Библиографическое описание:

Рябкова А. В. Синтезирующая роль языка и культуры в формировании коммуникативной среды // Молодой ученый. — 2015. — №15.2. — С. 67-69.

            Аннотация: В данной статье рассматривается роль и значение как лингвистических знаний, так и культурологических в процессе формирования межкультурной коммуникативной среды, а также выявляются причины, способные привести к конфликтным ситуациям в межкультурном общении и инструменты, положительно влияющие на ход и конечный результат межкультурного диалога.

            Ключевые слова: Лингвистические знания, культурология, традиции, обычаи, уважение, толерантность, коммуникативное поведение, диалог, конфликт.

            В настоящее время интенсивно развивается культурология как научное направление гуманитарных исследований, что является важной составляющей частью приобретения лингвистической иноязычной компетенции в современных условиях.

События и в связи с этим изменения, произошедшее в жизни многих народов за последнее время, требуют отражения полной и правдивой информации. Поэтому возникла необходимость и потребность ознакомления с лингвистическим потенциалом в новых формах с привлечением носителей языка и современных мультимедийных комплексов, позволяющих приблизить симулятивные и иллюстративные ситуации к реальным в процессе обучения иноязычной коммуникации.

            Большую роль при этом также следует отвести лингвокультурологии, которая призвана показать не только положительные стороны развития общества, но и раскрыть противоречия, непременно существующие в любом динамическом процессе.

Лингвокультурология синтезирует изучение культуры и филологии, ее объектом является взаимосвязь и взаимодействие культуры и языка в его функциональном предназначении, а также предусматривается изучение интерпретации этого взаимодействия как единой системной целостности. Содержание лингвокультурологии выделяет в качестве предмета национальные формы общественного бытия, воспроизводимые в системе лингвистического общения, базирующиеся на культурных этноценностях конкретного исторического социума.

            «Лингвокультурология как преемница лингвострановедения» сфокусирована «на новую систему культурных ценностей», продиктованных новым мышлением, современными реалиями социального бытия и на интерпретацию фактов, явлений и информацию всей многогранной палитры культурной жизни общества [1:33].

Эту мысль подтверждают Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров, что «люди, изучающие иностранный язык, обычно стремятся овладеть, в первую очередь, еще одним способом участия в коммуникации. Однако, усваивая язык, человек одновременно проникает в новую национальную культуру, получает огромные духовные богатства, хранимые изучаемым языком» [2:4].

            В традиционной интерпретации языковых явлений, таких как перевод текста на иностранный язык или коммуникация между представителями разных этнических лингвагрупп и просто обучения иностранному языку лежат два важных положения: во-первых, «язык рассматривается как продукт народа, связанный с той окружающей действительностью, в которой живет и существует этот народ, и в тоже время язык – это коллективная память о прошлом, в которой как в зеркале отражается этноспецифика, этнокультура, этнохарактер» [3:80].

            Отсюда, условием успешного диалога между носителями разных языков является не только хорошая лингвистическая компетенция, но обоюдные знания традиций, культуры, истории, фактов, существующих реалий, проблем.

            Такие знания, присутствующие в сознании коммуникантов, называются «фоновыми или прессуппозиционными» [4:498].

            По параметрам содержательной значимости информации классифицируются на этногеографические или региональные, связанные с конкретной исторически сложившейся территорией; этноспецифические, базирующиеся на общности языка, традиций; на социально-локальные, профессиональные, состоящие из микроколлективов, долгое время компактно проживающих вместе и выполняющих определенную социально-экономическую функцию в обществе.

            Фоновые знания влияют на выбор языковых средств адекватных в конкретной ситуации, а также и на выбор коммуникативной стратегии в ориентации поведенческих стереотипов. Несовпадение фоновых знаний является причиной непонимания, а значит сбоя в коммуникативном процессе, это приводит иногда к конфликту.

Стоит заметить, что «коммуникативное поведение» в этом процессе является важным моментом, оно подразумевает описание норм и традиций общения того или иного народа [5; 94].

            Внимание к особенностям общения в рамках той или иной лингвокультуры, анализ принципов функционирования членов определенной национальной общности, исследование этого анализа с целью накопления эмпирического материала модели поведения и коммуникации и поможет в будущем избежать конфликтных ситуаций.

            Коммуникативный конфликт – это непонимание или дискомфорт в общении, спровоцированный природой языкового знака, вербальными или прагматическими причинами.

            Например: грубым оскорблением воспринимается у русских сравнение женщины с коровой, полезным милым животным, но ассоциирующимся с такими качествами человека как некая ленность, неуклюжесть, габаридность, равно противоположно как комплимент воспринимается это сравнение в Индии.

            При интерпретации коммуникативного поведения и коммуникативного конфликта подтверждается то, что деструктивные формы общения обладают как лингвистическими, так и экстралингвистическими показателями.

            Иначе говоря, существуют языковые и даже неязыковые условия возникновения коммуникативного конфликта. Однако, не умаляя важности языковых условий, следует признать, что специфика общения в рамках той или иной культуры накладывает отпечаток на порождение конфликта в языке и речи: специфические характеристики и доминирующая идеология в той или иной национальной общности проявляются особенно ярко, когда в контакт вступают представители разных культур и разных идеологий, что приводит к невозможности общения.

            Например: совершенно неприемлемо для граждан России и всего мирового антифашистского сообщества фашистское приветствие в виде «вскидывания руки вверх и сопутствующими при этом возгласами».

            В данной ситуативной модели коммуникативного поведения рассматривается вербальная и невербальная форма поведения и социально-национальный символизм, поскольку все это репрезентирует разнотипные коммуникативные средства, используемые в несовпадающих ситуациях и сферах общения. Совершенно ясной становится мысль, что кардинальное различие, взаимное неприятие, непонимание и порою идеологический режим является причиной конфликта в коммуникативном взаимодействии межкультурного пространства.

            Конфликт – это столкновение интересов, позиций, взглядов, ценностей, установок, целей субъектов диалога, а в случае коммуникативного конфликта это столкновение получает еще и вербальное воплощение.

            Следует заметить также, что антропопсихические факторы как возраст, образование, интеллект, воспитание, гендерные признаки, национальность противоборствующих индивидов являются теми показателями, которые влияют на возникновение и развитие конфликтной ситуации, причем равно так же, как и на формирование позитивной модели коммуникации.

            Таким образом, чтобы понять истоки любого конфликта, важно выявить моменты его возникновения, локализацию и пути погашения, следует изучить личностный фактор, связанный с социально-культурным контекстом, национально-культурным пространством, аккумулирующим в себе традиции, обычаи, религию, культуру и идеологию; все, что определяет речевое поведение коммуникантов, детерминирует их социальные роли и позволяет прогнозировать как свое коммуникативное поведение, так и поведение собеседника.

            Итак, условием успешного межкультурного диалога, избежание конфликтов разного формата является не только прекрасная лингвистическая компетенция, но и взаимообоюдные знания традиций, обычаев, понимание и уважительное толерантное отношение к этнокультурной сущности коммуниканта – собеседника, к его политико-идеологическим установкам в современном историческом временном пространстве.

 

Литература:

1.      Воробьев В.В. Лингвокультурология: Монография. – М.: РУДН, 2008. – 336 с.

2.      Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура//Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. 4-е изд., перераб. и доп. – М.: Рус. яз., 1990. – 246 с.

3.      Рябкова А.В. Актуальные проблемы сопоставительной типологии: Сборник статей международной научно-методической конференции. – Тюмень: Вектор Бук, 2009 – 218 с.

4.      Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия, 1969. – 607 с.

5.      Прохоров Ю.Е., Стержин И.А. Русские: коммуникативное поведение. – М., 2006.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle