Библиографическое описание:

Соблиров М. К. Проблемы экономической безопасности промышленного сегмента региональной экономики в рамках категории торговых операций Север — Юг // Молодой ученый. — 2015. — №16. — С. 305-307.

На современном этапе экономического развития, в период нестабильности международной обстановки, вопросы экономической безопасности и международного взаимодействия для научной общественности России остаются все также сверхактуальными, доказательством чему является активная публикационная активность в данной области [1–5].

Одно из немногих определений экономической категории Север-Юг, которое можно встретить в открытом доступе сети Internet, выглядит следующим образом: «Север—Юг — геополитическая концепция, исследующая напряженность на границе между развитыми и развивающимися странами. Учитывая небольшой демографический потенциал Севера, его противостояние с Югом описывается в понятиях мировой Остров и мировой Океан или Центр и Периферия. Для Юга характерны антизападные, антисветские движения, основанные на принципах фундаменталистских ценностей» [6].

Явление расслоения государств на страны прогрессивного «богатого Севера» и отсталого «бедного Юга», стала выявляться почти сразу после ухода от колониальной эксплуатации мира странами Западной Европы в начале второй половине ХХ века, была осознана как экономическая проблематика только в последней трети XX в.

Для устранения симптомов данной проблематики, уже с 40-х годов ХХ в. в помощь развития стран «Юга», со стороны Западных стран «Севера» начали формироваться специализированные институты социально-экономического регулирования всемирного значения, такие как Международный Валютный Фонд, Международное Бюро Регионального Развития, а со стороны Восточных стран «Севера» иные институты Союза Экономического Взаимодействия. Помощь данных организаций была не всегда эффективной, а к 70-м гг. ХХ и вовсе стала сходить на нет.

Проблема в эффективности данной помощи возникала во многом в связи с тем, что развертывание научно-технической революции происходила в рамках биполярного противостояния Запад-Восток стран Севера, и никак не могла подключать в эту сферу страны отстающего Юга.

Для системного осознания проблем в этой области и поиска путей их решения в 1968 году была сформирована международная неправительственная организация «Римский клуб». В рамках докладах данной организации впервые была сформулирована геополитическая концепция «Север — Юг». Авторы докладов формулировали о конфликте интересов между промышленно развитыми странами единого Севера и отсталыми странами единого Юга, в который в тот момент включали среди прочего и коммунистический Китай и капиталистические страны, которые позже наименуют «Азиатскими тиграми». Решением проблемы члены данного Клуба согласно выводам из официальных Докладов считали глобальное регулирование мирового прогресса, реализация комплексных мер по качественному усилению наднационального глобального регулирования. «Разработчики доклада предлагали создать несколько новых мирохозяйственных организаций: мировой банк, который обладал бы правом осуществлять международное налогообложение и распоряжаться собранными средствами; агентство минеральных ресурсов, ответственное за использование полезных ископаемых в глобальном масштабе; мировое агентство, ответственное за развитие и распространение технологий, и т. д». [7].

Естественно в рамках противостояния на Севере между Западом и Востоком, а также не желанием терять только-только полученный суверенитет на Юге, создание такого единого мирового центра было отвергнуто.

Трещины в теоретическом единении Юга стали происходить почти сразу после первых сформулированных докладов Римского Клуба, в частности, в начале 70-х годов, при взлете цен на нефть, страны Средней Азии объединившиеся в организацию ОПЭК, показали возможности для роста благосостояния и геополитической весомости в странах Юга за счет сырьевых ресурсов, а к концу 70-х и «Азиатские тигры» начали показывать, что страны Юга при определенных обстоятельствах могут быть значимыми игроками на геополитической арене и за счет развития высокотехнологической продукции. Совсем же карты были смешаны, после 1989 года, когда началась капитуляция стран Восточного блока «Севера», с последующий их экономической стагнацией, когда в большинстве из этих стран уровень жизни снижался даже ниже уровня ряда передовых стран «Юга». Последним гвоздем в эту концепцию лег рост экономики Китая и элементов в этом направлении Индии.

Сопротивление к отказу полного геополитическому доминированию Запада «Севера» по мнению ряда авторов считается в начале 90-х годов стала организация Движение неприсоединения, которое образовалось ещё в 1961 году, но свою значимость стала формулировать только с крушением Восточного блока.

О новой значимом геополитическом блоке, который бы можно было как-то вычленить от доминирования Западной семерки, был сформулирован впервые аналитиком Джимом О’Нилом в ноябре 2001 года в аналитической записке банка «Goldman Sachs» Building Better Global Economic (Кирпичи для новой экономики), назвавшим данный блок БРИК [8]. Этот блок в реальном формировании образовался только в 2009 году.

Теоретическое описание доктрины противостояние Север-Юг, довольно емко описано в ряде работ американских экономистов, в частности профессор экономики Колумбийского университета Рональда Финдли сформулировал, что модель Север-Юг, это такая модель экономики развития, в рамках которой взаимодействие и рост менее развитых «Южных» или «периферийных» экономик происходит через торговлю с более развитым «Севером», который является «ядром» мировой экономики [9]. «Северная» экономика согласно данной теории функционирует по модели Солоу-Свана, а «Южная» по кривой роста Льюиса. Более развитый Север производит промышленные товары, а менее развитый Юг сырьевые. Юг зависит от импортных товаров с севера для того, чтобы производить свои собственные товары. Вывод, который вписывается в общую теорию зависимости согласно данной модели, является, что Южная экономика никогда не сможет расти быстрее, чем Северная, и, таким образом, никогда не сможет ее догнать. Данная экономическая теория была использована для оправдания аргументов в вопросах импортозамещения стран «Юга». Согласно этой теории, менее развитые страны должны использовать барьеры для торговли, такие, как защитные тарифы для защиты своих отраслей от иностранной конкуренции и позволять им расти до точки, когда они смогут конкурировать в глобальном масштабе [10]. Важно отметить однако, что модель Север-Юг относится только к странам, которые полностью специализировались на отдельном продукте, то есть, те которые не конкурируют с иностранными рынками, соответственно они являются единственными в этой сфере, и реализующие данный товар вне зависимости от того, удовлетворительного он качества или нет. Наоборот, появляются условия ловушки для торговли предсказанной моделью Север-Юг при производстве товаров, которые конкурируют с иностранными товарами. Например, азиатские тигры известны проведением программы стратегий развития, связанной с использованием их сравнительных преимуществ в труде, чтобы произвести трудоемкие товары (такой к пример как текстиль) более эффективно, чем в Соединенных Штатах и Европе [11].

В отечественной политэкономии данными вопросами занимались научных работники специализированных Институтов РАН, МГИМО, РУДН, ВАВТ, МГУ, в т. ч. и с молодого факультета МГУ — Факультета глобальных процессов, а с 2012 года данным сектором экономической теории стала активно заниматься и специализированная кафедра, созданная специально для этих целей при поддержке ООН «Современные торговые операции Север-Юг» при Московском государственном университете пищевых производств.

Стоит отметить, что проблемы экономической безопасности промышленного сегмента региональной экономики в рамках категории торговых операций Север-Юг по мнению автора, наиболее эффективно рассматриваются в рамках кластерного взаимодействия на уровне регионов [12–16].

 

Литература:

 

1.         Скляренко, С. А. Роль таможенных органов в системе государственного надзора и контроля в области обеспечения качества и безопасности ввозимой пищевой продукции/ Скляренко С. А., Нечаев Б. П., Тимошина А. В., Перегудова Е. П., Моргунова Т. Д.// Молодой ученый. 2014. № 10 (69). С. 332–333.

2.         Мастихин, А. А. Последствия вступления в ВТО для отечественной фармацевтической промышленности/ Мастихин А. А., Савина Е. А., Попов К. А., Стригина М. О., Филиппова М. Г., Скляренко С. А.// Молодой ученый. 2014. № 6 (65). С. 453–455.

3.         Нечаев, Б. П. На XIV международной таможенной выставке «Таможенная служба — 2013» / Нечаев Б. П., Герасимова Т. А., Скляренко С. А.// Молодой ученый. 2014. № 3 (62). С. 662–663.

4.         Скляренко, С. А. Эволюция развития промышленности в период нового этапа международных экономических отношений/ Скляренко С. А., Абубакар Б. Д. Х., Ляпунцова Е. В.// Экономика и предпринимательство. 2015. № 5–1 (58–1). С. 93–95.

5.         Скляренко, С. А. Взаимодействие промышленных комплексов в рамках БРИКС/ Скляренко С. А., Абубакар Б. Д. Х., Герасимов А. Н., Лю Г.// Экономика и предпринимательство. 2015. № 5–1 (58–1). С. 120–124.

6.         Дергачев, В. А. Север-Юг/ Геополитика. Российская геополитическая энциклопедия. 2010–2014// URL: http://www.dergachev.ru/Russian-encyclopaedia/17/18.html

7.         Латов, Ю. Римский клуб/ URL: http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/sociologiya/RIMSKI_KLUB.html?page=0,2

8.         Jim O' Neill (2001). «Building Better Global Economic BRICs». Goldman Sachs

9.         Abdenur, Adriana «Tilting the North South Axis», Princeton University, 2002

10.     Whalley, John. The North South Debate and the Terms of Trade. A Review of Economics and Statistics, 1984, Vol. 66 No. 2

11.     Krueger, Anne. Trade Policy as an Input to Development. NBER Working Paper No. 466.

12.     Мастихин, А. Инновационно-образовательный кластер, как эффективный механизм развития профессионального образования/ Мастихин А., Скляренко С., Каппушева Ф., Филиппова М.// РИСК: Ресурсы, информация, снабжение, конкуренция. 2013. № 2. С. 321–324.

13.     Скляренко, С. А. Оценка механизмов перспективного развития инновационно-образовательного кластера «Технологии питания» / Скляренко С. А., Мастихин А. А., Филиппова М. Г., Каппушева Ф. М.// Научные труды SWorld. — 2013. — Т. 32. — № 2. — С. 24–27.

14.     Бойко, А. С. Инновационный кластер как генератор организации работы центров аттестации и сертификации кадров/ Бойко А. С., Скляренко С. А.// В сборнике: Создание центров аттестации и сертификации кадров в сфере торговой политики, урегулирования споров и защиты интересов предприятий в условиях членства в ВТО Сборник Международной конференции. — 2013. — С. 47–49.

15.     Скляренко, С. А. Производственная инфраструктура — как ядро кластера/ Скляренко С. А., Мастихин А. А., Филиппова М. Г., Каппушева Ф. М., Суворов О. А., Муххамад Х. З.// Научные труды SWorld. — 2013. — Т. 38. — № 3. — С. 57–60.

16.     Прядко, И. П. У города в плену: противоречия в развитии урбанистической культуры/ Прядко И. П., Болтаевский А. А. // Биосферная совместимость: человек, регион, технологии. — 2014. — № 1 (5). — С. 65–74.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle