Библиографическое описание:

Пантелеев В. А. Сравнительно-правовой анализ становления и развития института обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства в России и зарубежных странах // Молодой ученый. — 2015. — №13. — С. 518-521.

Современные тенденции преступности обусловливают то, что возможность уголовного наказания уже не удерживает преступников от угроз и насилия в отношении тех лиц, которые изобличают их в преступности. Экспертами международного сообщества признано, что угрозы и насилие в отношении лиц, сотрудничающих с правоохранительными органами, стали «наиболее распространенным средством подрыва системы уголовного правосудия». Международное сообщество в рамках уголовного правосудия уделяет эффективной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного процесса большое внимание. Таким образом, актуальность вопросов становления и развития института обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства не вызывает сомнений.

Проблемам обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства в специальной литературе уделено достаточно большое внимание. Среди исследований, посвященных анализу данного вопроса, можно выделить работы следующих авторов: К. О. Ромодановского, О. А. Зайцева, Н. С. Томилову, И.М., Ибрагимова, Л. В. Брусницына. Тем не менее, большинство вопросов данной темы остается дискуссионным и требует дальнейшего осмысления и решения с учетом реалий современного состояния преступности и противодействия правосудию со стороны заинтересованных лиц.

За последние десятилетия для морально-психологической реабилитации жертв преступлений сделано немало как в некоторых зарубежных странах, так и в России. В частности, для оказания помощи потерпевшим от преступлений лицам созданы специальные службы, призванные гарантировать охрану безопасности потерпевших, постоянно сопровождать их в течение всего хода уголовного судопроизводства [3, с. 155]. К примеру, в декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью ООН от 29 ноября 1985 года (п. «б» ст. 6), установлена система мер по личному учёту мнения потерпевших на всех стадиях уголовного судопроизводства [1, с. 338]. Данное обстоятельство принимает особую актуальность, когда речь идёт о непосредственном нарушении конституционных прав и интересов граждан. В Великобритании, например, органы полиции вправе возбуждать уголовные дела, допрашивать потерпевших, в необходимых случаях полицейские дознаватели могут подтверждать показания потерпевших своими свидетельскими показаниями в суде [6, с. 149]. Государство берёт на себя ответственность не только за раскрытие и расследование совершаемых преступлений, установление виновных лиц, охрану безопасности жертв, но и за полное возмещение им причинённого ущерба. В США даже создан специальный фонд, где аккумулируются государственные средства и благотворительные средства, направляемые затем для помощи жертвам преступлений.

Советом Европы принят ряд правовых документов, регулирующих положение участников уголовного судопроизводства. В частности, Рекомендации относительно положения потерпевшего в рамках уголовного права и уголовного процесса, принятые Комитетом министров Совета Европы на 387-м заседании заместителей министров в 1985 г. и Рекомендации по вопросу запугивания свидетелей и обеспечения прав защиты, принятые Комитетом министров Совета Европы в 1997 г. В первом документе одним из основных принципов обеспечения личной безопасности потерпевшего признаётся защита от разглашения любых фактов, которые могут неоправданно затронуть частную жизнь или оскорбить достоинство жертвы преступления. Во втором документе в качестве уголовно-процессуальной меры защиты свидетеля, содействующего уголовному правосудию, предусмотрена его анонимность. Свидетель считается «анонимным», когда его личностные данные не известны стороне обвинения.

Вместе с тем вопрос об «анонимности» свидетеля не так прост, как кажется. Участник процесса не может быть «анонимным», если представитель стороны требует в судебном заседании разглашения некоторых данных о личности свидетеля. О. А. Зайцев и А. В. Москаленко считают, что если свидетель потребовал гарантию анонимности и (или) анонимность была временно обеспечена уполномоченным на то органом, национальное уголовно-процессуальное законодательство должно предусмотреть проверочную процедуру в целях соблюдения баланса между потребностями судопроизводства и правами обвиняемого. В целях реализации данной процедуры стороне защиты следует предоставить право обжаловать необходимость сохранения анонимности свидетеля, а также ставить под сомнение его показания и источник информации, поступающей от него [2, с. 57].

Анонимность данных о личности защищаемых лиц в качестве меры безопасности участников уголовного судопроизводства предусмотрена в законодательстве многих зарубежных стран. В частности, § 68 УПК Германии гласит, что если раскрытие личности или места жительства угрожает жизни, телесной неприкосновенности или свободе этого субъекта процесса или другого лица, свидетелю может быть разрешено не давать сведений о себе или сослаться на более раннюю идентификацию [4, с. 19].

УПК Франции в ст. 62–1 предусматривает нормы, позволяющие свидетелям в процессуальных документах указывать не свой домашний адрес, а адрес ближайшего комиссариата или бригады жандармерии. В ходе судебного разбирательства свидетель решает давать показания или отказаться, или может требовать гарантии анонимности, чтобы в дальнейшем не подвергнуться агрессии со стороны подсудимого [7, с. 221].

В Италии, Великобритании, Латвии, Австрии, Болгарии, Дании, Польше, Словакии, США, Украине, Чехии, Швейцарии, Эстонии и других странах в законодательстве предусмотрено ограничение оглашения установочных данных потерпевших и свидетелей, нуждающихся в обеспечении личной безопасности в ходе производства по уголовным делам. Полные сведения о таких лицах в суд представляются в опечатанном конверте вместе с вводными частями протоколов следственных действий. Доступ к этим сведениям имеют только прокурор, защитник, секретарь судебного заседания и судья, рассматривающий уголовное дело.

После длительных дискуссий в юридической литературе России «за» [8, с. 40; 56] и «против» [5, с. 10; 346] полемика по вопросу о возможности обеспечения анонимности данных о личности защищаемых лиц завершилась признанием российским законодателем международных принципов и стандартов, допускающих сохранение в тайне данных о личности участников уголовного процесса. Даже УПК РСФСР (ст. 141, 160, 161), отменённый в 2002 году в связи с введением в действие УПК РФ 2001 года, допускал ограничения анкетных данных участников следственных действий, позволялось ограничиться указанием в протоколе следственного действия фамилии, имени и отчества его участника, а адрес указывать лишь в необходимых случаях.

В последующие годы российский законодатель, создавая и развивая уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации, предпринял беспрецедентные меры по приведению УПК РФ в соответствие западным стандартам, в т. ч. в части обеспечения безопасности участников уголовного процесса. Новый УПК РФ впервые закрепил обязанность судебно-следственных органов принимать в пределах своей компетенции меры безопасности в отношении участников судопроизводства, которым угрожают различными противоправными деяниями (ч. 3 ст. 11 УПК РФ). Особенностью диспозиции ч. 3 ст. 11 является то, что она адресует правоприменителя к положениям, закрепленным в иных статьях УПК РФ.

Согласно ч. 9 ст. 166 УПК РФ при необходимости в протоколе следственного действия, в котором участвуют потерпевший, его представитель или свидетель, данные об их личности не приводятся. В ч. 2 ст. 186 УПК РФ указывается, что при наличии угрозы совершения преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких, контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются по письменному заявлению указанных лиц, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения. Ч. 8 ст. 193 УПК РФ определяет, что предъявление лица для опознания может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ, если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, допускается закрытое судебное разбирательство. В соответствии с ч. 5 ст. 278 УПК РФ при необходимости обеспечения безопасности свидетеля можно провести его допрос в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, не разглашая его личности [9].

В Российской Федерации результатом долгой работы в сфере формирования концепции обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства стало принятие двух основополагающих законов: «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» и «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Кроме того, на федеральном уровне принята государственная программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2014–2018 годы».

Подводя итог, можно отметить, что в русле общего процесса правовой интеграции, активным участником которого становится Россия, приближение российского законодательства к стандартам международного уголовного правосудия является естественным и необходимым. В российской правовой системе заложены основы для создания и развития института обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства.

Тем не менее существующая система защиты участников уголовного судопроизводства не станет по-настоящему действенной без тщательной доработки. Основным условием создания эффективного института обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства является научная разработка и всестороннее обсуждение основных принципов построения данной системы. Для более эффективного решения проблемы защиты государством участников уголовного судопроизводства необходимо более активно внедрять международные стандарты и механизмы охраны прав и свобод человека, что должно выражаться в имплементации международных норм в российское законодательство. В частности, необходимо регламентировать институт анонимных свидетелей. Нужно налаживать сотрудничество с международными правоохранительными органами в данной сфере. Кроме того, необходимо использовать имеющийся опыт других стран в контексте обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства.

 

Литература:

 

1.         Зайцев О. А. Государственная защита участников уголовного процесса. — М., 2001. 512 с.

2.         Зайцев О. А., Москаленко А. В. Государственная защита частников уголовного процесса в ходе судебного разбирательства. — М., 2008. 186 с.

3.         Грэхем. Меры, обеспечивающие защиту участников уголовного судопроизводства (защита потерпевших, лиц, содействующих правосудию, свидетелей, прокуроров, судей). Опыт Великобритании // Зарубежный опыт правового регулирования по вопросам защиты участников уголовного судопроизводства и практика его применения. — М., 2000.

4.         Демидов Ю. Н. Защита участников уголовного процесса // Право. — 1997. — № 2.

5.         Ларин А. О принципах уголовного процесса и гарантиях прав личности в проекте УПК-1997 // Российская юстиция. — 1997. — № 9; Стецовский Ю. И. Судебная власть. — М., 2000; Багаутдинов Ф. Н. Обеспечение публичных и личных интересов при расследовании преступлений. — М., 2004.

6.         Леви А. А. Потерпевший в уголовном процессе. — М., 2007. 180 с..

7.         Прадэль Ж. Защита свидетелей от давления. Аспекты французского уголовного права // Зарубежный опыт правового регулирования по вопросам защиты участников уголовного судопроизводства и практика его применения. — М., 2000.

8.         Ширинский С. Защита свидетеля // Российская юстиция. — 1998. — № 12; Сильцов М. А. Защита свидетелей как проблема общественной безопасности // Право и безопасность. — 2002.

9.         Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 21.07.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 06.08.2014) // «Собрание законодательства РФ», 24.12.2001, N 52 (ч. I), ст. 4921.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle