Библиографическое описание:

Боровецкая В. В. Одарённость как системное качество личности // Молодой ученый. — 2015. — №13. — С. 740-742.

Тот факт, что одарённость является системным качеством личности был известен ещё Фрэнсису Гальтону — основоположнику эмпирического подхода к раскрытию феномена способностей и отцу основателю первой школы способностей, — о чём он писал в своих научных трактатах в 1865 году [9, с. 322].

С тех пор множеством учёных была проделана огромная работа по изучению проблематики задатков, способностей, одарённости, таланта и, в свою очередь, дано огромное количество определений этим категориям. Содержание данных понятий в основном дает общую феноменологическую картину проблемы способностей и позволяет объяснить отдельные проблемы, связанные с эффективностью деятельности, но в них совсем не представлен онтологический аспект проблемы способностей, психологические механизмы способностей и одаренности. Однако, «в настоящее время именно онтологический аспект изучения способностей начинает играть главную роль. Такова логика развития любой науки, и психология здесь не составляет исключения», — считает В. Д. Шадриков [7, с. 9]. И именно ему, на мой взгляд, удалось лучше дифференцировать и детально рассмотреть вышеупомянутые понятия, которые до него трактовались многими авторами, как синонимы, а также затронуть определение способностей исходя из трёх измерений: индивида, субъекта деятельности и личности [7, с. 75]. Но мысль эта не нова и, отдавая дань справедливости, надо вспомнить, что про три важных измерения [9, с. 322] писал ещё сам Фрэнсис Гальтон. Так, в его научных трактатах значится: «гениальность отражает сплав трех важных компонентов: таланта (как высшего проявления ума), характера (как личностных и мотивационных черт, обеспечивающих его реализацию) и выносливости, способности к усердной работе (как энергетического показателя)» [9, с. 322]. При этом он выделил талант и характер, как содержательные термины, «исчерпывающие» гениальность, ибо «они включают всю человеческую духовную природу, насколько мы способны ее понимать. Нет другого класса известных качеств, который может быть помещен над ними» [9, с. 322]. В «широкую одаренность» Гальтон включил наряду с «интеллектуальной силой» и эмоционально-личностный компонент — исключительно характерную для деятельности одаренного человека приверженность делу». [2, с. 307].

Приверженность делу, как один из ключевых компонентов одарённой личности, а также системность феномена «одарённости», нашли своё место и в трудах многих современных учёных. Так, например, по мнению Н. С. Лейтес, одарённость — это прежде всего способность трудиться, неуемная потребность в деятельности, а также интеллект, превышающий средний уровень. «Одаренные люди проявляют громадное упорство в области своих интересов. Поэтому один из самых ранних показателей одаренности — это время, в течение которого 2–3-летний ребенок может сосредоточиться на одном занятии. Одаренные дети бывают поглощены своим делом несколько часов подряд и возвращаются к нему в течение нескольких дней в отличие от обычного ребенка того же возраста». (Батаршев А. В. [1]).

О повышенной увлечённости своим делом пишет и Д. Б. Богоявленская: «В этом случае деятельность не приостанавливается даже тогда, когда выполнена исходная задача, реализована первоначальная цель. То, что человек делает с любовью, он постоянно совершенствует, реализуя все новые замыслы, рожденные в процессе самой работы, т. е. проявляет познавательную самодеятельность. В результате новый продукт его деятельности значительно превышает первоначальный замысел. В этом случае можно говорить о том, что имело место «развитие деятельности». Развитие деятельности по инициативе самой личности и есть творчество, как проявление одаренности» [3].

В наше время существует больше ста определений одаренности, причем все они не универсальные и не могут полностью удовлетворить научное сообщество педагогов и психологов. И, всё же, основной критерий одаренности — стойкая потребность в деятельности той сферы, где человек, проявляя себя, достигает успех, который мы связываем с одарённостью.

По В. Д. Шадрикову, одарённость — это интегральное проявление способностей в целях конкретной деятельности, выступающее как системное качество. [7, с. 63]. «В качестве системообразующих факторов одарённости выступают мотивы, цель и результат деятельности» [7]. В деятельности качественная специфика отдельной способности выступает как выражение отдельной грани одаренности, которая в свою очередь рассматривается как системное качество». [7, с. 65]. Определяя таким образом одарённость, В. Д. Шадриков продолжает традицию, возникшую в отечественной психологии, где сутью психологии одарённости считается сплав способностей и личности (С. Л. Рубинштейн, В. Н. Мясищев). «…одаренность нельзя отождествлять с качеством одной функции — даже, если это мышление», — С. Л. Рубинштейн [2, с. 313]. И, он же: «Нужно, однако, сказать, что если под общей одаренностью разуметь совокупность всех качеств человека, от которых зависит продуктивность его деятельности, то в нее включаются не только интеллект, но и все другие свойства и особенности личности, в частности эмоциональной сферы, темперамента — эмоциональная впечатлительность, тонус, темпы деятельности и т. д». [5, с. 428]

Д. Б. Богоявленская и М. Е. Богоявленская в своей статье «Исследование творчества и одарённости, следуя традиции С. Л. Рубинштейна» обозначили основные выводы своих экспериментальных исследований на 9 тыс. испытуемых и, подтвердив вышеприведённое высказывание С. Л. Рубинштейна, углубили его. По этому поводу авторы пишут: «особо яркая одаренность или талант свидетельствуют не только о наличии высоких способностей по всему набору компонентов, затребованных структурой деятельности, но и, что особенно важно, интенсивности интеграционных процессов «внутри» субъекта, вовлекающих его личностную сферу. Их интенсивность и полнота определяют динамику индивидуального развития одаренности. Регресс этих процессов объясняет исчезновение одаренности». [2, с. 310].

Итак, общая одарённость, как системное качество включает в себя результат интеграции умственных способностей, в который входит умственная активность и её саморегуляция, уровень понимания происходящего, глубина мотивационной и эмоциональной вовлечённости в деятельность, степень целенаправленности деятельности и система ценностей, вокруг которых выстраиваются волевые и другие качества личности.

Для полноты раскрытия системности понятия «одарённость» было бы уместно рассмотреть его с точки зрения культурно-исторической парадигмы и привести по этому поводу цитату Б. М. Теплова: «То соотнесение с конкретной практической деятельностью, которое с необходимостью содержится в самом понятии «одаренность», обусловливает исторический характер этого понятия. Понятие «одаренность» лишается смысла, если его рассматривать как биологическую категорию. Понимание одаренности существенно зависит от того, какая ценность придается тем или другим видам деятельности и что разумеется под «успешным» выполнением каждой конкретной деятельности» [6, с. 9–20.]. Также в контексте культурно-исторического и кросс-культурного подхода разных времён и народов нужно рассматривать и духовные способности, которые отражают духовную сущность народа, систему ценностей, значений и личностных смыслов.

Б. М. Теплов указывал на то, что значительным творцом может быть только человек с высокой духовностью. Его поддерживает и В. Д. Шадриков, который немного позже, чем Б. М. Теплов пишет: «В своем высшем проявлении духовные способности характеризуют гения» (Шадриков В. Д., [7, с. 78]). Доминантой духовных способностей является духовная мотивация, порождаемая духовными ценностями и смыслами. Духовность очень часто рассматривается, как системообразующий фактор одарённости. «Духовные способности» — термин введённый В. Д. Шадриковым — есть интегральное проявление интеллекта и духовности личности, другими словами — это сплав интеллектуальных способностей и духовного состояния, они определяют поступок, в них проявляется личность, они являются сущностью индивидуальности. Мотивация, ценности и смыслы — это доминанты в духовных способностях (способностях личности, в структуре которых также функционируют способности индивида и субъекта деятельности).

В целом, развитие способностей по В. Д. Шадрикову детерминируется 3 факторами: 1) средой жизнедеятельности; 2) социальными формами деятельности (таким образом, развиваются способности субъекта деятельности, и одновременно начинают выступать как качества личности, определяющие успешность её поведения [7, с. 43]); 3) индивидуальными ценностями и нравственностью (способности личности). «Именно эти индивидуальные ценности и смыслы станут определять качественную специфику способностей, от них будет зависеть, что увидит и запомнит человек, какие решения он примет» [7].

В 70-х годах прошлого века В. П. Эфроимсон также отводил ключевую роль этике и духовным способностям. Так, в своей книге «Гениальность и генетика» он пишет: «Наполеон сказал, что ум и воля полководца должны равняться друг другу, как две стороны квадрата. В XX веке оказалось, что такая двухмерность совершенно недостаточна. Грандиозные беды произошли не потому, что ум оказался сильнее воли, или что воля оказалась сильнее ума и даже просто здравого смысла, но прежде всего потому, что отсутствовал третий параметр — этический. Между тем, научно-техническая революция означает, прежде всего, резкое возрастание этического компонента личности, личной ответственности. Следовательно, научно-техническая революция требует и должна массово создавать людей, отличающихся предельно и сверхпредельно высокими показателями не только по параметрам ума, воли, но и этики, хотя бы для того, чтобы их можно было расставить на ключевые позиции». (В. П. Эфроимсон, 1998 [8]).

В целом, духовность — это сложное личностное образование, включающее ценностные ориентации, особенности межличностного взаимодействия и др.

Необходимо создавать условия для формирования направленности и системы ценностей, которые являются основой становления духовности личности, что, в свою очередь, определит, как будет реализован её потенциал.

Из экспериментального изучения одарённости школьников психологом Л. И. Ларионовой следует: «самыми значимыми из терминальных ценностей у одаренных юношей и девушек являются ценности общения и человеческих взаимоотношений: друзья, любовь, ценность здоровья, интересная работа. У юношей отмечаются также ценности «жизненная мудрость», «свобода», у девушек — «познание» и «уверенность в себе». Такие ценности, как «материально обеспеченная жизнь», «удовольствие», для одаренных учащихся являются незначимыми. У учащихся из группы контроля, напротив, эти ценности входят в группу значимых, а терминальная ценность «интересная работа» занимает одно из последних мест в ряду их ценностей» [4, с. 356].

Духовные способности личности не обходятся, конечно же, без самовоспитания и саморегуляции. «Самовоспитание, — писал В. А. Сухомлинский, — это не что-то вспомогательное в воспитании, а крепкий фундамент. Никто не сможет воспитать человека, если он сам себя не воспитает».

В целом, самостоятельность (одними из компонентов которой являются самовоспитание и саморегуляция) можно отнести к индикатору наличия выдающихся способностей. Одарённые дети отличаются сформированностью «саморегуляционных стратегий» обучения, которые легко могут быть перенесены на новые, разнообразные задачи. С раннего возраста такие дети обладают высоким уровнем способности к самообучению и нуждаются не в целенаправленных учебных воздействиях, а в создании обогащённой вариативной образовательной среде.

Осознание своих способностей помогает целенаправленно управлять ими. А для того, чтобы успешно самопроектировать своё развитие необходимо обладать высоким уровнем саморефлексии. Полагаю, что способность к качественной рефлексии является наиважнейшим фактором для достижения успеха, прежде всего, в сферах, связанных с интеллектуальным трудом. Но это уже тема для других теоретических и эмпирических исследований.

 

Литература:

 

1.         Батаршев А. В. Диагностика способности к общению.- СПб.: Питер, 2006. — 176 с: ил. — (Серия «Практическая психология»).

2.         Богоявленская Д. Б. Исследование творчества и одаренности, следуя традиции С. Л. Рубинштейна / Д. Б. Богоявленская, М. Е. Богоявленская // Психология человека в современном мире, Том 2. Проблема сознания в трудах С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Л. С. Выготского. Проблема деятельности в отечественной психологии. Исследование мышления и познавательных процессов. Творчество, способности, одаренность (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15–16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, И. А. Джидарьян, В. А. Барабанщиков, В. В. Селиванов, Д. В. Ушаков. — М.: Изд- во «Институт психологии РАН», 2009. — 404 с.

3.         Богоявленская Д. Б., Богоявленская М. Е. Психология одаренности: понятие, виды, проблемы. — М.: МИОО, 2005.

4.         Ларионова Л. И. Экспериментальное изучение интеллектуальной одаренности // Психология человека в современном мире. Том 2. Проблема сознания в трудах С. Л. Рубинштейна, Д. Н. Узнадзе, Л. С. Выготского. Проблема деятельности в отечественной психологии. Исследование мышления и познавательных процессов. Творчество, способности, одаренность (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С. Л. Рубинштейна, 15–16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, И. А. Джидарьян, В. А. Барабанщиков, В. В. Селиванов, Д. В. Ушаков. — М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. — 404 с.

5.         Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2000.

6.         Теплов Б. М. Способности и одаренность. Теплов Б. М. Проблемы индивидуальных различий. М, 1961, с. 9–20.

7.         Шадриков В. Д. Введение в психологию: способности человека. — М: Логос, 2002. — 160 с.

8.         Эфроимсон В. П. Гениальность и генетика. Информационно-издательское агентство «Русский мир», 1998

9.         Galton F. Hereditary Talent and Character. MacMillan’s Magazin, vol. XII, 1865

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle