Библиографическое описание:

Станищук А. С. Некоторые особенности организации и формы благотворительности в Византии (IV–VIII вв.) // Молодой ученый. — 2015. — №13. — С. 564-566.

В статье автор рассмотрел формы, которые принимала благотворительность, и выделил некоторые особенности ее организации. Он пришел к выводам, что основная тяжесть благотворительных отчислений лежала на плечах государства. При этом церковь, обладая меньшими финансовыми и административными ресурсами, также активно участвовала в данной деятельности, и часто была инициатором оной.

Ключевые слова: история Византии, история медицины, история социальных институтов, благотворительность.

 

Отношение к благотворительности у населения и у правителей Византийской империи складывалось из нескольких факторов. К ним относятся античное наследие. Оно было представлено классической греческой философией, поэзией, литературой и мифологией. Наибольшим почетом пользовались труды Аристотеля, стоиков, Платона и неоплатоников.

Также важным фактором являлось влияние христианского вероучения, традиции взаимопомощи, связанные с заботой о нуждающихся слоях населения. На протяжении исследуемого периода они регулярно поддерживались церковными и государственными деятелями.

Основываясь на этом мировоззрении, а также для регламентации правовых отношений, связанных с благотворительностью, формируется законодательство, в основе которого лежали «Новеллы» императора Юстиниана I. Они подтверждали моральную обязанность императора поддерживать благосостояние своих подданных, заботиться о слабых и незащищённых слоях общества. Также в качестве примера можно обратить внимание на Византийский законодательный свод Льва III Исавры, в котором опека за детьми, оставшимися сиротами, поручалась благотворительным учреждениям «в этом боголюбезном городе», т. е. в Константинополе до тех пор, пока они не достигнут брачного возраста и не женятся.

В Византии существовало несколько видов благотворительных заведений для разных категорий населения. Которые обозначались терминами: nosocomium — больницы, ptochium — учреждения для неимущих и немощных, xenodochium — для бедных и больных паломников, brephotrophium — для подкидышей, orphanotrophium — для сирот, gerontochium — для стариков [2, c. 187]. Все они, как правило, открывались церквями и монастырями, однако существовали и частные заведения благотворительной направленности.

Управление церковной организацией осуществлялось митрополитами и епископами, возглавлявшими церковные округа различного размера. Вторые подчинялись первым, при этом существовал титул архиепископа, автономного от митрополии и подчинявшегося непосредственно патриарху. В должность указанных иерархов входило управление церквями и их имуществом, в том числе организация и поддержание деятельности благотворительных учреждений.

Следует заметить, что развертывание организованной благотворительности оказывало значительное влияние на обращение людей в христианскую веру. Соответственно, это являлось дополнительным стимулом для церковного руководства в расширении масштабов данной деятельности.

Источником, который использовался церквями и монастырями для организации и финансирования деятельности благотворительных учреждений являлись их разнообразные доходы. Церковь владела немалыми земельными наделами, которые все увеличивались за счет даров со стороны государства и частных лиц. Император Никифор II Фока (963–969) даже запретил дарить новые земли митрополитам и епископам, но уже при следующем правителе, Иоанне Цимисхие I (969–976) это решение было отменено [1, c. 192].

Более того, благотворительные учреждения зачастую служили для церкви не статьей расхода, а еще одним источником дохода — за счет пожертвований, которые они получали [1, c. 192].

В отдельных регионах страны местные власти оказывались довольно нерешительными и ограниченными в средствах, в результате чего управление ими и попечение об этих землях зачастую оказывалось в руках епископов. В качестве примера можно привести св. Василия Великого, епископа Кесарийского (370–379). В год занятия кафедры Василий Великий создал целый благотворительный комплекс, включавший в себя приют бедняков, гостиницу для странников, лепрозорий, корпуса для больных инфекциями и дом престарелых.

Больницы распространяются в разных частях империи, например, в Западной Армении в Севастии действовала больница для бедных странников, немощных и калек [7]. Следует отметить, что византийские епархии нередко были крайне малыми по размерам, иногда составляя отдельные деревни с ближайшей округой [4, c. 94].

Уже в ранней Византии сложилось стойкое представление о том, что забота о бедных является необходимым условием для рукоположения церковных иерархов. Зачастую это становилось важнейшим фактором выбора того или иного претендента на кафедру, которого искали миряне.

Последствием благотворительной деятельности ранневизантийских епископов явилось распространение в обществе представлений о необходимости и добродетельности оказания помощи бедным и нуждающимся разного рода. Церковные иерархи являлись образцами и для простых мирян.

Помимо собственно Церкви, важную роль в деле организации благотворительной деятельности играли монастыри. Они, как правило, включали в себя небольшое количество человек — в среднем 10–20 монахов [3, c. 61]. Общежитийные (киновийные) монастыри, которые начали формироваться на территории Византии с начала IV в., довольно быстро взяли на себя функции, имевшие общественное значение: принимали увечных, больных, раненых, детей и престарелых [7]. Это связано с важными нововведениями в монашескую жизнь и деятельность, которые вносил устав, разработанный Василием Великим, Согласно ему, иноки должны жить в смирении и строгом послушании своему настоятелю, занимаясь преимущественно молитвой и физическим трудом. При этом важную часть их жизни занимает не только созерцание, но и «апостольская» деятельность [8, c. 112]. В нее входят основные виды благотворительности — забота о бедных, больных, сиротах. Этому способствовало достаточно близкое размещение монастырей к городам.

Материальной базой для монастырской благотворительности во многом служили их земельные владения. Другим источником поступлений финансовых средств являлись добровольные подаяния людей, посещавших монастырь, или желавших таким способом очиститься от грехов, а также различные вспомоществования от государства, например, в виде уступки части налоговых поступлений с той или иной местности. Состояние монастырей нередко пополнялось и в случае, если в монахи постригался состоятельный представитель знатной фамилии.

Благотворительной деятельностью занимались не только служители церкви, монашеские общины, но также императорский двор и отдельные богатые люди. Так, император Константин Великий делал щедрые пожертвования лечебным учреждениям. По данным А. Гийу только на строительство Святой Софии Юстиниан I (527–565) выделил 320 тысяч литр золота [1, c. 140]. На содержание этой церкви он определил годовой доход в 100 литр золота. Кроме того, Юстиниан направлял часть налогов на содержание госпиталя св. Сампсония в Константинополе. Историк Иоанн Малала (491–578) упоминает о пожертвовании антиохийскому ксенодохию Юстинианом ежегодного дохода размеров в 4000 номием [6, c. 107]. Юстин II (565–578) ежегодно направлял денежное содержание детскому дому.

Для того, чтобы поддержать монастыри в деле просвещения и благотворительности, государство нередко даровало им налоговые иммунитеты и льготы, а также напрямую субсидировало для реализации социально ориентированной деятельности. Сведения об этом содержатся, как отмечает Г. А. Острогорский в «Податном уставе» [5, c. 69].

Участвовали в деле благотворительности и миряне. По мере распространения христианства в империи византийские епископы убеждали состоятельных аристократов финансировать благотворительные организации в их городах так же, как их предки поддерживали театры и общественные бани. Представители знатных слоев населения, обычно сами столкнувшиеся с серьезной болезнью или лишениями, жертвовали финансовые средства в благотворительные заведения и даже выкупали больных преступников из темниц [4, c. 91].

Таким образом, основными институтами, организовывавшими благотворительную деятельность, были государство, прежде всего в лице императора, и институт церковь, включая монастыри. Участвовали в этом процессе также и отдельные граждане. Характерно, что организация и обеспечение деятельности благотворительных учреждений обычно являлись процессом, в котором задействовались сразу несколько акторов.

Каждая из сторон имела при этом определенный интерес. Как отмечает А. Гийу: «Многие богатые частные лица основывали монастыри и церкви, содержали, делали подарки приютам для стариков или больницам, которые, используя для своей выгоды императорское освобождение от налогов, заботились не только о спасении души жертвователей, но и уменьшали доходы государства» [1, с. 142].

Исходя из проведенного исследования, был сформулирован ряд выводов. В связи с тем, что государство обладало весьма обширными ресурсами, которые могло расходовать на поддержку отдельных благотворительных учреждений. Его щедрость во многом зависела от того, какой император находился на престоле в том или ином случае. Некоторые из них отличались благочестием, чего требовали от них общественные представления, другие стремились искупить свои прежние грехи. Все же меценатство в пользу благотворительных заведений было для императоров скорее нормой, но выражалось в разных формах и объемах.

Крайне редко императоры лично участвовали в делах благотворительности, например ухаживали за больными. Некоторые запомнились населению и историкам как основатели богоугодных заведений. Почти все давали им пожертвования или предоставляли финансовые льготы.

По сравнению с государством, Церковь располагала меньшими материальными ресурсами, однако в моральном плане ее образу не в меньшей степени соответствовала поддержка благотворительных учреждений. Опираясь на пример святых и религиозные нормы, церковные иерархи во многом задавали тон в этом деле. Многие епископы лично участвовали в помощи нуждающимся, известны больницы, приюты, которые они открывали. В Византии епархии иногда объединяли весьма малое население, чем и объясняется такая «близость к народу» некоторых епископов. С другой стороны, отдельные монастыри располагали довольно значительными доходами от земельных владений, что положительно способствовало уровню поддержки ими благотворительных учреждений.

Участвовали в делах благотворительности и частные лица, что доказывает широкое распространение в обществе идей филантропии. В основном это, конечно же, касалось богатых людей. Возможно, что пожертвования делали и представители средних и нижних слоев общества, но сведений об этом выявить не удалось.

 

Литература:

 

1.         Гийу А. Византийская цивилизация / А. Гийу: пер. с франц. Д. Лоевского. Предисл. Р. Блока. — Екатеринбург: У-Фактория, 2005. — 552 с.

2.         Иванов И. А. Благотворительность и медицина в Византии // Общество. Среда. Развитие. — 2010. — № 3. — С. 186–189.

3.         Каждан А. П. Византийская культура (X–XII вв.) / А. П. Каждан — СПб.: Алетейя, 2006. — 280 с.

4.         Литаврин Г. Г. Как жили византийцы / Г. Г. Литаврин — М.: Наука, 1974. — 233 с.

5.         Острогорский Г. А. К истории иммунитета в Византии // Византийский Временник. — М., 1958. № 13. — С. 69.

6.         Рудаков А. П. Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии / А. П. Рудаков — СПб: Алетейя, 1997. — 296 с.

7.         Сорокина Т. С. История медицины. Т. 1. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.bibliotekar.ru/423/13.htm

8.         Щербаков А. В. Христианская культура Византии раннего средневековья: зарождение и развитие восточно-христианского монашества / А. В. Щербаков // Культура. Духовность. Общество. — 2014. — № 10. — С. 108–114.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle