Библиографическое описание:

Авдейчев А. А. Религиозное и секулярное сознание: возможности ассоциативного эксперимента // Молодой ученый. — 2015. — №11.1. — С. 49-51.

Идейная униполяризация современного мира, а также процесс глобализации [1] в значительной мере обострили конфессионально-светские и межконфессиональные отношения. Важное место в этих тенденциях занимают языковые феномены. Язык — не только инструмент коммуникации, но и важнейшее средство социального познания и конструирования социума [2]. Аффективно-когнитивные состояния непримиримости, негативизма, вербальной и иной агрессии, как известно, весьма специфичны. Они не поддаются сознательной рациональной регуляции. Возможности СМИ, основанные на закономерностях функционирования языкового сознания [3,4,5,6,7], представляются недостаточными.

Ассоциативные методы вошли в экспериментальную психологию в конце XIX века. Термин «ассоциативный эксперимент» утвердился в психологии для обозначения одного из видов проективного метода изучения мотивации личности, использовавшегося в начале XX века одновременно К.-Г. Юнгом, М.Вертгеймером и Д.Кляйном. Метод вызова ответных ассоциаций в психологии известен со времен В.Вундта и Ф.Гальтона. К.-Г.Юнгу принадлежат открытие и доказательство феномена, лежащего в основе всех проективных методик, а именно возможность посредством косвенного воздействия на значимые области переживания и поведения человека выявлять заметные флуктуации в результатах деятельности. Он показал таким образом, что бессознательные переживания личности доступны объективной диагностике. Ассоциативный эксперимент был усовершенствован впоследствии А. Р. Лурия, который установил, что словесный опыт, если он сопровождается также двигательными реакциями, значительно расширяет возможности распознавания аффективных реакций испытуемого.

Процедура ассоциативного эксперимента может в значительной степени варьироваться в зависимости от задач и теоретического подхода исследования, но в общих чертах состоит в следующем: испытуемому предъявляют слово или набор слов и предлагают ответить первыми приходящими в голову словами. В исследовательских целях ассоциативный эксперимент может проводиться с большим количеством испытуемых, и на основе данных ими ассоциаций составляется таблица частотного распределения слов-реакций на каждое слово-стимул. Мерой семантической близости пары слов считается степень совпадения распределения ответов, т. е. степень сходства объектов анализа устанавливается через сходство данных на них ассоциаций.

Одним из вариантов анализа результатов ассоциативного эксперимента является выявление ассоциативного поля. Ассоциативные поля представляют собой типы полей, исследуемые в рамках психолингвистики, для которых характерно объединение вокруг слова-стимула определенных групп слов-ассоциатов. В ассоциативных полях слова, близкие по значению, объединяются в группы. Каждое ассоциативное поле имеет ядро и периферию. Ядро ассоциативного поля содержит наиболее значимые, многократно повторяющиеся ассоциаты. Менее частотные реакции относятся к периферийной зоне поля.

Ассоциативное поле слова раскрывает все многообразие смысловых возможностей слова и отражает знания информантов о языковых свойствах слов-стимулов и особенностях их реализации в речевой практике. Кроме того, значительную часть ассоциативного поля слова представляют реакции, в которых содержится информация экстралингвистического характера и проявляется творческая активность респондента, в сознании которого актуализируются различные тематические, ситуативные или культурно обусловленные представления об обозначаемых стимулами явлениях.

В данном исследовании ассоциативные реакции на ряд специально подобранных словесных стимулов изучались в двух принципиально разных (по критерию вовлеченности в «глобализационное» пространство) социальных групп, — студентов заочного отделения психологического факультета (контрольная группа), а также священно- и церковнослужителями Русской Православной Церкви (РПЦ). Последняя выборка была представлена священниками Самарской Митрополии РПЦ и студентками регентского отделения Самарской православной духовной семинарии. Стимульный набор слов для последовательно проводимого рецептивного эксперимента включал следующие: общение, коммуникация, диалог (привычно употребляемые слова в секулярной жизни и не свойственные религиозной практике), творчество (многозначное слово в сакральном значении Творение, секулярном — креативная деятельность и др.), смысл (слово-референт для обеих выборок), созерцание, деяние (слова употребляется относительно редко в религиозных текстах и юридической практике), выбор (слово с широким семантическим значением), уединение, молчание (слова, чаще употребляемые в религиозном обиходе). Порядок слов случайным образом варьировался. Испытуемым предлагалось внести свои ассоциации в бланк дважды: в начале учебного занятия и при его окончании.

Количественные показатели анализировались нами с точки зрения абсолютного числа полученных ассоциаций, а также их дифференцированного смыслового распределения.

Наибольшее количество рецептивных откликов (157) получено на слово «молчание», причем вся совокупность ответов может быть разделена на три категории: определяющие (отсутствие слов, остановка диалога, тишина); внешне-атрибутивные (размышление, покой, мысль); субъективно-атрибутивные (страх, мудрость, нет настроения).

Следующее по численности откликов рецептивных откликов получено на слова «уединение» (153) и «диалог» (150). В обоих случаях так же выявлена триадная структура определяющих, объектно и субъективно атрибутирующих откликов. «Уединение»: изоляция — одиночество — состояние наедине с собой; молитва-чтение-отдых; аскеза — потеря — самореализация. «Диалог»: общение двоих — общение — разговор вопрос/ответ; беседа — труд — поиск истины; настоять на своём — потеря времени — узнавание.

В среднюю по численной представленности рецептивных откликов словесных стимулов попали слова «деяние» (132), «созидание» (127) и «творчество» (126). В группу с относительно малой численностью ассоциативных откликов попали слова «смысл» (116), «выбор (113)» и «коммуникация» (109). Наименьшее количество словесных откликов получило слово «созерцание» (85).

Учитывая факт, что сфера профессиональной деятельности испытуемых находится в сфере так называемых «коммуникативных профессий», полученные количественные результаты с преобладанием ассоциативного ответа на слова «молчание» и «уединение» могут говорить о наличии трудностей в сфере общения с перспективой эмоционального выгорания и соответствующим планированием коррекционных и реабилитационным мероприятий.

Помимо количественных показателей нами фиксировались мотивационные факторы в форме анализа качества выполнения задания. Обращает на себя внимание факт различия по данному критерию в исследуемых группах. Несмотря на стереотипность заданий, сформулированных письменно на стандартном бланке, уровень исполнения инструкции был различным.

В группе студенток семинарии выявлены низкая ассоциативная активность и частые несоответствия смыслу задания. К примеру, одна из студенток вместо заполнения соответствующих граф бланка согласно инструкции написала текст молитвы «Отче наш …». Многие слова стимулы остались без ассоциативных ответов, вместо них на бланке были проставлены прочерки. Большинство ответов были однозначными и носили формальный характер. Вместо двукратных заполнений бланков все студентки сделали это один раз. Учитывая особую важность для церковной среды исполнительской дисциплины, называемого в церковном обиходе «послушания», выявленные особенности могут быть учтены при приёме в семинарию, а также обучении будущих регентов.

В подгруппе православных священников обращает на себя внимание относительно низкое «ассоциативное единство»: семантическое поле представлено относительно равномерно самыми различными ассоциациями. Максимальное количество ассоциативных ответов получено на слово «созидание» со значением «творчество» (20). В подгруппах студенток-психологов «ассоциативное единство» выражено значительно более отчётливо. К примеру, на слово «уединение» получено 40 ассоциаций со смыслом «изоляция». Учитывая специфику церковной социальной среды с приоритетом догматико-канонических установлений в сфере мировоззрения и образа жизни, данный факт может свидетельствовать о недостаточной приверженности испытуемых традиционным социальным и каноническим нормам Церкви.

Кроме того, низкая представленность ассоциаций, семантически связанных с понятиями «Бог», «молитва», «жертвенность», «аскеза», а также наличие ассоциативных ответов типа «интернет», «коммуникация», «контроль» и т. д. может указывать на секулярные тенденции в мировосприятии священнослужителей.

Полученные в случайных выборках результаты представляют собой пилотное исследование с целью формирования репрезентативных выборок и проведения в них статистически и методологически убедительных исследований в изучении специфики религиозного сознания в социуме современной России.

 

Литература:

 

1.    Акопов, Г. В. Глобализация и самоопределение личности в современном обществе // Профессиональное и личностное самоопределение молодежи современной России: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции, Самара, 26–27 сентября 2013 г. / отв. ред. А. В. Капцов. — Самара, 2013. — С.3–8.

2.    Андреева, Г. М. Социальная психология сегодня: поиски и размышления / Г. М. Андреева; Рос.акад. образования. — М.: МПСИ, 2009. — 160 с. — ISBN 978–5-9770–0446–6.

3.    Леонтьев А. А. Языковое сознание и образ мира /А. А. Леонтьев // Язык и сознание: парадоксальная рациональность.– М., 1993. — С.16–21.

4.    Лурия, А. Р. Язык и сознание / А. Р. Лурия. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979. — 320 с.

5.    Марковина, И.Ю., Данилова, Е. В. Специфика языкового сознания русских и американцев: опыт построения «ассоциативного гештальта» текстов оригинала и перевода // Языковое сознание и образы мира, — М.: ИЯ РАН. — 2000. — С.119.

6.    Попова, З.Д., Стернин, И. А. Когнитивная лингвистика [Электронный ресурс]: Библиотека Zinki.ru. — Режим доступа: http://zinki.ru/book/kognitivnaya-lingvistika/

7.    Greenwald A. G., McGhee D. E., Schwartz J. L. K. Measuring Individual Differences in Implicit Cognition: The Implicit Association Test // Journal of Personality and Social Psychology. — 1998. — Vol.74. — № 6. — PP. 1464–1480.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle