, связанных с торговлей людьми // Проблемы совершенствования законодательства и прокурорской деятельности: сборник научных трудов VIII Международной научно-практической конференции студентов, магистрантов и аспирантов (14 ноября 2014 г.). — Саратов: Буква, 2014. — [С. 301–302].

2.         Ряузова Е. П. Коррупция в школе: причины, методика расследования и противодействия / Е. П. Ряузова // Законность и правопорядок в современном обществе: сборник материалов XXIII Международной научно-практической конференции / под общ. ред. С. С. Чернова. — Новосибирск: Издательство ЦРНС, 2015. — [С. 83–85].

3.         Ряузова Е. П. Осмотр места происшествия при расследовании грабежей и разбойных нападений как инструмент установления маршрута нападавшего / Е. П. Ряузова // Проблемы российского законодательства и международного права: сборник статей Международной научно-практической конференции (10 апреля 2015г., г. Уфа).-Уфа: АЭТЕРНА, 2015.– [С. 119–121].

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle