Библиографическое описание:

Илюшина Е. А. Некоторые направления дальнейшего совершенствования законодательства в сфере правового положения несовершеннолетних // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 347-350.

В статье рассматриваются основные направления модернизации отечественного законодательства, регламентирующего правовой статус несовершеннолетних.

Ключевые слова:несовершеннолетние, статус, возраст, защита прав несовершеннолетних.

The article considers the main directions of modernization of national legislation regulating the legal status of minors.

Keywords:juvenile status, juvenile law, protection of minors.

 

Проблематика совершенствования отечественного законодательства в сфере правового положения несовершеннолетних в настоящее время стоит очень остро, в особенности на фоне динамично развивающейся демографической ситуации в стране.

Можно в самом начале выделить определенные проблемы в данном аспекте:

-        проблемы правового статуса несовершеннолетних в РФ, соотношение прав детей и прав родителей;

-        вопросы реализация и защиты жилищных прав детей, являющихся членами семьи собственника жилого помещения, при расторжении брака между родителями, при отсутствии между родителями зарегистрированных отношений, при отчуждении родителями жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние дети, при приобретении жилых помещений с использованием кредитных средств под залог жилой недвижимости;

-        проблемы реализации и совершенствования законодательства в области жилищного обеспечения детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей;

-        проблемы использования материнского капитала для улучшения жилищных условий семьи, а также осуществления контроля органами опеки и попечительства, Пенсионным фондом РФ целевого расходования средств материнского капитала и соблюдения прав детей;

-        вопросы реализации несовершеннолетними гражданами права на труд и на осуществление предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности;

-        пробелы и несправедливость норм гражданского законодательства в части наследственных прав детей;

-        сложности в реализации новелл гражданского законодательства об открытии и ведении номинальных счетов, бенефициарами по которым выступают несовершеннолетние и на которые должны зачисляться суммы алиментов, пенсий, пособий и иных средств на содержание детей;

-        проблемы в реализации новых положений о недействительных сделках части 1 Гражданского кодекса РФ [1] при совершении с имуществом несовершеннолетних сделок без предварительных разрешений органов опеки и попечительства либо в нарушение предусмотренных в таких разрешениях обязательных указаний органов опеки и попечительства;

-        проблемы совершенствования механизмов защиты и правоприменительной практики при конкуренции интересов не владеющего собственника и добросовестного приобретателя в случаях, когда затрагиваются права несовершеннолетних;

-        вопросы развития гражданского процессуального законодательства и практики его применения для защиты прав и интересов несовершеннолетних, в частности, когда суды обязаны учитывать интересы детей, и когда несовершеннолетним необходимо предоставить право самостоятельной защиты по искам для реализации предусмотренных материальным правом возможностей;

-        проблемы реализации обязанности законных представителей содержать своих детей и подопечных несовершеннолетних, выявление пределов алиментной обязанности родителей с учетом норм семейного, гражданского и жилищного законодательства;

-        а также ряд проблем в области административного и уголовно-процессуального законодательства РФ в отношении несовершеннолетних, как участников правоотношений в одноименных отраслях права.

Проблема еще здесь кроется в том, что в настоящее время определение понятия «несовершеннолетний», к примеру, данное в Федеральном законе от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [2] звучит только как: «это лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет». Данное понятие довольно однобокое, узкое, хотя тот же ГК РФ выделяет применительно к дееспособности гражданина «категории»: малолетних и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет. Ведь никто не будет отрицать, что правовое положение трехлетнего ребенка разительно отличается от статуса семнадцатилетнего подростка.

Думается, что имеет место необходимость категорирования несовершеннолетних (по возрасту) в целях более четкого правового регулирования статуса несовершеннолетних. На основе этого уже можно будет осуществлять правовую регламентацию статуса несовершеннолетних более детально.

Также в настоящее время существует проблема более детального рассмотрения правового положения несовершеннолетнего в зависимости от его статуса участника тех или иных правоотношений. Так, говоря о несовершеннолетних в уголовном процессе, следует отметить, что и внимание исследователей в основном приковывает проблема процессуального статуса несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, подсудимых. Действительно, и об этом уже не раз писалось, производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних нуждается в научном переосмыслении и законодательном совершенствовании [6, с. 17]. Но при этом напрашивается вполне логичный вывод относительно необходимости комплексного рассмотрения проблемы участия несовершеннолетних в уголовном судопроизводстве.

Лаконичность ст. 27 ГК РФ, предусматривающей эмансипацию, порождает множество вопросов теоретического и практического характера. В частности, отсутствует правовая регламентация процедуры объявления несовершеннолетнего эмансипированным органом опеки и попечительства. Отсутствуют рекомендации относительно тех требований, которым должен соответствовать подросток, желающий стать эмансипированным. Ничего не сказано о социальной           зрелости такого подростка и относительно того, кто должен ее определять.

Целесообразно включить в ст. 27 ГК РФ условие о достижении лицом необходимой психической зрелости, от уровня которой зависит ответ на вопрос, способен ли конкретный индивид не только понимать значение и руководить своими действиями, но и быть самостоятельным субъектом юридической ответственности [3, с. 25].

В современной России защита прав несовершеннолетних граждан связана со множеством проблем как теоретического, так и практического толка. Одной из таких проблем, разрешение которой имеет важное теоретическое и практическое значение, в настоящее время выступает проблема определения гражданского процессуального статуса несовершеннолетнего. Указанная проблема заслуживает повышенного внимания еще и потому, что без четкого определения роли ребенка в гражданском судопроизводстве невозможно определить объем его прав и обязанностей, необходимых для полной реализации права на защиту, что впоследствии может негативно отразиться на качестве вынесенного судебного решения, а также на правоприменительной практике в целом [5, с. 70].

Как известно, одной из главных предпосылок возникновения всякого гражданского процессуального правоотношения является наличие гражданской процессуальной правоспособности, которой обладает каждый гражданин с момента рождения, а также обладание гражданской процессуальной дееспособностью, т. е. способностью лично осуществлять гражданские процессуальные права и нести обязанности. В процессуальном законодательстве четко определяются возрастные пределы процессуальной дееспособности граждан. В научной литературе также отмечается, что обязательным условием существования процессуально-правовой формы является деятельность субъектов, способных выполнять определенные формой функции. Форма деятельности субъекта права определяется посредством категории правосубъектности, включающей в себя правоспособность и дееспособность, поскольку именно эти категории отражают способ существования и выражения субъекта права [4, с. 12].

Неполная правосубъектность несовершеннолетних граждан порождает особый характер взаимодействия этой категории с системой исполнительной власти, в связи с чем необходим особый процессуальный порядок правового регулирования статуса несовершеннолетних.

Невозможность в реальной жизни несовершеннолетними самостоятельно обеспечивать защиту своих прав и законных интересов предполагает наличие государственных гарантий и правового обеспечения этой функции.

Участие несовершеннолетних, как специальных субъектов, в большом количестве общественных отношений, регулируемых различными отраслями права, обусловливает необходимость более четкого правового регулирования статуса этой категории граждан.

Несмотря на конституционные гарантии прав и свобод для всех граждан, независимо от возраста, факты ущемления прав молодежи встречаются гораздо чаще, чем по населению в целом. В этой связи представляется не всегда обоснованным курс на децентрализацию правового регулирования обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних путем передачи этих функций полностью в ведение субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, так как сегодняшнее финансовое положение многих из них ставит под угрозу выполнение этой важной социальной задачи.

Большое значение по-прежнему сохраняют нормы, определяющие особенности гражданской правосубъектности лиц, не обладающих дееспособностью в полном объеме. Речь, в частности, идет о несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, большинство юридически значимых действий которых должно санкционироваться их законными представителями (п. 1 ст. 26 ГК РФ). Вопрос о правовой природе согласия родителей, усыновителей или попечителя несовершеннолетнего на совершение им сделок, имеющий важное научное и практическое значение, по-разному решается в современной литературе. Не вдаваясь в дискуссию, продолжающуюся на протяжении нескольких лет, отметим следующее. Действительно, согласие родителей на совершение несовершеннолетними рассматриваемой возрастной группы гражданско-правовых сделок можно трактовать по-разному, и сформулированные в современной науке различные теоретические подходы не исключают, а дополняют друг друга, поскольку позволяют более четко определить содержание правоотношений, возникающих из сделок несовершеннолетних лиц [7, с. 34].

Нормы ГК РФ действительно устанавливают самостоятельную имущественную ответственность несовершеннолетних лиц по совершаемым ими сделкам (п. 3 ст. 26 ГК РФ), но при таком подходе, во-первых, теряется смысл дифференциации сделок, совершаемых несовершеннолетним самостоятельно, и сделок, совершаемых им с согласия законных представителей, и во-вторых, игнорируются законные интересы контрагентов по сделке, которые оказываются юридически незащищенными в случае отсутствия у несовершеннолетних лиц имущества, достаточного для возмещения причиненных ими убытков.

В качестве предложений по проведенному исследованию вопросов совершенствования правового статуса несовершеннолетних отметим также следующее.

Обеспечить согласованное регулирование прав ребенка, закрепляемых в различных нормативных правовых актах, обеспечив единое понимание содержания указанных прав, устранив противоречия нормативной регламентации механизмов реализации отдельных прав (жилищных и семейных, имущественных и неимущественных).

Последовательно реализовывать в законодательстве подход, согласно которому осуществление и защита имущественных прав детей невозможна в отрыве (изолированно) от неимущественных прав детей и без учета прав членов семьи, прежде всего родителей.

Для становления несовершеннолетних, как участников имущественных правоотношений следует признавать не только права несовершеннолетних, но необходимость наделения детей определенными обязанностями, которые в силу возраста детей должны быть, в первую очередь, неимущественного характера, в частности, обязанность учитывать мнение родителей (что согласуется с механизмом совершения сделок от имени малолетних их родителями, поучения обязательного согласия родителей на сделки несовершеннолетних, достигших 14летнего возраста); обязанность учиться, которая прямо не вытекает для несовершеннолетних любого возраста из закона; обязанность участвовать в обще полезных мероприятиях, выполнять обще полезные функции, сочетаемые с возрастом детей.

Повышение воспитательной составляющей образования, поскольку понимание образования как услуги гражданско-правового характера переводит весь процесс образования в плоскость имущественных отношений, а воспитательная и неимущественная составляющая образования утрачивают свое значение, формируют пассивное и исключительно потребительское отношение обучающихся к процессу образования (оказания услуги).

Опасения вызывает ликвидация детских домов и социозащитных интернатных организаций для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей без одновременного формирования программ, обеспечивающих социальное устройство и социальную полезность тех детей, которые не будут устроены в семьи, определены в иные формы устройства для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей.

Необходимо поднимать вопрос возможности и целесообразности внесения изменений в гражданское законодательство РФ в части закрепления права детей, достигший 14 летнего возраста, завещать имущество, распоряжаться которым дети могут самостоятельно, без разрешения родителей, усыновителей, попечителя согласно п. 2 ст. 26 ГК РФ (заработок, стипендия и иные доходы).

Также необходимо внести изменения в ГК РФ, разрешив наследовать несовершеннолетним детям по праву представления после недостойных наследников, поскольку ответственность несовершеннолетних детей-наследников за вину своих родителей, являющихся недостойными наследниками не является справедливым положением, отвечающим особенностям статуса несовершеннолетних детей. По действующему ГК РФ, если внук наследодателя является потомком недостойного наследника (в соответствии с п. 1 ст. 1117 ГК РФ), то призываться к наследованию по праву представления он не может (п. 3 ст. 1146 ГК РФ). Такое положение нельзя признать правильным, поскольку в этом случае дети становятся ответственными за действия своих родителей.

Также можно внести в нормы ГК РФ, СК РФ положения об обязательном контроле органов опеки и попечительства за расходованием средств материнского капитала, включая обязательное оформление в общую долевую собственность родителей и детей приобретаемого на средства материнского капитала жилого помещения с выделением определенных долей в праве на жилое помещение несовершеннолетних. Отсутствие такого контроля приводит к нарушению прав детей, а также дестабилизирует гражданский оборот, поскольку сделки по отчуждению жилых помещений, ранее приобретенных с использованием средств материнского капитала, но без учета доли несовершеннолетних, часто оспариваются, затрагивая интересы множества участников, в т. ч. добросовестных.

Необходимо законодательно закрепить возраст, с наступлением которого гражданин может начать заниматься индивидуальной предпринимательской деятельностью, установив его с 18 лет независимо от достижения полной дееспособности ранее этого возраста по иным основаниям.

Кроме того, необходимо предусмотреть эффективный механизм, способствующий исполнению родителями алиментных обязательств по содержанию своих детей. Применение ответственности к родителям за невыполнение алиментных обязанностей не должно приводить к еще большей невозможности исполнения указанных обязанностей либо освобождать родителей от этой обязанности.

 

Литература:

 

1.                  Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ: по сост. на 29 июня 2015 г. // Российская газета. — 1994. — № 238–239.

2.                  Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: федеральный закон от 24 июня 1999 г. № 120-ФЗ: по сост. на 29 июня 2015 г. // Российская газета. — 1999. — № 121.

3.                  Иванова Ж. Б., Ращектаева Н. Н. Проблемы совершенствования правовых норм, регламентирующих правовое положение несовершеннолетних детей в неблагополучных семьях // Вопросы ювенальной юстиции. — 2014. — № 4. — С. 24–27.

4.                  Клепикова М. Участие несовершеннолетних в гражданском судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. — 2007. — № 6. — С. 12–14.

5.                  Максимович Л. Б. О праве ребенка выражать свое мнение: Сборник статей «Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства» / Отв. ред. В. Н. Литовкин. — М., 2007. — 292 с.

6.                  Марковичева Е. В. Проблема совершенствования процессуального статуса несовершеннолетнего потерпевшего в российском уголовном процессе // Вопросы ювенальной юстиции. — 2015. — № 1. — С. 17–19.

7.                  Михайлова И. А. Правосубъектность физических лиц: некоторые направления дальнейшего совершенствования российского гражданского законодательства // Гражданское право. — 2009. — № 1. — С. 34–36.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle