Библиографическое описание:

Джиоев А. В. Эволюция предмета, метода и аналитического аппарата современной неоклассической теории // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 815-818.

В статье показана эволюция неоклассической теории, начиная от революционных идей выдающегося экономиста 20 века Дж. Кейнса, и заканчивая неоклассическим синтезом в рамках DSGE-подхода Н. Мэнкьюза. Выявлены, с одной стороны, некоторые разногласия, касающиеся причин циклических колебаний, с другой, — внутреннее единство методологии современной неоклассической теории.

Ключевые слова: неоклассическая теории, «кейнсианская» революция, DSGE-парадигма, новый неоклассический синтез.

 

Правильность экономической теории подтверждается прежде всего тем, насколько она соответствует реальной экономической ситуации и способна ли объяснить те проблемы, с которыми сталкивается экономика.

В период кризиса 1929–1933 гг. положения неоклассической школы не имели успеха, так как резко противоречили действительности. В странах Западной Европы и Америке наблюдалось катастрофическое перепроизводство товаров, хроническая безработица была на высоком уровне. В Англии с 1921 по 1939 г. (в течение 19 лет) уровень безработицы постоянно превышал 10 %. В период 1931–1933 гг. он составлял 20 %, а с 1932 г. по январь 1933 г. — 23 %. Безработица превратилась в острейшую проблему рыночной экономики. Неоклассическая школа не могла ответить на вопрос, как сократить безработицу, как выбраться из кризиса.

Кризис 1930-х годов не был очередным циклическим кризисом перепроизводства, это был кризис самой системы, которая уже не могла функционировать по-старому и нуждалась в глубокой перестройке всего механизма своего регулирования, новые процессы требовали новых идей, нового теоретического обобщения происходящих изменений.

Из глубокого кризиса западную экономическую теорию вывел Джон Мейнард Кейнс (1883–1946) — крупнейший экономист XX века, ученик А. Маршалла, но не его последователь: Кейнс пошел дальше и в несколько ином направлении. Первая половина XX в. представлена формированием экономической доктрины Дж. Кейнса. Он нашел причину кризиса и обосновал механизм антикризисных государственных мер.

Личность Дж. Кейнса уникальна. Его способности оказались созвучными новым потребностям перестройки экономической теории.

Он родился и учился в Кембридже, имел незаурядные способности в экономике и математике. Кейнс вначале занимался теорией вероятности, математикой, но главным его увлечением на всю жизнь явилась экономическая теория. Работал попеременно на государственной службе, преподавателем экономики, публицистом — исследователем в сфере экономики, экспертом правительства по финансам. Он был первым ученым-экономистом Великобритании, которого удостоили титула лорда.

Дж. Кейнс был не просто экономистом. Он известен как всесторонне образованный человек, мастер публицистики, ученый, бизнесмен, директор банка, экономический советник лейбористского правительства, экономический эксперт в Версальских переговорах, Лионских соглашениях, в 1944 г. он был главным представителем Англии на Бреттон-Вудской конференции по мировой валютной системе.

Кейнса интересовала не только наука, но и проблемы государственной политики. Его влекла практическая деятельность, политическая карьера, что и определило большую государственную активность Кейнса. В связи с этим у него наблюдается новый подход к экономической теории.

Кейнсу принадлежит огромное количество работ по экономическим проблемам, которые изданы в 33 томах. Среди них: первая работа «Индексный метод» (1909), за которую он получил премию А. Смита, «Индексная валюта и финансы» (1913), «Экономические последствия Версальского мирного договора» (1919), «Трактат о денежной реформе» (1923), «Беглый взгляд на Россию» (1925), «Конец lasser faire» (1926), «Трактат о деньгах» (1930), «Общая теория занятости, процента и денег» (1936), которая принесла Кейнсу мировую известность.

В 20-х годах Дж. Кейнс занимался проблемами денежного обращения. Когда правительство У. Черчилля вернулось в 1925 году к золотому стандарту, Кейнс резко осудил эту политику. Во время кризиса 1930-х годов Дж. Кейнс был членом правительственного комитета по финансам, затем — председателем Экономического Совета при правительстве по безработице. В начале второй мировой войны Кейнс занимал пост Советника Министерства финансов и одного из директоров Английского банка.

Создание Международного Валютного Фонда (МВФ) и Международного Банка Реконструкции и Развития (МБРР) также происходили при активном участии Дж. Кейнса.

Большое значение Кейнс придавал влиянию экономической теории на жизнь общества. Широко известны его слова: «Идеи экономистов и политических мыслителей — и когда они правы и когда ошибаются — имеют гораздо большее значение, чем принято думать. В действительности только они и правят миром». Истинность этих слов можно подтвердить, хотя бы вспомнив, как влияли на общественное устройство идеи Аристотеля, меркантилистов, физиократов, классиков буржуазной политэкономии и представителей других экономических направлений.

Чем же знаменит Дж. Кейнс в экономической науке? Все дело в том, что в экономической теории и практике Запада с 70-х гг. XIX в. и до 30-х гг. XX в. преобладал микроэкономический подход. То есть в экономике действует фирма, функционирующая в условиях свободной конкуренции, свободно и легко реализующая свои товары. Нарушений равновесия на длительные сроки не наблюдается. Все это шло от так называемого «закона рынков» Ж. Б. Сея. Этот закон предполагал, что весь рынок состоит из производителей и потребителей товаров. Считалось, что если кто-то продал свой товар, то он обязательно купит товар у другого: так называемый автоматизм операций, который самонастраивал и регулировал пропорции хозяйства. Признавалось, однако, что механизм рынка может давать сбои, но только под влиянием каких-то внешних ненормальных обстоятельств: войны, засухи, политические революции и т. п. Но даже и в таких случаях рынок быстро и автоматически восстанавливает прежний объем производства и равновесия.

Но экономические кризисы, первый из которых произошел еще в 1825 году, все больше подрывали веру в автоматизм рынка. Однако закон Cэя настолько укоренился в сознании экономистов и государственных деятелей, что, как сказал Дж. Гэлбрейт, приятие и неприятие закона Cэя служило признаком, по которому «экономисты отличались от дураков» [4, с. 374].

Полный крах закон рынков потерпел в 1929 г., когда в большинстве развитых капиталистических стран началась «великая депрессия». Капиталистическое общество остро почувствовало потребность в ином экономическом подходе, который и предоставил Кейнс.

Экономическая теория Дж. Кейнса есть синтез преемственности и новаторства. Он подверг критике некоторые основные положения неоклассической теории, что в экономической науке получило название «кейнсианская революция». В чем же состоит «кейнсианская революция»?

1.                  Самое главное — это предпочтение макроэкономического анализа микроэкономическому подходу. Именно Кейнс заложил основы макроэкономики. В центре его анализа находится национальная экономика в целом. В связи с этим его макроэкономический метод основывается на исследовании зависимостей и пропорций между общими народнохозяйственными величинами, среди которых: национальный доход, совокупные сбережения и потребление, инвестиции. Но следует сказать, что в целом он не отвергал микроанализ неоклассиков, просто он считал, что в сложившихся условиях его возможности ограничены.

2.                  Осуществляя макроэкономический анализ, Кейнс по-новому определяет предмет экономической науки [6, с. 37]. Он считает, что предметом является исследование количественных связей совокупных (агрегативных) народнохозяйственных величин (инвестиции — совокупный доход, инвестиции — занятость и совокупный доход, потребление — сбережение и др.), результаты которого используются для разработки программ экономической политики, нацеленных на обеспечение устойчивого экономического развития. Кейнс также отмечал, что целью является отбор таких переменных величин, которые поддаются сознательному контролю или управлению со стороны центральных властей в рамках той хозяйственной системы, в которой мы живем.

3.                  Для реализации предмета исследования Кейнс использует новый понятийный аппарат. Так, он вводит следующие понятия: эффективный спрос, предельная склонность к потреблению и сбережению, предельная эффективность капитала, совокупные спрос и предложение, полная занятость, предельная эффективность капитала, предпочтение ликвидности.

4.                  Свои особенности имеет и методология макроэкономической теории Кейнса. Основу образует макроэкономический анализ, центральным моментом которого является теория воспроизводства всего общественного капитала, на которой базируется программа государственного регулирования экономики. Однако Кейнс не занимается исследованием сущности воспроизводственного процесса, а посвящает макроэкономический анализ выяснению совокупных экономических процессов с помощью определенных функциональных зависимостей агрегативных величин. Для методологии Кейнса характерным является использование субъективно-психологического подхода.

Основываясь на методе абстракции, Кейнс подразделяет экономические явления на три группы величин:

-                   «исходные» (данные) величины, которые принимаются в качестве постоянных (количество труда, уровень технологии, квалификации, степень конкуренции, социальная структура и др.);

-                   «независимые переменные», построенные на основе психологического фактора (склонность к потреблению, предпочтение ликвидности, предельная эффективность капитала) — эта группа величин образует функциональную основу модели Кейнса, инструменты, с помощью которых, по его мнению, обеспечивается функционирование рыночного хозяйства;

-                   «зависимые переменные», характеризующие состояние экономики (объем занятости, совокупный доход).

5.                  Также Кейнс выступил против неоклассического понимания главной задачи и цели экономической науки. У неоклассиков главная задача и цель экономической науки состоит в выборе наилучшего из вариантов использования ограниченных редких ресурсов, причем редкость выступает в качестве исходного в экономическом анализе. В действительности же наблюдались не столько ограниченные ресурсы, сколько переизбыток ресурсов — массовая безработица, недогрузка производственных мощностей, празднолежащий капитал, непроданные товары. Кейнс считал, что прежде чем искать оптимальный вариант использования редких ресурсов, экономист обязан ответить на вопрос: как от неполной занятости перейти к полной? То есть Дж. Кейнс расширил понимание предмета экономической науки, включив в него анализ депрессивной экономики [8].

Теория Кейнса весьма прагматична. Она тесно связана с толкованием задач государственной политики. Она сделала поворот от социально нейтральной экономической науки к теории, лежащей в основе формирования политики государства. В результате у экономической науки появилась практическая функция. Теория Кейнса создала почву для государственного вмешательства в экономику.

Практически все макроэкономические исследования в рамках магистрального направления экономической теории последние 20 лет ведутся с позиций «нового неоклассического синтеза» [9]. Он представляет собой своеобразный методологический консенсус среди представителей мейнстрима о том, как и с помощью каких предпосылок нужно моделировать макроэкономические явления и процессы. «Старый», исторически первый неоклассический синтез был связан с именами ранних последователей Дж. М. Кейнса — Дж. Хиксом, П. Самуэльсоном, Ф. Модильяни и др., — которые в 1940–1960-е гг. достаточно успешно интегрировали макроэкономические кейнсианские принципы совокупного спроса в неоклассическую по своей сути микроэкономическую теорию рынков в духе концепции Вальраса. Это понятие соединяет в себе ключевые элементы теории реальных деловых циклов и концепции новых кейнсианцев. Смысл состоит в использовании неоклассических принципов межвременного общего равновесия для динамического моделирования кейнсианских особенностей функционирования экономики. Иными словами, существование номинальных жесткостей и других рыночных несовершенств, являющееся главным элементом новокейнсианского подхода, становится одной из основных предпосылок моделей, построенных на методологии нового синтеза [1].

В качестве ключевой характеристики нового синтеза Н. Мэнкью называет «видение экономики как системы динамического равновесия, отличающегося от Парето-оптимума в силу жесткости цен (и, возможно, других провалов рынка)» [3]. В основе рассматриваемого подхода лежит так называемая DSGE-парадигма (dynamic stochastic general equilibrium — динамическое стохастическое общее равновесие), которая является расширенной и усложненной версией первого поколения моделей реальных деловых циклов. Колебания деловой активности исследуются при допущении оптимального и рационального поведения экономических агентов, но отказе от предпосылок совершенной информации и совершенно конкурентной среды (что указывает на интеграцию новокейнсианских разработок) и включении факторов динамики и неопределенности. DSGE-подход представляет собой определенную теоретическую структуру, которая формирует аналитический каркас нового неоклассического синтеза и создает рамки для моделирования макроэкономических флуктуаций и анализа политики. Такая концепция активно применяется сегодня для изучения разнообразных кризисных явлений, имевших место на протяжении XX в. При этом данный подход разделяется далеко не всеми макроэкономистами. Естественно, что акцент на математическую строгость и крайнюю формализованность, использование большого количества упрощающих предпосылок для соблюдения внутренней логики модели (прежде всего — положение о существовании однородных, максимизирующих полезность репрезентативных экономических агентов) и другие составляющие нового синтеза являются предметом многочисленной критики. Доминирующая на настоящий момент исследовательская программа в макроэкономике вызывает вопросы как с точки зрения теоретической обоснованности, так и с позиций эмпирической проверки ее моделей и (не-)оптимальности рекомендаций для экономической политики [7]. Но справедливости ради стоит отметить, что сторонники нового синтеза пытаются развивать свой инструментарий в ответ на претензии представителей альтернативных направлений. Многие современные макроэкономические модели, построенные в русле DSGE-парадигмы, уже включают в себя неоднородность агентов, предпосылку о неполной рациональности и (пусть и в самом простейшем варианте) финансовые рынки и возникающие на них дисбалансы.

Главными составляющими нового синтеза являются концепция новых кейнсианцев и DSGE-подход (в основе которого — теории новых классиков и реальных деловых циклов). Р. Скидельски кратко и четко описывает основное различие между двумя этими направлениями, входящими в сегодняшний макроэкономический мейнстрим: при допущении о «сильных» рациональных ожиданиях, используемом в DSGE-моделях, «нет места таким явлениям, как вынужденная безработица, а есть лишь добровольный выбор занятости или праздности. Чрезвычайно важные выводы из такой идеи... состоят не просто в том, что политика стимулирования не будет никого стимулировать; наоборот, она способна лишь мешать. Неокейнсианцы принимают гипотезу рациональных ожиданий, но при этом считают, что у экономических агентов информации недостаточно для формирования верных ожиданий [10]. Это позволяет им выступать за политические меры как инструмент улучшения экономической ситуации. Таким образом, в новом неоклассическом синтезе присутствует внутреннее единство по поводу используемой методологии, но остаются некоторые разногласия, касающиеся причин циклических колебаний и реакции государства на кризисы.

Представляется, что императивным механизмом антикризисного регулирования экономики и достижения ею конкурентоспособности является сильная инновационная политика государства, нацеленная на создание национальной инновационной системы в ее пространственно-региональном измерении [2, 3]. В этой связи полагаем, что эволюция неокейнсианской модели регулирования экономики будет связано с дальнейшим развитием предмета, метода и нормативного аналитического аппарата.

 

Литература:

 

1.                  Вудфорд М. Сближение взглядов в макроэкономике: элементы нового синтеза // Вопросы экономики. — 2010. — № 10.

2.                  Гуриева Л. К. Конкурентоспособность инновационно ориентированного региона. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук / Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации. Москва, 2007.

3.                  Гуриева Л. К. Новые подходы к инновационному развитию регионов//Гуманитарные и социальные науки. 2013. № 5. С. 35–42.

4.                  Макконелл К. Р., Брю С. Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика / Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, 2005.

5.                  Мэнкью Н. Г. Макроэкономист как ученый и инженер // Вопросы экономики. –2009. — № 5.

6.                  Помякшев Н. Ф. История экономических учений. — Самара: Изд-во СГПУ, 2006.

7.                  Фаджиоло Д., Ровентини А. О научном статусе экономической политики: повесть об альтернативных парадигмах // Вопросы экономики.– 2009. –№ 6.

8.                  Ядгаров Я. С. История экономических учений. — М.: ИНФРА-М, 2007.

9.                  Arestis P. New Consensus Macroeconomics: A Critical Appraisal // The Levy Economics Institute of Bard College Working Paper. — № 564. — May 2009.

10.              Kehoe T. J., Prescott E. C. Great Depressions of the Twentieth Century. Federal Reserve Bank of Minneapolis, 2000.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle