Библиографическое описание:

Дикарева О. А., Касило М. Г., Хромых А. В. Переселенческое управление в Российской империи (1896–1917 гг.) // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1151-1153.

На протяжении многих десятилетий одной из существенных внутренних проблем Российского государства оставался аграрный вопрос. Крестьянство разорялось под гнетом развивающегося капитализма и под тяжестью крепостнических пережитков. Все крестьянские ходатайства этого периода были полны жалоб на увеличившееся малоземелье, причем эти крестьяне не всегда имели возможность приобрести или увеличить земельный надел с помощью аренды, не всегда выручали их отхожие и местные промыслы. Одним из традиционных русских способов решения проблемы было переселение на новые земли. Неудивительно, что сразу же после освобождения крестьян в 1861 г. начало развиваться мощное стихийное движение крестьян на окраины империи. Существенным мотивом переселения крестьян, в особенности черноземных губерний, было малоземелье. Этим термином современники обозначали как объективную нехватку сельскохозяйственных земель, так и недостаточный размер дохода от них. Малоземельем в первом смысле называли также дробность надела и его неудобную конфигурацию. Во втором же смысле малоземелье выражалось в постоянном падении дохода от земли, падении ее урожайности. Причиной такого малоземелья была низкая эффективность хозяйствования. Переселение было, таким образом, попыткой традиционно решить проблемы сельского хозяйства за счет экстенсивного освоения все новых земель. Однако, отсталые и неэффективные формы ведения хозяйства переселялись вместе с крестьянами. Правительство, столкнувшись с этим низовым движением, нелегальным и неподконтрольным ему, сначала попыталось остановить его административными мерами. Издавались многочисленные циркуляры и распоряжения, запрещавшие самовольное движение крестьян на восточные и южные окраины России. Возможность же легального переселения сводилась для крестьян почти на нет. Известный исследователь аграрного вопроса и переселенческого движения А. А. Кауфман, пишет, что «…всё переселенческое движение 60-х и 70-х годов было самовольным, нелегальным. Одни из переселенцев получали приемные договоры в старожильческих селениях, другие селились в качестве арендаторов на казачьих и башкирских землях, третьи покупали или арендовали земли у частных владельцев; огромное большинство переселенцев проживало по просроченным паспортам или без всяких документов, терпя всякие неприятности «за безписьменность», невзнос текущих платежей и недоимок, — нередко же им приходилось предпринимать обратное переселение, по требованию губернских властей на родину». [2,с.24]

Но затем политика правительства стала постепенно меняться в сторону все большего смягчения запретительных норм для крестьян-переселенцев. расширения возможностей легального переселения, предоставления крестьянам различной, прежде всего денежной, помощи. Правительство «…отказалось от попыток сдерживать его административными мерами и разрешило свободу переселения в 1904 г».. [4,с.250]Связано это было как с нарастающим разочарованием в возможности сдержать переселенческое движение, так и с потребностями строительства Транссибирской железнодорожной магистрали, начавшегося в 1891 г. Крестьяне-переселенцы нужны были как для строительных работ, так и для заселения придорожной полосы. Особенно щедрым на такого рода меры российское правительство было с начала царствования Николая II. Уже в год коронации (1896) вышли закон о выдаче ссуд переселенцам, Высочайше утверждённое 15 апреля 1896 г. мнение Государственного Совета, несколько изменившего правила 1889 г., 23 мая 1896 г. вышел закон о землеустройстве в Сибири. В этом же году правительство обратило внимание на ходаческое движение и издало «Высочайше утверждённое 7 декабря 1896 г. положение Комитета Сибирской железной дороги о посылке ходоков в Сибирь от отдельных семей». В конце года, 2 декабря, появилось и Переселенческое управление в Составе Министерства внутренних дел.

Крестьяне переселялись в основном в Сибирь, в Степной край и на Дальний Восток. Объяснялось это тем, что в тех местах имелось немалое пространство земельных угодий со сравнительно редким населением. Безусловно, многие из этих земель были пригодны для ведения там сельского хозяйства лишь на первый взгляд. О качестве земли при этом не всегда думали. Правительству важно было восполнить недостаток земли у крестьян, уберечь от революционных элементов крестьянскую массу. Помимо восполнения недостатка сельскохозяйственных земель у беднейших слоев крестьянства, правительство интересовал и колонизационный потенциал крестьянского переселенческого движения. Крестьяне из Европейской России способствовали освоению пустующих окраин империи, а также их русификации и христианизации. После 1906 г. появился новый мотив для правительственного поощрения крестьянского переселения — землеустроительный. Дело в том, что переселяясь, крестьяне оставляли землю, необходимую для землеустройства их односельчан. Но прежде всего крестьянское переселение было самым настоящим катализатором аграрной реформы. Нуждаясь в деньгах для переселения и обустройства на новом месте, крестьяне-переселенцы стали продавать надельную землю, как только появилась такая возможность. В ряде случаев именно покидающие родные места переселенцы создавали прецедент отношения к земле как к частной собственности, первыми укрепляли за собой наделы с целью их немедленной продажи.

Исторический опыт показывает, что для успешного решения вопросов миграции требуется косвенная или прямая помощь государства в обустройстве переселенцев. Одновременно такая помощь является существенным регулятором направлений и объемов миграционных потоков. В России вследствие «разрастания» на протяжении веков территории страны государственная переселенческая политика всегда играла очень значимую роль. В конце 19–20 веков такой «государственной помощью» оказался орган при правительстве, решающий задачи организации государственных миграций — Переселенческое управление. Он был создан 2 декабря 1896 года при Министерстве внутренних дел (МВД) для организации переселения. Но 6 марта 1905 года Переселенческое управление передано Главному управлению землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ) для сосредоточения в ведомстве землеустройства и земледелия заведования переселенческим делом. Это было необходимо для государственного контроля над перемещением больших крестьянских масс из Центральной России за Урал. Кроме того, в дальнейшем это подчеркивало тесную связь между землеустроительной и переселенческой политикой. Управление возглавляло дело выдачи разрешений на переселение. Также оно осуществляло саму выдачу разрешений, принимало меры к упорядочению переселенческого движения, занималось начальным механизмом переселенцев на местах водворения, заведовало всеми кредитами по МВД на переселенческое дело, вело предварительную разработку всех новых мер законодательного и административного свойствам и рассматривало дела, возложенные на управление министром внутренних дел. Переселенческое Управление решало как политические, так и экономические задачи. Оно рассматривалось как учреждение общегосударственного значения. Начальники Переселенческого управление в разное время были выдающиеся государственные деятели, а также исследователи крестьянского вопроса и крестьянского переселенческого движения: В. И. Гиппиус (1896–1902), А. В. Кривошеин (1902–05), Г. В. Глинка (1905–15), Г. Ф. Чиркин (1916–17). [5]

Управление сразу же развернуло активную деятельность. Например, широкая пропаганда переселенческой политики российского правительства начинается в 1906 году, во времена подъема крестьянского движения. В 1907 году "… на эту тему среди крестьян распространялось более 6,5 млн. экземпляров различных брошюр и листков, в том числе около 130 тысяч справочных книжек и 400 тысяч «разъяснений» о порядке переселения и условиях водворения на государственных землях азиатской части России»1. Для того чтобы поднять в глазах общественного мнения значимость переселения, периодические издания, в особенности, газета «Новое время», оповещали о состоявшемся по случаю перехода Переселенческого управления в главное здание ГУЗиЗ молебне. После такого извещения начальник Переселенческого управления Г. В. Глинка и главноуправляющий землеустройством и земледелием А. В. Кривошеин произнесли свои речи, в которых высказали мнение по этому поводу. Начальник управления заявил: "… переселенческое дело, призванное облегчить крестьянскую нужду в земле и содействовать благополучию трудового крестьянства, достигло ныне небывалого роста, сильного единения с обществом и земскими учреждениями. Широкая гласность освещает все дело переселения, которому предоставлено сыграть серьезную и крупную роль и в истории русского крестьянства, и настанет тот счастливый момент, когда…переселение выбьется на твердую и правильную дорогу». [1] По проблемам, вопросам переселения издавались правительственные публикации, например, такие, как «Материалы по земельному вопросу в Азиатской России», «Переселение и землеустройство за Уралом», где публиковались обобщающие правительственные данные управления. В них наблюдалось масса фотографий, которые должны были привлечь переселенцев на новые места. Примечательно, что одними из основных шли фотоснимки церквей для доказательства опеки правительства о духовных нуждах переселяющихся. Переселенческие власти занимались также перевозкой переселенцев и ходоков партиями, отведением переселенческих участков, их обустройством и проведением к ним дорог.

В итоге Переселенческое управление, само создание которого знаменовало собой заинтересованность российского правительства в развитии крестьянского переселения, довольно много сделало для транспортировки и кредитования крестьян-переселенцев, для их благополучного оседания на новых местах. Особого упоминания заслуживает деятельность переселенческого ведомства по организации ходачества — предварительного осмотра мест будущего поселения представителями переселенцев. Но переселенческим властям не всегда удавалось добиться четкой его организации переселения, обеспечить взаимодействие частей переселенческого аппарата. Затрудняло переселение обилие бумаг и формальностей. Все это действовало на крестьян негативно. Они предпочитали переселяться самовольно, без излишней волокиты. Перевозка переселенцев была подчас плохо организована, железные дороги не справлялись со своей задачей, так как масштабы движения оказались не по плечу переселенческому аппарату. Тем не менее, «Опыт рациональной организации передвижения переселенцев и ходоков накапливался год от года. Ошибки при реализации переселенческой политики на местах в первую очередь имели своей причиной ненадлежащее выполнение своих обязанностей служащими Переселенческого ведомства... По ним нельзя судить об общей организации переселенческой политики». [4, с.250]

 

Литература:

 

1.      Газета «Новое время» 20 февраля 1909 г.

2.      Кауфман А. А. Переселение и колонизация. Спб.,- Типография товарищества «Общественная польза», 1905. — 81 с.

3.      Скляров Л. В. «Переселение и землеустройство в Сибири в период столыпинской аграрной реформы», Л., 1962.

4.      Хромых А. В. Организация перевозки крестьян-переселенцев и ходоков в России после 1906 г.//Молодой ученый. — 2012.-№ 10.-с. 250–252.

5.      http://sibhistory.edu54.ru/ПЕРЕСЕЛЕНЧЕСКОЕ_УПРАВЛЕНИЕ_(1896–1918)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle