Библиографическое описание:

Агафонова А. С. К вопросу о классификации реалий научной фантастики и способах их перевода // Молодой ученый. — 2015. — №17. — С. 599-601.

Одной из основных проблем перевода всегда являлось наличие таких лексических единиц в одном языке, которые не находят эквивалентов в другом. Это связано с тем, что особенности жизни каждого народа (историческое развитие, географическое положение, характер социального устройства и многое другое) влияют и на развитие его языка. Таким образом, язык представляет собой отражение культуры той или иной нации. В нем встречаются слова, в которых можно выделить культурный компонент семантики языковой единицы, то есть особое значение, отражающее связь языка и культуры. Прежде всего к таким словам относятся реалии.

Наиболее полное определение реалий дали С. Влахов и С. Флорин: «реалии — это слова и словосочетания, называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому, которые являются носителями национального и исторического колорита, и не имеют, как правило, точных соответствий (эквивалентов) в других языках» [3, c. 47].

Одним из воплощений реалий в художественном произведении являются реалии научной фантастики, или квазиреалии, которые можно определить как «слова (словосочетания), связанные с тематикой научно-фантастических произведений, с описанием теоретически возможных, но не осуществленных в настоящее время, решений научных или технических проблем, с описанием элементов окружающей среды вымышленного мира» [4, с. 295]. Квазиреалии придают авторскому миру элемент фантастичности и «экзотики» и в то же время делают его правдоподобным, позволяя читателю поверить в гипотетическую возможность его существования и полностью в него погрузиться. Именно поэтому адекватная передача реалий является одной из важнейших задач переводчика научно-фантастической литературы.

Классификация реалий научной фантастики по степени их мотивированности могла бы помочь переводчику выбрать наиболее верный способ передачи этих лексических единиц на ПЯ и таким образом значительно облегчить его работу. Хотя в настоящее время подобная классификация разработана только для реалий мира фэнтези (Е. М. Божко) [1], мы считаем правомерным её использование и для научно-фантастических реалий.

Чтобы подтвердить это предположение, обратимся к примерам из романа Нила Стивенсона «Anathem» и его перевода на русский язык, выполненного Е. М. Доброхотовой-Майковой.

Согласно Е. М. Божко, квазиреалии делятся на следующие типы:

1. Ксенонимы, или квазиреалии первого порядка — слова (словосочетания), чуждые для исходного языка и не нуждающиеся в трансформации на языке перевода. Они не оказывают особого влияния на формирование у читателя фантастического образа и передают только фоно-семантический план. Следовательно, такие квазиреалии можно передавать при помощи транскрипции или транслитерации.

«…the scene in which this book is set is not Earth, but a planet called Arbre that is similar to Earth in many ways. Arbre is pronounced like “Arb” with a little something on the end. Consult a French person for advice. In a pinch, “Arb” will do».

«…действие книги происходит не на Земле, а на планете Арб, во многом напоминающей Землю. “Арб” произносится с коротким призвуком в конце, как француз прочёл бы последние две буквы в слове “Arbre”, но можно говорить и просто “Арб”».

Квазиреалия-топоним Arbre переведена при помощи транскрипции. Такой способ объясняется отсутствием в квазиреалии скрытого смысла, который необходимо было бы передать.

«“…they—had a thing called a speely... It was a sort of—”

“Moving picture,” Orolo guessed».

«…у них... было устройство под названием «спиль»... Это была разновидность...

—                Движущихся картин, — догадался Ороло».

Как видно из приведённого выше примера, speely — это устройство для воспроизведения видеозаписей. Этимология данной квазиреалии не ясна, а её семантическое содержание легко вывести из контекста, поэтому переводчик прибегает к методу транслитерации, лишь немного изменив форму слова для придания ему благозвучности.

2. Полионимы — слова (словосочетания), играющие важную роль для создания у читателя образа фантастической действительности. Они, в свою очередь, делятся на:

а). Квазиреалии второго порядка — слова (словосочетания), обладающие эксплицитной (прозрачной, ясной, мотивированной) внутренней формой. Для передачи таких единиц необходимо использовать полное и частичное калькирование, а также семантические аналоги.

«Newmatter: A form of matter whose atomic nuclei were artificially synthesized and which therefore has physical properties not found in naturally occurring elements or their compounds».

«Новоматерия, форма материи, в которой атомные ядра синтезированы искусственно и которая в силу этого обладает физическими свойствами, не наблюдаемыми в естественных простых веществах или их соединениях».

При переводе квазиреалии newmatter, обладающей прозрачной внутренней формой, был использован приём кальки.

«Almost all of the energy that we were putting into the system went to run the add-ons, like bells, gates, … various lesser orreries, and the polar axes of the telescopes on the starhenge».

«Почти вся она предназначалась для дополнительных устройств — звонниц, ворот, … малых планетариев и телескопов звездокруга».

Звездокруг (starhenge) — аналог земной обсерватории. Исходная квазиреалия образована из соединения двух слов: star (звезда) и henge (хендж, то есть «тип доисторического земляного сооружения по форме представляющий собой почти круглую или овальную площадку» [2, с. 157]). При переводе на русский язык использован приём кальки, при этом вторая часть квазиреалии — henge — передана при помощи родовидовой замены, что объясняется необходимостью сделать текст более понятным и приблизить его к читателю перевода.

«If you have ever attended a wedding or a funeral in … arks, a nave would remind you of the big part where the guests sit, stand, kneel, flog themselves, roll on the floor, or whatever it is that they do. The chancel, then, would correspond to the place where the priest stands at the altar».

«Если вы когда-нибудь бывали на свадьбе или на похоронах в скинии, … то представляете себе неф: широкое место, где посетители сидят, стоят, преклоняют колени, бичуют себя, катаются по полу или чем уж они там занимаются. Алтарь в таком случае соответствует месту, где стоит священник».

Слово ark (ковчег) понимается в романе как любая церковь или храм. Следовательно, данная квазиреалия является семантическим неологизмом. При её переводе на русский язык так же вводится семантический неологизм: скиния («переносный храм в шатре, который был у древних евреев до постройки храма в Иерусалиме» [5, с. 945]) переосмысляется и приобретает более общее значение.

«Reticule: A network; two or more syntactic devices that are able to communicate with one another».

«Сетка, два или более синтаксических аппаратов, способных обмениваться информацией».

Слово reticule (сетка, масштабная или окулярная) приобрело в тексте романа новое значение, а значит, является семантическим неологизмом, содержание которого раскрывается в контексте. Так как у reticuleв русском языке есть устоявшееся соответствии, перевод такой реалии не составляет труда. Таким образом, семантический неологизм создаётся уже на языке перевода.

б). Квазиреалии третьего порядка — слова (словосочетания), обладающие имплицитной (затемнённой, неясной, немотивированной) внутренней формой. При передаче подобных квазирелаий следует прибегать к функциональным аналогам и созданию переводческих неологизмов, позволяющих так или иначе раскрыть и показать эту имплицитную внутреннюю форму.

«Then her jeejah spat out a burst of notes and she excused herself to take a call».

«Тут её жужула запищала, женщина извинилась и поднесла трубку к уху».

Из текста романа становится понятно, что жужула — это электронное устройство, совмещающее функции мобильного телефона, фотоаппарата и т. д. Квазиреалия jeejah, вероятно, образована от англ. geegaw (безделица; погремушка). Чтобы передать аллитерацию и сохранить образ издающего назойливые звуки и отвлекающего внимания устройства-безделушки, переводчик создаёт на языке перевода неологизм, этимологически несвязанный с исходным словом.

«Forty avout had risen earlier and gathered in the chancel».

«Сорок инаков встали раньше других и уже собрались в алтаре».

Из текста романа становится ясно, что инаки — монахи-учёные, живущие в матиках. Оригинальная квазиреалия avout образована от англ. devout (благочестивый, набожный, религиозный). Чтобы передать содержание этой квазиреалии и при этом сохранить элемент фантастичности, переводчик обратился к слову «инок» (православный монах), заменив букву «о» на «а». Таким образом, здесь используется функциональный аналог, графическая форма которого была изменена.

«Math: A relatively small community of avout (typically fewer than a hundred, sometimes as small as one)».

«Матик, относительно небольшое сообщество инаков (как правило, от одного до ста)».

Из текста романа становится понятно, что матик — это своеобразный монастырь, где живут учёные. Есть основания полагать, что слово образовано либо от англ. mathematics (математика), либо непосредственно от греч. máthēma (знание, изучение), что подчёркивает связь общины с наукой. В целях сохранения исходных ассоциаций и приданию слову благозвучия переводчик отказался от использования транскрипции при передаче данной квазиреалии и прибегает к созданию неологизма (редукции слова «математика»).

3. Идионимы, или квазиреалии четвёртого порядка — реалии, отсутствующие в тексте оригинального произведения, непосредственное изобретение переводчика. Они предполагают описательный перевод, контекстуальный перевод или опущение.

«Reticulum: The largest reticulum, joining together the preponderance of all reticules in the world».

«Авосеть, сокращение от «Арбская ВсеОбщая сеть», самая большая сетка, объединяющая большую часть сеток мира».

Слово reticulum имеет то же значение, что и reticule из приведённого ранее примера — «сетка», но в романе ему приписывается немного другое, более узкое значение. Переводчик не мог использовать одно и то же соответствие для этих понятий, поэтому для их разграничения ему пришлось воспользоваться описательным переводом и таким образом ввести в текст дополнительную информацию. В этом случае имеет смысл говорить о квазиреалии четвёртого порядка, так как добавление «Арбская ВсеОбщая» отсутствует в тексте оригинала и является непосредственным изобретением переводчика.

Таким образом, в научно-фантастическом произведении можно найти все типы квазиреалий, выделенные Е. М. Божко. Способ передачи каждой конкретной реалии зависит от её принадлежности к определённому типу. При этом наиболее важную роль в создании у читателя образа фантастической действительности играют квазиреалии второго и третьего порядков, поэтому к их передаче на язык перевода следует подходить с особенной тщательностью.

 

Литература:

 

1.         Божко, Е. М. Квазиреалии мира фэнтези, их классификация и роль в воздействии текста перевода на получателя [Текст] / Е. М. Божко // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Сер. Гуманитарные и общественные науки. — СПб., 2011. — No 3. — С. 188–191.

2.         Власов, В. Г. Архитектура: Словарь терминов [Текст] / В. Г. Власов. — М.: Дрофа, 2003. — 191 с.

3.         Влахов, С., Флорин, С. Непереводимое в переводе [Текст] / С. И. Влахов, С. П. Флорин. — М.: Международные отношения, 1980. — 343 с.

4.         Тараканова, Ю. Е. Квазиреалии как лексический элемент научно-фантастического текста на примере перевода рассказа «Февраль 1999: Илла» Рэя Брэдбери на русский язык [Текст] / Ю. Е. Тараканова // Вест. Моск. гос. обл. ун-та. Сер. Лингвистика. — М., 2009.– No 1. — С. 294–299. 5.                  

5.         Толковый словарь русского языка [Текст] / Под ред. Д. Н. Ушакова. — Москва: Альта-Принт, 2005. — 1216 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle