Библиографическое описание:

Рахматуллин Р. Ю. Картина мира и мировоззрение // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 632-635.

Понятие «картина мира» стало предметом исследования отечественных философов в 1970-е годы. Правда это понятие уже встречается в работах естествоиспытателей в первой половине ХХ века. Как считают Е. Д. Бляхер и Л. М. Волынская в то время это понятие применялось «как интуитивно ясное» [1, c. 7]. Отечественные авторы в большей мере стали исследовать эту проблему в связи с необходимостью анализа мировоззренческого научного знания. В результате, понятие «картина мира» обретает в философии статус эпистемологической категории.

В работах Л. А. Микешиной, И. Я. Лойфмана, Д. В. Пивоварова, Л. Ф. Кузнецовой и В. С. Стёпина картина мира стала рассматриваться как компонент мировоззрения. Мы уже писали, что картина мира представляет собой предметную сторону мировоззрения и представляет собой вид онтологизированного знания [2, с. 41–76; 3]. Такое понимание природы картины мира приводит к уточнению содержания понятия «мировоззрение». Несмотря на большое количество публикаций на эту тему, однозначности в его понимании нет до сих пор.

Прежде всего возникает вопрос о субъекте мировоззрения. Например, один из пишущих на эту тему авторов утверждает, что в качестве субъекта мировоззрения может выступать «отдельный человек, социальная, профессиональная, религиозная и национальная общность, человечество в целом» [4, c. 265]. Исходя из этого и других источников, можно сделать вывод, что субъектом мировоззрения выступает:

1)      индивид;

2)      человек как родовое существо;

3)      группа людей (класс, этническая или религиозная общность, и даже человечество в целом).

Встречающиеся в текстах понятия «христианское мировоззрение», «марксистко-ленинское мировоззрение», «обыденное мировоззрение» и т. п. могут привести к мысли о четвертом виде носителя мировоззрения. Но мы полагаем, что в этих случаях имеется в виду третий вид субъекта (христиане, марксисты-ленинцы, носители обыденного сознания и т. п.). Ясно, что мировоззрение индивида во многом отличается от того, что называют, например, мировоззрением рабочего класса, если даже индивид является рабочим. По этой причине в существующей литературе имеют место различные определения мировоззрения. Например, в определении, автором которого является Л. А. Мясникова, утверждается, что это «концептуально выраженная система взглядов человека на мир, на себя и на свое место в мире» [5, с. 392]. По этому поводу неизбежно возникают четыре вопроса:

1)      почему мировоззрение должно быть обязательно концептуально выраженной системой взглядов? Как в таком случае быть с обыденным мировоззрением? Или с мнением И. Канта, что мировоззрение есть миросозерцание, т. е. чувственная форма миропредставления?

2)      почему мировоззрение должно быть «системой взглядов»? Разве обыденное мировоззрение является системным образованием? Но даже у строго мыслящего ученого в мировоззрении могут сочетаться, к примеру, убежденность в истинности квантовой механики, безнравственности соседки тети Даши и правильности кастового устройства общества. При помощи какого принципа можно объединить эти три убеждения в одну систему?

3)      можно ли термин «мировоззрение» применять для характеристики иных субъектов, отличающихся от человека? Как видим, он широко применяется и в других случаях («коммунистическое мировоззрение», «мировоззрение рабочего класса» и т. п.);

4)      все ли «концептуально выраженные взгляды на мир, на себя и на свое место в мире» входят в мировоззрение? Например, являются ли элементами мировоззрения современного астронома геоцентрическая и гелиоцентрическая концепции строения Вселенной, противоречащие друг другу? Ясно, что обе указанные концепции содержатся в его сознании, но, думается, только вторая концепция будет компонентом мировоззрения.

Среди имеющихся в отечественных источниках дефиниций мировоззрения мы выделяем в качестве основного определение академика Т. И. Ойзермана. Автор вместо слова «взгляды» при определении мировоззрения использует понятие «убеждение»: «Мировоззрение — систематическое единство многообразия обобщенных, непосредственно связанных с осознаваемыми интересами людей убеждений (выделено нами — Р.Р.) относительно сущности природных или социальных явлений, или же их совокупности» [6, с. 515]. Мы полагаем, что слово «убеждение» должно быть ключевым при объяснении сути мировоззрения. Поэтому в содержание мировоззрения входят прежде всего убеждения.

Можно было бы полностью согласится с определением Т. И. Ойзермана, если бы он не характеризовал мировоззрение как системное образование. Как уже было указано, мы сомневаемся в системности этого феномена и полагаем, что мировоззрение это мозаичное создание. Кстати, в самой статье Ойзермана содержится информация, противоречащая принципу системности мировоззрения. Автор пишет, что мировоззрение имеет дело не с одним миром, а с мирами: «Каждый из нас живет во многих мирах, и все они посюсторонни, даже если это мир прошлого, которого уже нет, или мир будущего, которого еще нет» [6, с. 516]. Но соединить в одну систему «миры» Лао-цзы, В. И. Ленина и аль-Газали невозможно не только из-за различных ценностных ориентаций этих авторов, но и несовпадения категориального аппарата их учений. Мы полностью согласны с точкой зрения Д. А. Леонтьева, который пишет, что «индивидуальное мировоззрение может быть связным, хорошо структурированным и интегрированным, непротиворечивым; или же фрагментарным, неструктурированным, плохо осознанным и в силу этого несущим в себе множество противоречий» [7, с. 517].

Полагаем, что определение Т. И. Ойзермана может быть дополнено другим, принадлежащим христианскому философу из США Дж. Сайру. Его определение заслуживает внимания тем, что автор отказывается характеризовать мировоззрение как систему: «Мировоззрение — это ряд предпосылок (истинных полностью, отчасти или совершенно ложных), которых мы придерживаемся (сознательно или бессознательно, последовательно и непоследовательно), размышляя об основных слагаемых нашего мира» [8, с. 14]. Как видно, Дж. Сайр избегает в своем определении понятия «система».

Нам представляется, что вместо слова «система» при определении мировоззрения, лучше применять слово «совокупность», являющееся более широким по своему объему. Этим термином можно обозначать как систему, так и то, что не структурирована как единая целостность.

Исходя из наших рассуждений, можно предложить следующее определение: мировоззрение — это совокупность убеждений людей относительно значимых для него слагаемых их мира. Видно, что в этом определении заменено и слово «человек» (убеждения человека») на слово «людей», что включает в класс субъектов мировоззрения, как индивида, так и совокупность людей.

Может быть, объемы понятий «мировоззрение» и «картина мира» совпадают? Мы полагаем, что картина мира является частью мировоззрения. Например, если мировоззрение характеризуется как научное, то его предметной стороной выступает научная картина мира, которая не охватывает всего содержания мировоззрения. Например, носитель научного мировоззрения может быть убежденным холостяком, пацифистом, автогонщиком, что никак не вытекает из его убежденности в правильности теоремы Гёделя о неполноте.

Важно заметить, что количество картин мира совпадает с количеством видов мировоззрения. Это замечание связано с тем, что в научной литературе встречаются публикации о технической, этнической, лингвоцветовой, фразеологической, комической и т. п. картинах мира. Если нет технического или фразеологического мировоззрения, то не следовало бы говорить о существовании подобных картин мира.

Понимание сути картины мира невозможно без уяснения ее отличия от других видов знания. Мы полагаем, что ее основное содержание составляют особые образы, которые призваны в чувственной форме выражать важнейшие убеждения субъекта. О том, что такие образы существуют, мы ранее уже писали [9; 10; 11]. Такие образы нами характеризуются как онтологизированные представления. Они имеют искусственный характер происхождения и в этом сходны с моделями. Иногда их называют моделями: «модель атома Резерфорда», «птолемеевская модель Солнечной системы», «модель ДНК» и т. п. Но существует важное различие между моделью и образом. Если при восприятии модели мы осознаем её искусственный, рукотворный характер, то образ воспринимается человеком в виде объективно существующего предмета. Например, образ Солнца, возникший в нашей психике в результате наблюдения за этим объектом или в процессе его представления, переживается нами не как созданная учеными модель, а как реально существующий объект. Такое свойство психики Э. Гуссерль называл интенциональностью.

Образ является психическим феноменом и отличается от знака или символа структурным соответствием оригиналу. Это свойство образа можно характеризовать как изоморфизм. Иногда наличие этого свойства называют тождеством образа и его объекта. Думается, это неверно. Чувственные модальности образа изоморфны свойствам отражаемого в нем объекта, но не являются их копиями. Так, яблоко мы видим красным не от того, что оно красное, а из-за того, что отраженные от его поверхности электромагнитные волны имеют определенную длину и частоту, которые воспринимаются зрительным рецептором человека как красный цвет. Прав В. Ф. Петренко, который пишет, что «физика «не знает» красного, а описывает электромагнитные волны определенной длины (частоты), которые при воздействии на сетчатку глаза человека вызывают соответствующее ощущение. Физика «не знает» ни звуков, ни запахов, а описывает соответствующие процессы как колебание воздуха или распространение частиц вещества» [12, c. 128].

Образы картины мира с одной стороны обладают всеми признаками обычных чувственных образов, а с другой — являются продуктом интеллектуальной деятельности человека. И это относится не только к образам научной картины мира, но и, к примеру, религиозной: ангелов, богов, Ада и Рая, конца света и Судного дня никто из людей не наблюдал. Их образы возникли в результате размышления людей о сущности существующего, смерти и своей будущей вечной жизни. В процессе общения эти мысли воплощались в образную форму, что облегчало их понимание другими людьми [13]. Такие же выводы правомерны и для характеристики образов мифологической картины мира.

Из вышеизложенного вытекает, что образы картины мира можно называть мировоззренческими, ибо картина мира является компонентом мировоззрения. Они представляют собой чувственные репрезентанты наиболее важных для субъекта познания объектов его мира. Но важность и сущность этих объектов определяет сам субъект в результате осмысления своего места в окружающем его мире. По этой причине картины мира разных людей, как и их мировоззрение, не могут полностью совпадать. Если такое несовпадение значительно, возникают мировоззренческие противоречия. В этом случае говорят, что люди не понимают друг друга.

 

Литература:

 

1.      Бляхер Е. Д., Волынская Л. М. «Картина мира» и механизмы познания. Душанбе, 1976.

2.      Рахматуллин Р. Ю. Онтологизированные образы в научном познании: генезис и функции: дис.... д-ра филос. наук. Уфа, 2000.

3.      Рахматуллин Р. Ю. Научная картина мира как особая форма организации знания // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 12–2 (38).

4.      Дробжев М. И. В. И. Вернадский о науке, философии и научном мировоззрении // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2011. № 2.

5.      Мясникова Л. А. Мировоззрение // Современный философский словарь. М., 2004.

6.      Ойзерман Т. И. Мировоззрение // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М., 2009.

7.      Леонтьев Д. А. Мировоззрение // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М., 2009.

8.      Сайр Дж. Парад миров. Типология мировоззрений. СПб, 1997.

9.      Жуковский В. И., Пивоваров Д. В., Рахматуллин Р. Ю. Визуальное мышление в структуре научного познания. Красноярск, 1988.

10.  Рахматуллин Р. Ю., Сафронова Л. В., Рахматуллин Т. Р. Образ как гносеологическая категория: трудности определения // Вестник ВЭГУ. 2008. № 3.

11.  Рахматуллин Р. Ю., Семенова Э. Р., Хамзина Д. З. Понятие образа // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2012. № 12–2.

12.  Петренко В. Ф. Вернем психологии сознание! // Вестник Московского ун-та. Сер. 14. Психология. 2010. № 8.

13.  Семенова Э. Р., Хамзина Д. З. Образные представления в научной коммуникации // Молодой ученый. 2013. № 7.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle