Библиографическое описание:

Калназарова К. С. Падение редуцированных гласных и последствия этого процесса в истории русского языка // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 674-677.

Русский язык во всём его многообразии, представляющий собой великое национальное достояние народа, прошёл в своём развитии большой и сложный путь. Это в равной мере относится как к области лексики, грамматики, так и к области фонетики. И вполне понятно, что знание истории каждого из названных важнейших структурных элементов позволяет глубоко понять современное состояние русского языка, по достоинству оценить совершенство его форм и открывает широкий простор для исследования процессов его дальнейшего развития.

Без знания истории русского языка невозможна полноценная лингвистическая подготовка учителя — словесника. Поэтому прочное место в системе профессионально-педагогической подготовки студентов филологических факультетов занимают дисциплины историко-лингвистического цикла, способствующие формированию у будущих учителей необходимых представлений о языке как о постоянно изменяющейся и развивающейся системе.

Все уровни языка находятся в тесной взаимосвязи и взаимозависимости, и многие изменения в лексике и грамматике начинались с изменений в области звуков или обуславливались ими. Следовательно, без понимания исторического развития звукового строя невозможно прочное и сознательное усвоение всего курса исторической грамматики.

Историческая фонетика — один из важнейших разделов в истории русского языка. Она изучает звуковую систему русского языка (качество фонем, изменения в составе фонем, изменения соотношений между отдельными звеньями фонетической системы) и закономерности её дальнейшего развития.

Одна из тем исторической фонетики русского языка письменного периода — «Падение редуцированных и его последствия» — заслуживает особого внимания, так как этот процесс вызвал перестройку всей фонетической системы древнерусского языка.

В известном смысле можно даже говорить о том, что между древнейшим состоянием звуковой системы русского языка и её современным состоянием лежит падение редуцированных.

Поэтому этой теме уделяется особое внимание при изучении исторической грамматики русского языка.

Сначала, конечно, следует ответить на вопрос: «Что такое редуцированные ъ, ь?»

В фонетической системе языка восточных славян, кроме гласных полного образования, были гласные неполного образования — ъ (ер), ь (ерь), которые из-за краткости и неясности произношения в исторической грамматике назывались глухими, напряжёнными, сверхкраткими, редуцированными. Это были особые звуки в древнерусском языке, при произношении которых голосовые связки напрягаются не в полной мере.

Гласные ъ (ер), ь (ерь) — это гласные среднего подъёма непереднего (ъ) и переднего (ь) образования.

Как известно, звуки ъ, ь существовали ещё в системе общеславянского языка и были унаследованы всеми славянскими языками, долгое время сохранялись в них, но затем в процессе дальнейшего развития подверглись фонетическим изменениям.

По своему происхождении гласные ъ и ь восходят к индоевропейским звукам: ъ к й (у краткому) и ь к I (и краткому). Учёные считают, что первоначально в своём произношении редуцированные ъ и ь приближались к названным звукам, т. е. й (у краткому) и I (и краткому). Это мнение лингвистов подтверждается рядом ранних заимствований из древнерусского языка. Однако в процессе исторического развития славянских языков гласные ъ и ь изменились и потеряли качество звуков й (у краткого) и I (и краткого).

В современном русском языке буквы ъ и ь, звукового значения не имеют.

Но в языке наших предков редуцированные гласные ъ, ь были самостоятельными фонемами:

а)     они противопоставлялись остальным гласным;

б)     выступали как слогообразующие звуки;

в)     с течением времени на месте редуцированных гласных [ъ] и [ь] в определённых условиях возникли гласные [о] и [е].

Кроме того небезынтересен тот факт, что в некоторых памятниках (богослужебного характера) над буквами ъ, ь стоят нотные значки, указывающие на произношение ъ, ъ, как гласных звуков.

Если не считать особой краткости, то гласный [ъ] был в древнерусском языке близок по произношению к [о], а [ь] — к [е].

В зависимости от положения в слове звучание редуцированных гласных в древнерусском языке было неодинаковым. В одних случаях они произносились с большей долготой, в других — меньшей. В зависимости от этого различают сильную позицию (или сильное положение) редуцированных и слабую позицию (слабое положение).

Сильными редуцированные гласные являлись в следующих условиях:

-        перед слогом с редуцированным в слабой позиции: тьмьно, локъть, крЬпъкъ, създати, ръпътъ узъкъ, нъгъть, тьмьнь.

-        под ударением: ръпътъ, пьстрыи, съхноути, тъпътъ, тьща, пъсълъ.

Слабыми редуцированные были:

-        в абсолютном конце слова: светъ, ледъ, сынъ, сънъ, садъ, дедъ, хлебъ;

-        в середине слова перед слогом с гласным полного образования: зъло, ложька, правъда, съна, дъни, зъвати, правьда, съна;

-        в середине слова перед слогом с редуцированным в сильной позиции: дьньсь, сънъмь, жьньць, шьвьць, правьдьнъ.

Примерно во второй половине ХII в. в древнерусском языке произошел глобальный фонетический процесс, перестроивший всю языковую систему — процесс падения редуцированных [ъ] и [ь]. Этот процесс охватил всю территорию распространения древнерусского языка и был завершён в ХIII веке. Суть этого процесса заключалась в исчезновении [ъ] и [ь] в слабой позиции и переходе их в [о] и [э] полного образования в сильной позиции.

Падение редуцированных произошло в результате комплекса причин, возникших в системе языка и в речевом потоке. До падения редуцированных гласные произносились одинаково и в ударной, и в безударной позиции; ударение резко отличалось от современного: оно было музыкальным, т. е. ударный гласный произносился с повышением тона голоса и с большей силой, долгота же звука оставалась прежней. К ХII в. в результате развития отношений с Византией, с европейскими государствами, развития экономики произошло убыстрение темпа жизни и, соответственно, темпа речи. В убыстренном потоке речи гласные стали произноситься короче: гласные полного образования сокращались до редуцированных, а редуцированные в слабых позициях совсем исчезали: дъва — два, съна — сна, мъгла — мгла, лодъка — лодка, оузъко — оузко, лодъка — лодка,

Но в определенных позициях [ъ] и [ь] переходили в гласные полного образования: под ударением (например: сънъ — сон, дьнь — день, тъпътъ — топот, сълньце — солнце) и в безударном положении перед слогом со слабым редуцированным; этот слабый редуцированный исчезал, но свою вокальность он передавал предшествующему редуцированному, который прояснялся до гласного полного образования: шьпътъ — шептать, дьнь — день, льдъ — лед. Значит, редуцированные гласные переходили в гласные полного образования о и е в сильной позиции.

Исчезнув в одних положениях и изменившись в о и е в других, редуцированные к ХIII в. утратились как особые фонемы.

Итак, число гласных фонем уменьшилось на две. Само по себе изменение не такое уж значительное. Но язык — это система, элементы которой связаны друг с другом, и изменение одних из них приводит к большей или меньшей перестройке других.

Падение редуцированных вызвало такую перестройку фонетической системы русского языка, как ни одно другое историческое изменение и приблизило её к современной:

1. Потерял свою абсолютную значимость закон открытого слога, в русском языке появилось огромное количество закрытых слогов — дом, воз, мед, князь, голос, сад, лед, чин, сан, яд — слова односложные, чего в предыдущие периоды не наблюдалось. Прав — да, лис — ток, руч — ка, го — род. В данных словах слоги открытые и закрытые.

2. Нарушился ещё один важный фонетический закон — закон слогового сингармонизма: теперь в пределах одного слога оказываются звуки разной артикуляции. Например, было на-чь-не-ши (во всех слогах соблюдается закон слогового сингармонизма)   , стало нач — не- ши (в первом слоге нарушен закон слогового сингармонизма: твёрдый и мягкий согласный, гласный непереднего ряда находятся в одном слоге); лес — в одном слоге оказались мягкий согласный, гласный переднего ряда и твёрдый согласный, что не было свойственно древнерусскому языку до падения редуцированных.

3. В слове появилось «нулевое окончание»: кот, дом, князь, дым, сон, вол, тень (ранее слова имели вполне материально выраженное окончание кот-ъ, княз-ь, дом-ъ, дым-ъ, сон-ъ, вол-ъ, тен-ь); в результате «нулевое окончание» стало явлением грамматическим, в том числе в словах, где этимологически не было окончаний –ъ или –ь: шофёр, вуаль;

4. Появились аффиксы, состоящие из одного согласного звука: говор-и-л, смотр-е-ть ход-и-л, чит- а -ть, кош-к-а, руч-к-а.

5. Также появились однозвучные слова — предлоги с, в, к (ранее — съ, въ, къ) и под.;

6. Появился новый сложный вид позиционной мены- беглость гласных — чередование о//∅ и е//∅ в разных формах одного слова или в родственных словах: сон — сна, день — дня, мох — мшистый, месть — мстить. Беглость гласных стала морфологическим средством образования некоторых форм;

Особую сложность такое чередование представляет в суффиксах и приставках. о чередуется с в следующих приставках: сбить — собьешь, сжечь — сожжешь и пр. О//∅ и Е//∅ чередуются и в суффиксах: звонок — звонка, пирожок — сапожка, уголёк — уголька, платочек — платочка, и пр.

Появление беглых гласных о и е связано с тем, что в одной форме данного слова редуцированный гласный был в сильном положении и переходил в о или е, в другой форме — в слабом положении и исчезал

7. В результате падения редуцированных в древнерусском языке появилось большое количество слов с неудобопроизносимыми сочетаниями согласных. Эти сочетания упрощались путем выпадения согласных или с помощью различных ассимилятивно-диссимилятивных процессов: сьдесь — здесь; объвлако — обвлако — облако; мазъло — масло.

Плавный л, оказавшийся на конце слова после утраты слабого редуцированного, исчезает в сочетаниях «согласный + л в связи с труднопроизносимостью сочетания: пеклъ — пекл –пек, но пекла, пекли; моглъ — могл — мог, но могла, могли.

8. Появился новый вид позиционной мены: оглушение звонких согласных в конце слова и в конце слога перед глухим и озвончение глухих перед звонким: садъ — [сат], лодъка — [лотка], молотьба — [маладьба], коробъка-коробка — [коропка], събор — сбор — [збор].

9. А в результате оглушения [в] появился исконно русский звук [ф]: кръвь — кровь [кроф], травъка — травка [трафка], ковъка –ковка — [кофка]. До этого [ф] встречался только в заимствованных словах, таких как философ, Фарисей, февраль, Филипп и пр.

Только после падения редуцированных звук [ф] получил широкую лексическую базу, возникнув на восточнославянской почве сначала в качестве глухой разновидности фонемы [в], а потом в качестве самостоятельной фонемы.

10.              Конечный мягкий согласный м отвердел, что отражается в памятниках в виде написания на конце слова — мъ вместо более раннего — мь: плодомь — плодомъ, о немь — о немъ. Первые случаи с отвердевшим м встречаются в новгородских памятниках начала ХIII века — Милятином евангелии 1215 г. и берестяных грамотах.

Падение редуцированных затронуло и морфологию: появились окончания нового типа. Раньше все окончания имели звуковое выражение, а после падения редуцированных появились нулевые окончания: было: дом-ъ- дома — дому… стало дом-дома — дому, руки — рукъ стало руки — рук.

Таким образом, падение редуцированных явилось одной из причин, вызвавших значительное изменения в фонетике древнерусского языка. Более того оно отразилось на всём дальнейшем развитии звукового строя русского языка.

Также чисто фонетический процесс падения редуцированных сыграл роль и в истории морфологической системы русского языка, в частности в изменении фонетико-морфологического строения слова.

 

Литература:

 

1.      Дурново Н. Н. Введение в историю русского языка. М.., 1960.

2.      Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. М., 1997.

3.      Кузнецов П. С. Очерки исторической фонологии русского языка. М., 1959.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle