Библиографическое описание:

Гудиева Л. Р. Комплексная оценка эффективности кластеров лизинговых проектов // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 803-813.

В статье рассматривается вопросы оценки лизинговых операций, способы комплексных оценок эффективности кластерных проектов.

Ключевые слова:лизинг, кластеризация, эффективность, внедрение, оценка.

The article discusses the assessment of leasing operations, methods of complex assessments of the effectiveness of cluster projects.

Keywords:leasing, clustering, efficiency, implementation and evaluation.

 

Эффект кластера лизинговых проектов является многоаспектным: он складывается, во-первых, из эффектов каждого члена кластера, а во-вторых, из эффектов, различных по своей природе. Более того, его нельзя оценивать отдельно от развития системы в реальном времени. Таким образом, встает две задачи: оценки эффективности кластера лизинговых проектов и оценки эффективности функционирования кластера лизинговых отношений, возникающего в ходе реализации лизинговых проектов. Первая оценка предназначена для отбора кластеров к реализации и выбора стратегии деятельности компании. Вторая оценка необходима для проверки выбранной стратегии на адекватность.

Методика оценки эффективности кластеров лизинговых проектов

Комплексная оценка каждого кластера лизинговых проектов предназначена для выбора их с целью финансирования, реализации и формирования дальнейшей стратегии поведения лизинговой компании. Для оценки эффективности кластера используем понятие качества и предложим интегральный коэффициент качества (Кк), который определяется методом «профилей», хорошо известным в теории управления качеством [20]. Профилем качества кластера лизинговых проектов называется графическое изображение отобранных для оценки эффективности признаков кластера. Он может быть использован для оценки эффективности кластера путем сравнения профилей различных конкурирующих кластеров, построенных на одном прямоугольном оценочном поле (рис.1). Набор признаков для оценки эффективности каждого кластера представлен в таблице 2.4. Каждый признак представляется совокупностью оценок по всем предприятиям, входящих в кластер. Оценочное поле делится на равные (ш-1) частей, где ш — число признаков. Исходя из того, что все свойства объекта одинаково важны, весомости их принимают одинаковыми. Но не исключается присвоение определенного веса каждому показателю исходя из предпочтений лизинговой компании, реализующей проекты.

Значение каждого показателя откладывается на делительной шкале таким образом, что чем значение показателя лучше, тем правее он располагается на делительной шкале. Суть метода заключается в том, что чем площадь профиля больше, тем качество или эффективность кластера выше. Профиль позволяет разноразмерные показатели кластера объединить в интегральный показатель. Интегральный коэффициент качества кластера или его эффективности определяют по следующей формуле:

Кк^Бпр/Б,                                                                                                                     (1)

где Бпр — площадь, ограниченная профилем;

Б — площадь оценочного поля. Площадь, ограниченная профилем рассчитывается по следующей формуле:

Бпр = R-(х1/1 + х2 +*3 +... + *„_! +х„/2),                                                                   (2)

где R — расстояние между делительными шкалами (выбирается произвольно),

мм;

X1, х2,...,хп — координаты вершин профиля, мм. Площадь оценочного поля определяется по формуле:

S = H(л-1)-R,                                                                                                                 (3)

где Н — ширина оценочного поля, мм.

Профиль кластера лизинговых проектов представлен на таб.1.

 


Таблица 1

Профиль кластера лизинговых проектов

Показатели, характеризирующие кластер

Значения показателей

Наихуд- шее

 

Наилуч- шее

Экспертиза предприятий, составляющих кластер

Совокупная оценка репутации предприятий и продукции, производимой в кластере

 

 

 

Оценка квалификации персонала всех категорий

 

 

 

Оценка технологического уровня производства с учетом приобретаемого по лизингу оборудования

 

 

 

Уровень развития сети сбыта

 

РУ*

 

Доступ к источникам сырья, материалов, комплектующих, источникам энергии

 

i

 

Уровень развития транспортной сети, доступ к рынку сбыта

 

} /

 

Безопасность производства

 

 

 

Экология производства

 

 

 

Оценка финансового положения предприятий кластера

 

 

 

Оценка проектов кластера

Основные показатели экономической эффективности (NPV, IRR, PI, окупаемость и другие)

 

 

 

Социальная эффективность

 

 

 

Наличие инновационной составляющей, оценка научно-технической составляющей

 

\

 

Уровень конкуренции

 

; \

 

Стабильность спроса, тенденции спроса, затраты на продвижение продукции

 

 

 

Обеспеченность лизинговых проектов

 

[<^^

 

Оценка отраслей, которым принадлежат предприятия кластера

Текущее состояние, динамика, перспективы развития, этап жизненного цикла отрасли

 

 

 

Научно-технический потенциал, инновационная составляющая

 

 

 

Состояние ОПФ

 

————

 

Рентабельность отрасли

 

 

 

Структура себестоимости, факторы ценообразования

 

 

 

Наличие монополистов и крупных инвесторов в отрасли

 

 

 

Специфические отраслевые риски

 

—^^^

 

Влияние государства на развитие отрасли

 

 

 

Состояние смежных отраслей

 

V

 

Экспертиза территории

Инвестиционный потенциал (ресурсно-сырьевой, производственный, потребительский, инфраструктурный, интеллектуальный, институциональный, инновационный потенциалы)

 

! X

 

Инвестиционный риск (экономический, политический, социальный, экологический, криминальный).

 

 

 

Законодательные условия инвестирования

 

 

 

 

 


Концептуальный подход к оценке синергического эффекта функционирования кластера лизинговых отношении

Вторая оценка лизингового кластера связана с проверкой выбранной стратегии развития на адекватность и сводится она к оцениванию функционирования сформированного кластера лизинговых отношений. Системный эффект функционирования кластера лизинговых отношений складывается из совокупности взаимосвязанных и от того усиливающих друг друга результатов деятельности каждого члена кластера, проявляющихся в различные моменты времени по принципу цепной реакции и соответствующие определенному уровню развития системы, а часто и порождающие новый уровень развития. Поскольку такой системный эффект есть результат кооперативных, когерентных и согласованных действий участников кластера лизинговых отношений, который значительно превосходит результаты отдельных независимых действий, то такой совокупный эффект от деятельности кластера необходимо рассматривать как синергический эффект. Этот эффект проявляется в повышении эффективности деятельности и производительности труда предприятий и организаций, входящих в кластер, создании новых предприятий, комплексов предприятий, в том числе наукоемких, создании новых перспективных отраслей, освоении и широком внедрении новейших технологий, стимулировании экономически неразвитых районов, появлении новых рабочих мест, повышении доходов в бюджет, увеличении прослойки высококвалифицированных специалистов и т. д. С другой стороны различные по природе своей эффекты оказывают влияние друг на друга. Условная взаимосвязь этих эффектов представлена на рисунке 1.

Рис. 1. Условная взаимосвязь эффектов функционирования кластера лизинговых отношений

 

Необходимо отметить, что оценка эффективности функционирования кластера связана с определенными сложностями, в частности с тем, что системная эффективность складывается из совокупности разнокачественных эффектов, разномасштабных по времени. В определенных случаях действие отдельных эффектов проявляется косвенно и не всегда может быть измерено количественно. В связи с этими сложностями в настоящее время не предложены универсальные формализованные модели описания синергических эффектов. Возможно применение функции желательности Е. С. Харингтона для решения задач свертывания различных по содержанию факторов, обусловливающих результат общего синергического эффекта [60]. Функция желательности Харингтона широко используется при решении задач многофакторной оптимизации в системах с разными по природе механизмами, составляющими единый процесс. Однако оптимизация, как известно, предполагает нахождение некоторого результата в условиях заданных ограничений в соответствии с представлениями лица, принимающего решения. Поэтому оптимизация — это всегда субъективный выбор. Самоорганизация — это действие субъективных и объективных факторов, приводящих к движению системы из одного состояния в другое, соответственно синергический эффект — это результат такого действия. Поэтому оценка синергетического эффекта не может быть сведена к решению задач оптимизации. Как нам представляется, оценка синергического эффекта должна отражать изменение состояния системы.

Таким образом, синергический эффект функционирования системы — это результат изменения состояния системы и ее окружения во времени в процессе ее развития. Состояние системы при этом может быть описано совокупностью результирующих показателей различных аспектов функционирования системы, как внутренних, так и внешних, взаимодействующих между собой, оказывающих влияние друг на друга и от того усиливающих действие друг друга в пространстве и во времени.

Для оценки эффективности функционирования кластера лизинговых отношений необходимо определить основные направления (составляющие) эффективности. В соответствии с вышеприведенной схемой выделим следующие:

-        научно-техническую эффективность;

-        социальную эффективность;

-        экологическую эффективность;

-        экономическую эффективность;

Каждое из этих направлений необходимо представить в виде системы качественных характеристик и количественных показателей, дающих представление об эффективности функционирования кластера в различных аспектах. Обобщенная система характеристик и показателей будет представлять собой систему параметров состояния системы, зафиксированных в определенные моменты времени.

Научно-техническая эффективность определяется в случае присутствия в кластере научно-технического блока. Эффект от научной деятельности во многом определяется тем, насколько своевременно в соответствии с требованиями НТР определяются направления исследований и разработок, а также тем, какой прирост научной информации достигается в результате проведения данных исследований. Большинство исследователей придерживаются мнения, что наиболее приемлемым способом оценки результативности научных исследований остается метод содержательной компонентной оценки, осуществляемый с привлечением экспертов, с использованием бальных оценок результативности научно-исследовательских работ. Другой составляющей научно-технического эффекта является эффект от внедрения (использования) научно-технической информации. Именно в этой части просматривается взаимосвязь научно-технического эффекта с другими составляющими эффективности кластера (экономической, социальной, экологической) (рис. 1).

Показатели социальной эффективности учитывают социальные последствия деятельности кластера для общества в целом, в том числе как непосредственные затраты и результаты, так и внешние. Оценка социальных последствий является также одной из наиболее сложных в методологическом аспекте проблем эффективности деятельности систем. В частности, это связано с тем, что многие проявления социального эффекта трудно или невозможно измерить. В практике оценки социального эффекта сложился ряд методических приемов, позволяющих оценивать определенные социальные последствия. Для тех составляющих социального эффекта, по которым установлены нормативные требования к социальным нормам стандарта, могут использоваться нормативные параметры оценки (к примеру, экологические и санитарно-гигиенические параметры среды проживания и работы человека). Однако здесь существует проблема установления научно-обоснованных нормативных требований, соответствующих современному уровню развития общества, с одной стороны, с другой — носящих опережающий характер.

Отдельные компоненты социального эффекта могут иметь стоимостную оценку и отражаться в расчетах экономической эффективности. К таковым можно отнести:

-        увеличение количества рабочих мест в регионе;

-        улучшение жилищных и культурно-бытовых условий;

-        улучшение условий труда;

-        увеличение надежности снабжения населения региона отдельными товарами (услугами);

-        улучшение уровня здоровья населения;

-        экономия свободного времени населения и т. д.

Одним из ключевых показателей социальной эффективности является уровень социального благополучия — состояние субъекта общественного процесса (индивида, территориальной общности, общества в целом), характеризующееся гармонией между ценностями, интересами, потребностями и возможностями для их удовлетворения, то есть спокойной жизнью в довольстве и достатке. Для вычисления показателя уровня социального благополучия можно воспользоваться методикой, предложенной исследователями [36]. Следует отметить, что одним из базовых методов оценки социального эффекта остается экспертный метод. Экспертиза ожидаемых социальных последствий научно-технических, экологических и других инноваций может быть организована в различных формах:

-        индивидуальная и/или коллективная экспертиза с привлечением квалифицированных специалистов различных сфер деятельности;

-        социологические опросы населения;

-        проведение референдумов, затрагивающих интересы различных слоев общества или региона.

Экологический фактор, наряду с социальным, должен также выступать в качестве основного критерия оценки функционирования кластера, поскольку конечная цель создания кластера выражается в улучшении жизни общества, его гармоничного развития, что абсолютно невозможно без сохранения необходимого для жизнедеятельности состояния окружающей среды. Генеральная экологическая цель может быть сформулирована как достижение положения, при котором совокупная нагрузка на природные комплексы территории не будет превышать их самовосстановительный потенциал [36].

Деятельность кластера лизинговых отношений в этом направлении предусматривает:

Реализацию лизинговых проектов с учетом требований экологической безопасности.

Реализацию комплекса мероприятий по выявлению и устранению последствий негативного воздействия на окружающую среду, включающего мониторинг состояния окружающей среды; реализацию экологических проектов, направленных на поддержание и оздоровление состояния окружающей среды.

Важная роль в осуществлении экологической программы отводится разработке и внедрению новых ресурсосберегающих и природоохранных технологий и производств, обеспечивающих рациональное природопользование; природоохранного оборудования, установок, сооружений, предприятий и объектов; совершенствованию природоохранной технологии, методов и средств защиты природных объектов от негативного воздействия; нетрадиционных методов и высокоэффективных систем и установок для очистки выбросов промышленных предприятий, утилизации отходов и т. п.

Оценка экологического эффекта в результате реализации инвестиционных проектов, а также комплекса мероприятий по выявлению и устранению последствий негативного воздействия на окружающую среду может состоять из следующих основных оценок:

-        выбросов и отходов в окружающую среду (водный, воздушный бассейны, земельные ресурсы, лесные ресурсы, животный мир). Оценка производится в сравнении с ПДК вредных веществ и ПДУ воздействий на окружающую среду, а также с помощью показателей и характеристик, по которым не установлены предельные нормативные значения;

-        безотходности производства за счет замкнутого технологического цикла переработки ресурсов или благодаря переработки образующихся отходов. Оценки могут фиксировать полностью или частично безотходные технологии, а также степень утилизации отходов производства, организации оборотного водоснабжения, малоотходных и бессточных производств;

-        приближения к биосферосовместимому типу технологии — оценки технологии с позиции степени перехода с природоперерабатывающего типа производства на процессы, близкие к естественным, с замкнутым вещественно-энергетическим циклом, или сокращения объема переработки природных ресурсов.

Кластер лизинговых отношений как производственно-коммерческая система, прежде всего, стремится достичь экономической эффективности всех участников кластера, создающей необходимые предпосылки для экономического развития. Для оценки экономической эффективности кластера лизинговых отношений, на наш взгляд, целесообразно использовать две группы критериев. Первая группа представляет собой стандартный набор таких показателей, как объем прибыли, рентабельность и т. д. Вторая группа отражает размеры кластера, специфику деятельности и решаемых с их помощью проблем, в частности таких, как число фирм кластера, их размеры, возраст, происхождение, специализация, процент выживаемости фирм, число вновь созданных предприятий за период, число созданных новых рабочих мест и т. д. Кроме этого необходимо оценивать отдельно предприятия, входящие в кластер, и проекты ими реализуемые.

Экономическая эффективность кластера напрямую зависит от экономической эффективности реализуемых инвестиционных (сюда же относим лизинговые проекты) проектов. Экономическая эффективность инвестиционного проекта характеризуется системой экономических показателей, отражающих соотношение связанных с проектом затрат и результатов и позволяющих судить об экономической привлекательности проекта для его участников, об экономических преимуществах одних проектов над другими. Экономическая эффективность инвестиционного проекта подразумевает оценку эффективности проекта в целом и эффективность участия в проекте (табл.2) [24].

Таблица 2

Виды эффективности инвестиционного проекта

Эффективность проекта в целом:

Эффективность участия в проекте

общественная (социально- экономическая эффективность) проекта;

коммерческая эффективность проекта

эффективность для предприятий-участников; эффективность для акционеров; эффективность участия структур более высокого уровня (региональная и народнохозяйственная эффективность, эффективность для отрасли, ФПГ, холдинга, кластера в целом) бюджетная эффективность (с точки зрения расходов и доходов всех уровней)

 

В таблице 3 приведены основные показатели, используемые для оценки экономической эффективности инвестиционных проектов.

Таблица 3

Показатели оценки экономической эффективности инвестиционных проектов

Показатели

Статические

Динамические

Абсолютные

Суммарная прибыль Среднегодовая прибыль

Чистый дисконтированный доход (ИРУ)

Относительные

Рентабельность инвестиций (норма прибыли)(Я01)

Рентабельность инвестиций (Р1) Внутренний коэффициент окупаемости (1Ю.)

Временные

Период окупаемости инвестиций простой

Период окупаемости инвестиций дисконтированный

 

Статические методы оценки экономической эффективности относятся к простым методам, которые используются главным образом для быстрой и приближенной оценки. Для анализа инвестиционных проектов целесообразнее использовать динамические методы оценки экономической эффективности, основанные на дисконтировании денежных потоков. Основные критерии для оценки экономической эффективности общеизвестны и не представляют интереса в теоретическом плане на данном этапе исследования. В этой связи нам представляется вполне корректным вместо операции воспроизведения дать ссылки на некоторые литературные источники [21, 22, 23, 24, 25, 31, 54].

Данные показатели оценки экономической эффективности проектов выступают в роли необходимых критериев, на основе которых участники проекта могут оценивать экономическую (коммерческую) привлекательность проекта. Однако следует отметить, что решение о поддержки проекта должно приниматься с учетом других оценок и критериев, которые в каждом конкретном случае формируются исходя из целей, стоящих перед участниками проекта, условий реализации проекта и связанного с ним рисками, другими факторами, которые часто могут не иметь количественного выражения. В связи с этим процедура оценки инвестиционных проектов должна включать как формальные методы расчета количественных критериев оценки экономической эффективности, так и не формальные, экспертные методы анализа различных аспектов проекта.

Оценку интеграционного (синергического) эффекта функционирования кластера можно проводить по двум вариантам:

-        при сопоставлении двух сценариев: первый — развитие участников кластера при их полной самостоятельности; второй — их развитие в рамках кластерного образования (рис. 3, а);

-        при сопоставлении состояний кластера в процессе развития в разные временные моменты (рис.3, б).

Рис. 3. Варианты оценки синергического эффекта функционирования кластера

 

В первом варианте систему потенциальных участников кластера при их полной самостоятельности и независимости можно рассматривать как состояние системы «кластер» в начальный момент времени при низком уровне организованности. Тогда оценку можно проводить в процессе формирования кластера на каждом этапе и в процессе развития непосредственно.

Состояние системы в определенный момент времени может быть описано с помощью набора показателей (параметров состояния), характеризующих социальную, научно-техническую, экономическую, экологическую эффективности:

С = {с,,с2...ск,Ск+],Ск+2,С/+,,С1+2,--Ст,Ст+х,Ст+2,...Сп }                                   (4)

где С — состояние системы;

сх,с2...ск — параметры состояния, описывающие научно-техническую эффективность;

ск+1,ск+2,...с1 — параметры состояния, описывающие социальную эффективность; с1+}>с1+2>—ст " параметры состояния, описывающие экологическую эффективность;

ст+1,ст+2,...сп — параметры состояния системы, описывающие экономическую эффективность.

Для приведения параметров состояния системы к одной размерности воспользуемся методом радара, применяемого обычно для оценки конкурентоспособности новой техники [33]. В соответствии с этой методикой каждый количественный и качественный показатель переводиться в декартову систему координат. Пространство в системе координат делится на четыре квадранта, каждый из которых соответствует определенному частному эффекту — научно-техническому, социальному, экологическому, экономическому. Все оценочные показатели имеют одинаковый вес. Круг делится радиальными оценочными шкалами на сектора, количество которых равно числу параметров состояния системы. Шкалы на радиальных прямых градируются таким образом, чтобы все значения показателей лежали внутри оценочного круга. На каждой радиальной шкале откладывается значение параметра состояния. По мере удаления от цента круга значение показателя улучшается. Качественные показатели могут быть оценены экспертным путем. Наличие какого-либо показателя оценивается единицей, лежащей на окружности, его отсутствие — нулем, лежащим в центре круга.

Состояние системы кластера лизинговых отношений в определенный момент времени оценивается с помощью интегрального безразмерного показателя — относительной площадью радара, построенного внутри оценочного круга в системе координат по количественным показателям и качественным характеристикам экономического, научно-технического, социального и экологического эффекта.

Интегральный безразмерный показатель состояния системы в фиксированный момент времени рассчитывается по формуле:

С = &/5,                                                                                                                         (5)

где 8Р — площадь радара, мм2;

8 — общая площадь оценочного круга, равная л-Я2, Я — радиус оценочного круга, мм.

Площадь радара рассчитывается по формуле:

Яр = 0,5(-х1 ■у1 +(х,            +>>2) + (х2 -^М^ + У3) + — +

+ -) • (Уп-2 + Уя-х) + *„-> • У.-г).   (6)

где х;; У1 — координаты вершин многоугольника (радара) в координатных осях с началом в центре круга, мм. Каждая вершина радара представляет собой параметр состояния;

п — число параметров состояния.

При расчете обход вершин многоугольника начинается против часовой стрелки.

Радар состояния системы представлен на рисунке 4. Определим его как карту состояния системы в момент времени I.

Рис. 4. Радар (карта) состояния синергической системы «кластер» в моменты времени

 

(1–1) И г.

Синергический эффект функционирования кластера лизинговых отношений — результат взаимодействия субъектов, основанного на сотрудничестве, кооперации, согласованности действий, когерентности, выступающий как совокупность различных по природе и качеству результатов деятельности — экономических, социальных, научно-технических, экологических и иных. Определим его как изменение состояния системы в различные временные моменты.

Таким образом, получим безразмерный интегральный показатель синергического эффекта функционирования кластера лизинговых отношений:

<т(= С, — С,_, (2.9) где о1 — синергетический эффект функционирования системы в момент времени I;

и С(1.1) — состояния системы в моменты времени I и (1–1) соответственно.

Изменение синергического эффекта можно визуально наблюдать по тому, за счет какого квадранта (частного эффекта) произошло изменение и, соответственно, качественный скачок.

Синергический эффект функционирования кластера предприятий в разные моменты времени будет отражать развитие системы. Отрицательное значение синергического эффекта может быть связано как с разрушением системы, потерей ее устойчивости, разрывом связей, структурными сдвигами, гибелью некоторых элементов, так и с крупными капитальными затратами, связанными с вложениями средств в различные инвестиционные проекты. Развитие системы — есть смена ее состояний. Отсюда развитие можно представить функцией С(0={с,-(0}, а синергический эффект — функцией а(1:)={ДС(1:)}. Смена состояние синергетической системы, или ее развитие представлено на рисунке 2.10.

 

В условиях согласованных взаимодействий, что в кластере является одним из основных принципов, это развитие приводит к самоорганизации и образованию новых структур.

Фазовые переходы в системе «кластер» могут быть вызваны инновационными процессами, приводящими к появлению новых технологий, товаров, материалов, новых методов управления, к новым организационным структурам, новым видам бизнеса. Все эти процессы сопровождаются определенными потерями, как качественными, так и количественными. Например, инвестиционные затраты, затраты на адаптацию, убытки, снижение эффективности производства, сокращение персонала, распад структур и т. п. Этим потерям соответствуют области отрицательных эффектов, сопровождающих качественные переходы. Точки — так называемые «критические точки», в которых возможен скачок системы из одного состояния в другое. Критические точки также называют бифуркационными точками (точки ветвления), в которых трудно прогнозировать, какой путь развития выберет система — переход на новый уровень развития, приобретая новые качественные свойства и элементы, либо разрушение структуры системы. Перейти с одного качественного уровня на другой с минимальными потерями, то есть, сокращая область отрицательных эффектов, — задача синергетического менеджмента. Стационарным считается состояние, когда наработка вещества системой равна расходу вещества. В этих точках первая производная функции состояния равна нулю, то есть в критических точках система находится в состоянии равновесия, однако, это равновесие кратковременное с тенденцией нарастания энтропии. Подобно развитию системы синергический эффект также будет изменяться во времени — нелинейно и скачкообразно.

Таким образом, кластер как синергическая система имеет динамичный нелинейный характер поведения, поэтому развитие кластера, как считает М.Портер, не гарантировано. После начала процесса наблюдается нечто вроде цепной реакции, в которой достаточно быстро начинают прослеживаться причинно-следственные связи. Этот процесс сильно зависит от эффективности действующих связей или цепочек обратной связи (реакция возможных поставщиков или покупателей). Кроме существующих связей внутри кластера, на развитие кластера существенное влияние оказывают экзогенные факторы, такие как общая экономическая среда, правовая среда, законодательство, налоговые стимулы, географические и климатические условия и другие. В жизнеспособном кластере первоначальная критическая масса фирм усиливает процесс самоусиления, в котором появляются специализированные поставщики, накапливается информация, капитал, активизируется исследования, развивается инфраструктура [37]. Пересечение кластеров сообщает их развитию определенные импульсы, поскольку сталкиваются различные идеи, технологии.

Так же как нет гарантий для развития, так же нет гарантий сохранения конкурентоспособности. Причины упадка кластеров по Портеру делятся на две категории. Эндогенные причины являются, как правило, результатом внутренней негибкости кластера, чрезмерной консолидации, создающей барьеры для локального соперничества и, как следствие, снижающие производительность, замедляющие инновации. Экзогенные причины связаны с расширением кластера или с образованием разрывов во внешнем окружении. Разрывы в технологических цепочках способны нейтрализовать многие преимущества кластера. Например, возникновение новых перспективных заменяющих материалов для производства какого-либо конечного продукта цепочка поставщиков старых материалов и сырья оказывается невостребованной. Отсюда разрыв связей с последним звеном в цепи поставщиков приводит к разрушению всей цепи. Таким образом, научно-технический прогресс, приводящий к появлению новых технологий, новых материалов может оказать негативное влияние на некоторые элементы кластера. Нейтрализовать этот фактор или несколько сгладить последствия от его действия можно за счет постоянного мониторинга тенденций развития НТП, появления новых материалов и технологий, рыночной ситуации. Такое же воздействие оказывает и сдвиг в потребности покупателей. К экзогенным причинам упадка кластеров относятся помимо всего прочего общая экономическая ситуация, рост и агрессия внешней конкуренции, изменения в законодательстве, налогообложении, политическая нестабильность. Адаптивные качества кластера к изменениям внешней и внутренней среде зависят от способности кластера к обновлению, от скорости обновления.

 

Литература:

 

1.      Абрамов С. И. Инвестирование. — М.: Центр экономики и маркетинга, 2000. — 440 с.

2.      Антонов В. Г. Эволюция организационных структур // Менеджмент в России и за рубежом. — 2000. — № 1. — с.25–30.

3.      Аристархова М. К., Гизатуллин Т. Х., Гизатуллин Х. Н. Управление коммерческой деятельностью предприятия / Институт экономики УрО РАН. — Екатеринбург, 2000. — 278 с.

4.      Бочко B. C. Инвестиционная деятельность и удержание индустриального уровня экономики // Известия Уральского государственного экономического университета. -2001. — № 4. — с. 118–126.

5.      Волкова В. Н., Денисов A. A. Основы теории систем и системного анализа: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Системный анализ и управление». Изд. 2-е, перераб. и доп. СПб: Изд-во СПбГТУ, 2001. -512с.

6.      Всеобщее управление качеством: Учебник для вузов/ О. П. Глудкин, М. Н. Горбунов, А. И. Гуров, Ю. В. Зорин; Под ред. О. П. Глудкина. — М.: «Горячая линия — Телеком», 2001. — 600с.

7.      Гизатуллин Х. Н. Структурные преобразования экономики (методология, системный анализ структурного сдвига экономки; модельные конструкции) / Институт экономики УрО РАН. Екатеринбург, 2000. — 85 с.

8.      Голубев В. О некоторых аспектах оптимизации налогообложения лизинговых операций // Технологии лизинга и инвестиций. —2000. — № 3. — с.41–45.

9.      Горемыкин В. А. Основы технологии лизинговых операций: Учебное пособие. —М.: Ось-89, 2000. — 512 с.

10.  Губанов С. Вертикальная интеграция — магистральный путь развития // Экономист. — 2001. — № 1. — с.35–49.

11.  Дорожкина Н. П. Лизинг или кредит: как производителю выгоднее приобрести оборуджование // Технологии лизинга и инвестиций. Вестник Российской ассоциации лизинговых компаний. — 2000. — № 1–2. — с.64–67.

12.  Красильников В. В. Статистика объектов нечисловой природы. Наб. Челны: Изд-во Камского политехнического института, 2001.- 144 с.

13.  Крючкова О. Н., Попов Е. В. Обзор методов ценообразования: достоинства и недостатки // Все для бухгалтера. — 2001. — № 15 (69). — с.33–45.

14.  Кузнецов Б. Л. Введение в экономическую синергетику. Наб. Челны: Изд-во КамПИ, 1999,- 304 с.

15.  Куликов А. Г. Почем фунт лизинга в России // Деньги и кредит. — 2000. — № 4. — с.16–21.

16.  Лещенко М. И. Основы лизинга: Учеб. Пособие. — М.: Финансы и статистика, 2000. — 336 с.

17.  Лизинг в России в 2000 году // Технологии лизинга и инвестиций. Вестник Российской ассоциации лизинговых компаний. — 2001. — № 5.

18.  Лизинг ревю. — № 2. — 2001. — с.2–3.

19.  Мелкумов Я. С. Теоретическое и практическое пособие по финансовым вычислениям. — М.: ИНФРА — М., 1996. — 336 с.

20.  Мелкумов Я. С. Экономическая оценка эффективности инвестиций и финансирование инвестиционных проектов. — М.: ИКЦ «ДИС», 1997. — 160 с.

21.  Мелкумов Я. С. Организация и финансирование инвестиций: Учебное пособие. — М.: ИНФРА-М, 2000. — 248 с.

22.  Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов: (Вторая редакция) / М-во экон. РФ, М-во фин. РФ, ГК по стр-ву, архит. и жил. политике; рук. авт. кол.: Коссов В. В., Лившиц В. Н., Шахназаров А. Г. — М.: ОАО «НПО «Изд-во «Экономика», 2000. — 421 с.

23.  Методические рекомендации по расчету лизинговых платежей, утвержденные Министерством экономики и согласованные с Министерством финансов РФ от 16.04.96 г.

24.  Перевалов Ю. В., Добродей В. В., Гимади И. Э. Модели финансового менеджмента на предприятии. Екатеринбург: УрО РАН, 1999. — 227 с.

25.  Письмо Департамента налоговой политики Минфина РФ от 30 июня 2000 г. N 04–05–06/54.

26.  Положение по бухгалтерскому учету «Доходы организации» ПБУ 9/99, утвержденное приказом Минфина РФ от 6 мая 1999 г. N 32н (с изменениями от 30 декабря 1999 г., 30 марта 2001 г.).

27.  Положение по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденное приказом Минфина РФ от 30 марта 2001 г. N 26н.

28.  Попов Е. В., Татаркин А. И. Теория анализа рынка. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2000. — 220 с.

29.  Попов Е. В. Теория маркетинга /Е. В. Попов, 2-е изд. Екатеринбург: Изд. ИПК УГТУ, 2000. — 586 с.

30.  Попов Е. В. Классификация экономической науки // Известия Уральского государственного экономического университета. — 2001. — № 4. — с.35–43.

31.  Попов Е. В., Писчасов Ф. А. Анализ эффективности прямых инвестиций // Финансовый менеджмент. — 2001. — № 5. — с.74–80.

32.  Портер, Майкл, Э. Конкуренция.: Пер. с англ.: Уч. пос. — М.: Издательский дом «Вильяме», 2000. — 495 с.

33.  Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой.: Пер. с англ. — М.: Эдиториал УРСС, 2000. — 312 с.

34.  Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант. К решению парадокса времени.: Пер. с англ. Ю. А. Данилова. 3-е изд. — М.: Эдиториал УРСС, 2001. — 240с.

35.  Приказ Министерства финансов РФ от 13 октября 2003 г. N 91н «Об утверждении Методических указаний по бухгалтерскому учету основных средств».

36.  Прилуцкий Л. Мировой лизинговый бизнес (краткий обзор) // Технологии лизинга и инвестиций. Вестник Российской Ассоциации лизинговых компаний. — 2000. — № 3. — с.69–73.

37.  Приоритеты социально-экономического развития регионов: вопросы теории, методологии, практики / Под ред. чл.-кор. РАН А. И. Татаркина. Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2000.

38.  Региональная стратегия устойчивого социально-экономического роста / Под ред. А. И. Татаркина. Екатеринбург: УрО РАН, 1998.

39.  Россия в цифрах. Краткий статистический сборник / Госкомстат России. — М.: Госкомстат России, 2000. — 396 с.

40.  Сахарчук В. Виды лизинговых операций // Хозяйство и право. — 1998. — № 4.с.26–31.

41.  Силинг С. А., Михайлова Л. А., Тареева Ю. Н., Захарьящева Е. В. Лизинг в вопросах и ответах (практическое руководство по лизингу для предпринимателей). — СПб.: ТОО Издательство «Гиппократ», 1999. — 140 с.

42.  Синько В., Черноусов Е. Лизинг — средство подъема производства // Экономист. — 1999. — № 3. — с.48–55.

43.  Скрынник Е. Лизинговые услуги в России // Закон. — 1999. — № 8. — с.46–49.

44.  Соколов В.В Лизинг в России: Правовые основы. — М., 1996.

45.  Степанов В. Н., Разовский Ю. В. Методы снижения риска при лизинге промышленного оборудования // Финансы. — 1999. — № 3. — с.21–22.

46.  Татаркин А. И., Романова O. A., Чененова Р. И., Филатова М. Г. Региональная промышленная политика: теоретические основы, практика формирования и механизм реализации. Препринт. Екатеринбург: УрО РАН, 2000.

47.  Технологии лизинга и инвестиций. Вестник Российской Ассоциации лизинговых компаний. — 1999. — № 2. — с.81–93.

48.  Технологии лизинга и инвестиций. Вестник Российской Ассоциации лизинговых компаний. — 2000. — № 4. — с.74–82.

49.  Трояновский В. М. Математическое моделирование в менеджменте. Учебное пособие. — М.: Русская Деловая Литература, 1999. — 240 с.

50.  Управление инвестициями: В 2-х т. / В. В. Шеремет, В. М. Павлюченко, В. Д. Шапиро т др. — М.: Высшая школа, 1998. — 416 е., 512 с.

51.  Федеральный закон от 14 июня 1995 г. N 88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации».

52.  Федеральный закон от 29 июля 1998 г. N 135-ФЭ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации».

53.  Федеральный закон «О лизинге» от 29 октября 1998 года № 164-ФЗ.

54.  Федеральный закон «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 25 февраля 1999 г. N 39-Ф3 (с изменениями от 2 января 2000 г.).

55.  Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лизинге» от 29 января 2002 г. № 10-ФЗ.

56.  Фишер П. Стратегия привлечения инвестиций в промышленность России // Проблемы теории и практики управления. — 2000. — № 3. — с.64–71.

57.  Хиценко В. И. Эволюционный менеджмент // Менеджмент в России и за рубежом. — 2000. — № 1. — с.З-12.

58.  Холт Роберт Н., Барнес Сет Б. Планирование инвестиций.: Пер. с англ. — М.: «Дело ЛТД», 1994–120 с.

59.  Чертова Н. Лизинг: факторы развития (на примере ретроспективного анализа зарубежного рынка) // Технологии лизинга и инвестиций. Вестник Российской Ассоциации лизинговых компаний. — 2000. — № 1–2. — с.73–76, с.75.

60.  Четыркин Е. М. Финансовый анализ производственных инвестиций. — М.: Дело, 1998.-256 с

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle