Библиографическое описание:

Смычков М. Р. Влияние практики Европейского суда на рассмотрение и разрешение дел судами общей юрисдикции // Молодой ученый. — 2015. — №12. — С. 642-644.

Обращение граждан и иных заинтересованных лиц в Европейский Суд по правам человека является дополнительной международной гарантией обеспечения прав человека и гражданина, возможное обращение граждан в Европейский Суд по правам человека повышает ответственность российских судов в разрешении дел, в которых имеет место нарушение положений Конвенции и Протоколов к ней.

Однако в настоящее время отсутствует единая точка зрения по поводу характера решений, выносимых Европейским судом по правам человека. Так, например, по мнению председателя Конституционного Суда РФ Валерия Дмитриевича Зорькина, значение и место прецедентной практики Европейского Суда по защите прав человека предопределено статусом Конвенции и поэтому правовые позиции, излагаемые в решениях при толковании положений Конвенции, и сами прецеденты Европейского суда признаются Российской Федерацией как имеющие обязательный характер [5].

Сергей Федорович Афанасьев включает в систему источников отечественного гражданского процессуального права окончательные решения Европейского суда по правам человека по вопросам толкования и применения европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод при выявлении нарушения международного договора со стороны России, которые являются особым источником гражданского процессуального права и обладают прецедентной природой. С их помощью формируются не нормы, а важнейшие правовые начала, обязательные к дальнейшему использованию судами в ходе рассмотрения и разрешения гражданских дел [4].

Обращаясь к судебной практике ВС РФ по данному вопросу, он в Постановлении N 5 от 10 октября 2003 г. [6] отметил, что судам надлежит учитывать практику Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федерации в Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» [7] содержится предписание судам «учитывать правовую позицию» Европейского Суда по правам человека. Пленумом Верховного Суда РФ даются указания не только общего характера относительно необходимости учитывать прецедентную практику Европейского Суда, но и указания конкретного характера. В данном постановлении обращается внимание судов на то, что в соответствии с позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет их соответствия действительности.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 21. содержится указание, что позиции Европейского Суда по правам человека, содержащиеся в постановлениях ЕСПЧ, принятых в отношении России, «являются обязательными для судов», а постановления Европейского суда, принятые в отношении других государств, «учитываются судами». Позиции Европейского суда следует учитывать и при применении российского законодательства, в том числе законодательства о правах и свободах.

Также в соответствии со статьей 46 ЕКПЧ каждое государство — ответчик обязано выполнять окончательные постановления ЕСПЧ.

Однако на практике часто возникают проблемы применения судебных решений Европейского Суда. Например, дело Константина Маркина против России. Мужчине военнослужащему отказали в отпуске по уходу за ребенком. Командование части, а затем и военные суды отказали ему в этом праве, так как закон предусматривает его только для женщин-военнослужащих. Маркин пожаловался в Конституционный суд РФ и Европейский суд по правам человека.

КС РФ не усмотрел в той ситуации нарушения конституционных прав гражданина, так как статья 55 Конституции РФ допускает ограничения прав и свобод в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства. Служба в армии прямо подпадает по это определение. Кроме того, осенью 2006 года офицеру был предоставлен отпуск по семейным обстоятельствам и финансовая помощь в размере 200 тысяч рублей. Европейский суд, в свою очередь, усмотрел в данном деле нарушение ст. ст. 8, 14 ЕКПЧ, нарушение права на частную жизнь и запрет дискриминации.

После этого Маркин вновь обратился в гарнизонный суд, требуя пересмотреть его дело на основании решения ЕСПЧ. Несмотря на то, что пересмотр дела по новым обстоятельствам на основании решения ЕСПЧ предписывается процессуальным законодательством, суд Маркину отказал. Когда дело дошло до кассационной инстанции, Ленинградский военный окружной суд обратился в КС с просьбой проверить конституционность норм ГПК.

Таким образом, дело вернулось обратно в КС, и перед судом стал выбор, поддержать позицию ЕСПЧ, либо каким-либо образом санкционировать отказ суда общей юрисдикции следовать указаниям ЕСПЧ, что означало бы фактический отказ от соблюдения требований Конвенции.

В результате КС занял компромиссную позицию. Он отказался признать спорные нормы ГПК неконституционными. То есть дела по-прежнему по общему правилу подлежат пересмотру на основании постановлений ЕСПЧ. С другой стороны, КС счел, что они подлежат пересмотру не во всех случаях, несмотря на прямое указание ГПК.

Согласно КС, возможны ситуации, когда пересмотр решения суда невозможен без признания российского закона, ранее признанного КС конституционным, противоречащим Конституции РФ. «В таком случае, принимая во внимание тот факт, что права и свободы человека и гражданина, закрепленные Конституцией Российской Федерации, — это, по существу, те же права и свободы, которые признаны Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, перед судом общей юрисдикции встает вопрос о конституционности указанных законоположений, повлекших нарушение соответствующих положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод в их интерпретации Европейским Судом по правам человека».

«В случае, если суд общей юрисдикции придет к выводу о невозможности исполнения постановления Европейского Суда по правам человека без признания не соответствующими Конституции Российской Федерации законоположений, относительно которых ранее Конституционный Суд Российской Федерации констатировал отсутствие нарушения ими конституционных прав заявителя в конкретном деле, он правомочен приостановить производство и обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этих законоположений», — постановил КС.

Таким образом, суд должен направить в КС запрос о конституционности спорного закона. КС таким образом получает возможность повторно рассмотреть вопрос о его конституционности. Он может либо признать его неконституционным, либо не признать.

Если КС не признал закон неконституционным, он самостоятельно придумывает выход из ситуации и указывает на него суду, сделавшему запрос: «При этом, если в ходе конституционного судопроизводства рассматриваемые законоположения будут признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации — имея в виду, что для суда общей юрисдикции в любом случае исключается отказ от пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления как процессуальной стадии, обусловленной, в частности, вынесением постановления Европейского Суда по правам человека, — в рамках своей компетенции определяет возможные конституционные способы реализации постановления Европейского Суда по правам человека» [1].

 

Литература:

 

1.         Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2013 г. N 27-П

2.         Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»

3.         Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»

4.         Афанасьев С. Ф. Право на справедливое судебное разбирательство: теоретико-практическое исследование влияния европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод на российское гражданское судопроизводство. Саратов: Спарк, 2010. С. 15.

5.         Зорькин В. Д. Конституционный Суд России в европейском правовом поле. // Журнал российского права. 2005. № 3. С. 7.

6.         Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. N 12.

7.         Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle