Библиографическое описание:

Голандам А. К., Голами Х. Абсолютные синонимы в диалектах русского и персидского языков в сопоставлении // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1589-1593.

Несмотря на многочисленные исследования, посвященные синонимам в русском и персидском языках, абсолютные синонимы не нашли достойного внимания. Многие филологи считают, что в обоих языках они составляют незначительную группу слов и даже не считают их синонимами. Но если проанализировать язык в синхронном отрезке времени, то можно столкнуться с многочисленными примерами абсолютной синонимии. Абсолютная синонимия, по мнению авторов статьи, — один из видов обогащения языка. При контакте языков, внутриязыковых изменениях, а также влиянии экстралингвистических факторов появляются абсолютные синонимы. В данной статье рассматривается вопрос абсолютных синонимов в диалектах и говорах русского и персидского языков. Сопоставляются слова из говоров с общепринятым литературным языком в русском и персидском языках.

Ключевые слова:диалект, абсолютные синонимы, русский язык, персидский язык.

 

Синхронный подход к изучению абсолютной синонимии в русском и персидском языках дает возможность исследовать многочисленные примеры абсолютной синонимии, которые ещё не утвердились в литературном языке. Конечно нельзя отрицать тот факт, что при существовании разных говоров и диалектов одного языка на большой территории, можно встретить слова с абсолютно одинаковыми значениями. Это явления можно исследовать в диалектах, в процессе заимствования из иностранных языков или в других языковых и внеязыковых явлениях. При образовании абсолютной синонимии, на язык могут повлиять не только диалекты, которые объединяют группы людей по местности, но и такие  социальные факторы, как возраст, социальный статус, принадлежность к особой группе и т. п.

Абсолютными синонимами чаще всего бывают параллельные научные термины, например: орфография — правописание, номинативная — назывная, фрикативный — щелевой, а также однокорневые слова, образованные с помощью синонимических аффиксов как: убогость — убожество, сторожить — стеречь. Также абсолютные синонимы можно встретить и в других сферах языка, разговорной, публицистической, художественной и т. п., которые обычно появляются в итоге заимствования из других языков или влияния диалектов. Остановимся на последнем и более подробно рассмотрим абсолютные синонимы в диалектах русского и персидского языков.

Диалект (от греч. dialektos “говор, наречие, разговор”). Разновидность языка (разговорный вариант данного языка), употребляемая сравнительно ограниченным числом людей, связанных общностью территориальной, социальной, профессиональной. Все современные языки на разных территориях своего распространения представлены местными диалектами, отражающими древнюю разобщенность населения разных областей. В наше время происходит разложение, деформация, нивелировка диалектов, приближение их к нормам литературного языка. Различают:

1.         Диалект территориальный. Диалект местный, областной. Распространен в определенной местности. Территориальный вариант национального языка.

2.         Диалект социальный. Диалект отдельной социальной группы (подразумеваются профессиональные и разного рода специальные языки: язык охотников, язык офеней).

Диалект всегда представляет собой часть целого, т. е. входит в состав более обширного языкового образования и поэтому бывает противопоставлен еще хотя бы одному диалекту. Диалекты объединяются в более крупные. Диалектизмы — это особенности диалектов, говоров, не соответствующие нормам литературного языка.

В настоящей статье авторы исследуют вопрос абсолютных синонимов в территориальных диалектах в сопоставлении с общепринятым литературным языком в русском и персидском языках. Как в русском, так и в персидском языке можно насчитать большое количество диалектов и говоров разных областей и регионов.

В речи людей могут отражаться фонетические, словообразовательные, грамматические особенности диалекта, но для лексикологии наиболее важны диалектизмы, связанные с функционированием слов как лексических единиц — лексические диалектизмы, которые бывают нескольких видов [5, с. 49]. К диалектизмам относятся слова, употребляемые в определенной местности, но имеющие в литературном языке слова с тем же значением. К примеру, в русском языке: дюже — очень, качка — утка, баской — красивый или в персидском dim (мазендаран) — čehreh (лицо), gat (мазендаран) — bozorg (большой), bâmeši (мазендаран) — gorbe (кот). Диалектизмы находятся вне литературного языка, но могут быть использованы в художественной литературе для создания местного колорита, для речевой характеристики персонажей. Диалектизмы фиксируются в специальных словарях различных говоров, наиболее употребительные из них могут быть отражены в толковом словаре с пометой «областное» [5, с. 49]. Литературный язык является частью общенародного языка, включающего также диалекты, профессиональную лексику, жаргон, городское просторечие [5, с. 9].

Как указывает в своей статье Лагутина, абсолютную синонимию можно наблюдать в пределах одного диалекта. К примеру, в одном украинском говоре Одесской области для названия личинки майского жука — хруща в качестве абсолютных синонимов, имеющих даже одинаковое переносное значение, употребляются слова борозняк и заборозняк [4, с. 118.]. Такой же пример можно привести из гилянского диалекта, где для названия zanbur(пчела) употребляются слова siftälи garzak или для слова bozorg(большой)употребляются слова pilə и pila.

Л. В. Щерба полагал, что «почвой для повторяющихся имеющихся в языке понятие заимствований чаще всего бывает существование аналогичного или однокорневого слова в диалектах данного языка или его наличие в исторических пластах лексики данного языка» [3, с. 22]. Аналогичным является и положение двух или нескольких диалектизмов, пришедших в литературный язык: их диалектное происхождение может ощущаться неодинаково, и в то время как одно еще считается диалектизмом, второе уже полностью стало литературным, однако на определенном отрезке времени они оба могут стать равноправными компонентами литературного языка. [4, с. 120.]

Место абсолютных синонимов, занимаемое ими в языке науки, во многом напоминает положение абсолютной синонимии вообще в литературном языке. Действительно, в результате контакта языка с другими языками, в результате взаимодействия диалектов и т. п., лексический состав любого языка пополняется парными словами для определения одного предмета или явления, отличающимися лишь своим звуковым составом. Такое своеобразное положение абсолютных синонимов приводит к тому, что язык различными путями стремится избавиться от абсолютной синонимии. Поэтому в языке, рассматриваемом в синхроническом плане, только определенная часть синонимов, кажущихся абсолютными, может восприниматься лексикографами без попытки оценить характер связи между ними, т. е. без учета возможных изменений в плане диахроническом. Руководствуясь определенными, научно обоснованными принципами, необходимо высказывать свои рекомендации в отношении использования той или иной группы равнозначных слов, в отношении тенденций их дальнейшего развития. Новейшие словари русского языка, на наш взгляд, поступают, в основном последовательно, проводя строгий отбор абсолютных синонимов. Однако подвижность границ абсолютной синонимии, специфическое положение в лексике литературного языка еще не дают авторитетных оснований для того, чтобы определять это явление как вредное или нежелательное. Это одно из многочисленных языковых явлений, характеризующихся диалектичностью лексических взаимоотношений, имеющее свои положительные и отрицательные стороны [4, с. 123–124].

Параллельно с русским литературным в России существует еще один язык, состоящий из сотен разновидностей, — русский диалектный. Так же можно сказать и о персидском языке, который содержит много разных говоров и диалектов. Диалекты и говоры, по мнению Мухаммед Садег Кия, который считается отцом диалектологии персидского языка, могут в свою очередь обогащать и пополнять общий литературный язык. Лексический фонд диалектов разных районов и областей также может быть применен при подборе новых слов вместо заимствованных из иностранных языков [7, с. 9]. В качестве наглядного примера вхождения диалектных примеров в общелитературный язык можно указать сказку о Пиннокио или Буратино в Италии. До образования общепринятого литературного языка, в Италии существовало много разных диалектов и говоров. В процессе образования литературного языка, лексический состав этой сказки был признан примером для создания и формирования общепринятого литературного языка в Италии.

Наблюдения показывают, что в настоящее время заимствования новых интернационализмов, или слов из языков далеких или не родственных, имеет большое практическое значение в основном для языка науки, в то время как лексическое взаимодействие близкородственных языков, ведущее, в частности, и к образованию абсолютных синонимов, распространяется на все сферы литературного языка. Источником появления в литературном языке абсолютных синонимов могут служить и местные диалекты данного языка (ср. укр. голшка—гомыка «голень», чорногуз—лелека «аист») [4, с. 119].

Абсолютные синонимы в говоре нельзя рассматривать только как результат спонтанного развития лексической системы говора, как результат реализации его потенциальных возможностей, их возникновение обусловливается, главным образом, экстралингвистическими факторами. Параметры социальной (внеязыковой) действительности, обусловливающие изменения в языке как глобального, так и более частного характера. Глобальное действие экстралингвистических факторов ведет к изменениям, затрагивающим всю или значительную часть языковой подсистемы. Такие события, как принятие решений о создании письменности для ранее бесписьменного языка, законодательная и материальная поддержка функционирования языка в определенных сферах, обусловливают возникновение новых форм существования данного языка (литературный язык), возникновение новых функциональных стилей, сопровождающихся изменениями в лексике (пополнение словаря, развитие семантической структуры слов, изменения валентности слов и др.), в синтаксисе, стилистике. Примером воздействия более частных экстралингвистических факторов является развитие новых жанров, стилистических направлений в литературе, обусловливающих возникновение новых единиц в терминологии литературоведения (концептуалисты, маньеризм). К экстралингвистическим факторам относятся демографические параметры (численность населения, говорящего на том или ином языке, способ расселения, возрастная дифференциация носителей языка и др.), социальная структура общества, культурно-языковые особенности (наличие письменных традиций, культурно обусловленные языковые контакты) и др. Социально-культурный фактор возникновения абсолютной синонимии заключается в том, что в определенной подсистеме языка, как правило, диалектной, наличествуют лексемы с идентичным содержанием лексеме — литературному варианту. Исследования Лагутиной, 1967; Коготковой, 1975; Трубаевой, 1998 свидетельствуют о том, что в диалектах достаточно часто встречаются лексемы с идентичным содержанием. Например: огоньки (сиб.)/жарки (урал.), рогач/ухват, кочет/пивень.

По мнению диалектолога профессора Л. Л. Касаткина,  синонимия — это не только лексика. Синонимия может быть и в грамматике, и в фонетике. Каждый диалект — это строгая и стройная система, существующая на всех уровнях языка. Кроме оканья-аканья диалектологи выделяют 294 признака диалектной речи. К примеру, форма родительного падежа единственного числа существительных 1-го склонения с ударным окончанием. Москвич скажет «у жены», «у сестры». А носители юго-западных говоров — «у жене», «у сестре». Например, красная смородина в разных диалектах России. В русских говорах Карелии эта ягода называется сестрянка или сестреница, в говорах Владимирской области — жостыль, в архангельских — кислица, в псковских — киселка, в новгородских — княжиха, в смоленских — поречка [6].

Для русского языка можно привести следующие примеры, которые были взяты из форума «Городские диалекты», созданного для поддержки словарного проекта «Языки русских городов». В русском языке слово вьетнамки это сандалии с «разделителем» между пальцами... «сланцы» и «шлепки» - диалектические абсолютные синонимы. Слова поднос и разнос употребляются в диалектах русского языка. В разных областях России, например, в некоторых районах Владимирской, Костромской, Ивановской, Нижегородской областях, а также в Сибири употребляется слово разнос. На сегодняшний день надо сказать, что слово разнос - типичный абсолютный синоним слова поднос в некоторых региональных говорах. Булкой в Петербурге называют белый хлеб практически любых форм. Если речь идет о нарезанном ломтиками «белом кирпичике», то тут снова речь может вестись о «булке». Другие формы белого хлеба: круглой формы, батоны, багеты, калачи, сайки, крупные рогалики и т. д., и даже лаваш — всё это будет называться булка. Или булочка, если речь идет о чём-то маленьком или сдобном. Т. е. для петербуржца слово булка это, прежде всего, «белый» пшеничный хлеб. А для москвича или, возможно, жителя остальной России булка — это форма хлеба. Что-то вроде синонима слов батон, буханка или просто обозначение единицы хлебобулочной продукции. В Петербурге слово хлеб, без дополнительных уточнений вида: «белый», «диабетический», «пряничный», будет однозначно ассоциироваться с черным (или серым, если вам угодно) хлебом. Обычное для харьковчанина слово «лейка» (для заливания жидкости в емкость) в других областях России называется «воронка». Конечно, все приведенные примеры могут зависеть от района или населения передвижного характера и на сто процентов не покрывают указанный район проживания.

Диалектолог Мухаммед Садег Кия насчитывает в персидском языке более 67 говоров. В диалектах персидского языка, так же, как и в русском языке, наблюдается богатство многочисленных примеров синонимии. Слово мейдан в значении площадь во многих диалектах персидского языка заменяется словом фалаке. Например, в мешхедском диалекте слово чури (мешхед) приводится как абсолютный синоним слову ангур в значении виноград. Слово пуз (мешхед) в значении рот считается абсолютным синонимом дахан. Слова ši piyer (мазендаран) хосур (мешхед), mərdə per (гилян) в приведенных говорах считаются абсолютными синонимами слова педар шохар в значении свёкор в персидском литературном языке. Слово отец в мазендаранском и гилянском говорах имеет следующие абсолютные синонимы: piyer (мазендаран), pier (гилян) слову педар. Приведем несколько других примеров из мазендаранского, гилянского и мешхедского диалектов duri (мазендаран) — бошгаб (тарелка), tās (мазендаран) — касе (чаша), mičkā (мазендаран) — гонджишк (воробей), æquz (мазендаран,) — герду (арех), kerk (мазендаран,) — морг (курица), vače (мазендаран) — кудак, баче (дитя), лемашт (мешхед) — касиф (грязный), кагазбад (мешхед) — бадбадак (воздушный змей), хамсиде (мешхед) – хамсайе (сосед), хамзолф (мешхед) — баджанах (шурин), zäy (гилян) — кудак, баче (дитя). Также можно встретить абсолютные синонимы в гилянском диалекте, такие как malĵå, čičini в значении воробей, kåråš=kereš в значении тянут за собой, или в мазендаранском диалекте nesum/sâyne в значении тень, rikâ/peser в значении мальчик или kijâ/deter в значении девочка.

Из приведенного исследования диалектов и говоров русского и персидского языков, можно сделать следующие выводы: в обоих языках существует большое количество диалектов и говоров разных областей. Приведенные слова из разных диалектов служат в качестве абсолютных синонимов, и потенциально могут войти в общепринятый литературный язык каждого из языков. Также следует отметить, что тождественные слова в диалектах могут потенциально служить как абсолютными синонимами и играть важную роль в процессе подбора новых слов в литературный язык вместо слов, заимствованных из иностранных языков. Абсолютные синонимы в говоре нельзя рассматривать как результат спонтанного развития лексической системы говора, как результат реализации его потенциальных возможностей, их возникновение обусловливается, главным образом, экстралингвистическими факторами. Слова из диалекта или говора могут со временем войти и в состав литературного языка. Сегодня, с развитием технологии и средств массовой информации, диалекты и говоры вытесняются заимствованными словами и составом общелитературного языка, но с другой стороны слова из разных говоров и диалектов могут войти и в литературный язык и обогатить его.

 

Литература:

 

1.                   Ахмад Мараши. Словарь гилянского диалекта. — Решт: Таати, 2003.

2.                   Бехруз Махмуди Бахтияри. Словарь слов Табари. — Тегеран: Эхя кетаб, 2002.

3.                   Л. В. Щерба. Современный русский литературный язык. «Русск. яз. в школе», 1939, № 4, стр. 22.

4.                   Лагутина        А. В. Абсолютные синонимы в синонимической системе язы¬ка // Лексическая синонимия. — М.: Наука, 1967. — С. 115–147.

5.                   Литневская Е. И. Русский язык. Краткий теоретический курс для школьников. — М.: МГУ; 2006, 240 стр.

6.                   Л. Л. Касаткин. Русская диалектология — М.: Издательский центр «Академия», 2005.

7.                   Мухамед Садег Кия.Словарь шести десяти семи говоров персидского языка. — Тегеран исследовательский центр гуманитарных наук и творчества 2011

8.                   Щерба Л. В. Языковая система и языковая деятельность / Л. В. Щерба. — Л.: Наука, Ленинградское отделение, 1974–428 с.

9.                   http://forum.lingvo.ru/actualtopics.aspx?bid=26

10.               http://anjoman.tebyan.net/newindex.aspx?pid=17257&threadid=373219

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle