Библиографическое описание:

Асадуллина Л. И. К истории вопроса: способы выражения категории числа имени существительного в селькупском языке // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 1555-1558.

Селькупский язык входит в группу cамодийских языков финно-угорской ветви уральской языковой семьи и известен как один из исчезающих языков. В данной статье, основываясь на анализе теоретической литературы, рассматриваются морфологические и лексические способы выражения категории числа имени существительного в диалектах селькупского языка. Категория числа представлена единственным, двойственным и множественными числами.

Ключевые слова: селькупский язык, категория числа, имя существительное.

 

Селькупский язык относится к самодийской группе уральской семьи языков. Кроме селькупского языка, в эту группу входят ненецкий, энецкий и нганасанский языки, образующие ее северную ветвь, в то время как селькупский язык и языки самодийских народов Саянского нагорья (камасинцы, карагасы, маторы и др.) составляли ее южную ветвь.

Как правило, селькупский язык принято делить на северное и южное наречие и существуют различные классификации диалектов селькупского языка той или иной степени детализации. В настоящее время ученые-лингвисты в своих исследованиях придерживаются троичного диалектного членения селькупского языка, которое передставляет из себя деление на северную, центральную и южную группы диалектов [11, с. 77–104; 8, 20–21].

Категория числа имени существительного была рассмотрена в различных исследованиях по селькупскому языку, но более подробно в следующих трудах:

1)                 на материале северных тазовских селькупов: «Селькупская (остяко-самоедская) грамматика» Г. Н. Прокофьев (1935) [10], «Очерки селькупского языка. Тазовский диалект» А. И. Кузнецова, Е. А. Хелимский, О. А. Казакевич, Е. В. Грушкина и Л. Ю. Йоффе (1980) [2].

2)                 на материале центральных и южных селькупских диалектов: «Категория падежа в селькупском языке» Э. Г. Беккер (1978) [2], «Морфология селькупского языка. Южные диалекты» Э. Г. Беккер, Л. А. Алиткина, В. В. Быконя, И. А. Ильяшенко (1995) [7], а также публикации Н. П. Максимовой (1984, 1985, 1986) [3, 4, 5, 6].

В данной работе рассматриваются грамматические (морфологические) и лексические способы выражения категории числа имени существительного (единственного, двойственного и множественного) в селькупском языке.

Единственное число

Единственное число в диалектах селькупского языка используется для обозначения единичных объектов — вещей, живых существ, явлений, понятий, парных предметов или групп однородных предметов, рассматриваемых как единое целое [7, c. 43; 2, c. 167]. Морфологическим признаком единственного числа является исходная немаркированная форма имени.

Единственное число выступает во всех диалектах в двух значениях: в значении единичности предмета либо в собирательно-обобщенном значении. Во многих случаях сама семантика слова определяет грамматическую форму единственного числа с обобщенно-собирательным значением: NuW‘трава’, pф ‘дрова, дерево’, Vobкr ‘ягода’, t7 ‘огонь’ и т. д.

Существительные, выражающие предметы, явления единственные в своем роде, имеют грамматическую форму единственного числа. К ним относятся редкие существительные, обозначающие явления природы: l2t ‘солнце’. Например: кет. teLdeTelatso\ manWambis ‘Вчера солнце-его хорошо грело’ [6, c. 96].

Существительные, называющие однородные вещества, не поддающиеся счету типа: weVi, wнVi, mцVi ‘мясо’, s2r2 ‘снег’, 7r ‘жир, масло’, kem ‘кровь’, NaN ‘хлеб’, Aчq, Aчk2 ‘соль’, kцz2, kйz2 ‘железо’ и др. употребляются обычно в форме единственного числа [6, c. 96].

Кроме этого, в диалектах селькупкого языка единичность предмета может выражаться следующими способами:

-          для обозначения части или частицы вещества в сочетании с адъективной формой используется грамматикализованная лексема laka ‘кусок, часть, отдельное’: ulqal laka ‘льдина’, qлtyryl laka ‘отрез сукна’ [2, с. 168; 5, с. 35; 7, с. 44];

-          для обозначения части или частицы вещества в сочетании c существительным вещественной семантики в форме генитива используется грамматикализованная лексема saj ‘глаз’ (кет. saj; тым. haj, aj.): 7dithaj‘капля воды (7t — ‘вода’); t7tha@ ‘искра’ (t7 ‘огонь’); h2r2tha@ ‘снежинка’ (h2r2 ‘снег’); [5, с. 36];

-          для обозначения части или частицы вещества используется уменьшительная форма имен существительных вещественной семантики, которая образуется с помощью диминутивных суффиксов kka, -ka, -lika: кет. s2r2-kka ‘снежинка’ (s2r2 ‘снег’); NuW2-kka ‘травинка’ (NuW ‘трава’); kora-lika‘песчинка’ (kora‘песок’) [5, с. 36];

-          для выражения единичности при названиях парных предметов используется сочетание адъективной формы слова pнlч\ ‘половина’ и существительного, называюшего парные предметы: pнlчL sajy ‘один глаз’, pнlчL toLcy ‘одна лыжа’ [2,с. 167; 6, c. 98; 9, с. 161].

Все категории слов единственного числа, имеющие в качестве оппозиции другие предметы однородного с ними характера, проявляют способность приобретать показатели числа — двойственного и множественного.

Двойственное число

Двойственное число выражает конкретную множественность, которая исчисляется в пределах двух однородных непарных предметов. Морфологическим показателем двойственного числа имен существительных в селькупском языке является формант -q§, -иq§: -qиq§ в тазовском диалекте [2, с. 148] и -q2 (q), реализующийся в южных диалектах в различных фонетических вариантах: — qe, -ke, -k, -g2, -gi (-g), U@-, -Ua, — Uк (U), -R2, -Ri, -Ru, (R) [7, с. 46]. Показатель двойственного числа -q2 (q) присоединяется к основе слова имени существительного: тым. korUaija-Ui ‘два медвежонка’; кет. matu\ga-g2 ‘два домика’; таз. qumo-qиq§‘два человека’.

Для обозначения совокупности однородных предметов, связанных одним общим действием, показатель двойственного числа -q2 (q) часто сопровождается частицей -sч-, квалифицируемой в лингвистической литературе как суффикс взаимной связи. В тазовском диалекте в формах с суффиксом связи -sy- используется показатель двойственного числа -qиq§ [2, с. 168]: NeNNasyqиq§ ‘две родные сестры’, imasyqиq§ ‘супруги’.

Множественное число

Основным значением формы множественного числа имен существительных является обозначение раздельного неопределенного множества однородных предметов [7,с.54]. Понятийная категория множественности выражается грамматическими и лексическими средствами. Морфологическими показателями множественного числа имени существительного в диалектах селькупского языка являются суффиксы -t, la/– ла, tV(-t),

Множественное число имени существительного в тазовском диалекте имеет два показателя: -t (в непосессивной форме) и -i (в посессивной форме) [2, с. 168]. Оба аффикса присоединяются ко второй основе имени.

Распространенным показателем дистрибутивной множественности безличных форм имен существительных в кетском диалекте и в обских говорах селькупского языка является суффикс -la/-ла [7, с. 54]: тым. k2bamar-la ‘дети’, тым. timNaa ‘братья’, кет. tuttoa ‘караси’.[1]

Для обозначения множества однородных предметов, связанных общим действием в южноселькупских диалектах, служит показатель — sat(-sa-+ -t) в различных фонетических вариантах [7, с.57]. Первый компонент этого показателя представляет собой суффикс взаимной связи, который является соответственно показателем дистрибутивной множественности: кет. со\мбыл’е инне-за-т амдат ‘Пять братьев сидят’.

В тазовском диалекте для выражения нерасчлененной собирательности множественности служит показатель –Lmy: 1jaLmy ‘детвора, ребята’; s6ryLmy ‘зверье’; pфLmy‘деревья, группа деревьев, лес, дрова, древесина’ [2, с. 170].

Итак, рассмотрев морфологические и лексические способы передачи количества именем существительным в диалектах селькупского языка можно прийти к следующим выводам:

1)                 Основным грамматическим значением формы единственного числа у считаемых существительных селькупского языка является выражение количественного понятия единичности. Единственное число имени существительного не имеет особого морфологического показателя.

2)                 Двойственное число имен существительных в селькупском языке обозначает ограниченную множественность, содержащую два непарных предмета. Морфологически оформляется суффиксами: -q§, -иq§, -qиq§, -q2 (q).

3)                 Основное значение формы множественного числа имен существительных — обозначение раздельного неопреденного множества однородных предметов. Множественное число имеет числовые показатели: -t, la/– ла, tV(-t).

 

Список сокращений диалектов:

таз. –тазовский диалект

кет.- кетский диалект

тым. –тымский диалект

 

Литература:

 

1.             Беккер Э. Г. Категория падежа в селькупском языке / Э. Г. Беккер. –Томск: Изд-во Том. ун-та, 1978. — 208 с.

2.                  Кузнецова А. И., Хелимский Е. А., Грушкина Е. В. Очерки по селькупскому языку. — М., МГУ, 1980, т. 1, вып. 8, с. 167–170; Выражение числовых отношений в диалектах селькупского языка. — В кн. Языки и топонимия. — Томск, 1981, с. 74–81;

3.                  Максимова Н. П. Морфологические способы выражения двойственности в селькупском языке. — Структура палеоазиатских и самодийских языков. Томск, 1984, с. 106–114.

4.                  Максимова Н. П. Морфологические способы выражения множественности в южных диалектах селькупского языка. — Вопросы енисейского и самодийского языкознания. — Томск, 1984, с.103–110.

5.                  Максимова Н. П. Грамматическое выражение единичности и множественности у имён существительных вещественной семантики (на материале Южно-Селькупских диалектов). — Лексика и грамматика языков Сибири. Барнаул, 1985, с. 34–41.

6.                  Максимова Н. П. Категория числа в селькупском языке. — Языки народов Севера Сибири. Новосибирск, 1986, с. 93–101.

7.                  Морфология селькупского языка. Южные диалекты / Э. Г. Беккер, Л. А. Алиткина, В. В. Быконя [и др.]; под ред. Э. Г. Беккер. — Томск: Изд-во ТГПИ, 1995. — Ч. 1. — 292 с.

8.                  Поздеева Г. П. Диалекты селькупского языка: верификация общепринятых классификаций и новый взгляд на диалектное членение // Урало-алтайские исследования. Москва: Институт языкознания Российской академии наук, 2013, № 1 (8). СС. 20–34.

9.                  Поздеева Г. П. Конструкции «существительное, обозначающее парные предметы, + глагол» в диалектах селькупского языка // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2013, № 12 Ч.1 (30). Сс. 161–165.

10.              Прокофьев Г. Н. Селькупский (остяко-самоедский) язык / Г. Н. Прокофьев. — Л.: Изд-во ин-та народов Севера ЦИК СССР, 1935. — Ч. 1: Селькупская грамматика. — 131 с.

11.              Janurik T. A szolkup nyelvjarasok osztalyozasa // Nyelvtu-domanyi Kozlemenyek. — 1978. — № 1. — S. 77–104.



[1] В данных диалектах также возможно употребление суффикса мн. числа -tV(-t). Наиболее часто он встречается в среднеобском ареале за исключением диалекта шешкупов. Реже представлен указанный суффикс в кетском диалекте. В тымском диалекте встречается исключительно суффикс мн. числа -tV(-t).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle