Библиографическое описание:

Рубцов Н. А. Проблемы реализации конституционных прав на защиту в уголовном судопроизводстве РФ // Молодой ученый. — 2015. — №13. — С. 527-529.

Статья посвящена изучению некоторых проблем реализации конституционных прав на защиту в уголовном судопроизводстве Российской Федерации. Целью работы является выявление такого рода проблем и предложение путей их решения. В статье содержится анализ особенностей такого немаловажного конституционного права, как права на защиту, применительно к уголовному процессу. При написании работы использовался сравнительный метод исследования и метод анализа. Внесены некоторые предложения по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, а также Конституции Российской Федерации, путем изменения и дополнения их положений и норм. Результаты данной работы могут быть полезны не только практикующим юристам, осуществляющим защиту граждан, подвергшихся уголовному преследованию, но и самим таким гражданам, а также парламентариям и законодателям, желающим повысить эффективность действующей правовой систем и обеспечить реальные возможности для осуществления и защиты прав и свобод личности.

 

The article is devoted to some problems of realization of the constitutional rights of the defense in the criminal trial of the Russian Federation. The aim is to identify these types of problems and offer solutions. The article contains an analysis of the features of such an important constitutional right as the right to defense, in relation to criminal proceedings. When writing the work used a comparative method of research and analysis method. Made some suggestions for improving the current criminal procedural legislation of the Russian Federation, as well as the Constitution of the Russian Federation, through amendments to its regulations and rules. The results of this work can be useful not only for practicing lawyers engaged in the protection of citizens exposed to criminal prosecution, but also to such citizens, as well as parliamentarians and legislators who want to increase the effectiveness of existing legal systems and provide real opportunities for the enjoyment and protection of human rights and freedoms.

 

Фундаментальной составляющей конституционного права является институт прав и свобод человека. Конституционные права и свободы — это находящиеся под защитой государства наиболее значимые права и свободы личности, раскрывающие состояние свободы в ее естественной форме. В конституционном праве советского периода права человека определялись как права, закрепленные юридически и находящиеся под охраной государства. На данный момент специалисты дают следующее понятие прав и свобод человека: «Права и свободы человека — это общепризнанные социальные возможности личности, обеспечение которых реально в условиях достигнутого человечеством прогресса» [4]. Исходя из этого, а также из положений ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, конституционное право на защиту можно определить, как обозначенный Конституцией комплекс социальных возможностей личности, направленный на защиту своих законных прав и свобод любыми законными путями.

Вообще, контроль за соблюдением конституционных прав и свобод человека и гражданина является прерогативой государства и его органов с целью предотвращения и прекращения неправомерных нарушений прав и свобод личности путем наказания злоумышленников и компенсацией причиненного вреда. Сам же гражданин вынужден принимать активные правовые действия, направленные на реализацию или защиту своих законных прав и свобод в порядке судопроизводства, только в случаях, когда государство не смогло должным образом выполнить свою вышеуказанную функцию.

В рамках исследуемой темы хочется уделить особое внимание такому конституционно закрепленному праву личности, как праву на защиту в уголовном процессе. Право на защиту является общим понятием, составную часть которого составляет судебная защита прав и свобод человека и гражданина, которая гарантируется ч. 2 ст. 45 Конституции РФ [1].

Законодательная регламентация права на защиту оставляет желать лучшего. Например, такое право подозреваемого или обвиняемого, как знать, в чем он подозревается или, соответственно, обвиняется, закреплено в статьях 46 и 47 Уголовно-процессуального кодекса РФ [2]. Однако подобное право в Конституции РФ не регламентировано. Конечно, данный факт не означает, что правила, установленные на законодательном уровне, имеющим немного меньшую юридическую силу, но не имеющиеся в нормативном правовом акте высшей юридической силы, не действуют. Предложение закрепить право знать сущность и причины обвинения или подозрения на конституционном уровне следует из того, что в настоящее время в отраслевое законодательство, в данном случае в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, вносятся непрерывные изменения и дополнения, которые могут затронуть указанное право обвиняемого (подозреваемого) на защиту. Закрепление же данного права в Конституции РФ будет предполагать его большую защищенность по той причине, что механизм пересмотра и внесения поправок в Конституцию РФ имеет более усложненный характер.

Самым результативным и гарантированным правовым приемом внедрения имплементации есть конституция. В Конституции РФ обозначена как специальная глава № 2 под название «Права и свободы человека и гражданина», исследование сути которой говорит о соотношении в общем имеющихся в ней правовых норм важнейшим международным нормативным правовым актам, касающихся сферы защиты прав человека. Вместе с тем некоторые неточности, погрешности и даже противоречия то и дело выявляются при сравнительном исследовании статей уголовно-процессуального законодательства и соответствующих положений Конституции РФ, что в свою очередь свидетельствует об уменьшении правозащитных возможности основного закона Российской Федерации и о снижении авторитета российского законодательства в целом. Для примера можно обратиться к Федеральному закону от 22 апреля 2004 г. № 18-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», в котором прослеживается неправомерное ограничение прав подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступлений, при решении вопроса о необходимости избрания в отношении них меры пресечения и определения её вида [3]. Указанный федеральный закон противоречит не только Конституции РФ, но и международным правовым нормам, которые, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются частью российской правовой системы [1]. Примеров, подобных, этому множество, из чего исходит потребность в приведении уголовно-процессуального законодательства по вопросам соблюдения и защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина в соответствие с вышестоящим законом (Конституцией РФ), а также с нормами международного права.

Конституционно закрепленное право на защиту нельзя отделить от его реального обеспечения. Но главное не только иметь такое право, но и качественно им пользоваться. Однако на деле они используются или обеспечиваются лишь частично. Теперь перейдем к следующей проблеме. Согласно ч. 2 ст. 48 Конституции РФ «каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника)…» [1]. Данное право, безусловно, представляет собой одну из основных гарантий осуществления конституционного права на защиту. Оно нашло отражение и подробное описание в статье 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ, согласно которой, в качестве защитников допускаются адвокаты, а также, по ходатайству обвиняемого, суд может допустить наряду с адвокатом одного из близких родственников обвиняемого или иное лицо, которое обвиняемый желает видеть в качестве защитника [2]. Наличие указания на допуск близкого родственника или иного лица дополняет и расширяет конституционное право на защиту. Это бесспорно является положительным моментом, но имеется и отрицательный, выражающийся в недоработке данного положения уголовно-процессуального законодательства. Так, статья 49 УПК РФ не содержит в себе абсолютно никаких указаний, которыми должен руководствоваться суд при допуске «дополнительного защитника». Тем самым законодатель предлагает суду находить решение данного вопроса, опираясь на собственное субъективное мнение, то есть на усмотрение суда. Например, законодательно можно закрепить, необходимо ли суду при решении допуска «дополнительного защитника» учитывать категорию рассматриваемого преступления или сложность конкретного дела, должен ли «дополнительный защитник» иметь юридическое образование, а также на каком основании адвокат осуществляет защиту подсудимого — по назначению суда или по соглашению с подсудимым. Без такого рода уточнений конституционное право на защиту существенно ограничивается.

Список существующих проблем в сфере реализации конституционных прав на защиту в уголовном судопроизводстве РФ можно продолжать и далее, но в силу ограниченности объема работы необходимо перейти к выводам по исследуемой теме.

На основании вышеизложенного, можно заключить следующее. На современном этапе исторического развития России конституционное право на защиту не в должной степени регламентировано на законодательном уровне. Вследствие чего реализация данного права на практике в сфере уголовного судопроизводства претерпевает существенные ограничения. Для решения такого рода проблем необходимо внести определенные изменения и дополнения в действующее уголовно-процессуальное законодательство, а также в Конституцию РФ.

С целью повышения результативности действия гарантий конституционного права на защиту необходимо устранить существующие недочеты, ошибки и даже противоречия между федеральными законами, регулирующими порядок уголовного судопроизводства, Конституцией РФ и нормами международного права. Иначе говоря, нужно привести нынешнюю законодательную базу России в соответствие с международными стандартами в сфере обеспечения прав человека на защиту.

В реалиях современного переходного состояния российской правовой системы наиболее действенным остается судебно-правовой механизм обеспечения и защиты прав и свобод человека и гражданина. Обязательно, чтобы права и свободы человека проникали во все конституционные институты. Гарантировать эффективное осуществление и защиту прав и свобод личности мыслимо только при формировании соответствующих структур, законодательном установлении надлежащих правил и механизмов их реализации, с помощью которых у граждан появится реальная возможность защищать свои законные права и интересы.

 

Литература:

 

1.         Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. — М.: Феникс, 2015. — 64, [1] с.; 20 см. — 10000 экз. — ISBN 978–5-222–24242–1.

2.         Российская Федерация. Законы. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [федер. закон: принят Гос. Думой 22 нояб. 2001 г.: по состоянию на 01 фев. 2015 г.]. — М.: Проспект, 2015. — 256, [2] с.; 20 см. — На тит. л.: Проф. юрид. системы «Кодекс». — 25000 экз. — ISBN 978–5-392–18215–2.

3.         Российская Федерация. Законы. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: федер. закон: [принят Гос. Думой 31 марта 2004 г.: одобр. Советом Федерации 14 апр. 2004 г.]. — М.: Российская газета, 2004. — № 88, [3]; 21 см. — (Актуальный закон). — ISBN 5–900904–02–4.

4.         Лазарев, В. В. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации [Текст]: научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Ю. Г. Арзамасов, В. С. Афанасьев, В. К. Бабаев и др.; отв. ред. В. В. Лазарев; Федеральная палата адвокатов РФ, Научно-консультативный совет. — Изд. 4-е, перераб. и доп. — М.: Юрайт, 2009. — 872 с.; 22 см. — Библиогр.: с. 857–869. — 1000 экз. — ISBN 978–5-9916–0059–0.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle