Библиографическое описание:

Богданова А. А. «Я герой чумы, поражающий псов»: «говорящие имена» в ирландском фольклоре на примере саг Уладского цикла // Молодой ученый. — 2015. — №14. — С. 578-583.

Ключевые слова:ирландский фольклор, ирландская ономастика, Уладский цикл.

 

Такой троп, как «говорящие имена» распространен в словотворческой практике многих (если не всех) культур, как в устной народной традиции, так и в авторской литературе. Безусловно, одна из главных функций этого тропа — функция описания характера персонажей. Однако та роль, которую играют онимы в ирландском фольклоре, не ограничивается лишь одной описательной функцией.

Можно выделить три тезиса, отражающих назначение онимов в контексте, источнике и ирландской традиции в целом. Ниже они рассматриваются один за другим с подтверждающими примерами из саг Уладского цикла с привлечением семантического анализа некоторых онимов. В цитатах из оригинальных источников контекст выделен курсивом для того, чтобы читателю было легче различить имя собственное, установить связь между ним и контекстом и сориентироваться в переводе. Заголовки тезисов выделены жирным шрифтом.

Функция описания — для более простого понимания можно выразить в виде вопроса: «Какие характеристики персонажа содержит имя?». Как уже было выше отмечено, эта функция довольно универсальна и является одним из художественных приемов. Имена и скрытое в них значение помогает рассказчику (в Ирландии саги — «scel», как называли их сами ирландцы, в дословном переводе означает «рассказ» или «история» — передавались из поколения в поколение устно [10, c. 5–6]) более полно раскрыть характеристику героя. Причем подчеркивается не только характер, но и авторское отношение к персонажу, и соответствующая ожидаемая реакция аудитории. Смысл имен красочно и аллегорически атрибутирует персонажа с негативной/позитивной стороны.

Рассмотрим несколько примеров. Первый — образ Ассы/Нихассы/Несс (матери Конхобара, короля уладов), где показана эволюция имени и его художественного смысла. Отрывки о происхождении и воспитании Несс (ее основное имя) найдены в двух версиях: одна встречается в саге «Рождение Конхобара» [1, с. 8], другая — в «Деяниях Конхобара» [4, с. 400] («The Tidings of Conchobar son of Ness» — перевод названия авторский, т. к. автор не располагает русскоязычным переводом этой саги). В обеих версиях написано, что Несс поначалу имела имя Асса (Аssa), данное ей воспитателями-девушками, но затем этих девушек убил Катбад-друид, и Асса, желая отомстить, собирает небольшое войско-дружину, начинает грабить, разорять и спрашивать людей об убийцах ее воспитателей. В связи с такой сменой ее деятельности и характера изменяется и ее имя — Нихасса (Ní-hassa). Однако касаемо смысла сменяемых имен версии разнятся: в «Рождении Конхобара» «Аssa» выступает аналогом «воспитанная» и Несс получает это имя от старшей из девушек-воспитателей (которую тоже звали Ассой), призванной обучить Несс хорошим манерам; потом, во время грабежей, Асса-Несс получает имя Нихасса в знак того, что стала более мужественной. В «Деяниях Конхобара» Несс было очень легко обучать и воспитывать, в связи с чем ее прозвали Ассой («легкая»), соответственно, оним «Нихасса» означает «нелегко».

В данной ситуации второй вариант трактовки представляется более приемлемым, так как «assa(e)» — «легкая, светлая», «Ní-hassa» образовано от слияния «assa(e)» и отрицательной частицы «ni-», которая вызывает аспирацию (оглушение звука, «звук с придыханием») гласного перед частицей — [h]. В итоге получается значение «нелегкая», что соответствует нити повествования второй версии. Какие-либо сведения о тождестве имен Асса и Нихасса со значением «вежливая, добропорядочная» и «храбрая» не найдено. Так или иначе, трансформация имен связана с характером Несс, ее изменением как личности в сюжете. Эволюция героя и его имени взаимосвязана.

Следующий пример рассматривает полисемантические прозвища существ, ассоциирующихся у ирландцев Средневековья с фантастическими колдунами, волшебниками, живущих в сидах — пещерах, гротах, под землей («sid» — «пещера, укромное место»). Неудивительно, что имена ведьм необычны. В саге «Похищение коров Регамны» Кухулин (речь пойдет о нем ниже) встречает ведьму и колдуна, чьи имена олицетворяют в большей степени природные явления и объекты. Начнем с имени колдуна-мужчины — «hÚargóeth sceo lúachuir sgeo … ainm in fir sin» [5, с. 30]. Сразу стоит отметить, что «sceo» в данном контексте, скорее всего, выступает как союз «и». То же самое можно сказать и относительно «sgeo», так как в словаре нет его значения и, поскольку орфографические отличия на письме в средневековой литературе не редкость, можно предположить, что в слове «sgeo» автор поменял «с» на «g». Тем не менее, есть еще один наиболее приемлемый из остальных вариант трактовки составляющей «sceo» — «борьба», «ярость». Далее, в слове «hÚargóeth» литера «h» может не учитываться, так как это оглушение гласной, аспирация; остальная часть — сложный оним, в котором можно выделить «úar» и «góeth»; «úar» — «холодный, леденящий», с «góeth» аналогична ситуация слова «sgeo» — писчик, вероятно, подразумевал значение «gáeth» — «ветер» или «море». Интересен смысл «lúachuir», который в русскоязычном переводе интерпретирован как «тростник», однако в словаре не значится точного перевода, опять же из-за орфографических особенностей, и поэтому можно допустить трактовку «ястреб» («lachur»). Таким образом, получаются варианты «холодный ветер/море и тростник/ястреб … вот имя этого человека», «холодный шквал, ярость и ястреб … вот имя этого человека».

Прозвище ведьмы не менее сложное и интересное с точки зрения интерпретации и «игры слов». В саге ее имя написано как «fóebar beo béoil, coim diúir, foltt sgeanb, gairitt sgeo úath hí a hainm» [5, с. 30]. К сожалению, некоторые составляющие опущены, так как выяснить их смысл чрезвычайно затруднительно. Первое словосочетание связано с живыми или огненными устами («béo» — «живой, подвижный, огненный (чаще в предсказаниях)»; «bél» — «рот», «уста», поставлено либо в форму родительного падежа единственного числа, либо в форму именительного падежа множественного числа). Второе — «плоская грудь», «простое/мелкое судно», «пустяковая защита» («Coim» — «судно, грудная клетка, защита»; «Diúir» — «пустяковый, мелкий, простой, плоский»). Смысл третьего словосочетания не выявлен («foltt sgeanb»), и мы его пропустим. Насчет четвертого словосочетания возникают трудности в определении значения «gairitt», возможно, это одна из форм глагола «gairid» — «призывает, воспевает»[1]; «úath» — «страх, ужас» и «призрак, монстр». Наконец, можно привести приблизительный перевод: «Живые/Огненные Уста, Плоская Грудь/Мелкое Судно/Пустяковая Защита, foltt sgeanb, Призывает(ют) и Страх/Ужас/Монстр (возможно, аналог в русском языке — «Призывающая Монстра и др». — прим. автора) в ее имени».

Видно, что эпитеты и олицетворения, скрытые в онимах, не только отражают стремление рассказчика передать злое и загадочное воплощение образа волшебного, но и особое отношение и самого рассказчика, и аудитории к духам, ведьмам и потусторонним силам, как к нечто иному, внушающему трепет и почтение.

Последний эпизод взят из рассказа «Спор свинопасов». Двое свинопасов (опять же, слуги правителей сидов) решают, кто лучше. На протяжении всей ссоры оба свинопаса превращаются в различные формы: рыб, птиц, призраков и проч.; в конце саги есть «перечень» прозвищ и названий, которые давали люди свинопасам в том или ином обличье: «Rúcht & Runce imtardá muccid. Ingen & Eitte imdar da sinén. Bled & Blod imtar da míl fo murib. Rind & Faebur imtar da fénnid. Scáth & Scíath imtar dí siabair» [2, с. 1122].

К сожалению, некоторые слова мы вынуждены опустить, так как не нашли даже приблизительного перевода, возможно, из-за орфографических особенностей, показанных в предыдущем примере. Оним «rucht» можно интерпретировать как «свинья» или как «шум», «плач», «крик». Значение онима «runce» не выявлено, но, скорее всего, оно связано со свиноводством, это следует из контекста.

Следующее словосочетание — «Ingen & Eitte»: «ingen» — помимо значения «девушка, девочка, дочь» может быть также «ноготь» (в отношении строения человеческого тела), «коготь, копыто» (о строении животного или отдельно птицы). Сомнительно, что «ingen» употреблено в первом значении («девушка»): «Ingen & Eitte в превращении/облике птиц» — контекст указывает именно на вторую интерпретацию. Это подтверждается и «ette» — «крыло, перо».

Смысл онима «Bled» показывает, насколько точно отображали ирландцы свое восприятие к тому или иному образу, насколько могли конкретизировать роль персонажа в эпизоде: «bled» — не только «кит» в обыденном понимании, но и «морской монстр», дикий и фантастический зверь в море. Форма «blod» ссылается на изначальные формы «blog» — «кусок, отрывок, фрагмент, небольшая часть» или «blad» — «обновление, слава». Снова контекст позволяет выбрать из множества вариантов наиболее приемлемый или приемлемые — «Bled & Blod в облике нерукотворных зверей в море (imtardamílfomurib)». Примечательно, что «míl» -«зверь, причем низшего порядка, подчиненный, не человеческой природы» (но возможно также интерпретация «солдат, воин»). Более того, «míl» является составляющим других сложных понятий, связанных с морем и неведомым зверем: «mílach», «bledmíl».

Сочетания «Rind & Faebur» и «Scáth & Scíath» можно интерпретировать по аналогии с выше описанным: язык полисемантичен, и в ходе анализа выделяются несколько значений из множества, где каждое из них раскрывает новую грань. «Rind» — 1. «поэтический прием, ритм, гармония», 2. «созвездие, звезда», 3. «деяние, подвиг, дело»; «fáebar» — «оружие, острое лезвие»; «scáth» — «тень, фантом, силуэт, бестелесный образ»; «scíath» — «щит» или «крыло, сияющее крыло», видно, что это укрывающее, ослепляющее, скрывающее.

Таким образом, перевод звучит так: во время спора свинопасов называли «Свинья и Runce (см. выше — прим. автора) в облике свинопасов, Коготь и Крыло/Перо в облике птиц, Морской монстр/Кит и Обновление в облике зверей в море, Деяние/Подвиг (в качестве одной из главных положительных характеристик война было именно описание его дел, подвигов, поэтому мы оставим именно эту интерпретацию из трех выше выявленных; менее возможен вариант Ритм/Гармония, однако его не следует исключать: хотя красноречие и поэтический дар в Уладском цикле важны для друидов и филидов-поэтов, тем не менее, некоторые войны, рассказывая о себе, упоминают о навыке пения и красноречия — прим. автора), и Острое Лезвие в облике фенниев (ирландские войны-пехотинцы с метательным оружием — прим. автора), Тень/Фантом и Сверкающее Крыло/Щит в облике призраков».

Итак, рассмотрев три данных примера, можно проследить, насколько тщательно, красочно и тонко прорисовывались и характер персонажа, и его роль в эпизоде и сюжетной линии в целом, и скрытый взгляд на него автора, аудитории/зрителей.

Функция объяснения — «Почему он/она/оно так назван/а/о?». Смысл того или иного названия тесно связан с исчерпывающей информацией об объекте, которую рассказчик, а затем и прилежно записывающие «истории» монахи стараются ввести в канву повествования; в большинстве случаев оним и прилагающееся к нему объяснение вводятся последовательно в рамках одной саги, не отвлекаясь от основного хода сюжета. Явление, когда объяснение составляет целостный рассказ, выделяемый в отдельную историю, будет рассмотрено в третьем тезисе.

Чем же отличается эта функция от первой? Когда мы говорим о функции описания, то в данном случае, как правило, не предполагается причинная связь между онимом и его носителем. Если значение онима подразумевает негативный/позитивный характер, то понятно, что персонаж, например, злой/добрый. Однако не ставится вопрос о том, почему этот персонаж именно такой, а не иной. Почему ведьма, которую встречает Кухулин в «Похищении коров Регамны», злая? Точного ответа нет, кроме как авторского предпочтения, фантазии и необходимости параллели «свой-чужой» в любом сюжете (также отметим то обстоятельство, что многие герои в ирландском эпосе амбивалентны, нередко выступая в роли трикстера, где границы восприятия в положительном/отрицательном ключе сглаживаются).

Онимы, связанные с их объяснением, наоборот, ориентированы на пояснение, на ответ на вопросы «Почему?», «Зачем?», «Откуда?» и др. В основном, эта роль применима к топонимам, объяснение происхождения которых в текстах очень распространено: в одном абзаце по ходу повествования может быть пояснено происхождение и значение более пяти топонимов подряд.

Так как объяснение топонимов — явление частое и довольно однотипное, то достаточно одного примера, чтобы показать эту функцию в полной мере. В саге «Сватовство к Эмер» есть эпизод, где Кухулин выполняет желания девушки, и каждый его подвиг «дает» название месту, где происходят события: то место, где Кухулин убивает сотню войнов, называется «отныне» Глонад и т. д. несколько объяснений подряд [9, с. 28]. Рассмотрим одно из них: «Вскоре добрался Кухулин до места, что называлось прежде Ре Бан, а ныне зовется Круфоть. Могучие удары обрушил он там на врагов, так что во все стороны лились потоки крови. <…> С той поры стало зваться то место Круфоть — Кровавый Холм». В оригинале выделим места с онимами «Ре Бан» и «Круфоть» и прилагающимся к ним контекстом — «Ræ ban a ainm <…> co Crufóid, Croofoit.i. fod cro» [8, с. 260]. Начнем с «прежнего» названия — «bán» — «белый», «чистый», «святой»; понятие «ré» (одна из форм этого существительного «rae») не подразумевает конкретное значение «поле», как представлено в англоязычном переводе[2], но скорее как «пространство». Другое существительное «róe» также означает «участок земли», но не «поле».

Топоним «Croofoit» включает две составляющие, при рассмотрении которых важно контекстное пояснение — «fod cro», «кровавый холм». «Cró» означает «рана, насильственная смерть», если поставить в форму прилагательного «crú» — «кровавый». «Fót» или «fod» — «сцена резни, убийство»; «fot» также «земля», «почва» или «пятно земли/на земле». Таким образом, перевод выходит за пределы «кровавого холма»: «Кровавое Убийство/Резня/Насилие (второй вариант — Почва Смерти/Ран или Кровавая Почва)», что подчеркивает мотив жестокой смерти и одновременно связано с обстоятельством подвига Кухулина, более углубленно дополняя и описывая его с художественно-образной точки зрения.

Университетский колледж Корка (University College Cork) запустил проект, призванный соотнести топонимы, упоминаемые в ирландских текстах, с реальной географической локацией. Результаты доступны в Базе топонимов (Locus Database of Irish Placenames). «Круфоть» находится в восточной части Ирландии: четкие географические границы установить сложно, тем не менее, связь с реальными объектами вполне возможна, учитывая, что основа ирландского фольклора создавалась в VII — VIII веках и ранее.

Связующая функция. «Где еще, помимо этого текста, встречается данный оним?» Тезис заключается в том, что онимы могут выступать связующим звеном нескольких саг. В книгах-компиляциях, где собрано множество различных текстов — от библейских сюжетов и трактовок до генеалогий ирландских семей — исследователи выделяют и объединяют в «группы» тексты, исходя из их тематики, предполагаемого авторства или ссылок на некий общий сюжет (по этому принципу и созданы циклы саг — Мифологический, Уладский, Цикл Финна и Королевский). Онимы как раз и выступают этими «ссылками»: если в повествовании двух, казалось, отдельных друг от друга рассказов встречается одно и то же имя (или группа имен), то логично предположить, что эти рассказы связаны между собой, возможно, общими действующими лицами, мифологическим пространством и/или временем. Более того, связующая функция заключается не только в простом сопоставлении онимов — «ссылка на что-либо» содержится и в самом их скрытом смысле.

Наиболее ярко это представлено в образе Кухулина — центральном персонаже всего цикла и главным «фондом ссылок». Один из самых известных моментов «Похищения быка из Куальнге» — убийство охотничьего пса кузнеца Кулина мальчиком Сетантой, который затем предлагает себя в качестве замены собаки и временного сторожа [6]. Собственно, отсюда и пошло его прозвище (которое, впрочем, замещает во всем цикле его настоящее имя) «Cú Chulaind» или «пес Кулана»: «cú» — «пес, сторож, охотничья ищейка», а также «волк». Таким образом, само значение прозвища содержит в себе «ссылку» на эпизод убийства собаки. В некоторых текстах («Похищение быка из Куальнге» — диалог в песнях-стихах между Фергусом Маг Ройгом и Медб) Кухулин упоминается с апеллятивизацией своего имени — «Пес Кулана». В заголовке данной статьи также приведен яркий пример апеллятивизации в саге «Сватовство к Эмер», когда Кухулин в разговоре с девушкой не называет себя по имени прямо, но дает интерпретацию: «Я герой чумы, поражающий псов»[3] [8, с. 237]. Девушка сразу догадывается (возможно, из-за фигурирования в этой метафоре собаки), кто с ней разговаривает и как звучит его имя. В данном примере не только выполняется связующая функция, но и сам ввод апеллятива в контекст довольно выразителен, так как смысл диалога заключался в сокрытии факта знакомства девушки с Кухулином от остальных персонажей. Иначе бы отец девушки Форгал быстро догадался о сватовстве Кухулина, и последнему пришлось бы менять тактику (однако замысел все равно был раскрыт).

Второй пример, где оним служит связующим звеном отдельных сюжетных линий и ответвлений — происхождение топонима Эмайн Маха, столицы уладов, жителей Ульстера.

Прежде всего, существует две версии происхождения этого топонима, обе включены в тексты саг в качестве описанного выше «встроенного объяснения». Первая — однажды у богатого скотовода-«фермера» появилась жена по имени Маха, которая, будучи беременна, участвовала в беге колесниц против своей воли и приличий. «Бежала женщина быстрее коней, но вдруг с криком упала на землю и родила близнецов, мальчика и девочку. С тех пор и назвали это место Эмайн Маха» [9, с. 2]. Версия выделена в отдельный текст-сагу «Недуг уладов», помещенный в Лейнстерской книге, а также сокращенное ее изложение есть в саге «Сватовство к Эмер», где Кухулин рассказывает об этом случае своему возничему. Теперь рассмотрим семантику топонима этой версии подробнее. В тексте саги «Недуг уладов» выделим момент, где конкретно объясняется происхождение и топоним вводится в контекст: «… emun.i. mac & ingen. Is de atá Emuin Machae in sin» [3, с. 467]. «Emon» — «emain» означает «близнецы, рожденные вместе, одновременно». Действительно, в источнике нет каких-либо указаний на то, что близнецы (сын и дочь — «mac & ingen») были рождены последовательно, что только подтверждает выбранное нами значение и показывает насколько конкретный, точный и в тоже время красочный и полисемантичный оттенок вкладывали древние ирландские сказители в лексику и онимы в частности. Касаемо «Machae» можно отметить, что в словаре есть отдельное толкование «Macha» — «резиденция Конхобара, сына Несс». Как уже было сказано, «Macha» также было именем героини, родившей детей. Итак, Эмайн Маха, согласно первой версии, трактуется как «Близнецы Махи»: «… близнецы, то есть сын и дочь. Отсюда пошло Близнецы Махи здесь».

Рассмотрим вторую версию, рассказанную Кукулином: Маха была не женой скотовода, но дочерью одного из трех королей, которая завоевала себе трон. Место для будущей столицы она очернила брошкой или пряжкой со своей шеи. В источнике есть фрагмент: «h-eo oir imma muin.i. Emain.i. eo-muin» [8, с. 239]. Здесь «muin(a)» — «верхняя часть спины между плеч ниже шеи» (для сравнения звучания — «близнецы» — «emon» — «emain», их форма — «emuin»); «eó» — «брошь», «острый конец». Таким образом, можно перевести «брошь золота с ее шеи (анатомическое подробное описание из словаря сокращено — прим. автора), то есть Эмайн, то есть брошь-с-шеи».

Как видно, одно слово по сходству звучания может быть интерпретировано по-разному, чем свободно пользовались сказители, включая объяснения одного и того же топонима в свои истории. Однако важно, что смысл онимов заключает в себе «ссылки» к фрагментам (пример с Кухулином) или к целым отдельным текстам, которые могут быть помещены в различных компиляциях (пример с топонимом «Эмайн Маха»); «ссылки» обеспечивают сюжетно-смысловую связь, на основе которой исследователи объединяют тексты саг в циклы.

Ирландский фольклор заключает в себе множество особенностей и моментов, с точки зрения современных людей нелогичных и странных. Ономастика Уладского цикла саг показывает, что подобные моменты на самом деле необычайно выразительны и богаты художественными и лингвистическими приемами, и, если рассмотреть их глубже, можно выявить поразительную стилистическую, сюжетную и информативную роль как в отдельном тексте, так и в цикле в целом (связующая функция). Помимо таких мелких композиционных составляющих, как онимы, которые, как мы убедились, тщательно проработаны, существуют другие не менее интересные для исследователей литературные элементы («диалоги-загадки», необычные олицетворения и метафоры, странные модели поведения героев в повествовании и т. д.). Дискуссии вокруг них продолжаются до сих пор в кругу как зарубежных, так и отечественных историков и литературоведов.

Автор данной статьи благодарен проекту Электронного Словаря Ирландского Языка (The electronic Dictionary of the Irish Language (eDIL), созданного на основе словарей Ирландской Королевской Академии (Royal Irish Academy) и публикаций оригинальных древних и средневековых ирландских памятников.

 

Литература:

 

1.      Compert Conchobuir I [Электронный ресурс] // Corpus of Electronic Texts. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://www.ucc.ie/celt/published/G301000/index.html. — доступ открытый.

2.      De Chophur in da Muccida [Электронный ресурс] // Corpus of Electronic Texts. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://www.ucc.ie/celt/published/G800011E/text003.html. — доступ открытый.

3.      Noenden Ulad & Emuin Macha [Электронный ресурс] // Corpus of Electronic Texts. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://www.ucc.ie/celt/published/G800011B/text017.html. — доступ открытый.

4.      Scéla Chonchobuir [Электронный ресурс] // Corpus of Electronic Texts. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://www.ucc.ie/celt/published/G800011B/text001.html. — доступ открытый.

5.      Táin Bó Regamna [Электронный ресурс] // Corpus of Electronic Text. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://www.ucc.ie/celt/published/G301005/. — доступ открытый.

6.      The Slaying Of The Smith's Hound By Cuchulain [Электронный ресурс]. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://adminstaff.vassar.edu/sttaylor/Cooley/HoundSlaying.html. — доступ открытый.

7.      The Wooing of Emer by Cú Chulainn [Электронный ресурс] // CELT: The Corpus of Electronic Texts. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://www.ucc.ie/celt/published/T301021/. — доступ открытый.

8.      Tochmarc Emire la Coinculaind [Электронный ресурс] // CELT: The Corpus of Electronic Texts. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://www.ucc.ie/celt/published/G301021/. — доступ открытый.

9.      Похищение быка из Куальнге // Пер. Т. А. Михайловой С. В. Шкунаева. — Москва: Наука, 1985. — 195 стр.

10.  Рис А., Рис Д. Наследие кельтов. Древняя традиция в Ирландии и Уэльсе. — Москва: Энигма, 1999. — 183 стр.

11.  Celtic Literature Collective [Электронный ресурс]. — февраль-апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://www.maryjones.us/ctexts/. — доступ откртый.

12.  CELT: Corpus of Electronic Texts [Электронный ресурс]. — 1997–2015 гг. — февраль-апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://celt.ucc.ie/. — доступ открытый.

13.  Documents of Ireland [Электронный ресурс]. — апрель 2015 г. [дата посещения]. — http://publish.ucc.ie/doi/. — доступ открытый.

14.  The electronic Dictionary of the Irish Language [Электронный ресурс]. — сентябрь-апрель 2014–2015 гг. [дата посещения]. — http://edil.qub.ac.uk/dictionary/. — доступ открытый.



[1]  Перевод глагола воспроизведен в соответствии с морфологией древнеирландского языка, где у глаголов отсутствует начальная безличная форма «призывать». Поэтому для разбора глагола используется форма третьего лица единственного числа настоящего времени.

[2] Стоит учесть, что в английском переводе, где «Rae-bán» трактуется как «White Field», то есть «Белое Поле», понятие «field» в английском языке не ограничивается  значением «поле», оно также может означать «пространство», «поле сражения», «равнина». Таким образом, нельзя сказать, что перевод имел погрешность.

[3] В источнике в рамках контекста есть пояснение, которое объясняет необычную метафору Кухулина с болезнью: «Ибо свиреп был в битве он».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle