Библиографическое описание:

Маслова Ю. С. Проблемы регистрации рождения ребенка при использовании суррогатного материнства // Молодой ученый. — 2015. — №11.1. — С. 125-126.

Рождение ребенка — это радостное и важное событие в семье, которое влечет за собой возникновение взаимных прав и обязанностей между родителями и детьми. Первой обязанностью родителей после рождения ребенка является регистрация (оформление) рождения в установленных законодательством РФ государственных учреждениях (организациях) и получение документов, подтверждающих государственную регистрацию.

Согласно СК РФ, законодатель признает матерью — женщину, родившую ребенка. Но при использовании суррогатного материнства, речь идет о том, что матерью ребенка должна быть женщина, не родившая ребенка, а заключившая договор на рождение и передачу ребенка после его рождения (нареченная мать). В данных отношениях именно фактическая мать должна быть защищена правом при установлении материнства. Факт происхождения от матери должен быть установлен в судебном порядке. Но пока семейное законодательство не предусматривает такой возможности [1].

Рождение ребенка от суррогатной матери может породить множество споров. Например, суррогатные матери нередко отказываются отдавать рожденного ребенка его генетическим родителям. Возникают и обратные ситуации, когда генетические родители отказываются от родившегося неполноценным ребенка, мотивируя это тем, что неполноценность обусловлена пагубным влиянием организма суррогатной матери.

В ст. 51 СК РФ говорится, что лица, состоящие в браке и давшие свое согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, записываются родителями ребенка в случае рождения ребенка в результате применения этих методов. При имплантации же эмбриона другой женщине в целях его вынашивания статус родителей ребенка эти лица получают только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери) [1].

Согласно ст. 52 СК РФ супруг, давший согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства. Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать не вправе при оспаривании материнства и отцовства после регистрации родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства [1].

Пункт 5 ст. 16 Закона об актах гражданского состояния закрепляет, что при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка [2].

То есть если такое согласие отсутствует, то приоритетное право решать судьбу ребенка принадлежит суррогатной матери. Таким образом, отечественное законодательство отдает приоритет женщине, родившей ребенка.

Но на практике возникают ситуации, когда генетические родители сами отказываются признавать факт их материнства и отцовства. В этом и проявляются основные юридические проблемы, которые требуют более четкого регулирования.

Проблемы, возникающие на практике в данной сфере, порой неразрешимы из-за отсутствия законодательной базы, которая смогла бы полностью урегулировать отношения сторон, а главное, гарантировать соблюдение прав и законных интересов детей, рожденных с использованием услуг суррогатной матери.

Представляется необходимым изменить ст.49 СК РФ, тем самым назвав ее «Установление отцовства и материнства в судебном порядке. А также дополнить ее следующим: «В случае отказа передачи ребенка суррогатной матерью нареченным родителям, женщина, заключившая договор суррогатного материнства (нареченная мать) может установить родительские права в отношении ребенка в судебном порядке» [1].

Однако, если всё-таки произойдет так, что суд оставит ребенка суррогатной матери, а не передаст его генетическим родителям, то тогда возникает вопрос: кто в таком случае будет признан отцом ребенка. В таком случае, необходимо лишить суррогатную мать права требовать установления отцовства в отношении нареченного отца в судебном порядке. И если, муж суррогатной матери был согласен на имплантацию эмбриона, участвовал в заключении договора, то следует руководствоваться п.2.ст.48 СК РФ, а именно его признавать законным отцом данного ребенка.

Выводы по первой главе на основе теоретико-методологического анализа объекта нашего исследования можно сформулировать ряд выводов: образовательный процесс в России поступательно развивается и современные образовательные проекты в той или иной мере используют ориентированный подход, проявляющийся в различных подходах, концепциях и моделях личностно-ориентированного образования.

социально-гуманистическую, идеологическую, ориентирующую, интерпретационную, синтезирующую, просветительную, воспитательную, рефлексивную (развивающую), организационную, прогностическую, онтологическую   Попытки типизировать и классифицировать профессиональные мотивы и мотивы в данной сфере предпринимались неоднократно и с разных позиций.

По мнению исследования профессиональной деятельности.При ϶том подходы к обоснованию многообразия видов профессиональных мотивов, типов мотивации и их классификации зависят от того, как тот или иной автор понимает сущность мотива профессиональной деятельности, какие исследовательские цели он преследует. Так, самая упрощенная классификация подразделяет про

фессиональную мотивацию на положительную и отрицательную.Достаточно распространенным в педагогике и психологии подходом к классификации мотивов является дифференциация их по критерию протяженности во времени. Так (1991) по временной протяженности деятельности дифференцирует мотивацию на «далекую» и «короткую» [136].   Причем устойчивые мотивы он называет мотивационными установками, которые, в свою очередь, подразделяет на: оперативные –для исполнения; перманентные – долговременные, характеризующие направленность личности. Дифференциация мотивов по критерию направленности з

адана.Она подразделяет мотивы на личностные и общественные, ϶гоистические и общественно значимые, которые, по её мнению, связаны с установками личности [29]. Близкой к классификации, заданной по параметру направленности личности (её установкам), является типология, предложенная, основанная на критерии мировоззрения личности: идейные (нравственные) мотивы; мотивы коллективистские [108,109,110]. По критерию социальной значимости подразделяет мотивацию на социальную (альтруистическую) и узколичную (϶гоистическую, индивидуалистическую) [262]. Альтруистическ

ая мотивация характеризуется преобладанием общественных, моральных мотивов.Узколичная мотивация, соответственно, преобладанием мотивов самоутверждения, самовыражения личности. Таким образом, классификация мотивов в большинстве случаев осуществляется по ведущему . Именно ϶тот критерий был положен в качестве основания для деления мотивов на виды: «однозначные» и «многозначные». Попытка дифференциации мотивов по предмету направленности была осуществлена (1984) на основе идей. Обобщая исследования мотивации учен

ия, он подразделяет четыре группы мотивации: результативную, процессуальную, общения и самосовершенствования [158].С точки зрения автора, ϶та типология является общей для всех видов деятельности, в том числе трудовой и профессиональной. (1987), опираясь на данные и результаты собственных исследований, дифференцирует трудовую мотивацию на основе пара

метра «предмет направленности субъекта»: продукт, другие люди, сам субъект и его активность.Эти мотивы могут иметь узколичную или широкую социальную направленность [258,257]. Анализ соотношения «знаемых» и «реальных» мотивов и установок на деятельность дает основание для определения степени адекватности мотивации личности. Например, при доминировании мотивов и установок личности на самореализацию реальная профессиональная мотивация может быть охарактеризована как адекватная смыслу профессии. Преобладание мотивов и установок на самоутверждение и самовыражение дает основание рассматрив

ать реальную профессиональную мотивацию личности как неадекватную общественно заданным требованиям профессии.В ситуации, когда реальная мотивация характеризуется доминированием мотивов и установок на самоутверждение и самовыражение, которые внешне завуалированы и позиционируются как наличие адекватных (социально одобряемых, соответствующих требованиями профессии), говорят о скрытой (латентной) мотивации личности. В целом теоретический анализ литературных источников позволяет констатировать, что на сегодняшний день в нау

ке не существует единой, общепризнанной типологии в описании профессиональной мотивации и классификации мотивов выбора профессиональной деятельности.Однако, обобщая импонирующие нам взгляды на мотивацию , можно, с известной долей условности, рассматривать содержание профессиональной мотивации, как состоящее из разнонаправленных мотивов и установок личности на профессиональную деятельность: «знаемых» и «реальных»; позиционируемых во вне и скрытых. Но, как справедливо мотив придает направленность не деятельности, а личности в целом. Ряд исследователей мотивацию ориентировочной, ϶нергетической,

собственно когнитивной, селективной, функциями.Очевидно, мотивация – явление полифункциональное. В то же время теоретический анализ свидетельствует, что многообразие функций мотивации, в своем большинстве, рассматривается исследователями по отношению к деятельности как обобщенной категории, тогда как функциональный репертуар именно профессиональной мотивации, обусловленный, в том числе, и личностными особенностями субъекта, изучен недостаточно и остается в зоне актуальных направлений педагогических исследований. Иными словами, исследовано многообразие функций мотивов и мотивации в деятельности личности, тогда как очевидная информативная функция професс

иональной мотивации личности изучена недостаточно.Подводя краткий итог, можно отметить: в ходе теоретического анализа обнаружено, что в настоящее время в педагогической и психологической науках отсутствует единая, общепринятая классификация мотивации и мотивов личности, в том числе и с точки зрения их профессиональной типологии. Результаты теоретического анализа дают нам основа

ние рассматривать профессию в качестве особого личности, специфика которой состоит в том, что требования к её личностной (мотивационной, в том числе) и составляющим, заданы извне и общественных, по сути.Теоретический анализ теорий мотивации личности позволил в обобщенном виде определить содержание профессиональной мотивации, включающей разнонаправленные мотивы и установки личности на профессиональную деятельность: и позиционируемые во вне и скрытые. При доминировании мотивов и установок личности на самосовершенствование и самореализацию реальная профессиональная мотивация может быть охарактеризована как адекватная смыслу профессии. Преобладание мот

ивов и установок на самоутверждение и самовыражение средствами профессии характеризует реальную профессиональную мотивацию личности как неадекватную общественно заданным требованиям профессии.Опираясь на теоретические обобщения обозначенных авторов, можно с известной долей условности типизировать три основных подхода к изучению в отечественной и зарубежной науке. Первый подход базируется на реализации принципа стремления к равновесию, что сближает между собой отдельные концептуальные положения психоанализа и других ученых, является базисом личности. О

сновным структурным ϶лементом мотивации в большинстве работ признается мотив.. Нам импонирует его точка зрения на мотивацию, которую он рассматривает как «всю совокупность мотивов, побуждающих к действию», как процесс, «представляющий собой динамическую составляющую деятельности» [194, с. 222]. В русле анализа мотивации деятельности, на основе критерия «вид проявляемой активности», предлагает различать такие типы мотивации, как: мотивация .

 

То есть необходимо дополнить ст. 48 СК РФ следующим: «Супруг суррогатной матери, давший согласие на имплантацию эмбриона, при заключении договора суррогатного материнства, в случае отказа суррогатной матери передать ребенка другой стороне договора, признается отцом ребенка» [1].

Согласно ст.16 ФЗ «Об актах гражданского состояния», согласие суррогатной матери является одним из необходимых документов, позволяющих зарегистрировать рождение ребенка на запись генетическими родителями ребенка. Но возникает такой вопрос: если суррогатная мать в силу объективных причин, не сможет дать свое согласие (например, смерть суррогатной матери при родах), как в таком случае произвести государственную регистрацию ребенка [2].

Очевидно, что наделить таким правом следует нареченного отца, с тем, чтобы он мог на основании заключенного договора суррогатного материнства мог установить отцовство в отношении ребенка, рожденного суррогатной матерью.

В таком случае необходимо дополнить ст.14 ФЗ «Об актах гражданского состояния» следующим: «Основанием для регистрации рождения ребенка является — договор суррогатного материнства, заключенный между женщиной, родившей ребенка (суррогатной матерью) и супругами (нареченными родителями), согласившимися на имплантацию эмбриона».

Это поможет упростить процедуру государственной регистрации ребенка, рожденного с помощью суррогатной матери, а также решит проблему, в случаях, когда суррогатная мать в силу объективных причин, не может дать свое согласие.

 

Литература:

1.      Семейный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 29.12.1995 № 223-ФЗ (принят ГД ФС РФ 08.12.1995) (ред. от 01.09.2013) // Режим доступа: http://www.consultant.ru.

2.      Об актах гражданского состояния: федеральный закон от 15.11.1997 № 143-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.10.1997) (ред. от 25.11.2013) // Режим доступа: http://www.consultant.ru.

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle