Библиографическое описание:

Юмаев Е. А. К вопросу о мерах, принимаемых государством для регулирующего воздействия на теневую экономику в условиях посткризисного развития // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 433-437.

Начавшийся в 2008 г. мировой финансово-экономический кризис «подстегнул» предприятия и организации к частичному или даже полному переходу в теневой сектор. В результате собираемость в государстве налогов снижается не только из-за общего ухудшения эконмической конъюнктуры, но и по причине разрастания масштабов теневого сектора. Это повышает актуальность поиска государством новых эффективных мер, направленных на вывод из тени предприятий и организаций.

Ключевые слова: теневая экономика, государство, регулирование

 

Внимание органов власти Российской Федерации к воздействию на теневой рынок значительно усилилось после начавшегося осенью 2008 г. мирового финансово-экономического кризиса. В кризис многие компании прямо-таки в спешном порядке стали предпринимать меры, позволяющие скрыть их экономическую деятельность (всю или некоторую часть) от внимания контролирующих структур. Заметим, однако, что в данном случае речь идет прежде всего о наращивании «серой» части теневого рынка, а не «черной», имеющей активно деструктивный характер. Теневой сектор находится под самым пристальным вниманием Министерства финансов РФ и Федеральной налоговой службы РФ. Последняя подготовила ряд предложений, которые, как предполагается, будут способствовать выводу части теневого рынка в «свет» в ходе преодоления кризиса. Российские налоговики считают необходимым предоставить им доступ к банковской тайне, усилить роль комиссий по заработной плате в регионах России, возобновить показательные проверки крупных компаний в тех секторах, ситуация в которых с точки зрения наличия теневого сектора наименее благоприятна [5]. Одним из эффективных механизмов выявления лиц, вовлеченных в схему уклонения от налогообложения, является анализ движения денежных средств на счетах банков. Возможность работать с базами данных Центрального банка РФ позволит налоговым органам реализовать дистанционный анализ и выделить с его помощью проблемные территории, не оказывая чрезмерного давления на предпринимательскую среду. Большое практическое значение имеют показательные проверки. Замечено, что каждая такая проверка крупной компании приводит к серьезному повышению налоговых сборов со всей отрасли в целом. Например, в 2008 г. после серии проверок в торговой сфере поступления налогов и сборов от этой отрасли выросли сразу на 38 %. По нашему мнению, значение этой меры не стоит переоценивать. Показательные проверки не могут быть реализованы сразу по всем подозрительным секторам, судя по всему, сама налоговая служба не имеет возможности работать сразу в нескольких направлениях. Таким образом, получается латание дыр: пока проверяется один сектор, другие сектора не ощущают за собой должного надзора, закономерным результатом чего становится снижение объемов теневого сектора в одной проверяемой отрасли и рост его объемов сразу в нескольких других.

В 2007 г. 29 розничных сетей и производителей бытовой техники подписали составленную ассоциацией РАТЭК «Декларацию прямого импорта бытовой техники и электроники», где предусматривалось построение системы прямых продаж между зарубежными производителями и российскими торговцами. Со стороны производителей ее подписали в том числе компании «Samsung», «Philips», «Olympus», «Alpine». Вытеснение посредников, по мнению участников соглашения, должно способствовать, помимо прочего, дальнейшему «обелению» рынка [10, С. 7]. Этот пример показывает, сколь огромен потенциал сокращения объемов теневого рынка благодаря налаживанию доверительного сотрудничества между органами власти и бизнес-объединениями, желающими работать сугубо в легальном поле. Однако сейчас это касается в основном крупных зарубежных поставщиков, активная экспансия которых в регионы России затрудняет выход на рынок мелких и средних отечественных предприятий, заставляя последние уходить в тень. А если добавить к этому тот факт, что большинство участников указанных программ составляют именно зарубежные компании, получается, что данная мера не может быть истолкована как однозначно положительная для обеспечения экономической безопасности России и ее территорий, особенно отдаленных. Можно даже предположить наличие у зарубежных компаний иной цели: под видом борьбы за «обеление» российской экономики упрочить свои позиции и закрыть на него доступ российским предприятиям. По нашему мнению, подобные мероприятия должны реализовываться в среде именно российских компаний, не только крупных, но и обязательно малых и средних, с одновременным повышением их конкурентоспособности как на внутрироссийском, так и международном рынках.

Широкий общественный резонанс в посткризисный период в Российской Федерации приобрел антикоррупционный проект А. Навального «Роспил», преследующий целью за счет активизации деятельности населения, формирования активной гражданской позиции ликвидировать коррумпированные конкурсы и «откаты» при госзакупах по всей стране, способствовать отмене бессмысленных конкурсов, а в случае осмысленных, но определенно коррумпированных, — способствовать их отмене, а затем выставлению заново уже на конкурентных условиях и с адекватными ценами [9]. Логика действий А. Навального такова (цитата по интервью): «Так что вполне возможно, что увеличение прозрачности госзакупок вызовет частичные изменения в структуре рынка. Сейчас в любой отрасли, в любой сфере, при каждом министерстве, при каждом крупном госзаказчике есть целый сонм компаний, вся эксклюзивность которых заключается в том, что они умеют договариваться — они специализируются на эксклюзивных обедах и ужинах министра и больше ни на чем. Они все контролируют, получают все заказы и отдают это на субподряд, такова принятая практика. И вот такие компании, обладатели необоснованного эксклюзива, совершенно очевидно, уйдут. В связи с этим цепочка подрядчиков сократится, не будут накручиваться лишние проценты. И это можно делать уже сейчас: 94-й закон — не самый идеальный закон, но он достаточно передовой, по нему можно все это сделать».

Предложения по борьбе со злоупотреблениями поступали из Администрации Президента РФ. Так, в январе 2011 г. появилась информация о подготовке нового антикоррупционного пакета, устанавливающего новый тип наказания за коррупцию — штрафы, кратные взяткам; новый тип взяткополучателя — должностное лицо публичной международной организации; новый состав преступления — посредничество при получении взяток; новый способ борьбы с коррупцией юридических лиц — ее расследование российскими органами за рубежом. В соответствии с новациями предполагается, например, что с российского чиновника за получение им взятки (статья 290 Уголовного кодекса) будут взыскивать 60–80-кратно, лишая его на три года права занимать должность, либо 50-кратно, но с лишением свободы на 5–10 лет. Заметным новшеством стало предложение об установлении ответственности за коррупцию в третьих странах — если российский предприниматель дал взятку в обмен на получение выгодного заказа сотруднику ООН или чиновнику в Анголе, его за это накажут и в России [4].

По мнению автора, ключевая роль в оказании регулирующего воздействия на теневой сектор экономики на данном и, по меньшей мере, среднесрочном этапе развития Российской Федерации принадлежит административной реформе. По мнению Л. Якобсона, действенными мерами борьбы со злоупотреблениями являются регламентация, контроль и лучшая оплата работы чиновников, а не принятие кодекса этики и служебного поведения государственных и муниципальных служащих РФ, за невыполнение норм которого чиновник подлежит моральному осуждению [3]. Подготовленный Президиумом совета при Президенте РФ по противодействию коррупции типовой кодекс этики и служебного поведения государственных и муниципальных служащих РФ не вызвал однозначного одобрения среди профильных специалистов. Так, директор департамента по административной реформе Центра стратегических разработок В. Южаков заметил следующее: «Практически все статьи кодекса уже закреплены законодательно. Но меня настораживает то, что теперь серьезные нормы законов на практике будут сводиться чиновниками до этических правил, выполнение которых носит рекомендательный характер». Главным нововведением кодекса является полный запрет для госслужащих на получение «в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц».

В числе первостепенных целей административной реформы отмечаются преодоление коррупции в системе государственного и муниципального управления, значительное увеличение эффективности деятельности органов исполнительной власти и местного самоуправления, искоренение бюрократизма, усиление дисциплинированности в повседневной деятельности государственного и местного аппарата [7, С. 226].

Первостепенное внимание должно быть уделено обеспечению прозрачности, которая, вынуждая органы власти становиться более подотчетными, способствует повышению качества государственной политики и эффективности правительственных структур, борьбе с коррупцией, экономическому росту [8, С. 109], закономерным результатом чего станет, очевидно, значительное сокращение объема теневого рынка.

Несмотря на уже имеющиеся значительные результаты по этому направлению, Россия отстает от промышленно-развитых стран Европы в многообразии способов реализации вопросов местного значения и оказания муниципальных услуг [2, С. 102]. По нашему мнению, Россия может в достаточно короткий срок опередить западные государства в вопросе реализации административной реформы. Ключевым моментом может стать акцентирование внимания на процесс регулирующего воздействия на теневой сектор экономики посредством именно проведения административной реформы.

Пока же, по мнению Бирюкова В. П., «отсутствие реального продвижения в реализации мероприятий административной реформы и реформы государственной службы сохраняет избыточное государственное регулирование, бюрократизм, низкую продуктивность управления. Не решена проблема полноты и качества оперативной экономической информации. До сих пор не принят закон о статистике, который должен стать основой улучшения практики использования статистической информации в разработке социально-экономической политики, а также в содействии мониторингу и оценке экономических тенденций развития, включая развитие теневого сектора экономики [1, C. 23–24].

В заключении отметим, что у административной реформы в России по большому счету нет лидера [6, С. 20]: руководили реформой многие высокопоставленные чиновники, но собственного политического ресурса и собственной политической воли у них быть не могло. Мировой опыт при этом свидетельствует, что успешная реформа нуждается в сильном и самостоятельном политическом руководстве.

 

Литература:

 

1.         Бирюков В. П. Управление процессами сокращения масштабов теневой экономики в России: автореф. дис. … канд. экон. наук / М.: ОПМТ РАГС, 2008. — 27 с.

2.         Гриценко Е. В. Правовое регулирование муниципальных услуг: сравнительный анализ германского и российского опыта // Проблемы местного самоуправления в Российской Федерации: Матер. V науч.-практич. конф. (Омск, 15–16 ноября 2006 г.). Омск: Типография «СТИВЭС», 2006.

3.         Башлыкова Н. Поведение чиновников описано и одобрено [Электронный ресурс] // Коммерсант. URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1564801 (дата обращения 31.07.2015).

4.         Костенко Н., Корня А. Плата за взятку [Электронный ресурс] // Ведомости. URL: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2011/01/13/253033 (дата обращения 13.01.2011).

5.         Кукол Е. Показательное лечение. Налоговики готовят проверку крупных фармкомпаний [Электронный ресурс] // Российская газета. URL: http://www.rg.ru/2010/02/26/kudrin-fns.html (дата обращения 31.07.2015).

6.         Лазарев А. М. Концептуальные основы и практика современного административного реформирования (сравнительно-политологический анализ): автореф. дис. … канд. политич. наук / М.: ОПМТ РАГС, 2008. — 23 с.

7.         Старилов Ю. Н. Административная реформа: к перспективе «нового государственного управления» и «эффективности государства» // Правовая наука и реформа юридического образования: Сб. науч. трудов. Вып. 16: Административная реформа в России: политико-правовое и управленческое измерение. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2004.

8.         Повышение эффективности деятельности органов государственной власти: подходы к проведению административной реформы в Российской Федерации / М.: Издательство «Алекс», 2005. 180 с.

9.         Полудина В. Алексей Навальный: «В конце пути освободится триллион рублей» (интервью газете «Ведомости») [Электронный ресурс] // Ведомости. URL: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/1204360/aleksej_navalnyj_v_konce_puti_osvoboditsya_trillion_rublej (дата обращения 31.07.2015).

10.     Рагимова С. Баланс белого // Компания. 2007. № 24. 25 июня. С. 7.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle