Библиографическое описание:

Матвеева Е. А. Воспитательный ресурс мультипликационного фильма «Сказание о Петре и Февронии» // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1819-1822.

Современная культура все больше подвергается так называемой «синематизации»: она воспринимается «в визуальных и кинематографических кодах», и, стремясь к зрелищности, порождает новые тексты в виде движущихся изображений. В ряду разнообразных вопросов, так или иначе связанных с данным процессом, возникла и активно обсуждается проблема влияния технологий визуализации на здоровье человека. Последние способы являются мощным терапевтическим ресурсом, и тогда мы имеем дело с арт-терапией (в частности, отдельными ее областями — кинотерапией и мульттерапией), однако они также могут таить в себе определенную угрозу для психики человека, оказывать негативное воздействие на работу мозга и органов зрения. Так, например, активное использование 3D изображений у многих исследователей вызывает опасения. 3D изображения, по сути, являются своеобразной уловкой, связанной с цветовосприятием: существуют специализированные очки, с зеленой и красной линзой, они отсеивают определенные кадры, с зеленой или красной подстветкой. Согласно статистике, у 40–45 % зрителей после 3D возникали проблемы с самочувствием: головная боль, тошнота, чувство дезориентации [7].

О подобной реакции организма предупреждают и некоторые производители 3D-телевизоров, не рекомендуя пользоваться подобными технологиями детям, у которых сложный механизм зрительного восприятия еще формируется (минимум до 5 лет), кроме того с сердечно-сосудистыми заболеваниями и заболеваниями ЦНС [7].

Отдельно обсуждается вопрос, связанный с мультипликацией. Психологи считают, что многие анимационные фильмы могут вызвать серьезные нарушения в организме ребенка, чрезмерно эксплуатируя функцию детской психики реагировать на яркие цвета. Более того, они настоятельно рекомендуют показывать ребенку до 3 лет черно-белые мультфильмы. Агрессивность цвета, зачастую проявляющуюся в современной анимации, чувствуют и сами мультипликаторы. Митч Бартон, создатель черно-белого фильма «Запах страха», подчеркивает важность «нецветового» метода анимации, поскольку, благодаря ему мультипликация менее походит на компьютерную графику, приобретает оттенок серьезности и значимости и выгодно отличается от цветной мультипликации [2, c. 2]. Здесь также можно вспомнить негативное отношение Р. Барта к использованию цвета в отдельных визуальных искусствах: по его мнению, черно-белая фотография обладает неоспоримыми преимуществами по сравнению с цветной [1].

На наш взгляд, само поле современных дискуссий относительно анимационных фильмов предполагает междисциплинарный диалог, способствующий многоплановому анализу визуальных технологий. Теперь мы рассмотрим современный отечественный мультфильм «Сказание о Петре и Февронии» в этом в таком контексте — на стыке медицинской, культурной и христианской антропологий.

В основе мультипликационного фильма «Сказание о Петре и Февронии» лежит история православных святых. Повесть о жизни князя Петра и его супруги Февронии стала своеобразным символом идеальной супружеской пары. Оригинальное название звучит так: «Повесть о житие новых муромских святых чудотворцев, благоверного, и преподобного, и достойного похвалы князя Петра, наречного в иночестве Давидом, и супруги его, благоверной, и преподобной, и достойной похвалы княгини Февронии, нареченной в иночестве Ефросиньей». Литературно оформлена была Ермолаем-Еразмом в XVI веке на основе устной древнерусской легенды 15 века [6].

Повесть о Петре и Февронии отразила народнопоэтические мотивы борьбы со змием и отгадывания загадок вещей девы. Змий прельщал княгиню Марию, жену муромского князя Павла. Появление Змия в мультфильме сопровождается сгущением красок, появлением молнии, как событие, непременно предвещающее беду. Каждый раз наведывался в ее опочивальню и превращался в ее мужа Павла. Прелюбодеяние — одна из восьми основных человеческих страстей. Мария против своей воли стала встречаться с «врагом рода человеческого». Чтобы как-то оправдать греховное падение Марии, создатели мультфильма ввели в сюжет яблоко, «отравленное его [Змеем] хитростью», которое искуситель дал княжне. Змей поселился в Муроме, и «всем стало жутко плохо».

Религиозная мораль учит, что человек один не способен преодолеть свои страсти. Многие отцы церкви считают, что путь освобождения от грехов и страстей многотруден, и преодолеть его невозможно без Божьей помощи. Поэтому в мультфильме и появляется образ ангела, рассказывающего секрет, как одолеть Змея. Ангел приводит Петра в храм и вкладывает в его руку Агриков меч. Когда Петр изрубил змея и «голову тоже», тучи тут же рассеялись, и во всем Муроме воцарился благодатный свет. Но не все так безоблачно закончилось для Петра — Змей обрызгал Петра «заразной кровью», от чего княжич покрылся язвами. Много врачей приходило обследовать Петра, но никто не сумел его исцелить. Кто-то вспомнил, что есть в Рязанской земле, в деревне Ласково живет Феврония, которая может вылечить Петра. Феврония живет в простом деревянном доме, внутри увешанном травами, кореньями. Заяц является ее другом, который рассказывает ей, что приключилось с Петром, до того, как пришел в дом посыльный Петра и рассказал о болезни господина. Феврония приготовила снадобье от болезни князя. Он смазал ей все свои язвы, а только одну, около сердца, забыл. Язва Змея сделала свое дело: Петр нарушил обещание, данное им взять в жены Февронию, и откупился от нее подарками. Гордыня по православным канонам является одной из основных страстей. Отцы церкви различают две разновидности гордости — тщеславие и внутреннюю гордыню. За это и поплатился: повторно покрылся язвами. В силе своей любви, в мудрости, подсказываемой ей этой любовью, Феврония все же благочестивее мужа оказывается — князя Петра. Поэтому Феврония его простила и вновь вылечила. Петр женился на ней и стали они счастливо жить в браке. «Правили Муромом не гневом и яростью, а любовью и добротой. Голодных кормили, бедных одевали, больных исцеляли», — говорит голос за кадром в фильме.

Заносчивые, завистливые бояре и жёны их, не приняли Февронию, посчитав её недостаточно уважаемой «как была нищей крестьянкой, так и осталась», и потребовали её изгнания. Пришли они с богатствами к княгине решили вытравить её золотом: бери, сколько хочешь, только уходи. Один из смертных грехов — жадность, сформировалась в монашеской среде, в восточной христианской аскетике.

Феврония очень сильная женщина, и любовь к мужу очень искреннию испытывает, и она разгадывает мысли встреченных ею людей и отправляется восвояси с Петром. Князь отказывается от княжества и уходит вместе с женой. В той лодке с возлюбленными, плыл человек с женой, он начал с княгиней заигрывать. Феврония указала ему: «Зачерпни воды с этого борта». Княгиня велела ему выпить той воды. «А теперь зачерпни воды с того борта». И опять княгиня велела ему выпить той воды. «Одинакова ли вода или какая-то слаще?» «Все одна вода, госпожа». «Вот и мы, как вода. Зачем же ты, забыв о своей жене, мечтаешь о чужой?» Мудрая Феврония осуждает блуд и напоминания о нём, убегая от него.

В конце истории супруги расходятся по разным монастырям — с первого взгляда зритель может расстроиться из-за разлуки. Но в мультфильме появляется заяц, который перебегая из одного монастыря в другой, и перенося послания от Петра к Февронии. Такой вид взаимодействия главных героев легко ложится на детское восприятие: дети понимают, что бывает так, когда мальчики и девочки учатся в разных заведениях. Так и Петр с Февронией, могут позволить себе жить раздельно.

Пришло время смерти их, тогда они стали молить бога, чтобы тот позволил им уйти из жизни в один день. Готовясь, супруги приготовили гроб для себя, после того они приняли монашество в разных монастырях. Наступает момент, когда Феврония вышивала для храма богородицы «воздух» (покров для святой чаши), закончив с ним, они благостно поднялись с ангелами на небо.

Как именно зародилась идея о создании этого мультфильма, пишет художник-мультипликатор, заведующая лабораторией классической и объемно-кукольной анимации факультета анимации и мультимедиа ВГИКа, режиссер мультфильма «Сказание о Петре и Февронии», Надежда Михайлова: «Лет десять назад мы с супругом побывали в Муроме. Стояли на коленях в той церкви, где вместе покоятся мощи Петра и Февронии. Это было соприкосновение с необыкновенной историей преподобных князей, со святостью, и, главное, с тем, что казалось далеким, но реально было на самом деле. С тех пор у нас с мужем появилась мечта: снять мультфильм о Петре и Февронии».

В православии брак называют «таинством». Христианский брак является абсолютным союзом двоих людей в мирской и истинной любви. Каждое слияние двух личностей может быть преобразовано божественной силой Святого Духа в узы вечные, в том плане, что брак не будет разрушен даже после смерти. Такое тождественное преображение не нарушает человеческой природы, всех моментов, связанных с браком. Святой Павел говорит, что брак сохраняется и в Царстве Вечном. Муж и жена становятся одной плотью. Учение апостолов гласит: «Царство божие пришло, когда двое уже не двое, а одно».

На примере мультипликационного фильма «Сказание о Петре и Февронии» можно увидеть три основные функции цвета. Во-первых, он создает атмосферу внутри кадра. Монохромные мягкие тоны фонов задают благочинный, сдержанный тон повествования, соответствующий агиографическому сюжету. Во-вторых, цвет является важным смыслообразующим элементом, передающим как устоявшуюся символику, так и индивидуальное видение автора. При этом цвет, посредством которого выписываются главные герои, с одной стороны, соотносится с иконописной традицией, а с другой стороны, передает личностное восприятие цвета художника. Например, красный цвет, помимо прочего, в анализируемом фильме приобретает значение мудрости, справедливости и разумного правления. Неслучайно он характеризует сначала Павла, а потом Февронью. В-третьих, цвет организует зрительское внимание, помогает расставить нужные акценты, выделить главные и сюжетно важные детали. Для этого используется особый прием — цветовое пятно, окруженное мягкими сливающимися тонами. В итоге «глаз с радостью воспринимает все, что нарушает монотонность» [6, с. 58].

Отображение того или иного героя одним базовым цветом — красным, желтым, синим — является специальным приемом, стимулирующим интеллектуальное видение, поскольку нарочито вводит зрителя в символическое пространство. Вообще для мультфильма свойственен лаконизм и в цвете, и в линиях. Этим достигается расстановка акцентов в проблеме соотношения души и тела: условность изображения тела (в плане линии и цвета) подчеркивает важность духовной составляющей. Показать это в рамках мультипликационного пространства довольно сложно, однако художники нашли решение: предельно лаконичное, зачастую схематичное изображение черт лица и тела, отсутствие цветовой детализации в образах героев способствуют переносу акцента с телесного, видимого, на духовное, невидимое.

Весь мультфильм построен на взаимодействии видимого и невидимого, физического и интеллектуального зрения. Визуализация тела во многом способствует выработке представления о душе. Рассмотрим эпизод, в котором Петр и Февронья плывут на лодке. Здесь мы наблюдаем гипертрофированный рост главных героев, подчеркиваемый уменьшенными фигурами лодочника и его жены. В мультфильме использован древний прием, о котором уже писалось выше: посредством тела показывается инаковость героя, в данном случае — его духовное превосходство.

Интересно, как мультфильм отображает древние представления о болезни и ее источниках. Петр заболевает дважды, однако, несмотря на схожесть симптомов, причины нездоровья разные. В первом случае источником болезни является порча, нанесенная герою змеем. В результате этого по всему телу Петра распространяются язвы, изображенные художником серыми пятнами. Это, конечно, идет вразрез с традиционными способами идентификации болезни в народной медицине (о ней писалось выше), однако создает тревожное, раздражающее ощущение у зрителя. Если цветовое решение болезни исключительно авторское, то изображение язв в виде зооморфных существ является, безусловно, данью народной традиции. Довольно часто в целительских практиках источники болезни принимали облик животных или насекомых (змеи, жабы, черви, бабочки и т. д.), в мультфильме это проявляется в момент исцеления Петра, когда каждая язва принимает обличие миниатюрного змея.

В своей книге «Славянская гимнастика», В. Мешалкина и Е. Баранцевич пишут о традициях и истоках лечения недугов у древних славян. Древняя Русь обладала оздоровительной техникой, в основе которой были заговоры, молитвы и обряды. Существовал метод лечения баней и водными процедурами, в них использовалась звуковая терапия. Недуг прогоняли веником из прутьев растений специального сбора. Еще один способ исцеления: состригание волос и ногтей. Не забывали о заговоренной воде. Ведь они являлись носителями болезни. Их могли сжигать или скармливать скоту [4, с. 26]. Женщины у древних славян обладали особыми навыками, они могли применять их в мистических и целительных ритуалах. Поэтому символично даже болезни имели женские имена: лихорадка, простуда, холера, желтуха, оспа. Славяне видели мир через призму взаимодействия трёх составляющих: Прави, Яви и Нави. В человеке они являлись: дух, душа и тело. Добиваясь исцеления, следовало работать над всеми уровнями. К примеру, методика Прави решала болезни на уровне сознания. Нави очищало древних славян от загрязнений греховных. Методы Яви являли собой специфику развития тела и его духовной энергии.

Интересно, что в нижегородском центральном областном архиве хранятся дела, в которых можно видеть представления о зооморфных источниках болезни. В деле «о привлечении к ответственности крестьянина дер. Подгузкова Варнавинского уезда г. Васильева за лечение крестьян знахарством» приводятся слова лекаря, который «посмотрел на рану и по своему мнению заключил, что у нее болезнь волосатик [нечто подобное червю]. Дабы излечить рану взял и растолок чистого купоросу, развел его в воде и намазал рану. Этим должно уморить в ране волосатика, который точит тело…». В деле «по обвинению солдатки Уренской волости дер. Копылыхи И. А. Бурловой за лечение по наговору» был поставлен следующий диагноз: «занимающаяся лечение Бурлова, переговоривши с женой и поглядев у ней на язык и в глаза, сказала, что у ней в животе лягушки» [6].

Во втором случае подчеркивается, что источник болезни — неправильное, греховное поведение героя, само нездоровье рассматривается как кара за невыполненное обещание и обман. Такое представление об источнике болезненного состояния довольно распространено во многих культурах. Многие этнографы, изучавшие русские поверья и обычаи, сталкивались с таким мнением. Так, например, в описях Русского Географического общества отмечалось: в ряде областей (в том числе и Нижегородской) люди считали, что лечить болезни не следует, т. к. это наказание за грехи и его нужно «отстрадать».

В отличие от многих современных мультфильмов, «Сказание о Петре и Февронье» построено с учетом детской психики, не перегружая ее агрессивной раскраской образов и формируя у ребенка абстрактно-категориальную способность мышления.

Таким образом, цвет — мощный инструмент при осмыслении и конструировании важнейших сфер действительности. Он является своеобразным местом пересечения физического и интеллектуального, телесного и духовного: цвет используется как проводник в мир идеальный, бестелесный, нерукотворный (в иконографии) и как конструкт, необходимый для осмысления реального, телесного (медицинские практики) [8]. В мультипликации цвет вкупе с движением и линией рисунка является полифункциональным, он способствует созданию визуального понятия о материальном и духовном в человеке, а также способствует различению физического и интеллектуального видений, что позволяет нашему сознанию курсировать по областям реального и символического. Зацепившись за идею о том, что «ощущение цвета связано с памятью и желанием привести окружающий мир в соответствие с нашим собственным представлением», рассмотрим две базовые функции цвета — конструирующую и мнемотехническую — сначала в иконографии и целительских практиках, а затем уже приступим непосредственно к мультипликации.

 

Литература:

 

1.                  Барт Р. Camera lucida «светлая комната» — М.: Планета, 1980–220 с.

2.                  Батлер М. Анимация в жанре «черного» фильма. -М., 1998, перевод с анг. А. Леденев

3.                  Мейендорф И. Богословский персонализм [Текст] / И. Мейендорф. — М.: YMCA-Press, 1986 //Режим доступа: azbyka.ru

4.                  Мешалкин В., Баранцевич Е. Славянская гимнастика– М.: СПб., 2008–26 с.

5.                  Посашко Валерия. Сказание о Петре и Февронии — М.:ИД «Фома» 2009 г. // Режим доступа: www.foma.ru

6.                  Рефлексотерапия. Новости науки 3D изображения и их влияние на здоровье. — М.: SpravZdrav 2010 г. // Режим доступа: spravzdrav.ru

7.                  Фандо Р. А., Валеева Е. В. Достижения межполушарной ассиметрии мозга и современное образовательное пространство // Современные научные достижения — 2013. Материалы IX международной научно-практической конференции. 2013. С. 81–84

8.                  Фортунатова В. А., Валеева Е. В. Одномерный человек в многомерной гуманитаристике (проблемы и пути их решения в современном образовании // Вопросы культурологи. 2014. № 8. С. 53–57.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle