Библиографическое описание:

Куташов В. А., Савинкова А. А. Личностные особенности родителей детей, страдающих гиперкинетическим расстройством // Молодой ученый. — 2015. — №15. — С. 287-290.

В статье рассматривается влияние личностных особенностей матери на характер формирования стиля родительского отношения. В случае дисгармоничности ее личностной организации формируется деструктивный стиль воспитания, приводящий к развитию у ребенка невротических нарушений. При клинико-психологическом исследовании у матери ребенка, страдающего гиперкинетическим расстройством, выявляется наличие таких психологических особенностей как личностная тревожность и ригидность.

Ключевые слова: гиперкинетическое расстройство, клинический психолог, тикозные расстройства, тревожность, ригидность.

 

Актуальность. Изменения, происходящие сегодня в обществе, обозначили ряд проблем, одна из которых — рост числа детей, страдающих различного рода психоневрологическими заболеваниями.

Говоря о причинах возникновения гиперкинетических расстройств как одного из наиболее часто встречающихся в практике проявлений невротических отклонений в детском возрасте, нельзя не упомянуть о социальной среде, в которой растет ребенок. И, в данном случае, речь идет не о социальных учреждениях (дошкольные образовательные учреждения, школы, кружки, секции и т. д.), которые традиционно «берут» на себя часть ответственности по формированию здоровой личности ребенка. На наш взгляд ключевым моментом в этом вопросе является, прежде всего, семья и складывающиеся в этой системе отношения между родителями и ребенком, личные связи между ними, и, самое главное, отношения между ребенком и матерью, т. к. наличие эмоционального контакта в этой паре — одно из важнейших условий для нормального психического развития.

Анализ наиболее известных в современной психологии исследований взаимоотношения матери и ребенка позволяют сделать вывод о том, что ее личностные особенности непосредственно влияют на характер и формирования стиля родительского отношения [1, 2, 7, 9]. В случае дисгармоничности ее личностной организации формируется деструктивный стиль воспитания, приводящий к развитию у ребенка невротических нарушений [3, 5, 7, 9, 14]. Тикозное расстройство — одно из наиболее их частых проявлений. На данном этапе необходимо более детальное исследование личностных особенностей матери ребенка, страдающего гиперкинетическим расстройством, с целью определения тех из них, которые могут приводить к повышению риска формирования заболевания или его рецидивов, что и явилось целью данного исследования

Материалы и методы исследования.

В исследовании приняло участие 92 человека (матери детей, госпитализированных в детское отделение «пограничных психических состояний» КУЗВО ВОКПНД г. Воронежа, а также матери, обратившиеся за консультацией к врачу-психотерапевту в Медико-психологический центр «Модус-Вивенди» г. Воронежа, с жалобами на навязчивые движения у детей).

Контрольную группу составили 38 женщин. У их детей отсутствовали когда-либо тикозные расстройства в том или ином варианте. Возраст всех участниц эксперимента — от 25 до 39 лет.

Социально-демографические характеристики участниц исследования отражены в таблице (Таблица 1).

Таблица 1

Социально-демографические характеристики участниц исследования в экспериментальной и контрольной группах

Показатели

Экспериментальная группа

Контрольная группа

Социальный статус (замужем/разведена/не состояла в браке)

62/26/4

27/9/2

Образование (высшее/средне — специальное/среднее)

58/28/6

21/10/7

Трудовая занятость (работающая/временно безработная/домохозяйка)

61/23/8

19/10/9

Место проживания (областной центр/ сельская местность)

72/20

31/7

 

Мы предполагаем, что существует ряд психологических особенностей, свойственных матерям детей, страдающих тикозным расстройством; данные особенности приводят к формированию деструктивных стилей воспитания и могут выступать в роли одной из причин их развития.

В качестве исследуемых психологических особенностей нами были определены тревожность и ригидность.

1.          Тревожность (как личностная особенность, субъективно ощущаемая испытуемыми как напряженность, внутреннее беспокойство, общая нервозность, сопровождающаяся мыслями о вероятных негативных происшествиях при отсутствии в реальности факторов, способных к этому привести).

2.          Ригидность (негибкость мышления и поведения, застревание на негативных факторах, подозрительность, обидчивость, излишняя требовательность к себе и окружающим, неосознаваемое враждебное отношение к окружающим)

Исследование проводилось с каждой из участниц в индивидуальной форме и было разделено на два этапа в виду достаточно больших временных затрат по выполнению методик. На первом этапе предлагалось выполнить в кабинете экспериментатора методику «Шкала самооценки уровня тревожности Спилберга — Ханина» (для определения уровня тревожности). На втором этапе участницам было предложено самостоятельно заполнить опросник MMPI — 566 (для выявления наличия или отсутствия ригидности, в виду входящей в состав методики соответствующей шкалы) в домашних условиях с последующей передачей данных экспериментатору для обработки.

На настоящий момент большинство из известных методов исследования тревожности позволяет «измерить» или ситуативную тревожность, или только личностную. Единственной методикой, позволяющей определять тревожность и как личностное свойство, и как состояние является методика Ч. Д. Спилберга, адаптированная на русском языке Ю. Л. Ханиным и более известная в нашей стране как «Шкала самооценки уровня тревожности Спилберга — Ханина»

Из данной методики, для экспериментального исследования, был отобран показатель личностной тревожности, проявляющейся в виде напряжения, беспокойства, нервозности, ожидания надвигающихся неприятностей при отсутствии в реальности свидетельствующих об этом факторов.

Результаты и обсуждения.

Мы приводим анализ результатов по методикам, которые диагностировали выбранные параметры исследования.

По результатам выполнения «Шкалы самооценки уровня тревожности Спилберга — Ханина» 61 человек (66,3 %) из числа опрошенных матерей, вошедших в экспериментальную группу, имеют повышенную тревожность (как черту личности). В контрольной группе этот показатель составил 14 человек или 36,8 % матерей.

По результатам выполнения опросника ММРI — 566 у 44 (47,8 %) обследуемых, представительниц экспериментальной группы, было отмечено повышение профиля по 6 — шкале — шкале «аффективной ригидности». Из них 17 (18,5 %) человек имеют значительное повышение профиля, достигающее 70 баллов, 27 (29,3 %) человек профиль повышен до 65 баллов. В контрольной группе 11 человек (28,9 %) получили повышение по шкале «аффективной ригидности», превышающее нормативные показатели (65–70 баллов).

Полученные результаты по показателям «ригидность» и «тревожность» отражены в таблице.

Таблица 2

Сводные результаты исследования показателей «ригидность» и «тревожность» в экспериментальной и контрольной группах

Показатели

Экспериментальная группа

Контрольная группа

MMPI — 566

(ригидность)

44 чел.

(47,8 %) –.

11 чел

(29,3 %)

Шкала Спилберга — Ханина

(тревожность)

61 чел.

(66,3 %)

14 чел

(36,8 %)

 

Выводы

Результаты проведенного эмпирического исследования показывают, что у матерей, чьи дети страдают гиперкинетическим расстройством, наличие таких психологических особенностей как повышенная тревожность и ригидность встречается в структуре личности значительно чаще, чем у матерей, дети которых данного вида расстройств не имеют.

 

Литература:

 

1.      Адлер. А. Практика и теория индивидуальной психологии / А. Адлер — М.; Прогресс, 1995. — 29 с.

2.      Адлер А. Воспитание детей. Взаимодействие полов: — Ростов — на — Дону, 1998

3.      Архиреева Т. В. Родительские позиции как условия отношения к себе ребенка младшего школьного возраста: Автореф. дис. на соискание уч. степени канд. психол. наук.- М., 1990.- 19 с.

4.      Белоусова И. В. Психологические проблемы современной российской семьи. — Нижний Тагил: НГСПА, 2005.

5.      Боулби Д. Создание и разрушение эмоциональных связей. — М.: Академ. проект, 2004. — 232 с.

6.      Выготский Л. С. Вопросы детской психологии. — СПб.: СОЮЗ, 1997. — 347 с.

7.      Захаров А. И., Неврозы у детей и психотерапия. — СПб.: Союз, 1998. — 336 с.

8.      Захаров А. И. Психотерапия неврозов у детей и подростков / А. И. Захаров. — М.: Медицина, 1982. — 216 с.

9.      Захаров А. И. Происхождение детских неврозов и психотерапия / А. И. Захаров. — М.: Эксмо-Пресс, 2000.-278с.

10.  Есауленко И. Э., Куташов В. А., Куташова Л. А. Преодоление психологического стресса у студентов-медиков первого года обучения. Монография. Воронеж, 2013. — 121с.

11.  Куташов В. А., А. А. Глухов, Н. А. Степанян, А. И. Рог и др. Статистика в медицинских исследованиях. Монография. Воронеж.:2005– 200 с.

12.  Куташов В. А., Я. Е. Львович, Постникова И. В. Оптимизация диагностики и терапии аффективных расстройств при хронических заболеваниях. Монография. Воронеж, 2009. — 200 с.

13.  Куташов В. А., Барабанова Л. В., Куташова Л. А. Современная медицинская психология. Воронеж, 2013. — 170 с.

14.  Куташов В. А., Самсонов А. С., Будневский А. В., Припутневич Д. Н., Щербак Е. А.. Интеллектуализация анализа распространенности депрессивно-тревожных расстройств в клинике внутренних болезней // Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицины. — 2014. — Т13, № 4. — С.993–996

15.  Куташов В. А., Коротких Д. В. Психотерапия. Руководство. Том 1. Монография / Воронеж: ВГМА, 2014.-729 с.

16.  Куташов В. А., Сахаров И. Е., Куташова Л. А. Головная боль. Клиника. Диагностика. Лечение. Монография / Воронеж: 2015. — 481 с.

17.  Куташов В. А., Семенова Е. А., Теницкая С. И., Карпов А. Э., Ступченко П. М. Организация медицинской помощи по определению и профилактике алкогольной зависимости при сравнительном анализе среды студентов-медиков и учащихся ведущих вузов//Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии.-2014.№ 1.С.40.

18.  Куташов В. А., Куташова Л. А.. Вопросы оптимизации лечения и реабилитации пациентов с наркотической зависимостью в Центрально-Черноземном регионе Российской Федерации //Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии.- 2013. № 8. С. 23–29.

19.  Куташов В. А., Кунин В. А., Куташова Л. А. Помощь лицам с кризисными состояниями и суицидальным поведением. Монография. Воронеж, 2013. — 224 с.

20.  Куташов В. А., Немых Л. С., Евланова С. М..Терапия детской тревожности семейной средой//Прикладные информационные аспекты медицины.-2014.Т.17.№ 1.С.78–80

21.  Куташов В. А., Савинкова А. А. Клинико-психологические взаимоотношения матери и ребенка, страдающего тикозным расстройством// Системный анализ и управление в биомедицинских системах: журнал практической и теоретической биологии и медицины. — 2014. — Т13, № 4. — С.837–840

22.  Лидерс А. Г., Спирева Е. Н. Стиль семейного воспитания и личностные особенности родителя.// Семейная психология и семейная терапия. — 2003. — № 1.

23.  Резников М. К. Интерпретация психологического состояния матерей детей с патологией психического развития / Резников М. К., Воронцова Ю. И., Припутневич Д. Н., Черных Д. А. // Научно-медицинский вестник ЦетральногоЧерноземья.-Воронеж,2011.-№ 44.-С.167–170

24.  Соколова Е. Т., Столин В. В., Варга А. Я. Психология развития ребенка и взаимоотношений родителей и детей как теоретическая основа консультативной практики // Семья в психологической консультации: Опыт и проблемы психологического консультирования / Под ред. А. А. Бодалева, В. В. Столина. — М., 1989. — С.16–37.

25.  Самсонов А. С., Куташов В. А., Чопоров О. Н. Интеллектуализация анализа распространенности и прогнозирования депрессивных расстройств на основе математического моделирования. Монография. Воронеж, 2014. — 170 с.

26.  Тест родительского отношения (А. Я. Варга, В. В. Столин) / Психологические тесты. Ред. А. А. Карелин — М., 2001, Т.2., с.144–152.

27.  Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. — СПб.: Питер, 1999. — 656 с.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle