Библиографическое описание:

Бейненсон В. А. «Маркеры субъективности» в информационных текстах региональной сетевой журналистики // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 663-666.

Субъективность и оценочность априори присуща журналистским текстам. Традиционный категорический императив западной журналистики об отделении фактов от мнений на российской почве остается лишь в качестве напутствия выпускникам факультетов журналистики. Оценочность пронизывает все ярусы журналистских текстов от отбора фактической составляющей до целого спектра специфических изобразительно-выразительных средств. В текстах публицистики с очевидной установкой на воздействие на оценки и ценности читателя, ярко выраженной авторской позицией субъективность является атрибутивной чертой, именно оценок и мнений ждет читатель, скажем, той или иной авторской колонки. Однако к субъективности в информационных текстах существует отношение как к неизбежной, но нежелательной смысловой «примеси» как у читателей, так в среде профессионалов.

В качестве предмета мы рассмотрим информационные тексты новостных интернет-СМИ Нижнего Новгорода: НТА, «ПроГород» (ПГ), «Нижегородские Новости» (НН), «NewsRoom24» (NR). НТА и «NewsRoom24» зарегистрированы в качестве информационных агентств, «Нижегородские новости» и «ПроГород» — сетевые версии новостных газет. Кроме того, НТА и «Нижегородские новости» — традиционные СМИ с историей, а «ПроГород» и «NewsRoom24» созданы относительно недавно. Таким образом, данные издания по своим типологическим характеристикам относятся к разным категориям СМИ, но объединены спецификой своего контента — городские новости.

Сложность заключена в том, что субъективный компонент даже в составе новостных текстов может быть выражен явно или имплицитно. При этом читателю необходимо приложить немало усилий для распознания нежелательной субъективности. Чтобы облегчить осуществление данной задачи, имеет смысл обозначить типологию своего рода «маркеров субъективности». Данный перечень, разумеется, не является исчерпывающим, однако предоставляет читателю простые формальные признаки субъективности журналистского текста.

1.                  Модальность.

В языкознании традиционно различают объективную и субъективную модальность.

1.1.            Объективная модальность выражает отношение высказывания к действительности в плане его реальности или ирреальности. Объективная модальность может отражать констатацию фактов и выражаться глаголами в изъявительном наклонении. В новостных текстах таких конструкций подавляющее большинство: «Нижегородский инвестсовет одобрил 30 заявок из 41 представленной» (НТА, 14.04.15); «Равнинный тапир появился в нижегородском зоопарке «Лимпопо» (НТА, 14.04.14); «Пять тройняшек родилось за год» (НН, 01.05.14).

Однако объективная модальность может выражать и субъективное отношение автора к описываемой реальности и принимать следующие формы:

-        Значение ирреальности обозначается сослагательным и побудительным наклонениями глаголов: «Деньги давай!» (НН, 11.04.14); «Трезвый бы даже не смог выйти оттуда, просто заблудился бы» (ПГ, 18.07.15).

-        В сферу модальности также включаются слова — глаголы, краткие прилагательные и предикативы, которые своими лексическими значениями выражают возможность, желание, необходимость, неизбежность, готовность. Здесь возможные слова-маркеры: хочу, готов, возможный, необходимый, желательно и др.:«Хочет приехать на родину в Нижний» (ПГ, 14.04.15); «Все бытовые приборы желательно правильно упаковать…» (ПГ, 12.07.15)

-        Значения, относящиеся к сфере отрицания, вопроса: «Мужчина не смог преодолеть сильное течение» (NR, 18.07.15), «Зачем нам освоение Арктики?» (ПГ, 28.02.15)

1.2.            Субъективная модальность выражает отношение говорящего к высказываемому. Значительную часть в этом случае в новостных текстах занимают конструкции с модальностью сомнения, уверенности / неуверенности. В этом случае оценка выражается с помощью широкого спектра разнообразных маркеров: конечно, очевидно, несомненно, вероятно, кажется, возможно и др. Здесь авторская субъективность, пожалуй, проявляется наиболее заметно для читателя: «Вероятно, это был не первый подобный случай. Видимо, отпрыск достал старушку, что та, краснея, все ж таки заявила в полицию…(НН, 20.03.15) «Но, несмотря на изменения в календаре, некоторые консервативно настроенные а, возможно, просто неосведомленные граждане…" («NR» от 01.04.14).

2.                  Семантическая оценочность

По мнению А. В. Бондарко, оценочность лишь частично связана с семантикой модальности и предлагает рассматривать ее как особую семантико-прагматическую сферу. [1, с. 92] Л. А. Черняховская подчеркивает личностный характер отношения содержания высказывания к действительности. Она определяет модальность как субъективную оценку говорящим того, о чем он говорит, с точки зрения степени реальности отображаемого в речи события, оценки степени уверенности говорящего в достоверности утверждаемого, оценки им желательности — нежелательности события. [2, с. 70] Подобный подход наблюдается у Н. С. Валгиной, которая понимает модальность как оценку говорящим своего высказывания с точки зрения отношения сообщаемого к действительности. [3, с. 14] Таким образом, оценочную семантику высказывания можно выделить как отдельный тип субъективности в журналистских текстах. Сюда мы можем отнести слова и конструкции с собственно оценочным содержанием — это многообразные значения, включающие отношение говорящего к смыслу сообщения: согласие / несогласие, принятие / неприятие, положительную / отрицательную оценку; стремление выделить что-либо в сообщении, усилить какую-то часть информации и т. д.: «В Нижнем Новгороде три девушки сняли потрясающее и забавное видео об эволюции образов невест» (ПГ, 13.06.15); «Необыкновенно интересная выставка под развеселым названием «Эх, валенки…» открылась в Музее истории художественных промыслов Нижегородской области» («ПГ», 28.02.15), «Это по-настоящему существенное достижение» (НТА, 28.04.15)

3.                  Синтаксический анализ

Проявление авторской позиции можно наблюдать и на уровне синтаксиса. Например, средством выражения определенной субъективности являются предложения с вводными и вставными конструкциями. Такие конструкции служат для выражения отношения к высказываемой мысли. Самый существенный и важный признак таких конструкций — отношение говорящего к сообщаемому. Исходя из этого, выделяют функционально-семантические группы вводных конструкций:

3.1.            Эмоциональной оценки (маркеры: к счастью, к радости, к сожалению, увы): «И к счастью, это были не последние награды в начале рабочей недели. (НН, 23.03.15); «К сожалению, процедуры не всегда производят должный эффект» (NR, 06.07.15.); «Полностью понять смысл состязания мы, увы, так и не смогли…» (ПГ,18.01.15).

3.2.            Указание на стремление говорящего привлечь внимание собеседника к сообщаемому. Вызвать у него то или иное отношение к себе, к сообщаемому (маркеры: согласитесь, видишь ли, вообразите, представьте и др.): «Только представьте, в каких антисанитарных условиях работал этот продовольственный цех» (ПГ, 07.04.15).

3.3.            Слова, словосочетания слов, простые и сложные предложения, которые включаются в предложение в качестве элементов, несущих добавочную информацию пояснительного характера. Часто это комментарии и ремарки: «А как же ее не любить? (смеется)» (НН, 19.03.15); «Именно так выглядит опасный для питомцев яд. (От него могут пострадать не только животные, но и дети!)» (ПГ, 16.02.15).

4.                  Использование прецедентных текстов.

СМИ активно используют прецедентность и создаваемый ею особый тип экспрессии, который «не может не быть востребованным в газетном тексте с его равноправной ориентацией на экспрессию и стандарт». [4, с. 71] С одной стороны, журналисты стремятся привлечь внимание к обозначенной в материале ситуации, образно осмыслить ее уже на уровне заголовка текста. А с другой стороны, воплощенные в заголовках прецедентные конструкции задают определенные сюжеты и ситуации, которые уже хорошо известны читателю.

Большая часть всех заголовков с прецедентными феноменами содержит отсылку к фольклору, пословицам, поговоркам, а также фразеологизмам, которые рассматриваются как «словосочетания, воспроизводимые в виде готовой речевой единицы». [5]

Небольшая часть заголовков содержит прецедентные тексты или фразеологизмы в неизменном виде: «Оставили с носом» (ПГ, 05.04.15); «Бесценный дар, или “яблоко раздора”» (НН, 07.04.15), «Мал золотник, да дорог» (НТА, 08.04.15).

Большинство же заголовков, напротив, являются «квазицитациями», т. е. видоизмененными различными способами прецедентными текстами или фразеологизмами: «Зам виноват» (ПГ, 13.03.15). «На свободу с чувством горечи». (НН, 03.04.15) «Если кто-то поет на Евровидении, значит это кому-то нужно!» (ПГ, 28.05.15)

5.                  Изобразительно-выразительные средства

Языковая выразительность — это «свойство сказанного или написанного своей словесной формой привлекать особое внимание читателя или слушателя, производить на него сильное впечатление». [6, с. 53] Средства языковой выразительности многообразны. Особое место среди них занимают так называемые изобразительно-выразительные средства (звукопись, метафора, метонимия, гипербола и т. д.) Литературоведение изучает выразительные средства языка художественного произведения на всех уровнях: фонетики, лексики, фразеологии, морфологии, словообразования, синтаксиса. В таких специфических журналистских текстах, как информационные заметки изобразительно-выразительные средства представлены весьма ограниченно, но всегда являются очевидным маркером авторской субъективности.

Долю средств в подобных текстах составляют эпитеты: «Золотые слезки березки» (НН, 17.04.15); «Ледяное сердце» (НН, 12.05.15); «Золотой дебют» (ПГ, 11.01.15)

Сравнение — изобразительный прием, основанный на сопоставлении одного явления или понятия с другим: «Во время роста рога оленя, будто отполированный янтарь» (NR, 22.04.15); «Большое красное пятно Юпитера, словно большой глаз, который следит за Землей» (ПГ, 17.06.15); «Словно сводки с поля боя» (НН, 11.02.15)

Метафора — это слово или выражение, которое употребляется в переносном значении на основе сходства двух предметов или явлений по какому-либо признаку: «Футбольная дивизия» (ПГ, 15.03.15); «Десанты здоровья» (НТА, 03.04.15).

Нужно отметить, что разнообразие и обилие изобразительно-выразительных средств в информационных журналистских текстах ограничено свойствами жанра заметки (например, гипербола или литота принципиально исключены).

Делая выводы по результатам анализа контента четырех нижегородских новостных интернет-ресурсов, нужно отметить следующие тенденции:

-                   Наименьшая доля материалов с субъективно-авторским компонентом выявлена в текстах ИА НТА. Это вполне объяснимо, поскольку НТА можно назвать классическим информационным агентством, строгим стилем и очень четким форматом. В их текстах практически отсутствуют изобразительно-выразительные средства. Тем не менее, даже в текстах с принципиальной установкой на чистую фактологичность неизменно в определенной степени присутствует субъективный компонент. Об этой неизбежной ситуации необходимо помнить, как обычным читателям, так и редакторам других СМИ, использующим материалы НТА в своих материалах, чтобы неосознанно не транслировать чужие, пусть и не ярко выраженные оценки.

-                   Наибольшая доля материалов с субъективно-авторским компонентом приходится на тексты «Нижегородских новостей». Это наблюдение необходимо связать с традиционным газетным форматом издания. «Нижегородские новости» в Интернете — это, прежде всего, сетевая версия печатного издания, которая полностью переносит в Сеть стилистические и жанровые традиции печатного издания. Данное издание в силу газетной специфики отличается большим жанровым разнообразием и включает информационные жанры, предполагающие некоторую долю авторской оценочности (например, расширенная заметка с элементами интервью и комментариями).

-                   Ресурс «ПроГород» является не просто сетевой версией соответствующего печатного издания, но представляет собой информационный мультимедийный портал и зарегистрирован отдельно от печатной версии. Однако по доле субъективных элементов, замеченных в текстах данное СМИ лишь немного уступает традиционной газете «Нижегородские новости», являясь лидером по количеству использования прецедентных текстов и изобразительно-выразительных средств. В данном случае «ПроГород» решает непростую задачу привлечения к газетному контенту нового читателя, не привыкшего к чтению бумажной прессы.

-                   «NewsRoom24» хоть и заявлено как информационное агентство, его контент, а главное, степень субъективности очень отличается от формата НТА. Доля материалов с маркерами субъективности здесь выше, чем у НТА, но ниже, чем у обеих газет. В отличие от НТА, «NewsRoom24» использует различные изобразительно-выразительные средства для повышения привлекательности именно для широкого читателя, а не для прочих СМИ. Особенность сетевого информационного агентства нового типа в том, что оно ориентировано, прежде всего, на самую широкую публику и стремится дать ей максимально широкий информационный материал. Присутствие некоторой доли оценок в их текстах — принципиальная позиция издания. Они видят свою задачу в выражении собственного ответственного мнения о тех или иных событиях и транслируют от лица своего издания. При этом реципиенту важно, увидеть эти оценки и отделить от фактической составляющей.

Таким образом, находит подтверждение тезис о том, что даже в информационных новостных текстах в той или иной мере присутствует субъективно-авторский компонент, который подспудно, сознательно или бессознательно транслирует авторскую оценку. Данное утверждение позволяет сделать вывод о манипулятивном потенциале информационно-новостных текстов. Традиционная система газетных жанров постулировала стремление к разделению фактов и мнений в информационных новостных материалах. Читатель изначально воспринимает подобного рода тексты как источники фактов, но не источники мнений. Поэтому субъективность подобных журналистских текстов неизбежна, но априори манипулятивна. Читатель непременно окажется в той или иной степени введенным в заблуждение, если не будет вооружен критическим взглядом на текст и простым инструментом выявления субъективности.

Наличие в тексте подобного рода маркеров не может свидетельствовать ни о низком качестве текста, ни о фактической недостоверности, ни о манипулятивных намерениях автора. Однако владение подобного рода оценочным инструментом приучает читателя к осознанному и критическому восприятию медиатекстов и является полезным с точки зрения медиапедагогики.

 

Литература:

 

1.                  Бондарко, А. В. Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии / А. В. Бондарко. — СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1996. — 219 с.

2.                  Черняховская, Л. А. Смысловая структура текста и ее единицы / Л. А. Черняховская // Вопросы языкознания. — 1983. — № 6. — С. 118–126.

3.                  Валгина, Н. С. Теория текста / Н. С. Валгина. — М., Логос, 2003. — 173 с.

4.                  Костомаров, В. Г. Языковой вкус эпохи. Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа / В. Г. Костомаров. — СПб.: Златоуст, 1999. — 310 с.

5.                  Петрова С. С. Ресурсы прецедентности в заголовках как инструмент информационной политики издания / С. С. Петрова // Медиаскоп, 2012, Вып № 3. — URL: http://www.mediascope.ru/node/1129 (дата обращения: 15.07.2015).

6.                  Горшков А. И. Русская словесность / А. И. Горшков. — М.: Просвещение, 2010. — 492 с.

7.                  Тагильцева Ю. Р. Субъективная модальность и тональность в политическом интернет-дискурсе: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.02.01 / Ю. Р. Тагильцева — Екатеринбург, 2006.- 22 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle