Библиографическое описание:

Устинова А. В. Разграничение категорий «непреодолимая сила» и «случай (казус)» в гражданском праве // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1117-1120.

Категории «непреодолима сила» и «случай» занимают особое место в системе гражданского права. Известные ещё в Древнем Риме, они на современном этапе развития законодательства привлекают большое внимание. Такой интерес обусловлен, прежде всего, распространенностью правоприменения исследуемых правовых явлений в связи со стремительно изменяющимися экономическими, политическими, социальными и правовыми условиями. Кроме того, исследование правовых особенностей оснований, делающих невозможность привлечения лица к гражданско-правовой ответственности, затрагивает большой спектр отношений, урегулированных правом, становясь связующим звеном для гражданского законодательства, цивилистической научной литературы и судебной практики. Именно эти понятия как химический индикатор показывают социальную природу и предназначение гражданско-правовой ответственности. Всё это обуславливает общетеоретическое и практическое исследование вопроса разделения непреодолимой силы и казуса.

В попытке разграничить непреодолимую силу и случай выделяют философский и формально-юридический подходы.

Философский подход

Традиционно учёные большое внимание уделяют философско-правовой проблематике в юридической науке. Такой интерес прежде всего связан с тем, что для решения теоретических вопросов права использование одних только специально-юридических средств определенно недостаточно. Поэтому в цивилистике для соотношение правовых явлений непреодолимой силы и гражданско-правового случая юристами применяются философские категории «необходимость» и «случайность», которые служат важным способом познания и исследования указанных правовых феноменов.

«Необходимое, следовательно, должно оказаться чем-то положенным, опосредствованным», — писал Г. В. Ф. Гегель, — но в то же время — оно таково непосредственно, оно таково, потому что оно есть» [2, с. 318]. Другими словами, необходимость представляет собой то, что, должно быть, имеет надлежащее опосредствование, но в то же время и не может быть иначе и является независимым от какой-либо обусловленности другим [3, с. 134]. Под такое определение в юриспруденции попадают поведение лица, которое соответствует требованиям правовых норм, и правонарушение.

В то же время случайное характеризуется Гегелем как «вообще лишь нечто такое, что имеет основание своего бытия не в самом себе, а в другом. … Мы соответственно этому рассматриваем случайное как нечто такое, что может быть и может также и не быть, может быть тем или иным, чье бытие или небытие, бытие того или иного рода имеет свое основание не в нем самом, а в другом» [2, с. 322]. Следовательно, под случайным понимается внешняя сторона действительности, которая имеет свое основание в другом и зависимое от другого [3, с. 314].

Проявление последнего можно усмотреть в таком признаке непреодолимой силы как отсутствие причинной связи между возникновением непреодолимой силы и этой деятельностью, т. е. во внешнем характере непреодолимой силы. Отсюда становится понятно, что обстоятельство непреодолимой силы является разновидностью случайности, или случая чисто в философском аспекте.

Что же касается случая, то с точки зрения философской методологии, его правильнее относить к необходимости, а не случайности, ибо он имеет основание не во внешней стороне действительности по отношению субъекту, а в самом себе, т. е. в поведении уполномоченного лица, его сознании и воле. Однако и этот вывод не до конца точен. Для разъяснения сказанного обратимся к классификации, предложенной И. В. Пилипенко. Он различает внутренние и внешние случайности. Именно первый вид, т. е. «...те случайности, которые органически связаны с необходимостью, которые вызваны действием внутренних факторов... являются казусом» [7, с. 10]. А непреодолимая сила отнесена учёным к «чистым», или «случайностям, вызванным лишь внешними факторами, они только дополнение данной необходимости» [7, с. 11]. Кроме непреодолимой силы, внешние случайности включают и некоторые виды казусов, которые определяются как случайные, но также и предотвратимые с позиции юриспруденции, т. е. те, которые осмотрительному субъекту преодолеть возможно. Поэтому случайные события такого рода не относятся к обстоятельствам непреодолимой силы и не влекут исключения гражданско-правовой ответственности.

Таким образом, в итоге можно обобщить, что:

во-первых, с философской позиции значительное количество обстоятельств, определяемых как гражданско-правовой случай, относится не к случайности, а необходимости;

во-вторых, в качестве случайности, как философского явления, выступают обстоятельства непреодолимой силы, причём только те, которые обладают признаком непредотвратимости;

наконец, к числу случайностей относятся и определенные разновидности казуса, имеющие, предотвратимый характер. Например, явления социального характера (например, инфляция, экономический кризис и др.), объективные природные события (таяние льдов, гололед, снегопад и др.), которые гражданско-правовую ответственность всё равно не исключают.

Формально-юридический подход

Поскольку сходство непреодолимой силы и правового казуса проявляется в том, что этим обстоятельствам с точки зрения объективной стороны присущи идентичные признаки, при которых имеется возможность освободиться от ответственности, постольку цель нашей работы в итоге состоит в решении следующих задач:

во-первых, присущи ли исследованные нами признаки непреодолимой силы гражданско-правовому случаю;

во-вторых, возможно ли их разграничить по этим признакам в принципе.

Пожалуй, одним из самых распространенных критериев, дающих основание различать случай и непреодолимую силу является внешний характер обстоятельства непреодолимой силы. Казус, по мнению большинства цивилистов [3, 6, с. 61; 142], может быть как внешним обстоятельством по отношению к деятельности уполномоченного лица, так и внутренним. Так, Е. А. Павлодский приводит показательный пример (дело № 342 / от 22 июня 1971 г. Госарбитража при Совете Министров РСФСР), подтверждающий последнее предложение. По иску первомайского завода «Химбыт» к Московскому пассажирскому предприятию междугородних сообщений Госарбитраж при Совете Министров РСФСР установил, что автомобильная катастрофа, повлекшая уничтожение автомашины истца и прицепа, груженных баллонами с газом, произошла из-за разрыва баллона левого переднего колеса автобуса ответчика, причиной которого явился прокол при наезде на острый предмет. Такая ситуация является случайной для ответчика и при этом носит внешний характер.

В итоге можно сказать, что признание наличия внешнего характера не только за непреодолимой силой, но и за гражданско-правовым случаем отнюдь не лишает этот признак необходимого значения для квалификации непреодолимой силы и отграничения её от случая. По этом причине указанный критерий обязателен для характеристики категории непреодолимой силы, однако его необходимо рассматривать в совокупности с другими существенными и обязательными признаками.

Следующая попытка дифференцировать непреодолимую силу и правовой случай базируется на признаке «чрезвычайность». Как известно, непреодолимая сила всегда носит чрезвычайный характер, но простой случай также может характеризоваться чрезвычайностью [11, с. 129]. Например, пожар, который произошёл из-за попадания брошенного окурка в прицеп на ходу движения машины, или авария в результате наезда автомашины на острый предмет [5, с. 41–42] выступают в качестве чрезвычайного обстоятельства для ответственного лица — водителя. Как видим, внезапный, неординарный (независимо от ожидания и предвидения) характер данных обстоятельств определяет казус, а не непреодолимую силу. Поэтому признак чрезвычайности не может служить водоразделом для разграничения двух рассматриваемых нами обстоятельств.

Исходя из анализа теории, признак непредвидимости является факультативным, вытекающим из непредотвратимости. Несмотря на это, понятие непредвидимости рассматривается в цивилистике как критерий, характеризующий одновременно и случай, и непреодолимую силу.

Прежде всего признак непредвидимости выступает главным и квалифицирующим признаком случая, так как именно он объективно непредотвратим в силу непредвидимости [5, с. 44]. Применительно к непреодолимой силе такого сказать нельзя, ибо существуют ситуации, когда обстоятельства непреодолимой сил могу быть в некой степени предвидимы. Так, традиционно приводимый в юридический литературе пример, когда в открытом море капитан корабля получает сообщение о надвигающемся шторме, то избежать причинения убытков не представляется невозможным. Поэтому можно согласиться с мнением об исключении из понятия непреодолимой силы признак предвидения, аргументируя это тем, что «непредвидение того, что можно было предвидеть, имеет юридическое значение при оценке поведения должника с точки зрения его вины. И в тоже время оно безразлично для квалификации события в качестве непреодолимой силы» [1, с. 298]. Как видим, признак непредвидимости не применим в попытке прочертить границу между случаем и непреодолимой силой.

Далее необходимо привести разработанную в отечественной цивилистической науке теорию разделения случая от непреодолимой силы, получившая название концепция «объективно-субъективной непредотвратимости». Приверженцы этого учения квалифицируют случай в качестве субъективной непредотвратимости, а непреодолимую силу — объективной. Ссылка на эту концепцию можно найти в судебной практике, где указывается, что «ее [непреодолимой силы] отличие от случая в том, что она имеет в основе объективную, а не субъективную непредотвратимость» [8].

В гражданском праве существует дискуссия относительно содержания критерия непредотвратимости. Ряд учёных строит свои доводы на рассмотренных нами ранее теории объективной и субъективной непредотвратимости, когда соответственно явление будет непредотвратимо для любого лица (и ответственного субъекта, и для вех остальных), с учётом уровня развития наука и техники [8, с. 283] или же для конкретного субъекта с учётом имеющихся у него возможностей [4, с. 431].

Думается, что такое разделение случая и непреодолимой силы малосостоятельно. Известно, что явление не может быть одновременно предотвратимо с субъективной точки зрения и непредотвратимо объективного критерия, поэтому в такой ситуации применим лишь один единственный критерий непредотвратимости — непредотвратимость в сравнении техническими возможностями данного лица с возможностями других однотипных субъектов. В дополнении к этому, довольно часто воздействие простого случая обладает куда более сильными, чем непреодолимая сила количественным и (или) качественными характеристиками. Так, например, взрыв газобытовой смеси, который не выходит за рамки казуса, имеет гораздо более сильные и мощные разрушительные последствия, чем иные обстоятельства непреодолимой силы. Поэтому заключать, что для устранения и предотвращения такого явления потребуется гораздо меньший объем сил и средств не представляется правильным. Как видим, теория «объективно-субъективной непредотвратимости» не может быть применима для нашего исследования.

Ещё одна теория, разработанная в российском гражданском праве, пытающаяся дифференцировать случай от непреодолимой силы, именуется «теорией необходимых и случайных связей».

Впервые решение проблемы разделения исследуемых двух правовых явлений было предложено Д. М. Генкиным. Созданная им теория основывается на философских учениях о необходимых и случайных связях, а также каузальности. Смысл указанной концепции заключается в том, что при казусе существует необходимая причинная связь между противоправным поведением и его результатом, а при непреодолимой силе — причинная связь случайная, следовательно, в последней ситуации лицо не подлежит гражданско-правовой ответственности. Причём в связи с научно-техническим развитием случайно-причинное может перейти в разряд необходимо-причинных, или другими словами, непреодолимая сила может стать случаем. Приверженцами теории, базирующейся на характере причинной связи, признают себя многие выдающиеся учёные: Б. С. Антимонов Е. А. Зарубинский, Л. А. Лунц, Г. К. Матвеев Е. А. Флейшиц и др.

Несмотря на такую популярность выдвинутое учение, обладает определенными недостатками. Очевидным минусом считается то факт, что отсутствуют чёткие и ясные объяснения, почему при казусе имеется причинно-необходимая связь, а непреодолимой силе — причинно-случайная и вообще в чём сущность связи в каждом явлении [5, с. 50]. Отсюда следует весьма печальный вывод, если теория не может до сих пор выработать единообразного подхода к случайной и необходимой причинной связи, то тем более неправильно требовать правильного применения этих категорий судами. Кроме того, непреодолимая сила, будучи случайным событием, необходима связана со следствием, т. е. противоправным поведением контрагента. Значит, любое явление и случайное, и необходимое связано необходимо со своей причиной. А существование случайных связей между причиной и следствием противоречит сущности причинной связи, так как связь причины со следствием всегда необходима, всегда носит закономерный результат [10, с. 188]. Таким образом, вопрос разделения непреодолимой силы от гражданско-правового случая должно рассматривать вне понимания причинных связей, ибо при двух этих явлениях имеет место единственно возможная причинная связь.

Подводя итог исследованиям, заключаем, что ни одна из разработанных теорий разделения случая от непреодолимой силы не позволяет решить исследуемую дилемму. Для объяснения такого положения дел должно согласиться с Н. С. Головиным, который видит корень проблемы в неправильной трактовке правовой категории «случай (казус)» [3, с. 145]. При дифференциации случая и непреодолимой силы нужно учитывать, что категория «гражданско-правовой казус» включает два различных явления: внешний и внутренний казусы, имеющие между собой общего меньше, чем каждый из них — по отношению к непреодолимой силе [гол, с. 148]. Внешний казус, как и непреодолимой силе, присущ внешний характер, отличается от неё именно тем, что не обладает признаком неустранимости последствий. Напротив, как и непреодолимой силе, внутреннему казусу свойственен признак неустранимости последствий, но в тоже время он разнится от первой тем, что имеет внутренний источник происхождения в совокупности действий лица.

Таким образом, разногласие в понимании юридической природы непреодолимой силы и случая и их дифференциации друг от друга даёт основание утверждать лишь о необходимости дальнейшей теоретической разработки этой проблемы для выявления истинного смысла и назначения данных правовых явлений.

 

Литература:

 

                  1.                        Варкалло В. Ответственность по гражданскому праву / под ред. С. Н. Братуся.. М., 1978.

                  2.                        Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Том 1. Наука Логики. М., 1975.

                  3.                        Головнин Н. С. Феномен непреодолимой силы: цивилистическое исследование: дис.... кандидата юридических наук: 12.00.03. Саратов, 2013.

                  4.                        Иоффе О. С. Избранные труды: в 4 т. Т. 1. СПб., 2003.

                  5.                        Каплунова Е. С. Непреодолимая сила и смежные с ней понятия: дис. … канд. юрид. наук. Томск, 2005.

                  6.                        Павлодский Е. А. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве. М., 2008.

                  7.                        Пилипенко И. В. Проблема необходимости и случайности в философии и естествознании: автореф. дис. …д-ра филос. наук. М., 1966.

                  8.                        Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М., 2003.

                  9.                        Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 31.09.2012 по делу № А29–296/2012; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.02.2013 по делу № А42–4303/2012 // Оба документа получены на сайте // URL: http://ras.arbitr.ru (дата обращения 18.02.2013).

              10.                        Шептулин А. П. Философия марксизма-ленинизма. М., 1970.

              11.                        Ячменев Ю. В. Случай и непреодолимая сила в гражданском праве. СПб., 2009.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle