Библиографическое описание:

Нуриддинов Ш. Б., Авазназаров О. Р. Эпизоды сна в поэме Алишера Навои «Семь планет» // Молодой ученый. — 2015. — №12. — С. 942-944.

В данной статье анализируется роль эпизода сна в поэму Алишера Навои “Семь планет, его значение в композиции произведения.

Ключевые слова: “Семь планет”, рассказ, эпизод сна, сны авторов, сны героев, толкование снов, психологизм автора и героев, связь воображения и сна.

 

Произведение одного из величайших представителей восточной литературы Алишера Навои “Сем планет” написано в стиле “рассказ внутри рассказа”. В его эпизодах главной действующей силой являются события, связанные с эпизодами сна. С этой точки зрения, эпизоды сна в произведении можно разделить на две группы:

1.                  Сны автора (в VIII, XXXVII главах);

2.                  Сны героев произведений (XXI, XXV главы).

Эти две группы снов отличаются друг от друга идейно-художественной нагрузкой, задачей и целью. Когда сны связаны с жизнью автора, они выглядят как реальные события, а когда сны связаны с героями произведений они обретают религиозно-суфийскую, сверхъестественную суть.

Поговорим прежде о снах автора. В VIII главе произведения во сне автора рисуется схема, то есть фабула событий всего произведения. Вот как описывает это Навои: “Қайғу кўнгилга азоб солавергач, кўз уйини уйқу қоронғилиғи босди. Шу пайт хаёл суратлари бўлмиш туш — фикр уйида ҳар хил ва ранг-баранг суратларни намойиш қилади. Тушимда ўзимни ажойиб бир водийда айланиб юрган ҳолатда кўрдим... [1; 310]

Во сне поэт гуляя по необыкновенной долине, видит очень крепкие купола, то есть крепости. Эти семь куполов разукрашены в семь цвета. Автор каждый день гостит в одном из чеми крепостей, и каждый день слушает рассказ от владельца крепости, одетого в одежду, соответствующего по цвету крепости. Он запоминает все рассказы, и “закрепляет их в душе”. Когда же принимается запечатлеть эти рассказы на бумаге, к нему приходит святой Хизри говорит, что должен раскрыть ему тайны всего увиденного и толкует ему его сны. Навои просыпается с радостью и найдя мудрого толкователя снов просит его пояснить ему увиденные сны. Истолкованные наяву толкователем сны совпадают с толкованиями святого во сне. Данный эпизод, связанный со сновидением и его толкованием, служащего как бы вступлением к повествованию событий, служит подтверждением его творческого плана, идеи, намёком на истинность выбранного пути, демонстрирует желание автора получить поддержку и помощь у святых угодников. В этом сне наперёд предсказываются все события поэмы. То есть развитие последующих событий сюжета поэмы раскрывается именно в этом фрагменте.

Здесь следует упомянуть о связи воображения и сна. Зигмунд Фрейд — учёный основательно и тщательно изучивший сновидение утверждает, что во сне проявляются реальные подсознательные переживания человека, и вот, что говорит он по поводу связи сна и реальности: “таъбир этиб маъносини йўядиган тунги тушларимиз ҳам кундузги хаёлларимизнинг худди ўзгинасидир. Тил мислсиз закоси ила аввалбошданоқ хаёлпарастнинг ҳавойи “ижод”ини “ўнгда кўрилган туш” деб атаб, туш моҳиятини-да кашф этган-қўйган”. [2; 71] Интересно, что эти ценные мысли Фрейда уже в XV необычайно красочно передал Навои в своём произведении “Семь планет”: “сон — картина воображения рисует красочные картины в доме мыслей”.

Изображение различных картин воображения в описания сна можно увидеть предпосылки теории Фрейда.

Второй сон автора приводится во XXXVII главе поэмы, то есть в конце произведения. В этой главе Навои рассказывает, что после завершения поэмы, автор отправляется в свою комнату отдохнуть, а когда задремал, во сне ему приснился шах Бахрам, и выразил ему благодарность за то, что тот воплотил его жизненную историю в поэме. Вот как описывается этот эпизод сновидения в поэме: “сон ещё не сомкнул моих глаз, а мысли мои ещё не рассеялись, между сном и бодрствованием, среди суматохи, появилась огромная толпа людей, поднявшая высоко над головой царский трон”. [1;619]

На наш взгляд, автор не зря обращает внимание на то, что сон был увиден толи наяву, то ли во сне. Поскольку считалось, что, “шейхи ценили сон, увиденный между сном и реальностью, ибо в эти минуты душа человека контактирует с миром иным”. [3;61]

В этой главе для передачи оценки поэмы “Семь планет” из уст шаха Бахрама, личности Навои и Хусейна Байкары, дидактических наставлений Хусейну Байкаре о необходимости особой бдительности в ведении государственных дел несравнимая роль отведена эпизодам сна.

Во-вторых. О снах героев произведений. В идейно-художественном вымысле произведения “Семь планет” огромную роль играют семь рассказов. Поэтому в заключительной главе произведения автор утверждает: “в поэзии этой поэмы очень много игр слов, все они использованы для описания этих семи рассказов”. [1; 637]

Уже в первом рассказе автор прибегает к помощи сна, что говорит о важности данного эпизода в сюжете поэмы.

Главный герой рассказа — сын индийского шаха Джасрата — Фаррух. Однажды вечером, Фаррух, целую ночь читал молитву. К утру, когда появились первые лучи солнца, читаю молитву утреннему ветру, Фаррух задремал и увидел сон. [1;397]

Во сне увидев красавицу, восседавшую на троне, покрытом чёрным покрывалом, без памяти влюбился в неё. Проснувшись, он просит разрешения у отца найти эту красавицу. Таким образом, развиваются действия поэмы, в которых сон связан с эпизодами путешествия, женитьбы, возвращения. Точно также в ХХV главе поэмы рассказе, повествуемом из уст странника, пришедшего из третьей страны, а именно, в образовании завязки используется эпизод сновидения. В данном рассказе, основанной на сновидении, эпизод сна приводиться последовательно после эпизодов оповещения, путешествия, условия, женитьбы. Сын богатого египетского ходжи — Саад, услышав от шахрисабзских гостей о храме китварского народа, в котором по молве люди видят сверхъестественные сны, отправляется в этот храм. Он ночует одну ночь в этом храме, а к утру ему снится сон. Во сне две синие птицы подлетают к нему и садятся на его плечи. Один из них поёт красивым певчим голоском и предвещает ему: «Ты женишься на неописуемую красавицу, её лицо светло и прекрасно, словно солнце Востока». А вторая птица неприятным голосом предсказывает: “однажды ты попадёшь в плен к диву, твои руки и ноги будут окованы в цепи”. [1; 459]

Связь судьбы Саада с этим сновидением тесно связано со сном мудреца Файлакус, который также видел сон в этом храме.

Не зря в обоих рассказах герои видят сны именно под утро. Здесь можно увидеть отношение человечества ко сну, сформированное на протяжении тысячелетий. В источниках утверждается, что сны, увиденные на рассвете, в момент, когда ночь сменяется днём, злые силы уступаю добрым, когда уже настаёт доброе время, имеют блаженную силу. “То, что люди на рассвете видят ясные, беспечные сны, научно обосновано в науке. Ночь, темнота, мрак постоянно действуют на душевный мир человека, это влияние зачастую имеет негативное свойство. Близко к утру, изменения в природе начинают более благоприятно воздействовать на человека”. [4;24]

Примечательно, что в поэме эпизод сна уместно и мастерски использовано в раскрытии психологизма автора и героев произведения. Этот эпизод для реализации данной цели стал применятся начиная с последней четверти ХIХ века, после исследований европейских учёных Зигмунда Фрейда, его последователей Карла Густава Юнга, Эриха Фромма, которые считали, что «сон это — зеркало человеческой души». Этот факт свидетельствует о величайшем таланте гения Навои и важности эпизодов сна в произведении «Семь планет».

 

Литература:

 

1.      Алишер Навоий. Сабъаи сайёр. Тўла асарлар тўплами. 10 жилдлик. — Тошкент: 2011. 7-жилд. (Мақолада ушбу асардан олинган шеърий парчаларнинг мазмуни берилди ва саҳифаси кўрсатилди).

2.      Зигмунд Фрейд. Санъаткор ва хаёлпарастлик // “Тафаккур” журнали. — Тошкент, 2014. № 6.

3.      Нажмиддин Комилов. Тасаввуф. — Тошкент: Мовароуннаҳр, 2009.

4.      Эшонқулов Ж. Ўзбек фольклорида туш ва унинг бадиий талқини. — Тошкент: Фан, 2011.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle