Библиографическое описание:

Ефимов Н. В. Процесс становления и перспективы правового регулирования взаимодействия субъектов России // Молодой ученый. — 2015. — №13. — С. 501-507.

В статье исследуется процесс становления правового регулирования взаимодействия субъектов России с использованием анализа основных нормативно-правовых актов федерального и регионального законодательства. Выделены особенности организации взаимодействия в российском законодательстве. Проанализированы Основные законы субъектов РФ на предмет закрепления в их положениях порядка межсубъектного взаимодействия. Отмечены недостатки в заключаемых регионами Соглашениях о сотрудничестве, а также их рекомендательный характер. В перспективе автор статьи предлагает использовать более эффективные современный варианты взаимодействия в форме постоянно действующих коллегиальных совещательных органов, которые уже применяются в отдельных регионах. Также рекомендован поэтапный вариант процесса создания совместных органов исполнительной власти.

Ключевые слова: Российская Федерация, субъект Российской Федерации, регион, межрегиональное сотрудничество, органы исполнительной власти, взаимодействие органов исполнительной власти, постоянно действующие коллегиальные совещательные органы.

The article investigates the process of formation legal regulation of interaction of subjects of Russia using the analysis of the basic normative legal acts Federal and regional legislation. Highlighted features of the organization interaction in the Russian legislation. The Basic laws of subjects of the Russian Federation on the subject of fixing in their provisions the order of inter-subject interaction. The deficiencies noted to conclude regional Agreements on cooperation, and their Advisory nature. In the future, the author of the article suggests use more efficient ways of interaction in the form of a permanent collegial Advisory bodies, already in use in some regions. Also recommended a phased process option the establishment of joint bodies of Executive power.

Keywords: Russian Federation, The subject of the Russian Federation, the region, interregional cooperation, the Executive authorities, the interaction of Executive authorities, Permanent collegial Advisory bodies.

 

Развитие межсубъектного сотрудничества в современных условиях обеспечено принятием комплекса правовых и организационных мер на федеральном и региональном уровнях. Правовую основу взаимодействия субъектов РФ составляют: Конституция РФ, Законы РФ от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [1] и от 17 декабря 1999 г. N 211-ФЗ «Об общих принципах организации и деятельности ассоциаций экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации» [2], Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ, Уставы и Конституции субъектов РФ, другие нормативно — правовые акты, регулирующие данную область деятельности.

Роль субъектов РФ в жизни страны можно характеризуется одним из основных тезисов Президентской предвыборной программы 2012–2018 годов Владимира Путина:– «Будущее России — в её регионах» и, по своей сути, субъекты РФ являются важным фактором политической и социально-экономической стабильности Федерации.

В тексте стать автор часто использует термины «субъект РФ» и «регион РФ». Его позиция полностью совпадает с мнением известных ученых — «Звучное слово «регион» стало в последнее время очень модным и употребляется сейчас чаще всего как синоним субъекта Российской Федерации. В рамках государственной региональной политики это особенно актуально. В практике государственного управления России понятия «регион» и «субъект РФ» тождественны. [3]

В августе 1990 г. Президент России Б. Ельцин призвал регионы «брать столько власти, сколько они могут проглотить», тем самым едва не запустив дезинтеграционные механизмы в стране. Однако, как позже заявил Губернатор Забайкальского края Равиль Гениатуллин: «Парад суверенитетов 90-х годов, когда каждый регион стремился развиваться самостоятельно, ушёл в прошлое…» [4]. Административные границы субъектов РФ перестали быть ограничителем региональных интересов, к руководству субъектов стало приходить понимание того, что только совместное и взаимовыгодное решение совместных проблем может являться панацеей от многих сложностей в выстраивании новой Федерации. Однако «… и до сих пор во многих концепциях термин “федерация” понимается как простая сумма, неважно каким способом, соединенных частей» [5], игнорируя роль межрегионального взаимодействия, способного взять на себя и исполнить функцию объединения и консолидации 85 субъектов РФ в единую Федерацию.

Взаимодействие, в начале 90-х годов носило характер неорганизованный и спонтанный, регионами велся активный поиск его оптимальных форм. В субъектах необоснованно полагали, что организовать взаимодействие за них должен кто-то — полномочные представители Президента РФ, межрегиональные ассоциации, иные уполномоченные органы, или непосредственно сам федеральный центр, ожидая руководящих указаний и не проявляя при этом инициативу. Эту ситуацию емко охарактеризовал Дмитрий Медведев: «Широко распространённые в обществе патерналистские настроения. Уверенность в том, что все проблемы должно решать государство. Либо кто-то ещё, но только не каждый на своём месте».

Однако постепенно, не без определенного участия федерального законодателя, стала формироваться система всего межсубъектного взаимодействия органов государственной власти субъектов Федерации, приобретая разноформатный, разноплановый и разномасштабный характер. Руководство субъектов, как основной актор взаимодействия, осознало необходимость самостоятельного налаживания горизонтальных связей и оценили полезность взаимовыгодной зависимости каждого субъекта страны друг от друга (иначе говоря Санкт-Петербургу должно быть выгодно успешное развитие Псковской области, а Красноярскому краю желательно усилений Брянской области, и наоборот), приходя к выводу, что любое сотрудничество выгоднее его отсутствия в любых формах.

Отметим, что правовое регулирование взаимодействия субъектов РФ имеют ряд характерных особенностей. Отношения между регионами относятся к вопросам их исключительного ведения (ст. 73 Конституции РФ) и поэтому формы и принципы взаимодействия выбираются субъектами РФ самостоятельно. Отсутствует значительная нормативно-правовая база по вопросам взаимодействия на федеральном уровне, делая регулирующую взаимодействие регионов норму бланкетной. В силу этого имеются противоречия и пробелы в региональных законодательствах, отмечается недостаточная процессуализация процесса взаимодействия, отсутствует его общая информационная система обеспечения, что ведет к тому, что субъекты сотрудничают методом «проб и ошибок», не распространяется имеющийся положительный опыт субъектов-лидеров. Таким образом, федеральный центр не регулирует межсубъектное взаимодействие, а скорее определяет и закрепляет юридические его гарантии.

Впервые право субъектов РФ вступать в договорные отношения было закреплено Федеративным договором от 31 марта 1992 г. [7] В нем, ч. 2 ст. III закреплено, что «республики в составе Российской Федерации являются самостоятельными участниками соглашений с другими республиками, краями, областями, автономной областью, автономными округами Российской Федерации». Впоследствии, Конституция РФ [8] — ч. 4 ст. 66 и ч. 2 ст. 125 — подтвердила право субъектов РФ на заключение договоров между собой, а согласно п. 2 ст. 80 Президент РФ является гарантом, в том числе, и согласованного взаимодействия органов государственной власти.

Начиная с Указа Президента РФ от 3 июня 1996 г. N 803 «Основные положения региональной политики в Российской Федерации». [9] и до утвержденной распоряжением Правительства РФ от 17 ноября 2008 г. N 1662-р «Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г»., где дефиниция «взаимодействие» звучит неоднократно и отмечается значительная роль межрегионального сотрудничества по отдельным направлениям национальной политики [10], определенная работа Федеральным центром проводилась, но концептуальных (рекомендательных) правовых актов федерального уровня, которые бы придали системный, институализированный характер процессам межрегионального взаимодействия и направил бы все субъекты страны в необходимом направлении, создано не было. Примером неудачи деятельности государства в вопросе выстраивания межрегионального взаимодействия может служить факт упразднения Министерства регионального развития [11] в сентябре 2014 года, которое с 2004 года отвечало за региональную политику страны, и передаче его функций иным федеральным органам.

Вместе с тем, как успешный пример участия государства в организации взаимодействии субъектов РФ, можно отметить получившие широкую практику принятие Федеральных целевых программ развития регионов (ФЦП), которые были направлены на решение проблем ряда регионов и призваны способствовать достижению общих целей региональной политики страны. Отдельные ФЦП выполняют межсубъектную роль и помогают реализовать, совместными усилиями нескольких субъектов, в рамках административной процедуры «деятельность в рамках целевых программ» элементы взаимодействия. Например, при реализации таких ФЦП, как:

-          «Юг России (2008–2012 годы)»;

-          “Освоение Нижнего Приангарья ” (1997–2005 гг.);

-          Программа «Социально-экономическое развитие Курильских островов (Сахалинская область) на 2007–2015 годы»;

-          «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года»;

-          «Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации (2002–2010 гг. и до 2015 года)».

Основные принципы организации межрегионального взаимодействия заложены в основополагающих нормативных правовых актах субъектов РФ — Основных законах– их Конституциях и уставах. Субъекты РФ имеют право самостоятельно выбирать произвольные формы взаимодействия, хотя и не предусмотренные федеральным законодательством, но вписывающиеся в очерченные федеральным законодателем рамки.

Можно с уверенностью заявить, что наличие в Основных законах глав (разделов (пунктов) о межсубъектном взаимодействии, указывает на их приоритетность для каждого отдельного субъекта РФ, хотя те или иные формы сотрудничества присутствуют, порой в ограниченном объеме, в нормах учредительных документов абсолютно всех регионов. Также положения Основных законов субъектов РФ наглядно демонстрируют самостоятельность и свободу в принятии решения каждого региона в соответствии с положениями Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ.

В Конституциях и Уставах зафиксирован факт наличия межрегиональных связей путем отнесения их к предметам исключительного ведения субъекта РФ. В Уставах Москвы, Томской, Орловской, Сахалинск области и Конституции Кабардино-Балкарской Республики указано, что в ведении данных субъектов находится осуществление международных, межрегиональных и внешнеэкономических связей, а также заключение договоров.

В конституциях таких республик как Башкортостан, Ингушетия, Тыва и других определено, что они имеют право заключать межреспубликанский договоры. А из положений Основного закона Республики Бурятия следует, что она вправе заключать межпарламентские, межправительственные, межреспубликанский и межрегиональные договоры и соглашения.

В отдельных Основных законах имеются специальные разделы, посвященные взаимодействию органов государственной власти субъектов РФ (Хабаровский край, Липецкая и Курганская области), а у других такие разделы отсутствуют (Еврейская автономная область, Воронежская и Тульская области,),

В отдельных Основных законах выделены особые полномочия их органов власти и должностных лиц в рамках межсубъектных отношений, например:

-          у высшего должностного лица (г. Москва, Республики Мордовия, Чувашия Дагестан);

-          у высшего исполнительного органа (Камчатский край);

-          у высшего законодательного органа (Удмуртская Республика, Камчатский край, Читинская область);

-          у высшего должностного лица и законодательного органа совместно (Красноярский край);

-          у председателя областной Думы — в Читинской области именно он осуществляет взаимодействие с органами государственной власти, а также представляет область по вопросам полномочий областной Думы в Российской Федерации;

-          у иных органов — органы системы управления государственной гражданской службы Нижегородской области.

У некоторых субъектов в Основном законе прямо сформулированы иные формы осуществления взаимодействия. В Новгородской области и Красноярском крае законодательно закреплено их участие в ассоциациях экономического взаимодействия субъектов РФ. В Ненецком автономном округе и Камчатского края закреплено их право иметь свои представительства на территориях других регионов РФ.

Представляют интерес отдельные положения Основных законом других субъектов. Например, Уставы Московской области от 11 декабря 1996 года N 55/96-ОЗ и Ханты-Мансийского автономного округа 26 апреля 1995 года № 4-ОЗ относят межрегиональные договоры к основам своих правовых систем. В Уставе Челябинской области от 25 мая 2006 г. N 22-ЗО указано: «Сотрудничество с другими субъектами Российской Федерации организуется на основе двусторонних и многосторонних договоров и соглашений». В Уставе Смоленской области № 37-з от 15.05.2001: «Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации к ведению Смоленской области относятся: международные, межрегиональные и внешнеэкономические связи Смоленской области». В Уставе Пермского края от 27 апреля 2007 N 32-ПК в ст. 8. указано: «Пермский край заключает договоры и соглашения, осуществляет иные межрегиональные связи с субъектами Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, настоящим Уставом и законами Пермского края».

Также регионы издают и специальные нормативно-правовые акты в сфере взаимодействия. Например, Распоряжением Правительства Республики Тыва от 29 октября 2009 г. № 307-р вводится в действие Республиканская целевая программа: «Развитие внешнеэкономических и межрегиональных связей Республики Тыва на 2011–2013 годы». Распоряжение Губернатора Московской области от 11.03.2001 N 145-РГ «О повышении эффективности межрегионального сотрудничества» или принимается Указ Главы Республики Карелия от 25 июля 2002 года N 74 «Об утверждении Порядка подготовки, согласования и реализации межрегиональных соглашений между органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, ассоциациями экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации и органами исполнительной власти Республики Карелия».

В ряде субъектов Федерации, которые заинтересованы в стратегическом развитии регионального взаимодействия, принимают дополнительные региональные нормативно-правовые акты. Например:

-          Закон Воронежской области от 30 июня 2010 года N 65-ОЗ «О стратегии социально-экономического развития Воронежской области на период до 2020 года»;

-          Постановление Правительства Хабаровского края от 13 января 2009 года N 1-пр «О стратегии социального и экономического развития Хабаровского края на период до 2025 года»;

-          Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 13 мая 2014 года N 355 «О Стратегии экономического и социального развития Санкт-Петербурга на период до 2030 года».

Другие регионы принимают нормативно-правовые в иных формах:

-          Постановление Правительства Москвы от 16.02.2010 N 132-ПП «О Концепции межрегионального сотрудничества города Москвы в новых экономических условиях»

-          Постановление Правительства Республики Саха (Якутия) от 27 августа 2009 года N 341 «Об утверждении Концепции межрегиональных связей Республики Саха (Якутия)"

-          Постановление Администрации Воронежской области от 31 июля 2002 г. N 704 «Концепция развития регионального сотрудничества Воронежской области с субъектами Российской Федерации на 2002–2004 гг».

-          Постановление Правительства Ленинградской области от 12.10.2009 № 311 «Концепция развития международных, межрегиональных и внешнеэкономических связей Ленинградской области на период до 2013 года».

Отдельные регионы принимали специальные акты, которые регламентируют порядок заключения и реализации межрегиональных договоров и соглашениях:

-          Закон Свердловской области от 21.12.2007 № 167-ОЗ «О межрегиональных связях Свердловской области и межрегиональных связях государственных органов Свердловской области»;

-          Закон Кабардино-Балкарской Республики от 15 января 2000 года N 4-РЗ (от 17.12.2013 года N 83-РЗ) «О международных соглашениях и межрегиональных договорах (соглашениях) Кабардино-Балкарской Республики».

-          Закон Курганской области от 25.03.2000 N 297 (ред. от 30.11.2007) «О договорах и соглашениях Курганской области»"

-          Постановления Правительства Москвы от 1 августа 1995 года № 657 «О ходе реализации двусторонних соглашений между правительством Москвы и администрациями других субъектов Российской Федерации» и от 13 апреля 2004 года № 217-ПП «О комплексных мероприятиях по дальнейшему развитию межрегионального сотрудничества города Москвы на 2004–2006 годы».

Основной формой межсубъектного взаимодействия в нашей стране являются договоры (соглашения) в области социально-экономического сотрудничества, которые заключаются между большинством субъектов РФ (часто они также именуются соглашениями о намерениях). Они являются правовой основой для развития межрегиональных связей, и повышают уровень социально-экономического развития субъектов за счет использования преимуществ и потенциала каждого из взаимодействующих регионов. Учитывая, что «стимулирующим фактором такого взаимодействия является усиление собственных возможностей за счет использования ресурсов другой стороны. [12, c. 34] И сегодня Федеральный центр, полагая, что заключившие договор (соглашение) субъекты федерации осуществляют взаимодействие и успешно решают возникающие обоюдные проблем, удовлетворен сложившейся ситуацией, не отслеживая его последующую реализацию и результаты.

Однако эта форма межсубъектного взаимодействия в нынешнем виде обладает значительными недостатками: разрабатываются все соглашения по схожей форме, они имеют однообразное содержание, в них отсутствуют обязательства участников и механизмы их реализации, не указываются конкретные исполнители, нет положений об ответственности участников, отсутствует регламентация деятельности. В ущерб качеству, в Соглашения включены все возможные сферы взаимодействия, недостаточно отражается региональная специфика подписантов.

В каждом из заключаемых Соглашений о социально-экономическом сотрудничестве, присутствует пункт, подтверждающий его предварительный характер. Соглашение между Правительством Московской области и Правительством Республики Карелия от 22 мая 2015 года, ст. 18 — «Настоящее Соглашение является основой для разработки Сторонами двусторонних и многосторонних межрегиональных программ и проектов в конкретных областях сотрудничества». В «Соглашение № 1 между Правительством Московской области и Советом министров Республики Крым от 22 мая 2015 года в ст. 13 указано: «Стороны намерены сотрудничать по вопросам правового регулирования коммерческой, научно-технической, градостроительной, культурно-просветительской, спортивной и туристической деятельности, а также организации местного самоуправления». И так в каждом Соглашении без исключения.

После этого участники Соглашений вынуждены дополнительно подписывать (заключать) протоколы, планы, программы мероприятий и дополнительные соглашения по реализации уже подписанного Соглашения. Причем, количество направлений взаимодействия указанных в основном Соглашении и в дополнительных актах могут отличаться от первоначального, и проконтролировать это кроме подписантов уже никто не сможет. Подобную порочную практику можно ликвидировать путем обязательного дополнения данных Соглашений протоколами об их исполнении каждой из сторон-участников.

Подтверждает вышеизложенный тезис утверждение Главы Республики Крым Сергея Аксенова: «Все соглашения (заключенные) носят стандартный характер. На данный момент уже подписаны соглашения о сотрудничестве практически с 80 субъектами Российской Федерации». [13] Республика Крым, которая была образована 18 марта 2014 года на основании договора о принятии ее в состав России, уже к 20 сентября 2014 заявила о наличии соглашений о сотрудничестве с 80 субъектами РФ! Это является подтверждением успешной интеграции Крыма в состав России, но вместе с тем и доказывает рекомендательный и предварительный характер заключаемых Соглашений о сотрудничестве. Что мешает иным субъектам РФ иметь столь же значимые успехи в подписании подобных Соглашений? Их нежелание к взаимодействию или низкий профессионализм? Например, по состоянию на 1 января 2015 года, Ростовская область имеет «всего» 57 таких Соглашений [14], а Костромская область «лишь» 61 Соглашение [15]

К чему может привести неверно организованное взаимодействие и отсутствие правильно заключенных договоров рассказал Первый заместитель Председателя Верховного Совета Республики Хакасия Юрий Шпигальских. Это можно увидеть на примере реализации проекта строительства прямой трассы из Хакасии в Алтайский край через территорию Кемеровской области. В строительстве этого транспортного пути также были заинтересованы Красноярский край и Республика Тыва. Однако, когда трасса на территории Хакасии уже была проложена, администрация Кузбасса перенаправила средства, на которые должна была строиться часть трассы на своей территории, на другие цели. Таким образом, проект, в котором были заинтересованы несколько субъектов Сибирского федерального округа, был «заморожен» из-за неготовности (нежелания) всего одного региона. Ответственности за это никто не понес, а материальный ущерб был значительным. [16]

Однако «Современные российские реалии требуют поиска новых подходов при решении задачи территориального развития регионов… Достижению этой цели во многом способствует взаимодействие субъектов РФ по вопросам социально-экономического… развития, позволяющее постепенно перейти от вертикального социально-экономического выравнивания к горизонтальному, опираясь на собственный потенциал регионов. [17, С. 19]

Наряду с соглашениями о сотрудничестве в России состоялись и новые, иного уровня эффективности формы государственного управления взаимодействием регионов — специализированные структуры межрегионального сотрудничества, координирующие социально-экономическое развитие и связи двух-трех соседних регионов. [18, с. 141] И на которые сегодня целесообразно обратить внимание всем регионам страны. Это своего рода правовые ноу-хау в области взаимодействия.

Постоянно действующие коллегиальные совещательные органы. К ним можно отнести Советы Губернаторов Красноярского края, Таймырского и Эвенкийского автономных округов [19] и Тюменской области, Ханты-Мансийского автономного округа и Ямало-Ненецкого автономного округа, Объединенные коллегии исполнительных органов государственной власти Москвы и Московской области, Московской и Тверской области, Координационный совет Санкт-Петербурга и Ленинградской области в сфере социально-экономического развития. Задачей этих структур является координация деятельности органов исполнительной власти субъектов Федерации, а также совместное принятие решений, обязательных к исполнению на территории взаимодействующих субъектов Федерации. [20, с.10] Их деятельность придает системный характер всему процессу взаимодействия и полностью согласовывают интересы заинтересованных субъектов.

Необходимо отметить, что объединенные общими интересами субъекты РФ — участники взаимодействия, в адрес созданных ими надрегиональных органов добровольно и согласованно передаются отдельные полномочия по координации этих процессов. Также положительным моментом в деятельности коллегиального совещательного органа является тот факт, что в указанных субъектах РФ появляется орган, который в полной мере и в силу возложенных на него полномочий отвечает за весь процесс взаимодействия между регионами.

Взаимодействие между субъектами РФ, с помощью указанных надсубъектных органов, осуществляется посредством подробной регламентации их деятельности специальными Положениями, а между Москвой, Московской и Тверской области, дополнительно, Регламентами Объединенных коллегий и Положениями об аппарате Объединенных коллегий. В этих регламентирующих документах подробно прописаны все организационные, распорядительные и иные действия участников постоянно действующих коллегиальных совещательных органов, а также используют многочисленные административные процедуры: планирования, проверки, учета, контроля, согласования, отчетности, требований к порядку и срокам их осуществления, информационного обмена и т. д. Свою эффективность эти органы подтвердили многолетней успешной деятельностью и высокими результатами.

Причем процесс создания совместных органов исполнительной власти может развиваться поэтапно, по мере готовности регионов к более плотному взаимодействию. Первый этап — создание объединенного комитета (коллегии, комиссии, группы) двух субъектов по определенной проблеме взаимодействия, например, развития транспортной системы, по вопросам защиты окружающей среды, борьбы со стихийными бедствиями противодействию незаконной миграции взаимодействующих регионов и т. д.

Уже сегодня можно предложить создание совместного органа исполнительной власти туристической направленности субъектов «Золотое кольцо», по совместному рациональному использованию бассейна реки Волга субъектами Приволжского федерального округа, субъектам Сибирского федерального округа по защите озера Байкал и прилегающей к нему заповедной природной зоны. Далее поступательно действовать в направлении расширения полномочий надрегиональных органов власти при согласи участвующих регионов РФ, постепенно расширяя круг заинтересованных участников, но при контроле со стороны федерального центра. Например, представители Республики Бурятия и Забайкальского края ранее уже официально заявляли об образовании надрегиональных исполнительных и совещательных органов управления, но почему-то этот процесс, к сожалению, был приостановлен. [21]

Участие в межсубъектном взаимодействии на новом уровне может являться способом самоутверждения и самоидентификации каждого субъекта страны. Необходимо переходить к стратегически более эффективному межрегионального сотрудничеству, воспользовавшись креативными идеями регионов-лидеров и их апробированным опытом способствуя этим успешному решению задач региональной политики РФ.

Автору представляется, что рассматриваемые новые формы взаимодействия, особенно на уровне регионов-соседей (учитывая традиционно сложившиеся связи, им будет проще перейти на новые формы — Тюменская область и Красноярский край; Тульская, Орловская, Калужская и Рязанская области; Республика Алтай и Алтайский край; Забайкальский край и Республика Бурятия и т. д.), имеют большие перспективы.

 

Литература:

 

1.         СЗ РФ 1999, N 42, ст. 5005

2.         СЗ 20.12.1999, N 51, ст. 6286

3.         Ирхин Ю. В., Зотов В. Д. «Политология» Учебное пособие. — М.: Юристъ, 2002. — 511 с.

4.         ГТРК Россия — 1 «Чита», 9 марта 2010

5.         Родионов А. Б. Элементы теории федерализма: Дис. канд. юрид. наук, Тамбов, 2006. С. 70.

6.         «Российская газета», 11 сентября 2009 года

7.         Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ 1992. N 67 Ст.898

8.         «Российская газета», 25 декабря 1993 года

9.         СЗ РФ 1996, N 23, ст. 2756

10.     СЗ РФ 2008. — N 47. — Ст. 5489.

11.     Указ Президента РФ от 8 сентября 2014 г. N 612 «Об упразднении министерства регионального развития Российской Федерации».

12.     Мыцыков А. Я., Смирнов А. Ф. «Взаимодействие прокуратур субъектов Российской Федерации с отделами Генеральной прокуратуры Российской Федерации в федеральных округах». М., 2003

13.     Сайт Правительства Республики Крым, 20 сентября 2014 года

14.     Сайт Правительства Ростовской области, 25 марта 2015 года

15.     Инвестиционный портал Костромской области. Информация о сотрудничестве Костромской области с субъектами Российской Федерации за 2014 год

16.     ИА «Агентство деловой информации», 6 июня 2012 года

17.     Шахрай С. М. Федерализм и конституционное правосудие (проблемы теории, методологии, практики): Автореф. дис.... д-ра юрид. наук. СПб., 2001. С. 19–20.

18.     Иванцова Р. В. «Межрегиональные связи», М., «Владос», 2006.

19.     Ликвидирован 11 марта 2008 года в связи с образованием нового субъекта РФ

20.     Буров М. П. Экономические связи субъектов РФ и формирование новых административных образований межрегионального уровня//Экономическая наука современной России.2005. № 3. С. 10

21.     Газета «Новая Бурятия», 6 мая 2010 года

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle