Библиографическое описание:

Пикалёва В. В. Проблемы квалификации превышения должностных полномочий // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 370-372.

Публичная власть выполняет в обществе две основные функции — функцию социального регулирования и социального контроля, результатом которых должны стать стабильность и порядок в обществе. Множественные случаи совершения должностными лицами преступлений приводят к снижению авторитета государственной власти и утрате веры и доверия населения.

В действующем уголовном законе превышение должностных полномочий определено как совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Родовой объект превышения должностных полномочий — государственная власть. Видовой — интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Основным непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения, регулирующие нормальную работу государственного аппарата и аппарата местного самоуправления как в целом, так и отдельных его звеньев. Некоторые авторы считают, что все три объекта преступления совпадают и составляют один общий объект — нормальную деятельность органов государственного управления, государственной службы и местного самоуправления. При такой трактовке нарушается общепринятое положение о том, что объекты должны находиться в плоскости одних и тех же общественных отношений.

Для того чтобы установить, что должностное лицо совершило действия, явно выходящие за пределы его полномочий, необходимо выяснить, каким именно правовым актом они регулируются и какие конкретно положения акта были нарушены. В литературе дается следующее понятие должностных полномочий: «Должностные полномочия — это определенная нормативно-правовыми актами совокупность прав и обязанностей в их неразрывном единстве, которыми наделено должностное лицо для осуществления функций представителя власти либо выполнения организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, реализация которых возможно только на основании и во исполнение законов». Признак «явного» выхода должностным лицом за пределы своих полномочий в составе превышения должностных полномочий, думается, носит субъективно-объективный характер. С одной стороны, явный выход за пределы предоставленных должностному лицу полномочий должен быть очевидным, ясным если не для всех, то хотя бы для определенного круга лиц, а с другой стороны, этот явный выход должен осознаваться самим виновным.

Говорить о квалификации корыстных мотивов по ст. 286 УК РФ будет не совсем верным. Такой мотив как корыстная заинтересованность в большей степени типичен для ст. 285 УК РФ. Как показывает анализ практики, при совпадении основных признаков составов квалификации по ст. 285 или ст. 286 УК РФ зависит в первую очередь от установления или не установления такого факультативного признака субъективной стороны, характеризующей ст. 285 УК РФ, как мотив — корыстная или иная личная заинтересованность.

Например, выдача должностным лицом гражданину необоснованного разрешения будь то на заготовку леса, или разрешения на охоту, или на рыбную ловлю и т. п., на практике квалифицируется неоднозначно по ст. 285 или ст. 286 УК РФ. В подобных ситуациях правоприменитель при квалификации ориентируется на наличие или на отсутствие у должностного лица корыстной или иной личной заинтересованности.

В любом случае при установлении составов преступлений, которые предусмотрены ст. 285, 286 УК РФ, требуется точное выяснение пределов полномочий должностного лица, и определение конкретных нарушений таких полномочий. Преступные действия виновного должностного лица должны быть связаны непосредственно с его должностным положением, должны вытекать из него и должны быть совершены в процессе служебной деятельности или в связи со служебной деятельностью.

К примеру, нельзя квалифицировать как должностные преступления преступные действия субъекта, которым был использован только лишь авторитет занимаемой должности, при этом это не было связано непосредственно с его служебной деятельностью. К примеру, сотрудник правоохранительных органов, остановив гражданина на автомобиле, потребовал от последнего, предоставить ему автомобиль для служебной необходимости, водитель отказал, в виду чего сотрудник правоохранительного органа применил к водителю насилие. Такие действия квалифицируются как совершенные вне связи со служебной деятельностью.

На практике неоднозначно квалифицируются действия должностных лиц, которые совершили так называемые «общеуголовные преступления», к примеру, похищение чужого имущества или предметов, изъятых из гражданского оборота.

Такой мотив как корыстная заинтересованность в большей степени предусмотрен ст. 285 УК РФ. Как показывает анализ практики, при совпадении основных признаков составов квалификации по ст. 285 или ст. 286 УК РФ зависит в первую очередь от установления или не установления такого факультативного признака субъективной стороны, характеризующей ст. 285 УК РФ, как мотив — корыстная или иная личная заинтересованность.

Последствие преступного превышения должностных полномочий чаще всего выражается в причинении физического вреда личности, нарушении конституционных прав и свобод граждан, однако оно может быть связано и с причинением имущественного ущерба гражданам и юридическим лицам и с иными существенными нарушениями интересов общества и государства.

Ответственность за превышение должностных полномочий наступает лишь в том случае, когда должностное лицо обладало какими-либо полномочиями по отношению к потерпевшему физическому лицу или к организации, права и интересы которых существенно нарушены действиями данного должностного лица. Момент окончания преступления связан с наступлением последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом государственных и общественных интересов.

Понятие «существенное нарушение» является оценочным. При его установлении необходимо учитывать количество потерпевших граждан, тяжесть причиненного им морального, физического или имущественного вреда, степень отрицательного влияния на нормальную работу государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, других структурных звеньев государственного аппарата.

Субъективная сторона превышения должностных полномочий характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Должностное лицо при этом сознает, что совершает действия, которые явно выходят за пределы имеющихся у него полномочий, предвидит последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан, организаций, общества или государства, желает наступления этих последствий или сознательно их допускает либо относится к ним безразлично.

Мотивы и цели совершения преступления могут быть любыми и не имеют никакого значения для квалификации. Субъекты деяний главы 30 УК РФ «Преступления против интересов государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», являются, как правило, специальными. Понятие и признаки должностного лица определены в примечании 1 к ст. 285 УК РФ. В Общей части УК РФ такого понятия нет, поэтому используется именно эта трактовка данного понятия, что не совсем верно.

При применении закона часто возникает вопрос, какой из норм должно быть отдано предпочтение при квалификации содеянного: общей и частной. Примером подобной конкуренции является превышение должностным лицом служебных полномочий (ст. 286 УК РФ) и таких преступлений против правосудия, как незаконное освобождение от уголовной ответственности (ст. 300 УК РФ) и принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ). По этому поводу общая теория квалификации преступлений давно уже выработала незыблемое правило: при конкуренции общей и специальной норм применению подлежит специальная норма.

Таким образом, в текущей правоприменительной практике квалификация должностных преступлений, совершаемых путем превышения должностных полномочий, вызывает существенные сложности, которые обусловлены как несовершенством уголовного законодательства, так и тем, что в правоприменительной практике не выработаны типовые правила применительно к общим и специальным вопросам их квалификации.

 

Литература:

 

1.      Юрист комитета против пыток снял документальный фильм под названием «286», как номер статьи УК РФ о превышении полномочий. / Официальный сайт Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. — URL: http://president-sovet.ru/30.06.2015.

2.      Снежко А. С. Состав превышения должностных полномочий: законодательное описание и проблема квалификации: Монография. / Под ред. В. П. Коняхина. — Краснодар.– 2004. — с. 126.

3.      Козаченко И. Я., Ниолаева З. А. Проблема соотношения общего и специального составов должностных преступлений. // Правоведение. — 1992. — № 3. — с. 40,41.

4.      Плехова О. А. Уголовная ответственность за злоупотребление и превышение должностных полномочий. Дисс..канд. юрид. Наук. — Ростов — на — Дону. — 2006 — с. 154.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle