Библиографическое описание:

Егоров В. В. Причины и значение создания в Российской империи черты еврейской оседлости в конце XVIII века // Молодой ученый. — 2015. — №17. — С. 352-358.

Статья посвящена изучению причин и условий, при которых в Российской империи была создана черта еврейской оседлости по указу от 23 декабря 1791 г. Отмечается, что на начальном этапе вхождения большинства еврейского населения в российское общество чиновники стремились минимизировать их влияние на коренное население и, вместе с тем, получить от них максимальную экономическую выгоду.

Ключевые слова: евреи, черта оседлости, христианство, иудаизм, политика, экономика.

 

The article is devoted to the study of the causes and conditions under which the Russian Empire was established the Pale of Settlement by the decree of December 23, 1791 noted that the initial entry of the majority of the Jewish population in the Russian society, officials sought to minimize their impact on indigenous people and at the same time, receive from them maximum economic benefits.

Keywords: Jews, the Pale of Settlement, Christianity, Judaism, politics, economics.

 

Период правления императрицы Екатерины II (1762–1796) охарактеризовался двоякой политикой российского правительства в отношении евреев. 4 декабря 1762 г. был издан Манифест «О позволении иностранцам, кроме Жидов, выходить и селиться в России и о свободном возвращении в свое Отечество русских людей, бежавших за границу» [3, Т. 16, Ст. 11.720]. В соответствии с ним евреям запрещалось селиться на территории Российской империи. По мнению профессора Д. Д. Клиера, императрица не допустила евреев в Россию в угоду общественным настроениям [24, c. 37]. По моему мнению, данный манифест носил запретительный характер и был следствием тех стереотипных предрассудков, которые многие российские чиновники и значительная часть населения испытывали в отношении евреев, как в отношении лиц якобы ответственных за «земную» гибель Иисуса Христа, противников христианской религии (в первую очередь, православия, которое исповедовало значительная часть населения) и свидетельствовал о нежелании допустить евреев в Россию, вследствие опасения конкуренции с их стороны экономическим и политическим верхам общества, а также религиозным кругам православного духовенства, опасавшегося возможной конкуренции за паству со стороны иудейских миссионеров. Часть населения была недовольна теми методами, которые евреи применяли в торговле, где не обходилось дело без спекуляции.

22 июля 1763 г. был издан Манифест «О дозволении всем иностранцам, в Россию взъезжающим, поселяться в которых губерниях, где они пожелают и о дарованных им правах» [4, Т. 16. — Ст. 11.880]. В данном законодательном акте не было ограничений для лиц еврейской национальности. Важно отметить, что именным указом от 22 июля 1763 г. была создана «Канцелярия Опекунства Иностранных» [5, Т. 16. — Ст. 11.881]. По мнению историка Ю. И. Гессена, уже в тот период императрица понимала необходимость открытия границ империи для евреев и даже намеревалась принять меры для того, чтобы побудить евреев к переселению в Россию. Полагаю, что происходило это потому, что евреи были известны своими успехами в торговле, да и сама Екатерина II ничего не имела против них, но всё же была вынуждена следовать мнениям и желаниям своих приближённых, среди которых имели место антисемитские настроения.

Важно отметить, что ещё в 1744 г. врач еврейской национальности А. Санчес излечил опасно больную Софью Августу Фредерику Анхальт-Цербскую — невесту принца Петра Фёдоровича, будущую императрицу Екатерину II [30, электронный ресурс]. А что может быть важнее для человека его жизни. Однако в дальнейшем императрица разбирала вопросы о евреях с точки зрения государственной важности и необходимости. По мнению историка и писателя М. С. Бейзера, Екатерина II, считаясь с общественным мнением, запрещала, но, учитывая государственные интересы, тайно поощряла пребывание отдельных евреев в Санкт — Петербурге [29, электронный ресурс].

Важные события происходили в Речи Посполитой. Начиная с середины XVIII века, вследствие фактического поражения поляков в Северной войне (1700–1721), многолетних внутренних смут и, вызванных ими политических кризисов, страна находилась в упадке. В 1764 г. королём Польши, под давлением русской дипломатии, был избран Станислав Август Понятовский (1732–1778). Фактически над Польшей устанавливается русский протекторат. Чрезвычайно влиятельное в Польше католическое духовенство подталкивало правительство к притеснению православной церкви и православных подданных. В 1762 г. присутствовавший на коронации Екатерины II епископ Могилевский Георгий (Конисский) в речи перед императрицей рассказал об ущемлении православных в Польше и просил за них заступиться. С другой стороны, прусское правительство, недовольное притеснением протестантов в Польше, предложило России разделить Польшу [31, электронный ресурс]. 19 февраля 1772 г. в Вене была подписана Конвенция о первом разделе Речи Посполитой между Российской империей, Австрийской империей и Прусским королевством. В соответствии с ней, Россия получила территории в Прибалтике: Ливонию и Задвинское герцогство и часть современной территории Беларусии до Двины, Друти и Днепра, включая районы Витебска, Полоцка и Мстиславля. Под власть российской короны перешли территории площадью 92 тыс. км² с населением 1 млн. 300 тыс. человек [32, электронный ресурс]. Евреев было примерно 50 000 человек [34, электронный ресурс]. Интересно, что это были ашкеназы — еврейская культурно-этническая общность, сложившаяся в X–XI вв. в германских городах на берегах Рейна [22, c. 5]. Ещё в Германии они выработали язык близкий к немецкому — идиш. Они придерживались галахической [10, c. 37–38] традиции [40, p. 10]. Профессора Д. Д. Клиер и Ш. Ламброза указывают, что белорусские евреи в тот период жили в основном в сёлах и занимались мелкой торговлей и продажей спиртных напитков, а также перепродажей товаров, купленных у крестьян на рынках. Кроме того, они жили и в городах, где полностью доминировали в торговле, а также были мастерами и ремесленниками [41, p. 15]. Конвенция отразилась на внутреннем законодательстве Российской империи в виде именного указа от 16 августа 1772 г. «О принятии по Российскую Державу уступленных от Польши провинций, о назначении жителям срока для принятия присяги, о постановлении столбовым новых границ, о сборах в казну всех публичных доходов, и о произвождении суда и расправы в настоящих судебных местах по тамошним правам и обычаям» [6, Т. 19, Ст. 13.850]. В официальном плакате к указу Екатерина II гарантировала новым подданным свободу вероисповедания и права на принадлежащее им имущество, а также наделила их всеми правами российских граждан[1].

В 1790 г. Московское купечество обратилось к Московскому главнокомандующему князю А. А. Прозоровскому (1733–1809) с жалобой на евреев, которые якобы продавали москвичам контрабандный товар по низким ценам [12, c. 24]. По моему мнению, они не желали конкуренции с новыми соперниками. Хотя, скорее всего, случаи контрабанды имели место как у еврейских, так и у Московских купцов. Параллельно евреи обратились к императрице с жалобой на то, что их перестали записывать в Московское и Смоленское купечество. Обе жалобы рассматривались «Советом государыни» — высшим совещательным и распорядительным органом с участием Екатерины II и главных чиновников. Хотелось бы провести исторические параллели с более древним периодом, когда во II в. н. э. римские купцы не желали конкурировать с купцами карфагенскими, что стало одной из причин, побудивших сенатора Катона призывать римскую элиту к уничтожению Карфагена. В 146 г. до н. э. город был разрушен. В истории российских евреев одним из краеугольных камней противоречий с коренным населением была успешная еврейская торговля.

В результате деятельности «Совета государыни» 23 декабря 1791 г. появился указ [7, т. 23, ст. 17.006.], оформивший черту оседлости — границу территории, за пределами которой не разрешалось проживание евреям, исповедующим иудаизм. В соответствии с ним евреям запрещалось записываться в купечество во внутренних российских губерниях, однако сохранялось право записываться в купечество в Белоруссии, а также добавлялось право записываться купечество в Екатеринославской губернии и Таврической области. По мнению украинского учёного Г. А. Сигиды, правительство позволило евреям переселяться в Екатеринославское наместничество и область Таврическую, в виду крайней заинтересованности в заселении данных земель [42, c. 85]. Таким образом, евреям было разрешено проживание в Белорусских губерниях, присоединённых к Российской империи, в результате первого раздела Речи Посполитой: Полоцкой, Витебской, Мстиславской, а также в Екатеринославском наместничестве и Таврической области. По мнению историков И. И. Толстого и Ю. И. Гессена, указом 23 декабря 1791 г. правительство всё же не планировало создать для евреев особо стеснительное положение. Дело в том, что в конце XVIII века «в обществе всё ещё держался порядок, прикреплявший обывателей. Мещане не могли переходить из одной категории в другую, и, следовательно, евреи, почти поголовно записавшиеся в мещанство, за исключением малого числа купцов, не могли бы переселяться из губернии в губернию в Белоруссии, если бы указ не подтвердил, что они могут переселяться в белорусских губерниях» [27, c. 3] Более того, указ давал разрешение евреям на постоянное жительство наряду с Белоруссией и в Новороссии [33, электронный ресурс]. Также Ю. И. Гессен полагал, что императрица желала направить деятельность евреев именно на юг России, т. к. этот край особенно нуждался в торговом элементе и, вследствие этого, запретила евреям переходить в купечество во внутренних торговых городах России [13, с. 86]. Таким образом, указ от 23 декабря 1791 г. способствовал заселению евреями малонаселенного и экономически бедного Новороссийского края и, незадолго перед этим завоёванной, Таврической области [35, электронный ресурс]. Допустив евреев к торговле на территориях в переделах черты оседлости, российское правительство обеспечивало их стабильное благосостояние и связи с зарубежными партнёрами, в первую очередь, с западными, т. к. территории в черте еврейской оседлости находились на западе России и граничили по внешней границе государства с европейскими странами. Указ от 23 декабря 1791 г. послужил толкованием, что евреи, независимо от христиан, пользуются правом оседлого жительства (т. е. правом приписки), лишь в определённых губерниях. В результате, черта оседлости стала основой ограничительного законодательства [12, c. 25–26] и самым тяжким для евреев проявлением национального неравноправия [9, c. 758]. По мнению учёного Г. А. Козлитина, на возникновение черты оседлости как особого правового состояния евреев в Российской империи оказали влияние две основные причины: вероисповедание и экономические аспекты [36, c. 7]. Учёная Т. С. Лызлова считает, что причина утверждения черты оседлости носила экономический характер [37, c. 25]. Профессор А. Д. Градовский полагал, что суть политики Екатерины II заключалась в следующих двух основных постулатах: 1) евреи, по самому существу своей религии — противники христианства, и притом противники опасные для господствующей церкви, ввиду предполагаемого в них прозелитизма; 2) что евреи, по роду своей жизни и занятиям, суть непроизводительный и вредный элемент народонаселения, который предстоит обратить к полезному для государства и общества труду. Этими двумя началами объясняется весь ряд многочисленных мер, принятых относительно евреев как в царствование Екатерины II, так и в позднейшие времена [17, c. 147]. Историк П. Г. Дейниченко полагает, что причинами недопущения евреев во внутренние губернии были боязнь императрицы распространения масонских идей, а также идей Французской революции [26, c. 182] Интересно отметить, что Екатерина II не поддерживала масонов. Более того, историк А. Кац указывает, что сначала она высмеивала их в своих комедиях «Обманщик», «Обольщенный» и «Шаман сибирский», а затем некоторых из них, в частности Н. И. Новикова (1744–1818), подвергла арестам и ссылке [21, c. 89].

Получается, что в период правления Екатерины II возник вопрос, как поступить с новой многочисленной группой еврейского населения. Важно отметить, что до периода присоединения к России территорий от Речи Посполитой евреев в ней жило очень мало, поэтому в то время он решался простыми средствами — выселение евреев из страны или их недопущения в Россию на жительство [1, Т. 7., Ст. 5063, 2, Т. 11. — Ст. 8840] (американский профессор Ц. Гительман полагает, что меры по высылке евреев из России и последующее ограничение территории их жительства западными областями, были частью единого политического курса по недопущению евреев в центральные губернии России [39, p. 12]), но теперь так поступить с евреями было уже нельзя. К тому же это могло вызвать не только их недовольство, но и недовольство сжившегося с ними нееврейского населения, а также негативно изменило бы ситуацию в экономике края. Тем более что правительство России не могло не учитывать и опыт правительств тех стран, где евреи ранее проживали в большом количестве (так, меры про высылке евреев применялись в Австрийской империи, когда 27 февраля 1670 г. император Леопольд I издал декрет об изгнании евреев из Вены, а также из Нижней и Верхней Австрии. Причинами были опасение конкуренции со стороны евреев австрийским купцам и связанными с ними экономическими интересами дворянам, а также сказалось влияние фанатично настроенных императрицы Маргариты-Терезы и епископа Винер-Нейштадта, графа Каллонича. Однако после изгнания евреев казна начала быстро пустеть, т. к. не стало большого количества налогоплательщиков, а, кроме того, горожане Вены жаловались на то, что ухудшилась торговля, т. к. не стало большого количества потребителей [18, c. 323).

Отказаться от евреев российские чиновники, по сути, не могли, т. к. ввиду частых войн, голода и эпидемий территория всей империи была недостаточно заселена. Итак, логически ясно, что у правительства России в тот период имелось несколько вариантов: 1. Разрешить евреям повсеместное жительство по всей территории страны с целью их последующей ассимиляции. Этому препятствовал ряд причин: а) предвзятое отношение к иудаизму как к религии — противнице христианства (правительство особенно опасалась еврейского прозелитизма и усиления воздействия на коренное население — в первую очередь великоросское, как наиболее приверженное короне); б) неприятие образу жизни и обычаям евреев, существенно отличавшимся от обычаев и образа жизни коренного, преимущественно, славянского населения; в) нежелание создания конкуренции устоявшимся кругам великоросского купечества и связанного с ним экономическими интересами дворянства; г) опасение, что евреи, как выходцы из Польши, бывшей исторической соперницы России в восточной и центральной Европе, могут быть носителями западных идей или могут быть связаны с правительствами и разведками иностранных государств. Нельзя не учитывать и того факта, что появление в центральных областях большого количества евреев могло вызвать негативную реакцию со стороны местного населения и возможно даже подорвать авторитет центральной власти как охранительницы православных устоев и великоросской державности.

Другим вариантом решения еврейского вопроса было — законодательно запереть евреев в границах определённой территории. Данный выход показался российскому правительству наиболее уместным. Во-первых, новую группу населения было проще контролировать на определённой территории, а также, как указывает учёная Л. Р. Романовская [38, c. 201–202] взимать с неё налоги. Во-вторых, можно было обратить еврейский торговый потенциал (торговля, приписываемая самим Талмудом [20, c. 688] была вековым занятием евреев) на слабо развитый в экономическом отношении малонаселённый юг страны. Правительство желало получить от еврейской торговли наибольшую прибыль, ибо торговцы платили налоги и подати. Тем более что на юге евреи в целом не составляли существенной конкуренции великоросским купцам и дворянам центральных областей России.

Хотя следует отметить, что в дальнейшем правительство пыталось уменьшить влияние евреев на население черты оседлости и ослабить экономическую конкуренцию между еврейским торговым элементом и купцами из нееврейского населения в пользу последних (об этом в частности свидетельствуют меры по выселению евреев из городов и местечек черты оседлости, запрещения питейной торговли [8, т. 28., ст. 21.547]).

Следует учесть, что правительство в территориях внутри черты оседлости предполагало постепенно отвратить евреев от иудаизма и традиционного, связанного с ним образа жизни, и по возможности, перевести их в христианство. Евреи-выкресты могли свободно выходить за пределы черты оседлости и селиться в любой части страны.

Интересно отметить, что, по мнению учёного В. Ю. Кириллова, возникновение черты оседлости в западном крае закрепляло исторически сложившуюся ситуацию: большинство евреев в конце XVII в. проживало на западных территориях [23, c. 121]. Писатель и адвокат А. Ваксебер указывает, что на огромной территории черты оседлости евреи не испытывали тесноту. Истоком будущего напряжения и кровавых распрей была отнюдь не территориальная теснота, а самый факт обидной, унизительной дискриминации, разделившей подданных Российской империи на «своих» и «чужих». Вырваться из черты оседлости, обрести свободу передвижения, а вместе с тем и осознать себя равными со всеми, сбросить с себя клеймо людей второго сорта — все это стало поистине «навязчивой идеей» для российских евреев следующих поколений, мечтавших о счастливом будущем своих детей [11, c. 5]. Испанские учёные С. А. Гольдберг и Н. Л. Грин, указывают, что в черте оседлости евреи надолго сохранили свои национальные особенности. И причиной этому были ограничения и замкнутость [15, c. 180]. Полагаю, что это замедляло эмансипацию евреев. Всё же дело было не только в отдельных действиях правительства. Польский католический писатель И. И. Лютостанский указывал, что благодаря возведённым в догмат заповедям Талмуда, отделявшим евреев от неиудейского населения: различные омовения, запрещения есть с иноверцами из одной посуды, употребления строго определённой пищи — они не смешивались с коренным населением [25, c. 5]

По мнению учёного А. Г. Горина, империя предполагает наличие центра и периферии (метрополии и колоний), отношения между которыми имеют асимметричный и неравноправный характер [16, c. 110] По моему мнению, территория внутри черты оседлости в отношении евреев была колонией для центральной России — метрополии. Однако следует учесть, что и сами евреи, по сути, колонизировали территории черты оседлости. Подобно древним грекам, основавшим в VIII — VI вв. до н. э. колонии в Северном Причерноморье (кстати, территории будущей Российской империи), евреи выбирали себе для поселения лучшие места и стремились наладить мирные отношения с коренным населением. При этом непосредственно само коренное население особо не препятствовало расселению евреев. Хотя была и антисемитски настроенная часть местного населения, но их было меньшинство. Почему так было? Во-первых, потому, что евреи в большинстве сами были настроены дружелюбно и желали сотрудничать с коренными жителями и торговать с ними, да и численно их было значительно меньше, во-вторых, потому, что христианство, исповедуемое большинством нееврейского населения черты оседлости, учило пониманию, терпимости и сострадательности, хотя, следует учесть, что была и часть влиятельного духовенства, которая порицала евреев и опасалась их влияния на коренное население. Создание черты оседлости стало важнейшим регрессивным фактором, препятствующим вхождению евреев в российское общество.

Важно учесть, что указ о создание черты оседлости нарушал естественное право еврейского населения на свободу передвижения. Вместе с тем следует отметить, что на начальном этапе правительство не стремилось к тому, чтобы нарушить экономические и культурные связи евреев с коренным населением губерний черты оседлости и даже позволило расселиться по западному краю. В тот период питейная торговля в черте оседлости евреям не была запрещена. Получалось так, что еврейская община, как бы уберегалась от широкого расселения по всей стране и ассимиляции среди великоросского населения. Сохранялись экономические и культурные связи евреев внутри диаспоры. Хотя, вместе с тем, евреи не могли расширить сферу своего влияния по всей территории империи, что наносило им определённый ущерб. При этом не думается, что евреи уже на том этапе вхождения в российское общество могли охватить своей деятельностью всю Россию, но получается так, что и возможности для этого им не предоставлялось. Однако в дальнейшем евреи постепенно адаптировались в российскую действительность, и черта оседлости их серьёзно сдерживала, что было, например, в средине XIX века в период деятельности знаменитых еврейских промышленников: Гинцбургов, Поляковых, Зайцевых и Бродских.

По мнению Ю. И. Гессена, для правительства Екатерины II была не столь важна национальность жителей присоединённых к России территорий от Польши. Вопрос о евреях разбирался с точки зрения их полезности для государства [14, c. 4]. Полагаю, что на данном этапе важнее было вероисповедание евреев. Екатерина II, в период до присоединения к Российской империи территории от Речи Посполитой, густо населённой евреями, проводила политику недопущения евреев в Россию. Это предположение подтверждает Манифест от 22 июля 1763 г. [4, т. 16, ст. 11.880]. После присоединения к Российской империи указанных земель императрица вынуждена была смириться с жительством евреев в Российской империи. Важно обратить внимание на то, что именно внешняя политика российского правительства сделала евреев частью российского полинационального пространства. Это стало одним из проявлений тенденций движения России на запад. В историческом процессе Россия «двигалась» в двух направлениях: западном и восточном. Причём, как указывал профессор В. С. Дякин, путь на восток был более открыт, нежели путь на запад [19, c. 13]. Таким образом, Россия получила вместе с новыми территориями евреев, и территориальный признак тоже сказался на отношении к ним, ибо российские чиновники в реальности не могла доверять новому населению, опасаясь мятежей и влияния Западных государств — конкурентов. Процесс движения России в двух направлениях получил своё окончательное оформление в XVIII в., когда сложилась «дворянско-чиновничья» монархия [28, c. 7]. Полагаю, что дворяне как класс, господствовавший на тот момент в российском обществе, не желали пускать во власть любых новых конкурентов. Поэтому их отношение к евреям было предвзятым. В Российской империи, по сути, имела практическую реализацию концепция элитаризма, подразумевающая закрытость элиты и неприемлемость чужаков. В тот период для охраны правящего класса использовалось такое средство, как недопущение иноверцев.

 

Литература:

 

1.         Именный, состоявшийся в Верховном Тайном Совете. — «О высылке Жидов из России и о наблюдении, дабы они не вывозили с собой золотых и серебряных Российских денег» от 26 апреля 1727 г. // Полн. собр. законов Рос. империи. — Изд. 1-е. — СПб.: Тип. II Отд. Собст. е. И. В. канц., 1830. — Т. 7. — Ст. 5063.

2.         Высочайшая резолюция на доклад Сената. — «О воспрещении Жидам проживать в России» от 16 декабря 1743 г. // Полн. собр. законов Рос. империи. — Изд. 1-е. — СПб.: Тип. II Отд. Собст. е. И. В. канц., 1830. — Т. 11. — Ст. 8840.

3.         Манифест. — «О позволении иностранцам, кроме Жидов, выходить и селиться в России и о свободном возвращении в свое Отечество Русских людей, бежавших за границу» от 4 декабря 1762 г. // Полн. собр. законов Рос. империи. — Изд. 1-е. — СПб.: Тип. II Отд. Собст. е. И. В. канц., 1830. — Т. 16. — Ст. 11.720.

4.         Манифест. — «О дозволении всем иностранцам, в Россию взъезжающим, поселяться в которых губерниях, где они пожелают и о дарованных им правах» от 23 июля 1763 г. // Полн. собр. законов Рос. империи. — Изд. 1-е. — СПб.: Тип. II Отд. Собст. е. И. В. канц., 1830. — Т. 16. — Ст. 11.880.

5.         Инструкция Канцелярии опекунства иностранных. — «Об обязанностях её при входе в Россию и поселении иностранцев» от 22 июля 1763 г. // Полн. собр. законов Рос. империи. — Изд. 1-е. — СПб.: Тип. II Отд. Собст. е. И. В. канц., 1830. — Т. 16. — Ст. 11.881.

6.         Именный, данный Белорусскому Генерал-Губернатору, Графу Чернышёву. — «О принятии по Российскую Державу уступленных от Польши провинций, о назначении жителям срока для принятия присяги, о постановлении столбовым новых границ, о сборах в казну всех публичных доходов, и о произвождении суда и расправы в настоящих судебных местах по тамошним правам и обычаям» от 16 августа 1772 г. // Полн. собр. законов Рос. империи. — Изд. 1-е. — СПб.: Тип. II Отд. Собст. е. И. В. канц., 1830. — Т. 19. — Ст. 13.850.

7.         Именный, данный Сенату. — «О предоставлении Евреям прав гражданства в Екатеринославском Наместничестве и Таврической области» от 23 декабря 1791 г. // Полн. собр. законов Рос. империи. — Изд. 1-е. — СПб.: Тип. II Отд. Собст. е. И. В. канц., 1830. — Т. 23. — Ст. 17.006.

8.         Высочайше утверждённое Положение. — «О устройстве Евреев» от 9 декабря 1804 г. // Полн. собр. законов Рос. империи. — Изд. 1-е. — СПб.: Тип. II Отд. Собст. е. И. В. канц, 1836. — Т. 28. — Ст. 21.547.

9.         Барихин, А. Б. Большой юридический словарь / А. Б. Барихин. — 2-е изд. перераб. и доп. — М.: Книжный мир, 2007. — 720 с.

10.     Бернфельд, С. Галаха / C. Бернфельд // Еврейская энциклопедия; под общ. ред. Л. И. Канцельсона и Г. Д. Гинцбурга. — СПб.: Изд-во «Брокгауз — Ефрон», 1911. — Т. 6. — С. 37–38.

11.     Ваксберг, А. Из ада в рай и обратно. Еврейский вопрос по Ленину, Сталину и Солженицыну / А. Ваксберг. — М.: «ОЛИМП», 2003. — 496 с.

12.     Гессен, Ю. И. Закон и жизнь. Как созидались ограничительные законы о жительстве евреев в России / Ю. И. Гессен. — СПб.: Тип. А. Г. Розена, 1911. — 195 с.

13.     Гессен, Ю. И. Законодательство о жительстве евреев в России / Ю. И. Гессен // Русская мысль — М.: Типолит. Тов. И. Н. Кушарев и Ко, 1911. — 473 с.

14.     Гессен, Ю.И. «О жизни евреев в России. Записка в Государственную Думу» / Ю. И. Гессен, А. И. Израилитин, И. Я. Ландау, С. Марголин, М. И. Могилевский и М. А. Финкель. — Спб.: Тип. тов. «Общая польза», 1906. — 137 с.

15.     Гольдберг, С.А., Грин, Н. Л. Рабочее движение / С. А. Гольберг, Н. Л. Грин // Евреи и XX век. Аналитический словарь; под общ. ред. Э. Барнави, С. Фридлиндера. — М.: «Текст», «Лехаим». — С. 180.

16.        Горин, А. Г. Об имперском государственном устройстве Древней Руси X — XI вв.: научное издание / А. Г. Горин // Вопросы истории. — 2011. — № 9. — С. 110.

17.     Градовский, А. Д. Начала русского государственного права / А. Д. Градовский. — В 3 т., — СПб.: Тип. М. Стасюлевича, 1891. — Т. 1. — 448 с.

18.     Дубнов, С. М. Австрия / С. М. Дубнов // Еврейская энциклопедия; под общ. ред. Л. И. Канцельсона и Д. Г. Гинцбурга. — СПб.: Изд-во «Брокгауз — Ефрон», 1908. — Т. 1. — С. 323.

19.     Дякин, В. С. Национальный вопрос во внутренней политике царизма / В. С. Дякин. — СПБ.: ЛИСС, 1998. — 1000 с.

20.     Канцельсон, Л. И. Талмуд / Л. И. Канценльсон // Еврейская энциклопедия; под общ. ред. А. Я. Гаркави, Л. И. Канцельсона. — СПб.: Изд-во «Брокгауз — Ефрон», 1911. — Т. 14. — С. 688.

21.     Кац, А. Евреи. Христианство. Россия: от пророков до генсеков / А. Кац. — М.: Аст, Андрей Бурковский, 2006. — 149 с.

22.     Кельнер, В. Е. Евреи, которые жили в России // Евреи в России: XIX в.: А. И. Паперна. Из Николаевской эпохи; А. Г. Ковнер. Из записок еврея; Г. Б. Слиозберг. Дела давно минувших дней [вступ. статья, сост., подгот. текста и коммент. В. Е. Кельнера]. — М.: Новое литературное обозрение, 2000. — С. 5.

23.     Кириллов, Ю. В. Таможенные книги Псковского региона XVII в. как лингвистический источник / Ю. В. Кириллов. // Торговля, купечество и таможенное дело в России в XVI–XIX вв.: сборник материалов Второй междунар. науч. конф. (Курск, 2009 г.); [сост. А. И. Раздорский]. — Курск, 2009. — С. 121.

24.     Клиер, Д. Д. Россия собирает своих евреев / Д. Д. Клиер. — М.: «Мосты культуры / Гешарим», 2000. — С. 37.

25.     Лютостанский, И. И. Талмуд и евреи / И. И. Лютостанский. — 3-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Тип. Т-ва Художественной печати, 1902. — Т. 1. — 335 с.

26.     Россия. Полн. энциклопедич. иллюстр. справочник; [авт.-сост. П. Г. Дейниченко]; под ред. А. А. Красновского. — М.: Олма Медиа Групп, 2007. — 360 с.

27.     Толстой, И.И., Гессен, Ю. И. Факты и мысли. Еврейский вопрос в России / И. И. Толстой, Ю. И. Гессен. — СПб.: Тип. Тов. «Общественная польза», 1907. — 322 с.

28.     Национальные окраины Российской империи. Становление и развитие системы управления [отв. ред. С. Г. Агаджанов, В. В. Трепавлов]. — М.: Славянский диалог, 1997. — 416 с.

29.     Бейзер, М. С. Евреи в Петербурге. [Электронный ресурс] / М. С. Бейзер / Режим доступа: http://jewhist.ru/russ/russ000_04.htm

30.     Бердников, Л. П. Фортуна доктора Санчеса. Журнал «Алеф». [Электронный ресурс] / Л. П. Бердников // Режим доступа: http://www.alefmagazine.com/pub1584.html

31.     Википедия. История Польши. [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/История_Польши#.D0.A0.D0.B0.D0.B7.D0.B4.D0.B5.D0.BB.D1.8B_.D0.A0.D0.B5.D1.87.D0.B8_.D0.9F.D0.BE.D1.81.D0.BF.D0.BE.D0.BB.D0.B8.D1.82.D0.BE.D0.B9

32.     Википедия. Разделы Речи Посполитой. [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Разделы_Речи_Посполитой

33.     Википедия. Черта оседлости. [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Черта_оседлости

34.     Лебедев И. Империя Романовых и евреи [Электронный ресурс] / И. Лебедев // Журнал «Русская идея». — Режим доступа: http://kot-begemott.livejournal.com/1076361.html

35.     Электронная еврейская энциклопедия. Черта оседлости. [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.eleven.co.il/article/14679

36.     Козлитин, Г. А. Правовое положение евреев в Российской империи. Конец XVIII — XIX вв.: афтореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01 / Козлитин Григорий Анатольевич. — Ростов-на-Дону, 2004. — 23 с.

37.     Лызлова, Т. С. Реализация национальной политики Советской власти в отношении еврейского населения 1917–1938 гг. (На материалах Смоленской области): дис. … канд. ист. наук: 07.00.02 / Лызлова Татьяна Сергеевна. — Смоленск, 2004. — 252 с.

38.     Романовская, Л. Р. Иноверцы в Российской империи (историко-правовое исследование): дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01 / Романовская Любава Ростиславовна. — Н.Новгород, 2006. — 259 с.

39.     Gitelman, Z. A Century of Ambivalence: The Jews of Russia and the Soviet Union, 1881 to the Present / Z. Gitelman. — Indiana: Indiana University Press, 2001. — 320 p.

40.     Hundert, G. D. Jews in Poland-Lithuania in the Eighteenth Century: A Genealogy of Modernity / California: University of California Press, 2006. — 307 p.

41.     Klier, Jh. D. The pogrom paradigm in Russian history / Jh. D. Klier // Pogroms: anti-jewish violence in modern Russian history; edited by Jh.D. Klier and S. Lambroza. — New York: Cambridge University Press, 2004. — P. 15.

42.     Сигида, Г. А. Етнічний склад купецтва південної України першої половини XIX століття // Державна етнонацiональна политiка: правовий та культорологичнiй аспеткi в Ухомвах пiвдня Украiнi. Збірник наукових праць V Всеукраїнської науково-практичної конференції, Запоріжжя. — С. 85.



[1] Интересно отметить, что в 2014 г. в период присоединения Крымской республики к Российской Федерации, правительство нашей страны наделило всё население Крыма правами российских граждан.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle