Библиографическое описание:

Попова А. А. Речевая агрессия в СМИ как способ манипулирования сознанием человека // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 697-700.

В последнее время на ряду с изменением тенденции средств массовой информации (СМИ) в сторону манипулятивности, вызванной социальной, политической и экономической обстановкой, в прессе, Интернете и на телевидении, речевая агрессия стала основным и наиболее эффективным инструментом манипуляции сознанием аудитории.

Средства массовой коммуникации «являются одним из важнейших общественных институтов, оказывающих решающее влияние на формирование не только взглядов, представлений общества, но и норм поведения его членов, в том числе и речевого поведения. Это мощный инструмент воздействия на аудиторию и средство манипуляции общественным сознанием» [5, с. 13].

Л. П. Крысин в своей статье «Эвфемизмы в современной русской речи» справедливо отмечает, что “… в наши дни чрезвычайно высок уровень агрессивности в речевом поведении людей. Необыкновенно активизировался жанр речевой инвективы, использующий многообразные образные средства негативной оценки поведения и личности адресата — от экспрессивных слов и оборотов, находящихся в пределах литературного словоупотребления, до грубо просторечной и обесцененной лексики. Все эти особенности современной устной и, отчасти, книжно-письменной речи — следствие негативных процессов, происходящих во внеязыковой действительности; они тесно связаны с общими деструктивными явлениями в области культуры и нравственности” [7, с. 385–386].

Как известно, речевое агрессивное поведение в межличностной коммуникации служит грубым волюнтативным средством, а также выступает как инструмент самозащиты. Кроме того, речевая агрессия может быть одной из опор социальной иерархии, подчеркивая статус «высшего». Наконец, она выполняет компенсирующие функции, замещая физическую агрессию. В этом плане ее роль нередко характеризуется как позитивная [17, 2].

Однако, определением феномена речевой агрессии, связанным непосредственно с нашей темой, является следующее: «Речевая агрессия — осуществляемое средствами языка воздействие на сознание адресата, а именно явное и настойчивое навязывание собеседнику (читателю) определенной точки зрения, лишающее его выбора и возможности сделать собственный вывод, самостоятельно проанализировать факты» [13].

Завьялова О. Н. трактует вербальную агрессию как «форму речевого поведения, нацеленного на оскорбление или преднамеренное причинение вреда человеку, группе людей, организации или обществу в целом. Речевая агрессия мотивирована агрессивным состоянием говорящего и зачастую преследует цель вызвать или поддержать агрессивное состояние адресата. Поэтому речевая агрессия является нарушением этико-речевой нормы» [20, с. 460].

Другие исследователи понимают под речевой агрессией «неаргументированное вовсе или недостаточно аргументированное открытое или скрытое (латентное) вербальное воздействие на адресата, имеющее целью изменение его личностных установок (ментальных, идеологических, оценочных и т. д.) или поражение в полемике» [15, с. 14].

Шейгал Е. И. также отмечает манипуляторные функции речевой агрессии и определяет их как «…более рационально-осознанные формы вербальной агрессии, основанной на идеологических трансформациях исходного смысла (инвективные ярлыки, средства диффамации) [19, с. 221].

Исследователи отмечают, что «СМИ формируют языковые вкусы общества. Они быстрее всего реагируют на изменения в языке и отражают их» [5, с. 13].

Как указывает В. Н. Степанов, «провокационная речь… изображает и передает определенное психологическое состояние говорящего для его собеседника и как бы «заражает» его, а цель этого — вызвать у собеседника желаемое внутреннее состояние, возбудить в нем психическую активность особого рода — коммуникативную, основанную на желании соответствовать предъявляемым собеседником коммуникативным требованиям» [16, с. 161]. Но даже если агрессивные реплики возникают лишь на стадии письменного оформления текста интервью, они привлекают и удерживают читательское внимание, активизируют аудиторию, заставляя каждого мысленно солидаризироваться с одним из «непримиримых противников». Таким образом, речевая агрессия может рассматриваться как достаточно эффективный, хотя и не всегда корректный журналистский прием [1].

«Превалирование пропагандистской функции газет над информационной превращает газетные тексты в идеологически ориентированные дискурсы, активизирует привлечение широкого арсенала средств оценки и экспрессии. Демократизация общества, размывание этических норм, ущербность законов, рождающая правовой нигилизм, способствуют превращению газетных публикаций в арену сведения счетов» [14, с. 121]. Поэтому язык современных российских СМИ отличается гипертрофированной функцией воздействия.

Задача выживания в условиях рынка, жесткой конкуренции вынуждает искать новые способы обратить на себя внимание читательской аудитории, причем для этого привлекаются любые средства вплоть до прямого эпатирования и апелляции к низменным инстинктам [8].

В массмедийном дискурсе вербальная агрессия проявляется в «… жестком, подчеркнутом средствами языка выражении негативного эмоционально-оценочного отношения к кому-либо, чему-либо, нередко нарушающем этические и эстетические нормы коммуникации»... [12], а также «…в перенасыщении масcмедийного текста вербализованной негативной информацией, функцией которой становится воздействие на аудиторию с целью манипулирования сознанием для осуществления политической или идеологической пропаганды» [10, с. 44].

Благодаря средствам массовой информации «язык является мощным средством коммуникативного воздействия на массовое поведение. Он позволяет не просто описывать какие-либо объекты или ситуации внешнего мира, но и интегрировать их, задавая нужное адресанту видение мира, управлять восприятием объектов и ситуаций, навязывать их положительную или отрицательную оценку» [3, с. 682].

В связи с этим, Л. М. Майданова выделяет следующие случаи речевой агрессии в средствах массовой информации:

1.      Автор своим материалом прямо призывает адресата к агрессивным действиям против предмета речи.

2.      Автор своим представлением предмета речи вызывает и поддерживает в адресате агрессивное состояние.

3.      Автор агрессивно вводит предмет речи в сферу адресата и побуждает его совершить не агрессивное, но прямо или косвенно выгодное автору действие [9, с. 9–13].

Речевая агрессия в сфере массовой коммуникации имеет более сложную структуру, чем в межличностном общении: журналисты выступают посредниками между аудиторией профессионалов и массовой аудиторией непрофессионалов, а агрессивный речевой акт «служит для манифестации или установления социальной асимметрии» [11, с. 165]. Шейгал Е. И. называет журналистов «ретрансляторами, рассказчиками, конферансье, интервьюерами, псевдокомментаторами» [18, с. 62]. Она отмечает, что «благодаря СМИ граждане получают наиболее полную информацию; но в роли свидетелей, наблюдателей политических событий… они подвержены такому аналитическому прессингу, что интерпретация событий нередко приобретает большую значимость, чем само событие» [18, с. 62].

Агессивное речевое поведение журналистов не бывает стихийным и не обуславливается элементарной безграмотностью, незнанием норм литературного языка и речевого этикета. Напротив, наступательная стратегия избирается сознательно, гармония коммуникантов намеренно приносится в жертву публицистической выразительности [1]. Напротив, наступательная стратегия избирается сознательно, и является продуманной. Публицистическая выразительность уступает гармонии коммуникантов. Как отмечают исследователи, «в СМИ функция воздействия, убеждения начинает вытеснять остальные языковые функции, и средства массовой информации превращаются в средства массового воздействия» [4]. «Перерабатывая информацию и передавая ее читателю, комментируя или аранжируя события, СМИ формируют моральные нормы, эстетические вкусы и оценки, выстраивают иерархию ценностей, а нередко даже навязывают читателю образцы рецепции истин — исторических, социально-политических, психологических и др. Информируя о ценностях и оценивая, СМИ реально влияют на качество публичного дискурса, на организацию моделей общественной жизни, на формирование у общества его собственного образа» [6, с. 314].

На сегодняшний день, технологии речевого воздействия в СМИ разработаны настолько, что могут реально управлять сознанием огромного количества людей, воздействуя на аудиторию, создавая отрицательное восприятие фактов, событий, политических деятелей, а также формируя оценки массового сознания. Речевая агрессия манипулирует мыслями и поступками людей, побуждает их к действию, а массы, в свою очередь, как правило, даже не подозревают, что стали объектами манипуляции.

Во избежание присутствия речевой агрессии в языке СМИ и для минимизации ее последствий, следует не только проводить более тщательные исследования данного явления, но и произвести законодательное регулирование речи в средствах массовой информации. Без правового обеспечения данного вопроса не будет существовать рычагов воздействия на средства массовой информации в сфере речевой культуры.

На данный момент представляется трудным определить золотую середину, где свобода слова переходит в речевую агрессию, пропаганду насилия и политическую агитацию, и, следовательно, оправдывает ограничение свободы выражения мыслей. Установив стандарт речевого поведения в СМИ слишком низким, потенциальные объекты речевой агрессии останутся незащищенными; установив его слишком высоким, этот феномен рискует стать инструментом репрессий со стороны правительства против своих оппонентов.

 

Литература:

 

1.                  Басовская Е. Н., Творцы чёрно-белой реальности: о вербальной агрессии в средствах массовой информации// Критика и семиотика. 2004. Вып. 7 С.257–263.

2.                  Бублик И. Ф., Семиотика вербальной агрессии // Человеческий фактор в правоохранительных системах. Орел, 1996.

3.                  Воронцова Ю. А., Особенности прагматического воздействия в текстах средств массовой информации // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов: Материалы Второй международной научной конференции, г. Волгоград, 24–26 апр. 2007 г.: в 2 т. Т. 1. — Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2007.

4.                  Ильясова С. В., Амири Л. П., Языковая игра в коммуникативном пространстве СМИ и рекламы. — М., 2009.

5.                  Кормилицына М. А., Некоторые итоги исследования процессов, происходящих в языке современных газет //Проблемы речевой коммуникации: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. М. А. Кормилицыной, О. Б. Сиротининой. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2008. —Вып. 8.

6.                  Коряковцева Е. И., Языковой образ российской провинции в столичной прессе // Жизнь провинции как феномен духовности. —Н. Новгород, 2005.

7.                  Крысин Л. П., Эвфемизмы в современной русской речи / Русский язык конец ХХ столетия. М.,1996 — С. 385–386.

8.                  Кузьмин II.В., Язык периодической печати: культурные традиции и современная социокультурная и экономическая ситуация // Социальные варианты языка IV. — Н. Новгород, 2005.

9.                  Майданова Л. М., Агрессивность и речевая агрессия. — М., 1997.

10.              Месропян Л. М., Имплицитная речевая (вербальная агрессия как средство воздействия в информационной войне. / Российский Академический Журнал № 3 том 17 июль-сентябрь 2011, С 44–46

11.              Михальская А. К., Основы риторики: Мысль и слово. — М.: Просвещение, 1996. — 416 с.

12.              Петрова Н. Е., Рацибурская Л. В., Язык современных СМИ: средства речевой агрессии // Вестник НГУ. Серия: История, филология. — 2011. — Т. 10. — Вып. 6. — С. 140–143.

13.              Речевая агрессия в СМИ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://knowledge.allbest.ru/journalism/2c0a65635b3bc78a5d43a89421306d37_0.html

14.              Ржанова С.А,. Оценочный характер узуса в СМИ //Язык, литература, культура: диалог поколений: Сб. науч. ст. — М.; Чебоксары, 2004.

15.              Сковородников, А.П., Языковое насилие в современной российской прессе / А. П. Сковородников // Теоретические и прикладные аспекты речевого общения: научно-методический бюллетень. — Красноярск; Ачинск. — 1997. — Вып.2.

16.              Степанов В. Н., Провокационный вопрос с точки зрения прагмалингвистики // Московский лингвистический журнал. 2003. Т. 6. № 2.

17.              Тхорик В. И., Голубцов С. А., Эмоциональная интоксикация личности, способы разрядки и стратегии защиты // Лингвистические и психологические основы изучения сущностей. Краснодар, 1997.

18.              Шейгал Е. И., Семиотика политического дискурса. — М.: Гнозис, 2004. — 324 с.

19.              Шейгал Е. И., Вербальная агрессия в политическом дискурсе // Вопросы стилистики: Антропоцентрические исследования. — Саратов: Изд-во Сарат.ун-та, 1999. — Вып. 28. — С. 204–222.

20.              Энциклопедический словарь-справочник Выразительные средства русского языка и речевые ошибки и недочеты / под ред. А. П. Сковородникова. — М.: Флинта-Наука, 2005.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle