Библиографическое описание:

Кодермятов Р. Э., Павловская Е. В., Тумакова Н. А. О гендерных вопросах воспитания детей // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1202-1204.

Ключевые слова: гендер, социум, половой признак, анатомическое строение, игровая деятельность, раздельное обучение, воспитательный процесс.

 

Понимание личности как феномена социума, испытывающего влияние культурного контекста, приводит к осознанию роли, предписываемой субъекту как отдельному члену группы. Процесс социализации играет огромную, а зачастую, и ведущую роль в формировании и развитии гендера и его характеристик на всем периоде образовательного процесса в среднем учебном образовательном учреждении.

В англоязычной литературе с целью разграничения и дифференциации понятий зачастую применяются термины «sex» (от лат. sexus — «пол») — биологический пол, связанный, прежде всего, с размножением, или воспроизведением потомства, и «gender» (от лат. Genus — «род»), подразумевающий под собой всю ту совокупность свойств, позволяющих отличить мужчину от женщины.

Социальный пол представляет собой развивающийся комплекс

-                   биологических;

-                   соматических;

-                   репродуктивных;

-                   социокультурных;

-                   поведенческих характеристик, обеспечивающих индивиду личный, социальный и правовой статус мужчины и женщины [6].

Говоря об особенностях гендерного подхода в воспитании детей и влиянии, оказываемом этими особенностями на становление личности, следует отметить то, что самые начальные уроки полового воспитания детей являются практически совершенно бессознательными. Они имеют место быть еще задолго до того, как ребенок начинает правильно называть себя «мальчиком» или «девочкой».

Имеется целый ряд невербальных «ключей», которые оказывают содействие начальному развитию осведомленности ребенка о наличии различия по половому признаку.

Будучи уже взрослыми, состоявшимися личностями, как мужчины, так и женщины, обращаются с детьми по-разному [4]. Ни для кого не секрет, что косметические средства, используемые представительницами слабого пола, обладают специфическим ароматом, отличающимся от запаха тех людей, которые ребенок мог научиться ассоциировать с сильным полом.

Визуальными «ключами» для ребенка в процессе его обучения становятся устойчивые различия в стилях одежды, прическах, аксессуарах, манере поведения, предпочтениях, хобби и др.

Достигнув двухлетнего возраста, дети уже имеют, как правило, некоторое представление о том, что такое пол. Они знают, являются ли они «мальчиками» или «девочками» и, зачастую, могут практически безошибочно идентифицировать по данному признаку остальных представителей как женского, так и мужского пола.

Однако до пяти или, иногда шестилетнего возраста, ребенок не знает, что в течение всей человеческой жизни пол, которым наделен тот или иной человек, не меняется, равно как и тот факт, что каждый человек имеет пол и что различия между девочками и мальчиками определяется их анатомическим строением. [1].

Все игрушки, книжки с картинками и телевизионные программы, с которыми сталкиваются дети младшего возраста, стремятся подчеркнуть различия между атрибутами мужского и женского пола. В магазинах и супермаркетах, осуществляющих продажу детского товара, а именно, в отделах игрушек и в каталогах заказов по почте широко рекламируемые товары обычно классифицируются по признаку пола возможного потребителя [5]. Даже те игрушки и детские аксессуары, которые считаются достаточно «нейтральными», в действительности такими не являются. Например, игрушечные щенки, котята, птички, белочки, кролики и пони рекомендованы для девочек, в то время как львы, динозавры, тигры и лошади считаются более распространенными для организации игровой деятельности у мальчиков.

Таким образом, можно прийти к выводу, что в воспитании огромную роль играет передача накопленного социального опыта через гендерные характеристики.

Ванда Люция Земюнер провела исследование предпочтений, отдаваемых детьми тем или иным игрушкам. В исследовании были задействованы две группы детей из Италии и Нидерландов, стран, в которых достаточно ярко выражена национальная специфика.

В данном исследовании был проведен анализ представления детей о различных игровых предметах, в число которых входили как стереотипно «мужские» и «женские», так и не отождествляемые с определенным полом образцы игрушек.

Возраст детей в исследуемой группе варьировался в интервале от семи до десяти лет. Как детей, так и их родителей, просили оценить, какие игрушки относятся к категории «мальчишечьих», а какие больше подходят для девчат.

Мнения взрослых и детей разделились: в среднем, итальянские дети, в сравнении с голландскими ребятишками, чаще выбирали игрушки, отнесенные в данном исследовании к приоритетным для определенного пола. Эти результаты совпали с ожидаемыми результатами, поскольку для итальянской культуры, в большей степени, характерен «традиционный» взгляд на различия полов, нежели для голландского общества. Как и в ряде других исследований, девочки из обеих стран гораздо охотнее выбирают «нейтральные» или «мальчиковые» игрушки, нежели мальчики — «девчоночьи» [7].

Группа социологов во главе с Ленорой Вейтцман провела анализ гендерных ролей действующих лиц в наиболее широко распространенных дошкольных детских книгах, обнаружив существование некоторых четко выраженных ролевых различий в зависимости от пола персонажей. Мужчины играли в книгах более значимую роль, нежели женщины. Число мужских персонажей превосходило количество женских в пропорции одиннадцать к одному. Если в расчет принимались животные с явно выраженными признаками пола, то данная пропорция возрастала до 95 к 1. Действия, выполнявшиеся как мужскими, так и женскими персонажами, также сильно отличались.

Еще в большей степени такое положение дел было характерно для взрослых героев этих книг. Если женщина не выступала в роли жены или матери, она, скорее всего, являлась воображаемым созданием, например, ведьмой или богоматерью. Во всех проанализированных книгах не нашлось женского персонажа, который бы занимался какой-либо деятельностью за пределами дома. Мужчины, напротив, изображались в самых разнообразных ролях: это были бойцы и короли, судьи и полицейские и другие, исключительно мужские персонажи.

Книги, написанные с непредубежденным отношением к проблемам пола, все еще оказывают малое влияние на рынок детской литературы. В сказках, например, воплощен самый традиционный подход к взаимоотношениям полов и к описанию тех целей и устремлений, которые, как предполагается, должны иметь мальчики и девочки.

Сейчас начали появляться книги, главными персонажами которых являются сильные, независимые девочки, но мальчики по-прежнему очень редко изображаются в нетрадиционных ролях [2].

Анализ детских телевизионных программ приводит к тем же выводам, что и исследование детской литературы, хотя иногда встречаются видимые исключения. Изучение наиболее часто демонстрируемых мультфильмов показывает, что практически все основные персонажи, которым в развитии сюжета отведены самые важные роли, имеют мужской пол. Аналогичные образы обнаруживаются и в рекламных роликах, регулярно транслируемых в передачах, фильмах и всевозможных программах.

Следует подчеркнуть, что средства массовой информации оказывают огромное влияние на процесс воспитания детей, указывая на роли полов в обществе.

К тому моменту, когда наступает время ходить в школу, дети уже имеют четкое представление о половых различиях. В школах, как правило, не практикуется раздельное обучение. На практике, безусловно, множество факторов воздействует по-разному как на девочек, так и мальчиков. Во многих западных странах сохраняются различия в учебных программах для девочек и мальчиков. Первые, например, изучают экономику домашнего хозяйства или домоводство, а вторые овладевают навыками работы по дереву и металлу. Частенько поощряется специализирование как девочек, так и мальчиков в разных видах спорта. Отношение преподавателей к своим ученикам также может различаться, иногда незначительно, иногда более явно, отражая тот факт, что к мальчикам относятся как к «работникам», или то, что от мальчиков зачастую ожидают больше хулиганских выходок, нежели от девочек. Круг друзей мальчика, как в школе, так и за ее пределами, составляют обычно одни только мальчики; девочка дружит только с девочками [3].

Предметом исследования, проводившегося Джун Стэтэм в Великобритании, являлся накопленный группой родителей опыт несексистского воспитания ребенка. В исследовании приняли участие тридцать взрослых мужчин и женщин из 18 семей, они имели детей в возрасте от полугода до 12 лет. Все родители принадлежали к среднему классу, большая их часть занималась научной и преподавательской деятельностью.

Д. Стэтэм обнаружила, что большинство родителей не просто пытались внести определенные коррективы в роли, традиционно приписываемые тому или иному полу, желая, тем самым, сделать девочек больше похожими на мальчиков, но и хотели воспитать у своих детей новое сочетание «мужских» и «женских» качеств. Родители детей желали, чтобы мальчики проявляли большую чуткость к чувствам других, были бы более сердечными, в то время как у девочек поощрялось активное использование возможностей как для обучения, так и для самосовершенствования [2].

Все родители признали, что противостоять сложившейся практике гендерного обучения достаточно сложно, поскольку дети подвергаются влиянию традиционных взглядов, общаясь со своими друзьями и посещая школу. Родители добились немалых успехов, убеждая детей играть с теми игрушками, обычно не ассоциируемых с определенным полом, но даже это потребовало больших усилий, нежели ожидали многие из родителей.

В заключении стоит отметить, что в процессе социализации происходит подготовка детей к жизни в социуме, социальный пол укореняется достаточно глубоко и по ролям, играемым в обществе как женщинами, так и мужчинами, можно судить об обществе в целом.

 

Литература:

 

1.    Алимов А. И. Введение в учение о жизни человека. — М.: Твердыня, 2001. — 258с.

2.    Гидденс Э. Социология /перевод с английского. — М.: УРСС пресс, 1999. — 547с.

3.    Либин А. В. Дифференциальная психология. — М.: Просвещение, 1999. — 269с.

4.    Ростова Е. С., Тумакова Н. А. Психологические и психолингвистические особенности устной речи (диалогическая форма) // Молодой ученый. — 2015. — № 10. — С. 1278–1280.

5.    Сенцов А. Э. Образ сильного государства в программах современных политических партий России // Вестник Томского государственного университета. Философия. Социология. Политология. — 2011. — № 3. — С. 126–130.

6.    Словарь психолога-практика / Сост. С. Ю. Головин. 2-е изд., перераб. И доп. — Мн.: Харвест, 2003. — 976с.

7.    Федорчук Л. С. Антропология. Учебное пособие — Томск, 2001. — 348с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle