Библиографическое описание:

Алёкминская Г. М. О работе национальных секций Забайкальского губернского комитета РКП(б) в 1920–1922 гг. // Молодой ученый. — 2015. — №16. — С. 346-348.

Историческим уроком разрешения национального вопроса является опыт советского национально-государственного строительства в Дальневосточной Республике в 1920–1922 гг. В 1920 году численность населения Дальневосточной Республики, в состав которой входила территория Забайкальской области, составляла более 1,8 тыс. человек. В ДВР проживали более 80 национальностей и этнических групп, национальные меньшинства составляли 30 % всего населения — буряты, корейцы, украинцы, евреи, татары, поляки, эстонцы, якуты, эвенки и многие другие.

Национальная политика Дальневосточной Республики являлась неотъемлемой частью национально-государственного строительства, направлена была на поддержание национальных меньшинств в их стремлении к обретению национальных автономий. Так, 27 апреля 1921 года была принята Конституция ДВР, в которой закреплялись права национальных меньшинств: «всем туземным народностям и национальным меньшинствам на территории Республики предоставляется право на широкое самоопределение, органы национального самоуправления в своей деятельности руководствуются законами Республики» [1, с. 26]. К августу 1921 года был подготовлен проект положения о министерстве по национальным делам, созданы отделы — бурят-монгольский, украинский, тюрко-татарский, корейский, еврейский и др., осуществлялась разработка проектов по созданию культурно-национальных автономий.

Вместе с тем, задача защиты интересов национальных меньшинств возлагалась в целом на губернские комитеты. В Забайкальской области работу среди национальных меньшинств осуществляли партийные органы. С целью организации агитационно-пропагандистской и политико-просветительской работы среди нацменьшинств в 1920 году при агитационно-пропагандистском отделе Забайкальского губернского комитета РКП(б) был создан подотдел национальных меньшинств с национальными секциями –мусульманской, венгерской, немецкой.

В ведении подотдела национальных меньшинств находились организация сбора и учет статистических данных о численности национальных меньшинств в области, учреждение сети школ политграмоты и национальных школ, приобретение специальной литературы на национальных языках, проведение подписки на национальные газеты и журналы, издание советских декретов на национальных языках, работа национальных домов просвещения, библиотек и читален, организация партийных конференций, митингов и др. В задачи подотдела входила также борьба с национально-буржуазными организациями, действующими на территории Забайкалья.

В 1921 году мусульманское население г. Читы составляло около 1 500 человек [2, л. 3]. 25 января 1920 года в составе агитационно-пропагандистского отдела Забайкальского губернского комитета РКП(б) была образована мусульманская секция, находившаяся по адресу: г. Чита, ул. Якутская, дом А. И. Каплуновой. В состав муссекции входили члены партии, часть из которых в том числе являлась курсантами Главполитпросвета [2, л. 4].

Агитационно-пропагандистская работа проводилась среди всего мусульманского населения — как в Чите, так и в области. Согласно решениям президиума мусульманской секции, представители муссекции направлялись на Татауровскую ветку, Черновские Копи, ст. Оловянную и Читу I для обследования на местах политико-просветительной работы среди мусульман [3, л. 2]. Командированные инструкторы обеспечивались всем необходимым со стороны организационно-инструкторского отдела областного революционного комитета [3, л. 3]. Агитационно-пропагандистскую работу в Чите осуществляли также члены муссекции Иркутского губернского комитета РКП(б), среди которых секретарь мусульманской секции и политрук продотряда — Хафиз Ахтямов [3, л. 11].

Среди военных и рабочих часто устраивались митинги, собеседования, проводились беспартийные конференции на татарском языке. Для работы среди женщин муссекция также выделяла своих работников, однако по причине «отсталости мусульманок и неимения средств» работа осуществлялась медленно [2, л. 3]. Политическим эмиссаром велась пропаганда и среди мусульман, реэвакуированных на родину.

Еженедельно в муссекцию из центральной части России поступала мусульманская литература — газеты и журналы из Москвы, Казани, Екатеринбурга и др. В Забайкальский губернский комитет РКП(б) регулярно направлялись заявки от секретаря мусульманской секции Н. Абубакирова с требованиями высылки каждых выходящих номеров мусульманских газет по 100–200 экземпляров для распространения среди бойцов Народно-революционной армии и населения Дальневосточной Республики. Среди заявленной литературы: «Яш Эшчи» («Юный рабочий»), г. Москва; «Азад Себер» («Освобожденная Сибирь»), г. Омск; «Сибирь Юксыллари» («Пролетариат Сибири»), г. Томск; «Красная Армия», г. Казань [3, л. 4].

Полученной литературой снабжались местные библиотеки — до 20–30 библиотек. При муссекции также действовали собственные библиотека и читальня. Вместе с тем, для всего мусульманского населения Забайкальской области литературы было недостаточно. В связи с этим муссекцией предпринимались попытки самостоятельно организовать издание партийных мусульманских газет. Однако, несмотря на ходатайства перед Дальбюро ЦК РКП(б), по причине нехватки денежных средств, старания в большинстве случаев оставались безрезультативными [2, л. 4].

Работа венгерской секции агитационно-пропагандистского отдела Забайкальского губкома РКП(б) преимущественно проводилась среди военного населения из числа венгров. В 1921 году венгерская секция осуществляла подготовительную работу к эвакуации. Коммунистам-венграм, находившимся в Сретенске, Нерчинске, Шилке, поступали распоряжения о предстоящей эвакуации. В Чите агитационно-пропагандистская работа также проводилась среди высылаемых на родину венгров.

В течение 1921 года среди венгров-народоармейцев проводились лекции и политические чтения. В Чите устраивались митинги и общие собрания коммунистов, систематически проходили заседания президиума венгерской секции. В окрестностях Читы — Романовке, Олявянной, Карымской, Урульге, Песчанке насчитывалось около 330 человек беспартийных венгров, работа среди которых осуществлялась через направлявшихся в эти районы представителей венгерской секции.

В Сретенске, Нерчинске и Шилке агитационно-пропагандистская работа среди венгров проводилась заочно, с помощью высылаемой литературы и корреспонденции. Решение венгерской секции откомандировать в районы собственных представителей было отклонено губернским комитетом ЦК РКП(б), несмотря на то, что таковые в данных районах отсутствовали. В докладе о работе венгерской секции за август 1921 года было обозначено, что улучшилась партийная работа в Акшинском районе, несмотря на то, что длительное время с районом отсутствовала связь [4, л. 8].

25 августа 1921 года для 50-ти венгров-народоармейцев 3-й роты отдельного стрелкового батальона Госполитохраны ДВР, высылаемых в Венгрию, венгерской секцией был устроен торжественный митинг на венгерском языке с приглашением оркестра из Военно-политического управления. На митинг также были приглашены представители Дальневосточного бюро ЦК РКП(б), Забайкальского губкома РКП(б), Госполитохраны [4, л. 10]. Секретарь Дальбюро Г. И. Быков обозначил задачи, поставленные перед венграми-народоармейцами — призывал «бороться против белого террора и социалистических предателей в Венгрии, угнетаемой под черной реакцией генерала Миклоша Хорти» [4, л. 10].

Члены президиума венгерской секции отмечали, что агитационно-пропагандистская работа среди венгров имела препятствия с «технической стороны». Проблема заключалась в том, что венгерская секция, находившаяся в центре Дальневосточной республики, но прикрепленная к губернскому комитету, имела права осуществлять свою деятельность только в губернском масштабе. По этой причине секция не могла ускорить работу среди разбросанных на территории Дальневосточной республики венгров.

По состоянию на сентябрь 1921 года в Венгрию было выслано 49 членов и 75 кандидатов РКП(б), а также 120 демобилизованных народоармейцев [4. л. 12]. Мероприятия по окончательной эвакуации проходили в конце октября, после чего венгерская секция закончила свою работу и была ликвидирована, члены секции направлялись в Москву [4, л. 12].

На территории Забайкальской области агитационно-пропагандистская работа осуществлялась и среди эстонского населения. По состоянию на 1921 год в Чите проживало около 150 эстонцев [2, л. 1]. Вместе с тем, председатель организационной группы эстонцев-коммунистов, сотрудник Военно-политического управления — тов. Афрей отмечал, что «в течение трех лет революции в организации и поднятии политического уровня эстонцев, разбросанных по Забайкалью, ничего не сделано» [2, л. 1].

Работа с эстонским населением в областном масштабе ставила цель налаживания связи с местами. Первоочередной задачей являлось создание и организация ядра, которое бы проводило всю агитационно-пропагандистскую работу среди эстонского населения. Внимание должно было быть уделено организации интернациональных митингов, выпуску живой газеты на эстонском языке, распространению коммунистической агитации и периодической литературы путем устройства читален, организации политической работы клубов.

Организация группы эстонцев-коммунистов, в состав которой входили Гааде, Фрей и Раттас, выполняли агитационно-пропагандистскую работу среди эстонского населения — организовывали собрания, проводили митинги и собеседования. 9 июня 1921 года было принято решение организовать эстонскую читальню. Однако, по причине отсутствия помещения, читальню пришлось разместить не отдельно, что «было бы очень желательно в отношении проведения устной агитации и устройства бесед», а совместно с читальней учпрофсовета [2, л. 2]. С 18 июня 1921 года в читальне размещался эстонский стол с периодической и агитационной литературой на эстонском языке.

Кроме того, в Забайкальский губернский комитет РКП(б) было направлено ходатайство об учреждении при отделе национальных меньшинств эстонского подотдела агитации и пропаганды. По словам тов. Афрея, «планомерная и продуктивная работа необходима и мыслима» могла бы осуществляться только при наличии объединенного национального центра, который бы руководил деятельностью отдельных групп или секции. «Кустарничество при работе с национальными меньшинствами к хорошим результатам привести не может — необходимо объединить руководящий центр отдел нацменьшинств соответствующими подотделами» [2, л. 2].

Таким образом, можно сказать, что отдел национальных меньшинств Забайкальского губкома РКП(б), выступая организатором мероприятий в области национальных отношений, уделял достаточное внимание работе по поднятию культурного и политического уровня среди нацмен. Провозглашая приверженность принципам интернационализма, органы государственной власти старались обеспечить меры государственной поддержки национальным меньшинствам.

Вместе с тем, они не могли разрешить имевшиеся противоречия, связанные с влиянием большевистской теории на решение национального вопроса в Советской России. Действия сопровождались непоследовательностью, нехваткой финансовых средств и ответственных работников, нарочитой медлительностью. Основная деятельность сводилась к агитации и пропаганде интересов партии, нежели осуществлению мероприятий, направленных на преодоление экономической и культурной отсталости национальных меньшинств.

14 ноября 1922 года Народное собрание ДВР приняло решение о самороспуске и воссоединении с Советской Россией. Постановлением ВЦИК от 17 ноября 1922 года территория Дальневосточной Республики была объявлена частью РСФСР. Конституция Республики была отменена, министерство по национальным делам, не имевшее организационно-правовой базы, подлежало расформированию, отдел национальных меньшинств ликвидирован. Национальная политика в регионе окончательно была приведена в полное «соответствие» с большевистской теорией. Идеи по реализации национально-культурной и национально-территориальной автономии в Дальневосточной Республике не были воплощены в жизнь.

 

Литература:

 

1.       Основной Закон (Конституция) Дальневосточной республики. Чита, 1921. С. 26.

2.       ГА ЗК. Ф. П-75. Оп. 1. Д. 418. Л. 1, 2, 3, 4.

3.       ГА ЗК. Ф. П-81. Оп. 1. Д. 143. Л. 2, 3, 4, 11.

4.       ГА ЗК. Ф. П-81. Оп. 1. Д. 333. Л. 8, 10, 12.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle