Библиографическое описание:

Кучер Е. Г., Шипилова Ю. А. Влияние суммарной двигательной активности на гормональный статус мужчин // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 238-241.

Адаптивные возможности организма, реализацию генетической программы на самых ранних этапах развития, способность к воспроизводству все эти процессы во многом определяются гормональным статусом. В то же время, секреторная возможность большинства эндокринных желез зависит от суммарной двигательной активностью человека, что и определяет актуальность исследования гормонального статуса в условиях различной функциональной активности организма.

Ключевые слова: репродуктивная система, сперматогенез, тестостерон, соматотип, физическое развитие.

 

Научно технические достижения современности значительно изменили не только состояние окружающей среды, но и многие параметры повседневной деятельности человека. Прежде всего, это связано с изменением объема и характера двигательной активности. Двигательная активность является обязательным и определяющим фактором, обусловливающим разворачивание структурно-функциональной генетической программы организма в процессе индивидуального развития. Целенаправленная двигательная деятельность людей направлена на укрепление их здоровья, развитие физического потенциала и достижение физического совершенства для эффективной реализации своих задатков с учетом личностной мотивации и социальной потребности.

Но в современных условиях, за короткий исторический период (60–80 лет), величина мышечных усилий человека при выполнении профессиональных и бытовых обязанностей сократилась в 150–200 раз, что привело к нарушению естественной природы человеческого организма и «запустило» в действие цепную реакцию гиподинамического синдрома. Все это привело к появлению целого ряда болезней, получивших название — болезни цивилизации. Образ жизни существенно отражается как на здоровье человека, так и на его репродуктивных способностях.

Основная часть

Изменившиеся условия жизни, низкая двигательная активность наиболее пагубно сказывается на мужском организме. Установлено, что более 15 % семейных пар страдают бесплодием и около половины случаев связано с мужским фактором [A. Templeton, 1995]. У более чем у одной трети соматически здоровых мужчин молодого и среднего возраста регистрируется снижение сексуальной активности [Л. Г. Агасаров 2009; Л. В. Осадчук и соавт, 2011].

Понимание причин мужской фертильности и мужского бесплодия приобретает все большее значение в области общественного здравоохранения. Прежде всего, это исследование гормонального статуса. Концентрация половых гормонов их соотношение во многом определяют как реализацию программы формирования половой принадлежности так и состояние системы на последующих этапах развития.

При этом, ряд работ, опубликованных как в отечественной, так и зарубежной литературе, свидетельствуют об изменении гормонального статуса и снижении сперматогенеза у большой категории современных мужчин [Молодовская И. Н. и соавт., 2012; Осодчук Л. В. и соавт.. 2012; S Irvine, 1996; K. Purvis, E. Christiansen, 1992]. Все это и определяет научную и практическую значимость определения конкретных факторов, влияющих на гормональный статус современных мужчин и разработку мер профилактики подобных нарушений.

Основной целью данного этапа работы являлось определение гормонального статуса мужчин имеющих различный уровень суммарной двигательной активности и как следствие различный уровень общей физической работоспособности.

Методы исследования

Для достижения поставленной цели осуществлялось определение уровня общей физической работоспособности и гормонального статуса мужчин 18–22 лет. Об общей физической работоспособности судили по величине максимального потребления кислорода (МПК). Определение МПК осуществляли с использованием метода стептеста.

Методика определения следующая: Испытуемый в течение 4-х минут совершает 20 восхождений на ступеньку высотой 0,5 м. На 4-й минуте точно подсчитывается количество восхождений и спусков (циклов). Непосредственно после прекращения работы за 10 с измеряют пульс и приводят к минуте. Зная массу тела испытуемого, высоту ступеньки и количество циклов восхождения, рассчитывают мощность выполненной работы по формуле:

N = Ph٠n٠K,

где N — мощность работы (кгм/мин),

Р — масса тела испытуемого,

h — высота ступеньки,

п — количество циклов,

К — коэффициент подъема и спуска.

Коэффициент К зависит от возраста и пола. Для взрослого человека он равен 1,5. Это означает, что работа при подъеме оценивается как — I, а при спуске — как 0,5, т. е. как половина работы, выполняемой при подъеме. Рассчитав мощность работы (N) и зная ЧСС, установленную после выполненной работы, производят расчет МПК по формуле Добельна:

МПК=1,29 ×

где N — мощность работы,

Н — ЧСС,

К — возрастной коэффициент, который для взрослого человека равен 0,839.

В зависимости от величины МПК выделяют 5 уровней физического состояния.

Таблица 1

Уровень физического состояния

Величина МПК (мл/мин/кг)

Возраст (лет)

18–29

30–39

40–49

50–59

60–69

Низкий

32

30

27

23

20

Ниже среднего

32–37

30–35

27–31

23–28

20–26

Средний

38–44

36–42

32–39

29–36

27–32

Выше среднего

45–50

43–50

40–47

37–45

33–43

Высокий

>50

>50

>47

>45

>43

 

Юноши в зависимости от величины МПК были разделены на две группы. 1-ю составили обследуемые в количестве 30 человек, уровень МПК которых был от 50 мл/кг массы тела и выше (М±m — 54,85±1,49). Данная величина МПК, в соответствии с данными приведенными в таблице 1, свидетельствует о высоком уровне физической работоспособности. Юноши в количестве 40 человек с величиной МПК менее 50 мл/мин/кг (М±m — 45,98±1,54) составили 20ю группу. Уровень физической работоспособности у них выше среднего. Различия между группами, по величине МПК были высоко достоверными. В соответствии с этапом работы в крови юношей определяли уровень гормонов. В частности производилось определение концентрации тироксина (Т4), тиреотропного гормона (ТТГ), эстрадиола и тестостерона (Т). Определение гормонов осуществлялось иммуноферментным методом. Кровь для обследования бралась при очередном диспансерном обследовании студентов.

Учитывая, что первую группу составили лица занимающиеся спортом, содержание гормонов у юношей этой группы определяли дважды. Повторное взятие крови для анализа производили после 3-х дневного отдыха (обследуемым в дни отдыха было предложено не посещать тренировочные занятия). Днями отдых явились пятница, суббота и воскресенье.

Полученные результаты подвергались вариационно-статистической обработке в соответствии с принципами. изложенными в руководстве Г. Ф. Лакина (1990).

Результаты исследований

Анализ гормонального статуса показал, что концентрация определяемых гормонов в обследуемых группах находится в пределах физиологической нормы. В тоже время между группами регистрируются достоверные отличия. В частности концентрация Т4 в первой группе соответствовала 15,6±0,72 пмоль/л, а во второй 13,5±0,71пмоль/л (Р<0,001), уровень ТТГ- 2,05±0,11 мкМЕ/мл и 1,6±0,2 мкМЕ/мл, соответственно. Но наиболее значимые различия определялись в концентрации Т. В крови юношей с МПК более 50 мл/мин/кг уровень Т соответствовал 27,6±0,95 нмоль/л, достоверно превосходила (Р<0,001) таковую юношей с более низкими показателями МПК (23,4±1,1 нмоль/л) и соответственно уступающие своим сверстникам в уровне общей физической работоспособности.

При повторном определении концентрации Т в крови юношей первой группы после 3-х дневного отдыха отмечено значительное повышение концентрации гормона, в частности в этом случае уровень тестостерона повысился до 34,6± 1,34 нмоль/л. Аналогичная динамика в содержании Т была получена в экспериментальной модели на половозрелых самцах крыс.

В данном случае концентрация исследуемого гормона понижалась в период интенсификации тренировочных нагрузок с 10,4±0,45 нмоль/л до 9,3±1,24 нмоль/л и повышалась в период активного отдыха — 22,3±0,69 нмоль/л.

Таблица 2

Сравнительная характеристика анализа гормонов мужчин с различным уровнем физического развития.

Группы

обследуемых

Свободный Т4, пмоль/л

ТТГ, мкМЕ/мл

Тестостерон, нмоль/л

І

15,6±0,72

2,05±0,11

27,6±0,95

ІІ

13,5±0,71

1,6±0,2

23,4±1,1

Р

<0,001

<0,05

<0,001

 

Примечание: І группа — мужчины с показателями МПК от 50–60 мл/мин/кг.

ІІ группа — мужчины с показателями МПК менее 50 мл/мин/кг.

Р — достоверность отличий между группами гормона.

Подобную динамику в содержании гормона в организме, систематически выполнявшим мышечную нагрузку, мы объясняем активным задействованием Т в анаболических процессах. Повышение концентрации гормона в восстановительном периоде после мышечных нагрузок свидетельствует о возросших функциональных возможностях желез секретирующих данный гормон. В данном случае можно говорить как о функциональных возможностях половых желез, так и надпочечников.

Следующим этапом нашей работы являлось определение соотношения половых гормонов в крови обследуемых юношей, имеющих разный соматотип. В данном случае были взяты два типа телосложения — мускульный и дигистивный. Выбор именно данных типов телосложения определяется тем, что мускульный тип, как правило, соответствует лицам систематически занимающихся спортом, дигистивный лицам с низкой двигательной активностью.

В обеих группах производилось определение индекса массы тела. Для расчета мы брали относительно простой способ, предложенный Адольфом Кетели. В данном случае определяется соотношение массы тела человека к его росту в квадрате. Формула для расчета следующая ИМТ = вес/рост2 Единицы измерения — кг/м2

В прошлом отчете были представлены данные о вес юношей различных соматотипов. Вес юношей дигистивного типа соответствовал 88,5±2,47 кг, вес юношей мускулинного типа 85,2±3,3 кг. Разница в росте была незначительной — 176 см и 178 см. в соответствии с расчетами ИМТ юношей дигистивного типа соответствовал 28,6 кг/м2. Если учесть, что нормальным весом считается вес в пределах ИМТ от 18,5 до 24,9 кг/м2, ИМТ от 25, до 29,9 свидетельствует об избыточной массе тела, то данная группа обследуемых имеет избыточный вес. К тому же, юноши данной группы вплотную приблизились к такому заболеванию как ожирение 1-й степени — ИМТ 30,0–34,9 кг/м2.

У лиц маскулинного типа ИМТ соответствовал 26,9 кг/м2. Но данный результат объясняется хорошо развитой мышечной системой, в результате многолетних занятий спортом.

В обеих группах мы определяли содержание тестостерона и эстрадиола. В соответствии с полученными результатами уровень эстрадиола у юношей дигистивного типа соответствовал 0,188±0,05 нмоль/л, у юношей маскулинного типа 0,193±0,09 нмоль/л. Данные отличия не достоверны. При определении тестостерона установлены высоко достоверные отличия между группами. Так в группе юношей спортсменов и имеющих маскулинный тип телосложения концентрация тестостерона соответствовала 29,8±1,39 нмоль/л, у юношей с ИМТ 28,6 кг/м2–19,6±1,45 нмоль/л,

В результате проведенных исследований выявлена четкая зависимость концентрации тестостерона и секреторных возможностей желез его продуцирующих от уровня двигательной активности и характера массы тела. Благотворное влияние на гормональный статус оказывает высокая суммарная двигательная активность.

Заключение

1.                  Гормональный статус мужчин во многом определяется уровнем двигательной активности. У лиц с высокой суммарной двигательной активностью отмечается высокий уровень тестостерона.

2.                  Высокий уровень тестостерона обеспечивается высокими функциональными возможностями половых желез и надпочечников. О чем свидетельствует повышение концентрации гормона боле чем на 25 % за три дня активного отдыха.

3.                  У мужчин с избыточной массой тела и низким уровнем двигательной активности концентрация тестостерона в крови достоверно ниже по сравнению с мужчинами, имеющими высокий уровень двигательной активности.

 

Литература:

 

1.                  Агасаров Л. Г. Традиционная медицина в улучшении качества мужского здоровья //Традиционная медицина. — 2009. — № 2. — С. 27–31.

2.                  Молодовская И. А. Возрастные аспекты взаитмосвязи гормонов системы гипофиз-щитовидная железа и гипофиз-гонады с показателями спермограммы у мужчин — жителей Архангельска./ И. А. Молодовская, М. А. Клещев, Е. В. Типисова, Л. В.Осадчук // Проблемы репродукции. 2012. — Т.18. — № 3. — С. 71–77.

3.                  Осадчук Л. В. Сперматогенные, гормональные и антропометрические корреляты олигоспермии // А. В. Попова, М. А. Клещёв, Н. В. Гутарова, Н. Д. Темников, А. Д. Еркович, А. В. Осадчук/ Проблемы репродукции. — 2011. — № 2. — С. 79–83.

4.                  Осадчук Л. В. Исследование мужской фертильности и гормонального статуса у населения европейского и азиатского севера Российской федерации/ Н. В. Гутарова, А. А. Егоркович // Научные Труды III съезда физиологов СНГ. — Ялта (Украина). 2011. — С. 182.

5.                  Осадчук Л. В. Андрогенный дефицит у мужчин с избыточной массой тела/ Л. В. Осадчук, А. В. Попова, О. В. Туманик, М. А. Суботялов, Р. И. Айзман// проблемы репродлукции. 2012. — Т.18. — № 4. — С. 76–79.

6.                  Irvine S. Is testis still an organ at risk? Irvine S. //Br Med J. 1996. — V. 312. — P.1557–1558.

7.                  Purvis K. Male infertility: current concepts/ K. Purvis, E. Christiansen // Fnn Med. 1992. — V.24. — P. 256–272.

8.                  Templeton A. Infertiliry-epidemiology, actiology ang effective manage ment. Health Bull Endinburg. 1995. — V/53. — Р. 294–298.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle