Библиографическое описание:

Дёмин А. В. Особенности постурального баланса у пожилых мужчин с синдромом падений // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 264-273.

Введение. Особенности постуральной нестабильности и факторов риска падений у лиц пожилого и старческого возраста продолжают оставаться одной из актуальных проблем геронтологии и гериатрии, и всего комплекса наук о стареющем человеке [1, 4, 5, 7, 16, 23]. В отечественной литературе, говоря о падениях у людей пожилого и старческого возраста, часто используют термин «синдром падений», а не «постуральная нестабильность» [8, 9], однако его целесообразно употреблять при наличии у данной категории граждан двух и более падений в течение года [15, 16, 22]. Хотя в современных зарубежных публикациях термин «синдром падений» не используется, но наличие двух и более падений у пожилых людей рассматривается как наиболее информативный и рецидивирующий показатель при описании этой проблемы, которая обозначается термином «fallers» [16, 18, 21, 23].

Обычно проблема падений характерна для людей 65 лет и старше, и даже одно падение в этом возрасте может свидетельствовать о снижении функции постуральной стабильности и повышает риск дальнейших падений [3–5]. Этиология падений является многофакторной, что требует сегодня глубокого понимания биомеханических и физиологических механизмов постурального баланса у лиц пожилого и старческого возраста, а также выявления факторов, связанных с повышенным риском падений [1, 16, 21, 23]. В предыдущих исследованиях нами уже отмечалось снижение постурального баланса у мужчин 65–86 лет, испытавших хотя бы одно падение в течение года, по данным компьютерной стабилометрии [7]. Однако комплексных исследований особенностей постурального баланса у мужчин 65 лет и старше в отечественной литературе нами не выявлено. Кроме того, нами уже отмечалось, что пожилые мужчины 65–89 лет, у которых наблюдается развитие синдрома падений (СП), имеют более высокий риск преждевременной смертности, чем женщины [4]. Цель данной работы заключалась в выявлении особенностей постурального баланса у мужчин 65–74 лет, испытавших два и более падений в течение года (с синдромом падений). Исследования постурального баланса у пожилых мужчин позволяют дать характеристику вертикальной устойчивости, особенно при развитии СП, показать величины этих изменений и факторы риска развития данного синдрома.

Материалы и методы исследования. Были обследованы 90 мужчин в возрасте 65–74 лет (средний возраст 68,5±3,2 года). В исследование не были включены мужчины, злоупотребляющие алкоголем, находящиеся на учете в психоневрологических диспансерах, имеющие в анамнезе инсульты, черепно-мозговые травмы, когнитивные нарушения, а также лица, постоянно проживающие в домах престарелых. Кроме того, все мужчины на момент обследования были мобильными и могли свободно передвигаться без посторонней помощи, не пользовались специальными средствами для дополнительной опоры при ходьбе. В группу исследования (ГИ) вошли мужчины в возрасте 65–74 лет, которые на момент обследования испытали два и более падений в течение года без потери сознания, что следует рассматривать как наличие у них СП или риска последующих падений, исходя из рекомендаций Американского и Британского гериатрических обществ [22]. Во вторую группу — группу сравнения (ГС) — вошли мужчины такого же возраста, не испытавшие ни одного падения в течение года (постуральная стабильность). Группы были сформированы таким образом, что календарный возраст (КВ) респондентов в ГС был идентичным КВ мужчин в ГИ.

Субъективно переживаемый возраст (СПВ) определялся путем опроса респондентов, на сколько лет они себя чувствуют. Данный показатель зависит от напряженности, событийной наполненности и удовлетворенности жизнью, переживаний и воспринимаемой степени самореализации стареющего человека и его социально-экономического статуса [2].

Для оценки функционального состояния постурального баланса у пожилых мужчин использовался компьютерный динамический постурографический (стабилометрический) комплекс «Smart Equitest Balance Manager» (США) (рис. 1) [10, 11]. Проводились следующие тесты: Sensory Organization Test (SOT), Motor Control Test (MCT), Rhythmic Weight Shift (RWS). В международной практике применения данного комплекса и описании результатов исследования принято использовать исходные значения показателей тестов на английском языке.

SOT основан на оценке способности человека эффективно обрабатывать отдельные сигналы сенсорных систем (зрительной, вестибулярной и соматосенсорной), участвующих в поддержании постурального контроля и управления им [11]. В данном тесте используются следующие функциональные пробы (conditions): condition 1 (COND1) — при спокойном стоянии с открытыми глазами; COND2 — при спокойном стоянии с закрытыми глазами; COND3 — стояние с открытыми глазами при дестабилизирующем пространственном движении (движение кабинки); COND4 — стояние с открытыми глазами при дестабилизирующем движении опорной поверхности (движение опорной платформы); COND5 — стояние с закрытыми глазами при дестабилизирующем движении опорной поверхности; COND6 — стояние с открытыми глазами при полном дестабилизирующем движении — как пространственном, так и при движении опорной поверхности (рис. 2).

Рис. 1. Компьютерный динамический постурографический (стабилометрический) комплекс «Smart Equitest Balance Manager» [10]

 

В ходе этого теста оценивается особенность функции равновесия (Equilibrium Score) в различных функциональных пробах. Equilibrium Score (ES) исходит из того, что центр тяжести (ЦТ) нормального здорового человека при спокойном стоянии может отклоняться вперед и назад в диапазоне примерно 12,5 градуса, сохраняя при этом устойчивое равновесие. Оценка для каждого испытания вычисляется путем сравнения углового отклонения ЦТ пациента в той или иной функциональной пробе с теоретическим максимумом. Результаты выражаются в баллах от 0 до 100. Величина ES, равная 100, указывает на идеальную устойчивость равновесия человека. Composite SOT — это составная оценка всего теста, включающая в себя среднее значение трех функциональных проб COND1 и COND2 и сумму всех функциональных проб COND3–6, вычисляется по тому же принципу, что и ES, поэтому в идеале у здорового человека она должна также стремиться к 100 баллам. Недостатком данного теста является то, что учет изменений функции равновесия идет только по сагиттальной плоскости, без учета отклонений во фронтальной плоскости. Поэтому для повышения эффективности обследования пациентов (особенно детей и людей 60 лет и старше) целесообразно использовать коррекцию ЦТ в сагиттальном направлении [11].

Рис. 2. Sensory Organization Test, функциональные пробы [11]

 

Сенсорный анализ SOT проводили по формулам: соматосенсорная информация — как отношение среднего показателя трех функциональных проб COND2 и среднего показателя трех функциональных проб COND1; зрительная информация — как отношение среднего показателя трех функциональных проб COND4 и среднего показателя трех функциональных проб COND1; вестибулярная информация — как отношение среднего показателя трех функциональных проб COND5 и среднего показателя трех функциональных проб COND1. Все полученные данные были умножены на 100 %.

SOT также дает возможность провести анализ стратегии позы человека (Strategy) в определенной функциональной пробе. При нормальном спокойном стоянии на устойчивой поверхности медленные возмущения ЦТ у человека компенсируются преимущественно за счет изменения угла в голеностопных суставах, что соответствует «голеностопной стратегии». При быстром возмущении или при стоянии на неустойчивой поверхности человек использует для стабилизации ЦТ тазобедренные суставы, что соответствует «тазобедренной стратегии». Показатель Strategy в определенной функциональной пробе, равный или стремящийся к 100 %, свидетельствует о преобладании голеностопной стратегии в постуральном балансе, а равный или стремящийся к 0 % говорит о преобладании тазобедренной стратегии [11].

При помощи MCT оценивается способность постуральной системы человека быстро восстанавливаться после неожиданных внешних воздействий в виде толчков опорной платформы в направлениях вперед (forward) или назад (backward) с разной интенсивностью: слабые (со скоростью 2,8 градуса в секунду, равной смещению ЦТ на 0,7 градуса), средние (со скоростью 6 градусов в секунду, равной смещению ЦТ на 1,8 градуса) и сильные толчки (со скоростью 8 градусов в секунду, равной смещению ЦТ на 3,2 градуса). В данном тесте оценивался показатель Latency, который характеризует количество времени (в миллисекундах) от момента начала толчков разной интенсивности до начала активной реакции обеих ног пациента с целью удержания баланса и сохранения ЦТ в пределах базы поддержки его опоры. Величина Latency включает в себя среднее значение реакции обеих ног пациента при средних и сильных толчках во всех направлениях [11].

Тест RWS позволяет проводить количественную оценку двух характеристик движения, связанных со способностью пациента произвольно перемещать собственный ЦТ или ритмично раскачиваться совместно с ориентиром (так называемой мишенью) Left/Right (влево/вправо) или Front/Back (вперед/назад). Способность управлять движением в заданном направлении, замедлять и менять направление движения, реципрокно двигаться и адаптироваться к временным ограничениям является составной частью нормального постурального баланса. В данном тесте оценивались осевая скорость (On-Axis Velocity) и контроль направления (Directional Control). On-Axis Velocity — это средняя скорость движения ЦТ (градусов в секунду) в заданном направлении. В первой пробе (Left/Right) учитывается лишь скорость движения пациента в направлении влево/вправо, а другие любые скорости движений являются избыточными. Во второй пробе (Front/Back) учитывается лишь скорость движения пациента в направлении вперед/назад, все остальные скорости перемещения являются избыточными. Directional Control (DCL) характеризует количество движений в указанном направлении (к мишени) и количество излишних движений (от мишени). Выражается данный показатель в процентах. Если все движения пациента направлены к мишени (прямая линия), то количество излишних движений будет равно нулю; соответственно, результат DCL будет равен 100 % [11].

Рис. 3. Motor Control Test, функциональные пробы [11]

 

Статистическая обработка полученных данных производилась с использованием компьютерной программы «SPSS 22». В связи c тем, что не во всех выборках обнаружено нормальное распределение показателей, параметры по группам оценивались и представлены медианой (Ме) и процентильным интервалом 25–75 (Q1–Q3). Для сравнения групп и исследования связей использовались непараметрические методы (тест Манна–Уитни — для сравнения двух независимых выборок). Для выявления наличия связей между показателями использовали коэффициент корреляции ρ-Спирмена и коэффициент корреляции τ-Кендалла. Для сравнения частоты воздействующих факторов риска рассчитывали показатель отношения шансов (ОШ) с 95 %-м доверительным интервалом (ДИ). Пороговый уровень статистической значимости принимался при значении критерия р ≤ 0,05.

Результаты исследования. Анализ СПВ у пожилых мужчин показал (табл. 1.), что во всех группах он был меньше КВ. Однако у мужчин в ГС показатели СПВ были меньше, чем в ГИ (p = 0,002). Установлено ухудшение возрастной самооценки у пожилых мужчин с СП. Корреляционный анализ выявил прямые умеренные связи между показателем СПВ и развитием СП (ρ-Спирмена = 0,365, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001). При этом установленный тип прямой связи наблюдается в 65,7 % случаев (τ-Кендалла = 0,314, с учетом поправки Бонферрони р = 0,022). Установлено, что развитие СП негативно отражаться на уровне возрастной самооценки у мужчин в возрасте 65–74 лет.

Таблица 1

Сравнительная оценка Sensory Organization Test и Rhythmic Weight Shift у мужчин 65–74 лет с синдромом падения (группа исследования) и постуральной стабильностью (группа сравнения)

Показатели

Группа исследования

n = 45

Группа сравнения

n = 45

Уровень статистической значимости (p)

Me (Q1–Q3)

Me (Q1–Q3)

КВ, лет

68 (66–72)

68 (66 –72)

1,000

СПВ, лет

65 (64–70)

62 (60–67)

0,002

Sensory Organization Test (SOT)

ES COND1, баллы

94 (93–95)

95 (94–96)

0,004

Strategy COND1, %

98 (98–99)

98 (98–99)

0,216

ES COND2, баллы

90 (87–92)

92 (90–93,5)

0,001

Strategy COND2, %

97 (94,5–98)

98 (97–98)

0,035

ES COND3, баллы

86 (83–88)

91 (89–92)

< 0,001

Strategy COND3, %

96 (94–98)

97 (95,5–98)

0,020

ES COND4, баллы

80 (74,5–83)

87 (82,5–90)

< 0,001

Strategy COND4, %

84 (80–87,5)

88 (84,5–91)

< 0,001

ES COND5, баллы

56 (51–61)

69 (64–74)

< 0,001

Strategy COND5, %

67 (61–72)

76 (74–80)

< 0,001

ES COND6, баллы

54 (44–60)

68 (63,5–73,5)

< 0,001

Strategy COND6, %

66 (60–71)

78 (72,5–81)

< 0,001

Composite SOT, баллы

73 (69–75)

80 (78–83)

< 0,001

Rhythmic Weight Shift (RWS)

Mean On-Axis Velocity (Left/Right), град./с

7 (5,8–8,3)

7,9 (6,5–9,3)

0,002

Mean On-Axis Velocity (Front/Back), град./с

3 (2,1–4,2)

4,8 (3,8–6)

< 0,001

Mean DCL (Left/Right), %

86 (80–88)

89 (86–90,5)

0,031

Mean DCL (Front/Back), %

52 (40–67)

75 (70–82,5)

< 0,001

 

При сравнении ES SOT установлено, что показатели ES COND1 (p = 0,004), ES COND2 (p = 0,001), ES COND 3 (p < 0,001), ES COND4 (p < 0,001), ES COND5 (p < 0,001), ES COND6 (p < 0,001) у мужчин 65–74 лет в ГС были больше, чем у мужчин того же возраста в ГИ. Установлено снижение функции равновесия у пожилых мужчин, имеющих СП. Анализ коэффициентов ранговой корреляции Спирмена показал, что существуют обратные умеренные связи между показателями ES COND2 (ρ-Спирмена = –0,376, с учетом поправки Бонферрони р = 0,001), ES COND3 (ρ-Спирмена = –0,578, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), ES COND4 (ρ-Спирмена = –0,520, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), ES COND5 (ρ-Спирмена = –0,679, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и развитием СП, а также обратные связи высокой тесноты между показателем ES COND6 (ρ-Спирмена = –0,734, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и развитием СП. При этом установленный тип обратной связи для ES COND2 наблюдается в 66,1 % случаев (τ-Кендалла = –0,322, с учетом поправки Бонферрони р = 0,001), для ES COND3 в 74,5 % случаев (τ-Кендалла = –0,490 с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), для ES COND4 в 71,7 % случаев (τ-Кендалла = –0,435, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), для ES COND5 в 78,3 % случаев (τ-Кендалла = –0,566, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), а также для ES COND6 наблюдаются в случаев 80,5 % случаев (τ-Кендалла = –0,610, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001). Таким образом, при выполнении SOT показатель ES COND2 ниже 90 баллов (ОШ = 3,64; 95 % ДИ [2,1–6,4], р < 0,001), показатель ES COND3 ниже 89 баллов (ОШ = 4,1; 95 % ДИ [2,5–6,8], р < 0,001), показатель ES COND4 ниже 82 баллов (ОШ = 3,2; 95 % ДИ [1,9–5,3], р < 0,001), показатель ES COND5 ниже 64 баллов (ОШ = 7,6; 95 % ДИ [4,4–13], р < 0,001), и показатель COND6 ниже 63 баллов (ОШ = 6,3; 95 % ДИ [3,7–10,7], р < 0,001) у мужчин в пожилом возрасте, свидетельствует о повышении риска развития у них СП.

При сравнении Strategy SOT у пожилых мужчин обнаружено, что показатели Strategy COND2 (p = 0,035), Strategy COND3 (p = 0,020), Strategy COND4 (p < 0,001), Strategy COND5 (p < 0,001) и Strategy COND6 (p < 0,001) у мужчин 65–74лет в ГС были больше, чем у мужчин того же возраста в ГИ. Отмечено изменение стратегии позы у пожилых мужчин с СП. Корреляционный анализ выявил обратные умеренные связи между показателями Strategy COND4 (ρ-Спирмена = –0,389, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), Strategy COND5 (ρ-Спирмена = –0,648, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и Strategy COND6 (ρ-Спирмена = –0,614, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и развитием СП. При этом установленный тип обратной связи для Strategy COND4 наблюдается в 66,3 % случаев (τ-Кендалла = –0,327, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), для Strategy COND5 в 77 % случаев (τ-Кендалла = –0,541, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и для Strategy COND6 в 75,5 % случаев (τ-Кендалла = –0,511, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001). На основании этого можно сделать вывод, что показатель Strategy COND4 ниже 84 % (ОШ = 4,7; 95 % ДИ [1,7–12,9], р = 0,003), показатель Strategy COND5 ниже 74 % (ОШ = 18,5; 95 % ДИ [6,4–53,2], р < 0,001), а также показатель COND6 ниже 72 % (ОШ = 14,3; 95 % ДИ [5,1–39,8], р < 0,001) у мужчин 65–74 лет свидетельствует о повышении риска развития у них СП.

Исходя из сравнительной оценки Composite SOT (табл. 1) выявлено, что данные показателя у мужчин в ГС были выше, чем у мужчин в ГИ. Полученные результаты указывают на изменения нейрофизиологических и адаптационных механизмов постурального баланса у мужчин 65–74 лет, имеющих СП. Кроме того, корреляционный анализ обнаружил обратные связи высокой тесноты между показателем Composite SOT (ρ-Спирмена = –0,811, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и развитием СП. Анализ ранговой корреляции Кенделла показал, что установленный тип обратной связи характерен для 83,3 % случаев (τ-Кендалла = –0,667, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001). Таким образом, снижение показателя Composite SOT ниже 78 баллов (ОШ = 176; 95 % ДИ [21,3–1455,3], р < 0,001) у мужчин в пожилом возрасте повышает риск развития у них СП.

При сенсорном анализе SOT (рис. 4) установлено, что у мужчин 65–74 лет в ГС соматосенсорная (p = 0,011), зрительная (p < 0,001) и вестибулярная (p < 0,001) информация, участвующая в постуральном балансе, была выше, чем у мужчин того же возраста в ГИ.

Рис. 4. Сенсорный анализ SOT у мужчин 65–74 лет с синдромом падения (ГИ) и постуральной стабильностью (ГС). Примечание: Чертой обозначены имеющиеся нормативы, ниже значений которых отражаются патологические изменения в сенсорной информации, участвующей в постуральном балансе; * — статистическая значимость: * — p = 0,011, *** — p < 0,001

 

Все значения сенсорных компонентов постурального баланса были выше имеющихся нормативов, что свидетельствует об отсутствии выраженных сенсорных изменений у пожилых мужчин, особенно в ГИ. Таким образом, установлено снижение соматосенсорной, зрительной и вестибулярной информации в постуральном балансе у пожилых мужчин с СП. Изучение коэффициентов ранговой корреляции Спирмена показало, что существуют обратные умеренные связи между показателями зрительной (ρ-Спирмена = –0,456, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и вестибулярной (ρ-Спирмена = –0,666, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) информации SOT и развитием СП. При этом установленный тип обратной связи для зрительной информации SOT наблюдается в 68,7 % случаев (τ-Кендалла = –0,375, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), а для вестибулярной информации SOT — в 77,3 % случаев (τ-Кендалла = –0,546, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001). Следовательно, зрительная информация SOT ниже 87 % (ОШ = 5,5; 95 % ДИ [2,14–14], р < 0,001) и вестибулярная информация SOT ниже 66 % (ОШ = 21, 4; 95 % ДИ [7,3–63], р < 0,001) у мужчин 65–74 лет повышает риск развития у них СП.

Сравнительная оценка теста RWS обнаружила (табл. 1), что показатели Mean On-Axis Velocity (Left/Right) (р = 0,002) и Mean On-Axis Velocity (Front/Back) (p < 0,001), а также Mean DCL (Left/Right) (р = 0,031) и Mean DCL (Front/Back) (p < 0,001) у мужчин 65–74 лет в ГС были выше, чем у мужчин того же возраста в ГИ. Полученные данные свидетельствуют о снижении скорости движения и качества управления ЦТ во фронтальном и сагиттальном направлениях у пожилых мужчин, имеющих СП. Корреляционный анализ выявил обратные умеренные связи между показателями Mean On-Axis Velocity (Front/Back) (ρ-Спирмена = –0,522, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и Mean DCL (Front/Back) (ρ-Спирмена = –0,662, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001) и развитием СП. При этом установленный тип обратной связи для показателя Mean On-Axis Velocity (Front/Back) наблюдается в 71,6 % случаев (τ-Кендалла = –0,432, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001), а для показателя Mean DCL (Front/Back) в 77,5 % случаев (τ-Кендалла = –0,550, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001). Исходя из этого можно заключить, что показатели Mean On-Axis Velocity (Front/Back) ниже 3,8 град./с (ОШ = 5,6; 95 % ДИ [2,2–14], р < 0,001) и показатели Mean DCL (Front/Back) ниже 70 % (ОШ = 25,1; 95 % ДИ [8,3–76,2], р < 0,001) теста RWS у пожилых мужчин повышают риск развития у них СП.

Анализ MCT выявил (рис. 5), что показатель Latency у мужчин 65–74 лет в ГС был ниже, чем у мужчин того же возраста в ГИ (р < 0,001). Полученные результаты указывают на изменение сенсорных и моторных компонентов ног у пожилых мужчин с СП. Изучение коэффициентов ранговой корреляции Спирмена показало, что существуют прямые умеренные связи между развитием СП и показателем Latency (ρ-Спирмена = 0,582, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001). При этом установленный тип прямой связи для данного показателя наблюдается в 74,3 % случаев (τ-Кендалла = 0,486, с учетом поправки Бонферрони р < 0,001). Следовательно, повышение показателя Latency MCT на 140 мс и более (ОШ = 8,6; 95 % ДИ [3,3–22,4], р < 0,001) у мужчин в пожилом возрасте увеличивает риск развития у них СП.

Рис. 5. Особенности показателя Latency (мс) MCT у мужчин 65–74 лет с синдромом падения (группа исследования) и постуральной стабильностью (группа сравнения). Примечание: Чертой обозначен имеющийся норматив, по показателям выше которого можно судить о патологических изменениях моторных компонентов ног; * — статистическая значимость различий: *** — р < 0,001

 

На основании комплексного анализа показателей компьютерной постурографии (стабилометрии) получены первые нормативные параметры позволяющие прогнозировать риск развития СП у мужчин 65–74 лет.

Обсуждение результатов. Известно, что показатель СПВ является не только отражением состояния здоровья человека и его удовлетворенности жизнью, но и коррелятом его качества жизни в целом. Кроме того, данный показатель можно рассматривать как критерий оценки «успешного старения» у мужчин в пожилом и старческом возрасте [2]. В предыдущих работах уже отмечалось снижение качества жизни у мужчин с постуральной нестабильностью [3]. G. F. Marchetti и другие исследователи [17] выявили, что нарушение постурального баланса у пожилых людей сопровождается ухудшением качества их жизни. Нами ранее было установлено, что даже незначительные изменения постуральных нейрофизиологических механизмов, а также снижение соматосенсорной информации в контроле над балансом у мужчин 65–79 лет отражаются на качестве их жизни [6]. Таким образом, нарушения постуральных нейрофизиологических и адаптационных механизмов, снижение сенсорной информации в контроле над балансом, а также качества управления ЦТ во фронтальной и сагиттальной плоскостях у мужчин в пожилом возрасте оказывают негативное влияние на процесс их «успешного старения».

S. L. Whitney с соавторами отмечает, что именно SOT является наиболее эффективным тестом, позволяющим не только дать оценку постурального баланса у пожилых людей, но и оценить у них риск падений [24]. Сравнительный анализ показателей компьютерной постурографии (стабилометрии) SOT пожилых мужчин, имеющих СП, выявил снижение функции равновесия во всех функциональных пробах и стратегии позы в пробах COND 2–6, что, по-видимому, является следствием снижения у них сенсорной информации в контроле над балансом, а также изменения постуральных нейрофизиологических и адаптационных механизмов. Полученные результаты позволяют говорить о том, что развитие СП у мужчин 65–74 лет следует рассматривать как нарушения нейрофизиологических и адаптационных механизмов постурального управления при старении.

Исследования B. Müjdeci с соавторами [18] выявили незначительные различия в постуральном балансе по данным SOT у пожилых лиц с СП (fallers) и лиц без истории падений, которые заключались только в снижении функции равновесия в COND3 и COND6. Однако полученные нами результаты выявили значительное ухудшение постурального баланса у мужчин, испытавших два и более падений в течение года, по сравнению с мужчинами того же возраста, не испытавших ни одного падения в течение года. По-видимому, это свидетельствует об отсутствии мероприятий в нашей стране, направленных на профилактику риска падений у людей пожилого и старческого возраста. Кроме того, значительное ухудшение постурального баланса у мужчин 65–74 лет, имеющих СП может быть также следствием развития у них другого синдрома — страха перед вероятными падениями [1].

Установлено, что снижение соматосенсорной, зрительной и вестибулярной информации в контроле над балансом у мужчин 65–74 лет повышает риск развития у них СП [7, 15, 16, 20, 22, 23]. На основании полученных данных можно заключить, что снижение зрительной и вестибулярной информации в постуральном балансе у пожилых мужчин, в первую очередь, значительно повышает риск развития у них СП. Сравнительная оценка зрительной информации в контроле над балансом еще раз доказывает, что зрение играет существенную роль в постуральном управлении при старении, а его снижение в постуральном балансе у пожилых мужчин приводит к развитию у них СП [15, 16, 21–23].

Известно, что снижение вестибулярной информации в постуральном балансе повышает роль окружающей среды в качестве одного из факторов риска падений [16, 20, 23]. Полученные результаты позволяют говорить о том, что любые изменения постуральных нейрофизиологических и адаптационных механизмов и сенсорной информации в постуральном управлении усиливает влияние окружающей среды как фактора риска падений. Таким образом, развитие СП у мужчин в пожилом и старческом возрасте следует рассматривать как следствие первостепенного влияния факторов окружающей среды на постуральный баланс стареющего человека. Результаты исследования доказывают, что среда проживания и образ жизни оказывают существенное влияние на механизмы сохранения постурального баланса при старении. Все это обосновывает необходимость развития нового научного направления — экологической геронтологии, рассматривающей взаимосвязь влияний факторов внешней среды на процессы старения человека. Известно, что значительное снижение вестибулярной информации в контроле над балансом происходит после 75 лет [16, 20, 23]. По сути, развитие СП у лиц в старческом возрасте является необратимым следствием нормального старения. Следовательно, любые вестибулярные расстройства у людей 65 лет и старше будут являться первостепенными факторами снижения функции постуральной стабильности и риска развития СП, что в целом соответствуют полученным данным других исследователей [12, 24]. Это дает основания для необходимости разработок комплекса мер, направленных на создание безопасной среды проживания для лиц пожилого и старческого возраста. Необходимы исследования, направленные на оценку факторов окружающей среды и их влияния на развитие СП у лиц 65 лет и старше.

При анализе теста RWS установлено, что ухудшение сбалансированных и скоординированных движений ЦТ во фронтальной и сагиттальной плоскостях у мужчин 65–74 лет будет способствовать развитию у них СП. Кроме того, обнаружено, что снижение Mean On-Axis Velocity (Front/Back) и Mean DCL (Front/Back) у мужчин в пожилом возрасте является важным и первостепенным фактором развития СП. Эти данные в целом согласуются с выводами других авторов, которые отмечают, что снижения показателя Mean On-Axis Velocity (Front/Back) является одним из предикторов риска падений у пожилых людей [14]. Тест RWS также целесообразно использовать в реабилитационных мероприятиях для пожилых людей, испытавших хотя бы одно падение в течение года, с целью уменьшения у них риска повторных падений.

S. Clark и D. J. Rose [13] отмечают, что мышцы нижних конечностей, а также мышцы спины играют существенную роль в корректировке баланса в сагиттальной плоскости. Анализ показателей Mean On-Axis Velocity (Front/Back) и Mean DCL (Front/Back) теста RWS позволяет говорить о том, что снижение функционирования мышц и суставов ног, а также мышц спины у пожилых мужчин будет способствовать развитию СП. С целью профилактики ухудшения постурального баланса и риска падений у пожилых мужчин необходимо внедрить комплекс физических упражнений, направленных, в первую очередь, на укрепление мышц и суставов ног, а также мышц спины, при необходимости рекомендовать использование медицинской трости для большей вертикальной устойчивости при ходьбе.

Некоторые исследователи указывают на то, что нарушение баланса во фронтальной плоскости повышает риск падений и приводит к снижению мобильности [19]. Анализ показателей Mean On-Axis Velocity (Left/Right) и Mean DCL (Left/Right) теста RWS позволяет сделать вывод, что нарушение сбалансированных и скоординированных движений ЦТ во фронтальной плоскости приводит не только к развитию СП, но и повышает риск снижения мобильности и потери социальной независимости. Проведенные исследования еще раз доказывают важность оценки показателей, характеризующих управление ЦТ во фронтальной и сагиттальной направлениях у людей в пожилом и старческом возрасте, которая позволяет прогнозировать ухудшение постурального баланса и риск падений.

На основании оценки показателя Latency МСТ у обследованных мужчин нами сделан вывод, что ослабление нервно-мышечных реакций нижних конечностей приводит к снижению адаптационных возможностей сенсорных и моторных компонентов быстро реагировать на изменения ЦТ в пределах базы поддержки его опоры и способствует развитию СП. Изменение этих компонентов будет способствовать снижению скорости ходьбы и тем самым косвенно ухудшать мобильность. Таким образом, развитие СП в пожилом и старческом возрасте следует рассматривать как процесс изменения статических и динамических структур постурального контроля. Поскольку рефлекторное постуральное реагирование человека на толчки в МСТ являются первым ответом на сохранение равновесия и противодействие падению, то использование этого теста в диагностике СП позволит выявлять пожилых лиц как с высоким риском падений, так и с синдромом страха перед вероятными падениями.

Полученные результаты исследования указывают на некоторые биомеханические и нейросенсорные параметры развития СП, что позволяет обеспечивать контроль за состоянием функции равновесия, стратегии позы, сенсорной информации в постуральном балансе, а также особенностями управления ЦТ во фронтальной и сагиттальной плоскостях в программах по профилактике падений у мужчин 65 лет и старше.

Практические рекомендации. Результаты исследования доказывают важность проведения мероприятий, направленных на выявление, оценку и профилактику факторов риска падений у людей пожилого и старческого возраста. Это способствует сегодня развитию геронтогигиены, которую следует рассматривать как научно-практическую отрасль знаний, направленную на предупреждение преждевременного старения и профилактику факторов риска здоровья стареющего населения. Повсеместное внедрение компьютерной постурографии (стабилометрии) в практику гериатрии будет полезно для ежегодного мониторинга состояния постурального баланса у лиц пожилого и старческого возраста, что позволит своевременно выявлять у них эти изменения и снижать риск падений, тем самым оказывать положительное влияние на продолжительность и качество их жизни.

Выводы:

1.         У пожилых мужчин, имеющих СП, по данным SOT компьютерной постурографии (стабилометрии), происходит снижение функции равновесия во всех функциональных пробах и стратегии позы в COND 2–6, что, по-видимому, является следствием снижения у них сенсорной информации, а также изменения нейрофизиологических и адаптационных механизмов постурального баланса.

2.         У мужчин в пожилом возрасте снижение зрительной (ниже 87 %) и вестибулярной (ниже 66 %) информации в контроле над балансом в первую очередь значительно повышает риск развития у них СП.

3.         У пожилых мужчин с СП, по данным МСТ компьютерной постурографии (стабилометрии), наблюдается снижение моторных и сенсорных компонентов ног, что будет негативно отражаться на параметрах ходьбы. При этом установлено, что повышение показателя Latency на 140 мс и более повышает риск развития СП.

4.         При анализе теста RWS выявлено, что показатель Mean On-Axis Velocity (Front/Back) ниже 3,8 град./с и показатель Mean DCL (Front/Back) ниже 70 % у мужчин в пожилом возрасте можно рассматривать как критерии риска развития СП.

5.         У мужчин 65–74 лет, имеющих СП, показатели СПВ выше по сравнению с мужчинами того же возраста без наличия падений. Это доказывает, что развитие СП негативно отражается на процессах их «успешного старения».

 

Литература:

 

1.         Гудков А. Б., Дёмин А. В. Особенности постурального баланса у мужчин пожилого и старческого возраста с синдромом страха падения // Успехи геронтологии. 2012. Т. 25. № 1. С. 166–170.

2.         Дёмин А. В. Особенности качества жизни у мужчин 6089 лет в зависимости от уровня возрастной самооценки // Медицинские науки 2012. № 3. С. 14–18.

3.         Дёмин А. В. Особенности качества жизни у мужчин 65–89 лет в зависимости от постуральной стабильности и нестабильности // Молодой ученый. 2011. № 9. С. 241–244.

4.         Дёмин А. В. Особенности постуральной нестабильности у лиц пожилого и старческого возраста // Вестник Северного (Арктического) федерального университета: «Медико-биологические науки». 2013.№ 2. С. 13–19.

5.         Дёмин А. В. Особенности постуральной нестабильности у мужчин 65–89 лет (эпидемиологический анализ) // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. 2010. № 8. С. 111–114.

6.         Дёмин А. В., Волова А. А. Особенности постурального баланса у мужчин 65–79 лет в зависимости от качества их жизни // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. 2013. № 11. С. 224–227.

7.         Дёмин А. В., Гудков А. Б., Грибанов А. В. Особенности постуральной стабильности у мужчин пожилого и старческого возраста // Экология человека. 2010. № 12. С. 50–54.

8.         Ильницкий А. Н., Бахмутова Ю. В., Литвинов А. Е., Алтухов A. A. Клиническая эпидемиология падений в пожилом и старческом возрасте при сахарном диабете // Научные ведомости Белгородского государственного университета. 2011. Вып. 16/1. С. 33–36.

9.         Коррейа Л. Л., Прощаев К. И. Синдром падений у людей пожилого и старческого возраста при хронической обструктивной болезни легких: взгляд на проблему // Геронтология. 2013. № 1; URL: gerontology.esrae.ru/ru/1–10 (дата обращения: 25.07.2015).

10.     Материалы сайта http://onbalance.ru.

11.     Материалы сайта http://www.onbalance.com.

12.     Baradah O., Allam M., Hashem S., Talaat F., El-Sayed M., Hassan R., El-Kattan M. Balance in elderly // The Egyptian Journal of Neurology, Psychiatry and Neurosurgery. 2004. Vol. 41, № 1. P. 95–114.

13.     Clark S., Rose D. J. Evaluation of dynamic balance among community-dwelling older adult fallers: A generalizability study of the limits of stability test // Archives of physical medicine and rehabilitation. 2001. Vol. 82, № 4. P. 468–474.

14.     Delbaere K., Van den Noortgate N., Bourgois J., Vanderstraeten G., Tine W., Cambier D. The Physical Performance Test as a predictor of frequent fallers: a prospective community-based cohort study // Clinical rehabilitation. 2006. Vol. 20, № 1. P. 83–90.

15.     González R. A., Lázaro del N.M, Ribera Casado J. M. Evaluation of postural control systems in elderly patients with repeated falls // Revista española de geriatría y gerontología. 2008. Vol.43, № 2. P. 71–75.

16.     Lord S. R., Close C. T., Sherrington C., Menz H. B. Falls in Older People: Risk Factors and Strategies for Prevention, 2nd Edition. New York: Cambridge University Press, 2007. 408 p.

17.     Marchetti G. F., Whitney S. L., Redfern M. S., Furman J. M. Factors associated with balance confidence in older adults with health conditions affecting the balance and vestibular system // Archives of physical medicine and rehabilitation. 2011 Vol. 92, № 11. P.1884–1891.

18.     Müjdeci B., Aksoy S., Atas A. Evaluation of balance in fallers and non-fallers elderly // Brazilian journal of otorhinolaryngology. 2012. Vol. 78, № 5. P. 104–109.

19.     Patton J. L., Hilliard M. J., Martinez K., Mille M. L., Rogers M. W. A simple model of stability limits applied to sidestepping in young, elderly and elderly fallers // Conference proceedings IEEE Engineering in Medicine and Biology Society. 2006. № 1. Р. 3305–3308.

20.     Shumway-Cook A., Woollacott M. Motor Control: Translating Research into Clinical Practice, 4th Edition. Philadelphia: Lippincott, Williams & Wilkins, 2011. 656 p.

21.     Sieri T., Beretta G. Fall risk assessment in very old males and females living in nursing homes // Disability and rehabilitation. 2004. Vol. 26, № 12. P. 18–23.

22.     Summary of the Updated American Geriatrics Society / British Geriatrics Society clinical practice guideline for prevention of falls in older persons. Panel on Prevention of Falls in Older Persons, American Geriatrics Society and British Geriatrics Society. // Journal of the American Geriatrics Society. 2011. Vol.59, № 1. P.148–157.

23.     Tideiksaar R. Falls in Older People: Prevention & Management, Fourth Edition. Baltimore: Health Professions, 2010. 376 p.

24.     Whitney S. L., Marchetti G. F., Schade A. I. The relationship between falls history and computerized dynamic posturography in persons with balance and vestibular disorders // Archives of physical medicine and rehabilitation. 2006. Vol. 87, № 3. P. 402–407.



[1] Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ 14–06–00780а.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle