Библиографическое описание:

Малинин Г. С. О механизмах исполнения решения Спортивного арбитражного суда в Лозанне (CAS) // Молодой ученый. — 2015. — №11.2. — С. 26-28.

В рамках данной работы исследуются механизмы исполнения решений Спортивного арбитражного суда в Лозанне (CAS); выделяется внеюрисдикционный и юрисдикционный механизмы, описываются препятствия в реализации юрисдикционного механизма исполнения решений CAS в РФ.

Ключевые слова: спортивный арбитражный суд в Лозанне (CAS), исполнение решений международных арбитражных судов, принудительное исполнение, публичный порядок.

Within this work mechanisms of execution of decisions of Sports arbitration court in Lausanne (CAS) are investigated; extra jurisdictional and jurisdictional mechanisms are allocated, obstacles in realization of the jurisdictional mechanism of execution of solutions of CAS in the Russian Federation are described.

Keywords: Court of Arbitration for Sport, execution of decisions of the international arbitration courts, compulsory execution, a public order.

 

В середине 80-х годов прошлого века вследствие возрастающей коммерциализации спорта и увеличения числа спортивных споров по инициативе Президента Международного олимпийского комитета Хуана Антонио Самаранча был создан специальный орган для разрешения спортивных споров — Спортивный арбитражный суд в г. Лозанне (CAS — Court of Arbitration for Sport), который в настоящее время стал одним из самых известных и уважаемых судов[1] в сфере разрешения спортивных споров [1, С. 33].

В то же время, данный орган действует не на основании международного договора, поэтому возникает вопрос об обязательности его решений на территории государств спорящих сторон, а конкретно — о возможности принудительного исполнения решения данного суда.

Для начала следует отметить, что правовой статус CAS не до конца ясен и исследование его природы вынесено за рамки настоящей статьи. Однако автор склоняется к мнению, что данный суд является третейским (арбитражным) судом [1, С. 33], в частности потому, что последняя категория весьма широка и включает в себя все негосударственные суды, не основанные на международных договорах, как постоянно действующие, так и создаваемые для разрешения конкретного дела (ad hoc).

В сфере спортивных споров сложилась достаточно устойчивая практика принудительного исполнения подобных решений — исполнение под угрозой применения мер дисциплинарного характера. Так, например, в сфере футбола подобный механизм реализуется через Дисциплинарный комитет FIFA или дисциплинарный комитет национальной футбольной ассоциации, которые в случае неподчинения одной из сторон спора решению CAS накладывают специальные санкции: дисквалификацию, снятие с команды очков, перевод команды в низший дивизион ит.п. Исследователи подчёркивают крайне высокую эффективность подобных мер [2, с. 34]. Однако также следует отметить, что применение подобных мер возможно только в случае признания подобной организацией юрисдикции CAS, а также, в некоторых случаях, соблюдения некоторых дополнительных условий. Так, например, FIFA циркуляром № 827 от 10 декабря 2002 г. признала юрисдикцию CAS, однако впоследствии, циркуляром № 1270 от 21 июля 2011 г. ограничила возможность приведения решений CAS в исполнение через собственный Дисциплинарный комитет: «приведение в исполнение решений Спортивного арбитражного суда (CAS) с настоящего момента ограничено только теми решениями, которые предварительно были рассмотрены органом или комитетом ФИФА» (ст. 64 Дисциплинарного регламента FIFA) [2, С. 34].

Вполне закономерно возникает вопрос о возможности принудительного исполнения решения CAS с помощью юрисдикционных органов государств сторон спора (в частности, на территории РФ).

В соответствии со ст. 241 Арбитражного процессуального кодекса РФ, решения третейских судов и международных коммерческих арбитражей признаются и приводятся в исполнение в РФ арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором или федеральным законом. Поскольку CAS, как было указано выше является третейским (арбитражным) судом, то к порядку исполнения его решений должны применяться Конвенция Организации Объединенных Наций о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 г.) и Закон РФ от 07.07.1993 № 5338–1 «О международном коммерческом арбитраже». В соответствии с п.1 ст.246 АПК РФ, принудительное исполнение подобного решения осуществляется в порядке исполнительного производства.

Признавая и приводя в исполнение арбитражное решение, суд не пересматривает его по существу, а только исследует вопрос о наличии оснований для отказа. Данные основания (в Конвенции ООН 1958 г. и Законе РФ «О МКА» они совпадают) можно разделить на юрисдикционные и процессуальные нарушения и основания, подлежащие установлению по инициативе суда [3, С. 168–194].

К первой группе оснований относятся недееспособность одной из сторон; недействительность арбитражного соглашения; непредоставление одной из сторон возможности дать объяснения; решение вынесено не по вопросам, относительно которых было заключено арбитражное соглашение или выходит за его пределы. Как правило основания данной группы не вызывают практических проблем вследствие того, что «подлежащие доказыванию фактические обстоятельства не требуют сложной правовой оценки» [3, С. 172].

Ко второй группе относят лишь два основания: объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону данной страны; приведение арбитражного решения в исполнение противоречит публичному порядку РФ. Следует подробнее раскрыть каждое из этих оснований.

Несомненно, что при рассмотрении возможности отказа в приведении иностранного арбитражного решения в исполнения суд будет руководствоваться привязкой lex fori в целях установления категории споров, которые не могут быть рассмотрены в рамках третейской процедуры. В контексте спортивного арбитража, по мнению автора, присутствует единственное подобное исключение — ст. 382 Трудового кодекса РФ устанавливает, что индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами (судами общей юрисдикции и арбитражными судами РФ). Поскольку законодатель не устанавливает возможности для отступления от данной нормы, следует признать, что по законодательству РФ будет невозможно привести в исполнение решение CAS по индивидуальному трудовому спору.

Второе основание распространено гораздо шире, вследствие своей крайней неопределённости. Данное основание является с точки зрения практики последней возможностью защиты стороны, не желающей исполнять иностранное арбитражное решение [4, С. 44]. Практически вся судебная практика по данному основанию сводится к указанию судов на основания, по которым нельзя признать иностранное арбитражное решение нарушающим публичный порядок РФ. Следует также отметить, что Высшим арбитражным судом была сформулирована позиция относительно публичного порядка РФ, заключающаяся в том, что: «решение международного третейского суда может быть признано противоречащим публичному порядку Российской Федерации в том случае, если в результате его исполнения будут совершены действия либо прямо запрещенные законом, либо наносящие ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагивающие интересы больших социальных групп, являющиеся несовместимыми с принципами построения экономической, политической, правовой системы государств, затрагивающие конституционные права и свободы граждан, а также противоречащие основным принципам гражданского законодательства, таким как равенство участников, неприкосновенность собственности, свободы договора» [5].

Таким образом, в настоящее время существует два возможных пути исполнения решений CAS — через внутренние механизмы спортивных организаций и через юрисдикционные органы государств сторон спора. В то же время, автором не обнаружено в практике российских арбитражных судов дел о выдаче исполнительных листов на решения данного суда.

 

Литература:

 

1.          Погосян Е. В. Формы разрешения спортивных споров: монография / Е. В. Погосян. — М.: Волтерс Клувер, 2011. — 68 с.

2.          Прокопец М. А. Разрешение футбольных споров. Анализ практики Палаты по разрешению споров ФИФА, РФС и Спортивного арбитражного суда (г. Лозанна) / М. А. Прокопец, Д. И. Рогачев, Ф. Вегер. — М.: Статут, 2012. — 267 с.

3.          Жильцов А. Н. Оспаривание решений международных коммерческих арбитражей в соответствии с российским законодательством — современные тенденции / А. Н. Жильцов // Международный коммерческий арбитраж: современные проблемы и решения: Сборник статей к 75-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / под ред. А. С. Комарова; МКАС при ТПП РФ. — М.: Статут, 2007. — 340 с.

4.          Городисский А. М., Любомудров Д. А. Вопросы международного коммерческого арбитража в практике российских судов по материалам недавних судебных дел / А. М. Городисский, Д. А. Любомудров // Международный коммерческий арбитраж: современные проблемы и решения: Сборник статей к 80-летию Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации / А. В. Асосков, М. П. Бардина, У. Э. Батлер и др.; под ред. А. А. Костина; МКАС при ТПП РФ. — М.: Статут, 2012. — 183с.

5.          Определение ВАС РФ от 05.12.2011 N ВАС-14097/11 по делу N А40–7193/11–8-57



[1] Следует также упомянуть о существовании Бельгийской арбитражной комиссии по спорту и Палаты по решению споров в области спорта в Италии.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle