Библиографическое описание:

Тетерин Ю. А. Деофшоризация российской экономики // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 280-282.

Ключевые слова: офшор, антиофшорная политика, утечка капитала, деофшоризация экономики, офшорные финансовые сети.

 

Тема деофшоризации экономики России в современных условиях становится все более актуальной, по причине того, что сегодня, общегосударственным приоритетом становится остановка и дальнейшее предотвращение оттока капитала из страны. Общим позитивным эффектом в данной сфере стало то, что общие намерения государства по решению проблем деофшоризации, в современных условиях стали подкрепляться конкретным действиями со стороны государственных структур.

Сегодня можно предположить, что главная цель, которую преследует государство — это полное возвращение кровного капитала на родину, или его подавляющей части. Для того чтобы организовать крупномасштабную процедуру амнистии капитала при проведении антиофшорной политики, государству необходима стратегия, с помощью которой в дальнейшем возможно будет сформировать механизм возвращения капитала в Россию на основе принципов экономической целесообразности и социальной справедливости. Создание данной стратегии должно быть урегулировано законодательно на самом высоком уровне. Антиофшорная политика должна быть ориентирована на безболезненный для национальной экономики переход, от офшорного бизнеса к чистому.

Стремление развернуть антиофшорную кампанию в масштабах всей страны сформировалось в силу внешних и внутренних причин. Среди внешних причин стоит выделить:

-        активизация антиофшорной политики в глобальном масштабе, т. е. сегодня мировое сообщество признает проблему офшоров, как одну из главных экономических проблем современности;

-        общее стремление подавляющего большинства государств мира установить принцип «справедливого налогообложения» и предотвратить повышение криминализации мировой экономики.

Среди внутренних причин выделяют:

-        угроза финансовой, экономической и общей национальной безопасности России при дальнейшем развитии национальной экономики в условиях негативного влияния офшорной зависимости

-        повышение финансовой дефицитности бюджетов всей бюджетной системы РФ, в виду снижения бюджетных доходов по причине чрезмерной офшоризации экономики;

-        общественное порицание офшорных олигархов и прочих бизнес-структур, которые оптимизируют свою деятельность, тем самым причиняя вред национальной экономике.

Совокупность вышеперечисленных причин является достаточным основанием для немедленного начала проведения жесткой антиофшорной политики. Однако при этом важно понять, что именно мы будем подразумевать под офшором, и против чего именно будет строиться антиофшорная политика.

Офшор — государство (юрисдикция), которая в силу внутреннего законодательства может обеспечивать комплекс преимуществ при ведении бизнеса:

-        «комфортная правовая среда обитания бизнеса», выражающаяся в создании условий для организации и дальнейшего ведения бизнеса на упрощенной основе, т. е. упрощенные условия финансового, налогового и административного надзора, понижение прозрачности проводимых операций и возможность обеспечивать анонимность бенефициаров;

-        возможность значительно снизить налоговые и другие платежи, обеспечив сверхприбыль офшорной компании.

Данный комплекс преимуществ ведения бизнеса в офшорных юрисдикциях порождает проблему офшоров в целом. С одной стороны, деятельность компаний в офшорных зонах (юрисдикциях) — источник корпоративной сверхприбыли и путь повышению налоговой оптимизации, с другой стороны, с позиции экономической безопасности государства, офшоры — это прямая угроза, которая требует немедленного решения.

Потребность в проведении антиофшорной политики в России вызвана тем, что значительная часть частного капитала в России контролируется холдинговыми центрами, инкорпорированными в юрисдикциях, входящих в офшорные финансовые сети [2 с. 16]. Офшорную финансовую сеть можно обозначить как определенную формально и неформально объединенную группу экономических акторов, целью которой является обеспечение оптимальной комбинации низкой налоговой нагрузки, удобных условий ведения бизнеса и анонимности конечных бенефициаров финансовых операций [2 с. 10].

Так, из 50 крупнейших российских компаний рейтинга «Эксперт-400» с совокупной выручкой 16 трлн. руб., принадлежащих частному капиталу и не являющихся дочерними структурами иностранных корпораций, 46 % (т. е. 23 компании) либо зарегистрированы в офшорных или спарринг-офшорных юрисдикциях, откуда контролируется от 40 % до 90 % акций таких компаний, либо там находится центр прибыли или центр принятия решений [1].

Также, доказательством того, российская экономика подвержена явлению офшоризации являются данные основных потоков капитала в Российскую Федерацию и из нее (Таблица 1).

Таблица 1

Структура инвестиций в разрезе отдельных юрисдикций

Страна

Доля иностранных инвестиций, направленных из РФ в другие страны

Страна

Доля иностранных инвестиций, направленных в РФ из других стран

Нидерланды

25,9

Кипр

21,2

Кипр

25,1

Нидерланды

17,0

Швейцария

6,8

Люксембург

11,8

США

6,6

Китай

7,7

Великобритания

5,0

Великобритания

7,4

Другие

Другие

Всего

100

Всего

100

*составлено по материалам: данные Росстата (www.gks.ru).

 

Таким образом, можно сделать вывод о том, что основные капитальные потоки как Россию, так и из нее идут «транзитом» через офшорные и спарринг-офшорные юрисдикции.

Активизация антиофшорной политики международного сообщества в 2000-е годы привела к значительному усложнению моделей использования офшоров. Все большее распространение получили связки компаний из классических офшорных юрисдикций и компаний из престижных юрисдикций, которые также предоставляли льготы по налогообложению доходов, получаемых за рубежом (спарринг-офшорные юрисдикции). Это требовало определенных дополнительных затрат, но создавало престижный имидж бизнесу. Не случайно, что компании из престижных юрисдикций у профессионалов налогового планирования часто назывались «компаниями- прокладками». В научной же литературе получил распространение термин SPE или SPV — Special Purpose Entity/Vehicle — «компания специального назначения», или «проектная компания», созданная для определенной цели, позволяющая эффективно управлять отдельными финансовыми потоками. Чаще всего спарринг-офшорными юрисдикциями выступают Нидерланды, Великобритания, Канада, Дания, Франция, Исландия, Испания, Италия, Австрия, Венгрия, Греция, Новая Зеландия, США и др. [2 с. 7]

Итак, ярким примером спарринг-офщорной юрисдикции могут служить Нидерланды — небольшое государство в Европе, не имеющее хоть какого-нибудь значительного места в мировой экономике. Однако именно эта страна является крупнейшим торговым партнером России в 2012 г. (на Нидерланды пришлось 12 % всего российского экспорта), что, несомненно, говорит об однозначно оффшорном окрасе данных взаимоотношений. Так по экспорту из России (62,6 млрд. долл.) Нидерланды опередили одну из крупнейших экономик мира — Китай (35,2 млрд. долл.). Данная пропорция экспортных потоков не является следствием сугубо экономических механизмов, она определилась в результате корпоративной оптимизации деятельности, основанной на широком применении офшорных схем.

Также, в рамках анализа проблемы деофшоризации российской экономики нельзя не упомянуть о самой популярной среди русских бизнесменов юрисдикции — Кипр. На Кипре инкорпорировано огромное количество российских офшорных компаний, многие из которых владеют крупными активами в России или являются важнейшей частью офшорных финансовых сетей, выстроенных российскими бизнесменами. Например, на Кипре зарегистрировано 14,4 тыс. компаний, которые имеют активные «дочки» в России, что составляет 34,1 % от общего числа российских «дочек» иностранных компаний [3].

Таким образом, подводя промежуточный итог, можно утверждать, что степень офшоризации российской экономики чрезмерно велика, что ведет к значительным экономическим издержкам для страны в настоящем и будущем. Офшоризация национальной экономики — одна из основных угроз национальной (экономической) безопасности государства, решением которой нужно заниматься незамедлительно.

Как показывает опыт многих российских реформ, зачастую реформаторская деятельность исполнительной вести власти носит частичный и фрагментарный характер, что ставит под сомнение возможность достижения поставленных целей развития страны.

В этой связи хотелось бы предложить систему мер по деофшоризации российской экономики, основанной на принципах:

1)                 институционального улучшения условий для экономической деятельности на территории Российской Федерации;

2)                 налогового маневра за счет пересмотра СИДН по перенесению центра тяжести налогового стимулирования инвесторов в российскую юрисдикцию [2 с. 37];

3)                 активного взаимодействия с международными правительственными и иными структурами по обмену налоговой информацией.

Среди конкретных мер по деофшоризации экономики можно выделить следующие:

-        создание системы взаимодействия национальных налоговых органов с налоговыми органами других стран и международными организациями, посредством которой будет проводиться обмен налоговой информацией;

-        усиление борьбы с коррупцией, т. к. она является прямой спутницей офшоризации экономики и порождает отток капитала в офшоры;

-        введение налога на финансовые транзакции, связанные с движением спекулятивного капитала;

-        продолжить преследование фирм-однодневок, конечные бенефициары которых могут быть задействованы офшорных юрисдикциях;

-        усиление контроля за трансфертным ценообразованием, которое является основой перемещения капитала в офшоры;

-        усиление ответственности за нарушение национального законодательства в части уклонения от уплаты налогов посредством офшорных схем;

-        улучшение условий ведения бизнеса в России (обеспечение постоянства и защиты собственности, независимости судебной системы, стабильности законодательства, снижения административного давления и др.).

Таким образом, сегодня российская экономика испытывает на себе весь комплекс негативного влияния чрезмерной офшоризации (бюджетная дефицитность, повышение криминализации экономики, плохой инвестиционный климат и т. д.). Проведение жесткой антиофшорной политики способно вывести страну на новый уровень развития, однако для достижения поставленных целей деофшоризации необходима реальная политическая воля и продуманный комплекс действий, а не популистские лозунги.

 

Литература:

 

1.                  Обухова Е., Огородников Е. Пора возвращаться с островов // Эксперт. 2013. № 4 (28 января)

2.                  Хейфец Б. А. Деофшоризация российской экономики: возможности и пределы. — М.: Институт экономики РАН, 2013. — 63 с.

3.                  Офшорные компании-учредители действующих российских компаний // Коммерсантъ. 2013. 8 апр.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle