Библиографическое описание:

Дьякова Е. В. Особенности взаимоотношений в семьях, воспитывающих дошкольников с расстройствами аутистического спектра // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 543-547.

В статье представлено исследование взаимоотношений в семьях, воспитывающих дошкольников с расстройствами аутистического спектра (РАС): отражена динамика развития семьи, выделены преобладающие психологические типы родительниц, стили воспитания.

Ключевые слова: расстройства аутистического спектра (РАС), семейные взаимоотношения, динамика семьи, психологический тип родителя, субъективные переживания родителей, стиль семейного воспитания.

 

Актуальность оказания психологической помощи семьям, воспитывающим детей с расстройствами аутистического спектра (РАС), в последние годы, несомненно, возросла. Это связано с особенностями внутрисемейной атмосферы и психологическими проблемами, возникающими в связи с рождением «особого» ребенка: высокий уровень психической травматизации членов семьи, непринятие особенностей ребенка, трудности детско-родительских и супружеских взаимоотношений, отсутствие у родителей психолого-педагогических знаний по оказанию помощи проблемному ребенку и др. [1].

Цель нашего исследования состояла в выявлении особенностей взаимоотношений в семьях, воспитывающих дошкольников с РАС.

В своей работе мы поставили следующие задачи:

-                   определить динамику развития семьи, изменения в ее структуре, связанные с рождением ребенка с отклонениями в развитии;

-                   определить преобладающий психологический тип родителей, воспитывающих ребенка с РАС;

-                   выявить характер субъективных переживаний родителей детей с РАС;

-                   изучить стиль семейного воспитания по отношению к детям с РАС.

Исследование проводилось на базе МБДОУ г.Орла и г.Москвы по схеме психологического изучения семей В. В. Ткачевой [1], в нем приняли участие 12 родителей, причем только мамы дошкольников, поскольку именно они проявили активность во взаимодействии с экспериментатором. Отцы всячески избегали возможностей контактирования.

Анализ анкетирования показал, что все семьи опрошенных имеют достаточный материальный и социально-культурный уровень. С точки зрения родителей, в 66,66 % случаев отношения в семье расцениваются как адекватно-гармоничные, в 16,66 % — как псевдосолидарные, в 16,66 % случаях определяются лидирующие и доминирующие позиции жены по отношению к мужу.

Для определения динамики развития семьи, изменений в ее структуре, связанных с рождением ребенка с отклонениями в развитии мы использовали социограмму «Моя семья» (В. В. Ткачева). Согласно данной методике родителям предлагалось нарисовать в трех кругах как они видят состояние своей семьи в разные временные отрезки.

В бланке «Моя семья до рождения проблемного ребенка» 8 человек выделяют себя и других членов семьи независимо от родительского статуса (например, «я», «муж», «Сережа», «Лиля»), 4 родительницы обозначают себя и других с позиции семейных ролей («мама», «папа»). Многие рисуют себя и членов семьи в виде «человечков», некоторые — в виде формальных кружков.

Анализ бланков «Моя семья после рождения особого ребенка» показал, что 8 родительниц (66,6 %) подошли к рисованию семьи достаточно формально, их кружки соотносились с семейными ролями («сын», «дочь», «муж», «я») (рисунок 1).

Рис. 1. Бланк социограммы «Моя семья» Екатерины, 37 лет

 

Четыре мамы изобразили членов семьи в виде кружочков с улыбающимися лицами, с элементами декорирования (например, старший сын в кепочке, новорожденный сын в пеленке с бантом) (рисунок 2). В целом, для рисунков всех испытуемых было характерно свободное, но в то же время достаточно близко расположение кружков-членов семьи друг от друга, что свидетельствует об определенной степени близости между ними.

Рис. 2. Бланк социограммы «Моя семья» Елены, 31 год

 

На четырех рисунках (33,33 %) размеры изображения ребенка меньше изображения родителей, что подчеркивает правильное распределение статусных позиций в семье в соответствии с выполняемой ролью (папа и мама — главные, ребенок — менее главный). На 6 рисунках (50 %) было отмечено одинаковое отображение размера кружочков, т. е. ребенку в семье уделяется повышенное внимание и отмечается его большая значимость в семейных взаимоотношениях. На двух рисунках (16,66 %) кружок, изображающий ребенка, подчеркнуто занимает центральное положение и по размерам превосходит других членов семьи. Причем папа в данном случае нарисован очень маленьким, значительно меньше мамы. Это говорит о центрированности семьи на самом ребенке и его проблеме, преувеличение его значимости и авторитетности. Отец в данном случае играет незначительную роль, его изображение находится в самом углу бланка, оно маленькое, т. е. тем самым подчеркивается отсутствие у него авторитета главы семьи. Со слов одной из матерей, отец мало помогает в делах развития и воспитания ребенка, ему требуется постоянно напоминать и просить об этом (рисунок 3).

Рис. 3. Бланк социограммы «Моя семья» Ольги, 34 года

 

Анализ бланков «Моя семья в настоящее время» показал, что атмосфера доброжелательности, близости отношений, положительного взаимодействия наблюдается в изображениях лишь 33,33 % опрошенных. Эти родители видят свои семьи счастливыми, улыбающимися, находящимися в тесной связи друг с другом (кружки близко нарисованы). Например, на рисунке Лилии, 30 лет, оба ребенка (и младшая дочь, и сын с РАС) изображены между родителями, они как бы своими руками охватывают деток (рисунок 4). На рисунке другой мамы родители изображены над детьми, т. е. занимают авторитетную позицию, все лица улыбаются. Вероятно, наличие в семье еще одного здорового ребенка позволяет родителям чувствовать себя более эмоционально положительно.

Рис. 4. Бланк социограммы «Моя семья» Лилии, 30 лет

 

На 4 рисунках (33,33 %) было отмечено, что фигура матери изображается над фигурками остальных членов семьи по типу пирамиды. Мама занимает главенствующую позицию в семейных взаимоотношениях, не разделяя свои обязанности по воспитанию и развитию ребенка с его отцом. Еще на 2 рисунках формальное отображение членов семьи выстроено по концентрическому типу: двое родителей вверху, двое детей внизу, все одинакового размера (рисунок 5).

Рис. 5. Бланк социограммы «Моя семья» Ирины, 29 лет

 

Рисунок родительницы Ольги, 34 года, сильно отличается от рисунков других испытуемых четким прослеживанием тенденции к симбиотическим связям между членами семьи. В центре расположен огромный круг ребенка с крупным обозначением буквы «Р», во внешнем круге от него находится круг мамы, обозначенный маленькой буквой «Я» наверху, и далее вне этих кругов отдельно расположен маленький кружочек папы с такой же маленькой буквой «м» (рисунок 6). Анализ данного рисунка позволяет предположить, что в настоящее время в этой семье имеются значительные трудности в семейных взаимоотношениях. Ребенок является центральной фигурой, у мамы с ним сильная симбиотическая связь, вызванная особенностями его развития и желанием помочь и оберегать ребенка. При этом отец не принимает практически никакого участия в делах воспитания, поэтому и был изображен «изгоем». Всё это подтверждается словами мамы.

Рис. 6. Бланк социограммы «Моя семья» Ольги, 34 года

 

По результатам анкетирования родителей по выявлению свойств личности («Психологический тип родителя» В. В. Ткачевой) 16,6 % родительниц относится к психосоматическому типу. В ходе общения они ведут себя корректно, сдержанно, но иногда можно было наблюдать смену полярных настроений (от радостных ноток до слез в голосе). Проблема ребенка, чаще скрываемая от посторонних взглядов, переживается ими изнутри. Все их усилия направляются на оказание помощи своему ребенку. Характерна склонность к гиперопеке.

У 33,3 % матерей выявлены авторитарные черты личности. Эти мамы выглядят оптимистично настроенными, характеризуютсяактивной жизненной позицией, стремлением руководствоваться своими собственными убеждениями вопреки уговорам со стороны. Они упорно преследуют цель помощи в обучении и адаптации своего ребенка и преодолении всех возникающих трудностей на пути. Анализ ответов анкет говорит о том, что в отношениях с ребенком некоторые матери могут использовать жесткие формы взаимодействия (окрик, наказания, импульсивность), при этом излишне опекая своих детей. У 50 % родительниц отмечаются черты как психосоматического, так и авторитарного типа.

По результатаманкеты «Определение воспитательских умений у родителей детей с отклонениями в развитии» (B. B. Ткачева) у всех матерей налажен эмоциональный контакт с ребенком, они принимают его таким, какой он есть, со всеми недостатками и проблемами. 66,66 % родительниц понимают проблемы своего ребенка и адекватно к ним относятся, 16,66 % недостаточно понимают проблемы своего ребенка и еще 16,66 % не понимают проблемы и особенности своего ребенка и не видят решения при помощи специалистов.

83,33 % используют адекватные формы взаимодействия с детьми (похвала, поощрения, ласка), 16,66 % — допускают использование неадекватных форм (наказание, повышение голоса, раздражительность).

По методике «История жизни с особым ребенком» 4 из опрошенных родительниц (33,33 %) открыто высказывают свою боль и сомнения по поводу развития ребенка, не затрагивая при этом собственные отношения с ребенком и другими членами семьи. В рассказах 8 матерей (66,66 %) явно прослеживаются субъективные переживания по поводу здоровья своего ребенка и межличностных отношений в семье. Четверо из опрошенных родительниц (33,33 %), описывая историю своей жизни с особым ребенком, ограничиваются перечислением тех проблем, с которыми они сталкиваются в ходе развития, обучения и воспитания. Например, Лилия, 30 лет, мама 4-х летнего Тимофея, пишет: «Нет речи. Нет сюжетной игры. Нет интереса к другим детям. Нет навыка туалета. Нет возможности провести все необходимые медицинские осмотры из-за протестов ребенка. Но мы будем над этим работать». Екатерина, 37 лет, мама 6-летней Ирины, отмечает, что ее ребенок «…Изначально ничего и никого не хочет, на все предложения ответ «нет». Сложно договориться о чем-либо. Не может долго заниматься одним делом». Она формулирует свои трудности в виде вопросов «Как быть? Что делать? Куда обратиться?»

8 матерей дали подробное описание истории своей жизни с ребенком. Например, в рассказе Ирины, 29 лет, мамы 6-летней Ренаты, отмечается положительное восприятие настоящего, умение справляться с различными семейными трудностями, и прослеживается позитивный настрой на будущее: «…Семейные трудности есть конечно, но пока мы справляемся и очень надеемся, что все наладится. Мы очень любим свою доченьку и будем помогать ей столько, сколько понадобится, естественно, не без помощи наших любимых педагогов». История Ольги, 35 лет, рассказывает о трудностях в развитии ее 5-летнего сына Влада, особенностях его взаимодействия с ней и старшим ребенком. В рассказе прослеживаются те изменения, которые произошли с Владом, в результате обучения в специализированном детском саду, но ничего не сказано о взаимоотношениях с остальными членами семьи.

Истории некоторых мам отражают семейные трудности, связанные с появлением на свет, развитием и обучением ребенка с аутизмом. Мамы описывают конфликты, происходящие между всеми членами семьи. Например, в рассказе Ольги, 34 года, мамы 4-х летней Василисы, отмечается переживание отношений с мужем: «… Все силы нашей семьи были направлены на восстановление ребенка. Но скоро стали заканчиваться деньги, а с мужа я требовала, чтобы он заработал. Отношения портились. В итоге он устал от всех проблем и от меня и ушел от нас… Папа помогает по просьбе и не всегда. Рассчитывать приходится на свои силы». В рассказе Елены, 30 лет, мамы 4-х летнего Ярослава, явно указывается на переживаемое ей чувство вины перед ребенком («… Я рано вышла на работу из декрета (1,4 г сыну). Возможно это одна из причин, которая могла повлиять на замкнутость (аутизм) сына. Меня гнетет чувство вины перед ребенком, что я работаю, что уделяю ему недостаточно времени. Часто посещают мысли уволиться…»), чувство безысходности («…Из-за того, что с сыном сидит моя мама, у нас часто бывают конфликты, она устает, я работаю. Замкнутый круг»).

Таким образом, письменная форма изложения проблем семьи, воспитывающей ребенка с аутизмом, позволила нам увидеть субъективные переживания матерей по поводу здоровья своего ребенка и межличностных отношений в семье. Мамы смогли открыто высказать свою боль и сомнения.

Анализ результатов опросника АСВ (анализ семейных взаимоотношений) показал, что в 66,66 % случаев наблюдаются оптимальные адекватные типы воспитания. В 33,33 % случаев — воспитание по типу потворствующей гиперпротекции. Эти мамы уделяют ребенку крайне много времени, сил и внимания, и воспитание его является центральным делом их жизни. При этом 8,3 % родительниц воспитывают детей по принципу «всё нельзя», а 33,3 % — по принципу «всё можно».

Кроме того, у 16,66 % родительниц отмечается проекция на ребенка собственных нежелательных качеств (ПНК). Это означает, что в ребенке родитель как бы видит черты характера, которые чувствует, но не признает в самом себе. Это могут быть: агрессивность, склонность к лени, негативизм, протестные реакции, несдержанность и т. д. Родители много говорят о своей постоянной борьбе с отрицательными чертами и слабостями ребенка, о мерах и наказаниях, которые они в связи с этим применяют. Это помогает им верить, что у них данных качеств нет.

У 50 % — сдвиг в установках родителя по отношению к ребенку в зависимости от его (ребенка) пола. Отношение родителя к ребенку обусловливается не действительными особенностями ребенка, а такими чертами, которые родитель приписывает его полу, т. е. «вообще мужчинам» или «вообще женщинам». Мамы девочек в данном случае максимально развивают в них женские качества («ты же девочка!»). А, например, одна из опрошенных мам мальчиков призналась, что мечтала о рождении дочки.

В целом, анализ всех методик показал, что имеется некая тенденция к зависимости степени тяжести аутизации ребенка с особенностями семейного воспитания. Неправильный тип воспитания в семьях, личностные проблемы их матерей связаны с низким уровнем эмоционального и коммуникативного развития этих детей, который наблюдается у 50 % дошкольников (по результатам методики «Оценка эмоциональной и коммуникативно-поведенческой сферы детей с тяжелыми нарушениями развития» (В. В. Ткачева)).

Таким образом, мы видим, что выявленные в ходе данного исследования особенности взаимоотношений в семьях детей с РАС имеют некоторые проблемы и затруднения, в основном, связанные с личностными особенностями матерей, и требуют дальнейшей специализированной психокоррекционной помощи.

 

Литература:

 

1.        Ткачева, В. В. Психологическое изучение семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии / В. В. Ткачева. — М.: УМК «Психология», 2004. — 192 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle