Автор: Бурнадз Т. И.

Рубрика: Экономика и управление

Опубликовано в Молодой учёный №11 (91) июнь-1 2015 г.

Дата публикации: 21.05.2015

Библиографическое описание:

Бурнадз Т. И. Качество социальных услуг: методологические и правовые проблемы // Молодой ученый. — 2015. — №11. — С. 765-768.

В статье исследуется феномен качества социальных услуг в методологическом и теоретическом контексте с учетом современных проблем управления социальной сферой.

Ключевые слова: социальная услуга, социальная сфера, рынок платных услуг, управление качеством социальных услуг.

 

Услуги социальной сферы являются важным инфраструктурным компонентом реализации социальной политики и повышения качества жизни населения.

В настоящее время и в Российской Федерации управление социальной сферой все больше становится предметом внимания и ответственности органов власти регионального уровня. Со стороны Правительства Российской Федерации в силу долгой стагнации и инерционного характера развития длительное время социальной сфере уделялось мало внимания, обусловленное принципом остаточного финансирования и сильной централизацией системы регионального управления социальной сферой. В результате в стране отмечается слабость системы управления услугами социальной сферы, пришли в упадок многие объекты социальной сферы.

Главная закономерность современного экономического развития — опережающий рост сферы услуг по сравнению с производственным сектором. За два с лишним века менялись не только производственные результаты, связанные со сферой услуг, но и воззрения ученых, специалистов на природу услуги.

Взгляды различных авторов на природу социальной услуги в исследованиях большей степени касаются ее свойств и качеств в аспектах использования […].

При этом немногие исследователи рассматривают родовую природу услуги с учетом системного подхода и в контексте разрабатываемых механизмов управления ее качеством. Так, по мнению, Куркиной М. П. [2], родовая природа социальной услуги как феномена и как научной категории представляет собой системное образование свойств, присущих качественной сущности трех сфер человеческой деятельности и жизнедеятельности: материальной, социальной, социально-культурной (духовной). Материализация и трансформация неосязаемых (энергетических, информационных или других) свойств предметов деятельности в процессе обмена, способствующие удовлетворению потребностей выступает как экономическая форма услуги. С социальной точки зрения, услуга — это взаимодействие заказчика, имеющего конкретную потребность и субъекта деятельности посредством социального заказа. В сфере духовного производства, услуга выступает в качестве реализации знаний, умений, навыков субъектов социально-экономической сферы как функция воспроизводства человеческого потенциала, несущих качественные характеристики и свойства культурного характера, ценностные основания в процессе обмена ресурсами и удовлетворения потребностей.

Однако важен еще управленческий аспект в исследовании феномена услуги, особенно актуальный на современном этапе. Как управленческая категория услуга представляет собой результат деятельности субъекта, ее предоставляющего и форму ее материализации, которой свойственны объективные характеристики как доступность, качество, своевременность и другие, а также субъективные характеристики в форме представлений потребителя о результате, удовлетворяющем его потребность [2].

Основными параметрами управления социальными услугами является качество и доступность. Поэтому необходима действенная система оценки и управления социальными услугами. В качестве объекта оценки должны выступать:

-          государственные (муниципальные) учреждения, оказывающие услуги населению в сферах образования, культуры, физической культуры и спорта, здравоохранения, социального обслуживания;

-          организации иных форм собственности, осуществляющие деятельность по предоставлению социальных услуг в рамках выполнения государственного (муниципального) задания (заказа), а также за счет средств иных источников финансирования, вправе предоставить информацию о своей деятельности для включения их в перечень учреждений для проведения оценки качества работы организаций и формирования рейтингов их деятельности.

Независимость оценки, как правило, обеспечивается через разделение ролей, участвующих в ней субъектов. Так, общественные организации и профессиональные сообщества участвуют в формировании независимой системы оценки качества работы организаций: определение типов учреждений, показателей оценки, способов получения информации и подведение итогов оценки, включая анализ публичных рейтингов.

Потребители услуг и независимые эксперты участвуют в оценке при проведении опросов, онлайн-голосования в сети Интернет и иными способами, определенными общественными организациями и профессиональными сообществами.

Участие государственных органов и органов местного самоуправления ограничиваются обеспечением раскрытия информации. Однако в режиме ведомственного и государственного контроля сложность процедур оценки достаточно многогранная.

В развитых странах также сталкивались с недостаточностью ресурсов у государственного сектора и неэффективной координацией между национальным и местным уровнем управления в системе предоставляющей социальные услуги. Однако имеющаяся модель законодательной базы для административного надзора и контроля качества социальных услуг, оказываемых местными органами власти и неправительственными организациями в отдельных зарубежных странах отличается от российской модели управления в лучшую строну [3].

Организация предоставления социальных услуг в России предполагает установление государственного задания автономным, бюджетным и казенным государственным учреждениям социального обслуживания. Организационно-правовые формы этих учреждений регионы определяют сами. Те объемы, что не вошли в государственное задание, но являются ответственностью региональной власти, составляет предмет формирования государственного заказа на предоставление социальных услуг. В его исполнении на конкурсной основе могут участвовать организации всех организационно-правовых форм, в том числе и частные предприниматели [1].

В настоящее время разрабатываются и реализуются меры, направленные на расширение участия негосударственного сектора экономики в оказании социальных услуг: формируются условия для расширения доступа негосударственных организаций к бюджетному финансированию; определяются механизмы поддержки негосударственных организаций, предоставляющих услуги в социальной сфере; развиваются формы государственно-частного партнерства в социальной сфере. Этот процесс сопряжен с рядом проблем и рисков, касающихся каждого из элементов системы: заказчика, поставщика и потребителя.

С целью определения степени готовности бизнеса как субъекта управления и участника на рынке социальных услуг Аналитическим центром при Правительстве Российской Федерации совместно с Российским управленческим сообществом участников президентской программы подготовки управленческих кадров (РУС) с 11 по 18 декабря 2015 года был проведен экспертный опрос по вопросу готовности их участия в процессе разгосударствления сферы социальных услуг (рис 1).

Очевидно, что для бизнеса как субъекта управления существуют выгоды для участия как поставщика социальных услуг:

-          быстрое реагирование на потребности рынка;

-          коммерческая заинтересованность в развитии инновационных подходов, динамичность, гибкость;

-          стремление к повышению качества и конкурентоспособности.

Рис. Результаты опроса предпринимателей о готовности их участия в процессе разгосударствления сферы социальных услуг, %

 

Однако пока не проработаны нормативно-правовые основы управления услугами социальной сферы в полисубъектной среде, существуют следующие риски передачи их в сектор бизнеса:

-          необоснованное ценообразование, недоверие населения к бизнесу,

-          незащищенность социальной сферы от рисков недобросовестных исполнителей,

-          неконтролируемость качества исполнения услуг,

-          риски образование теневого сектора,

-          отсутствие готовых баз данных о потребителях социальных услуг,

-          низкая культура социальной ответственности,

-          отсутствие адекватной поддержки со стороны государства.

В то же время бизнес как полноправный и статусный субъект регионального управления играет значительную роль в социально-экономическом развитии региона. Средний бизнес в большей мере зависит от внутренней экономической конъюнктуры и вынужден вести конкурентную борьбу внутри своей группы, а также с крупным отечественным и иностранным капиталом. Это и определяет заинтересованность среднего предпринимательства в защите на внутреннем рынке путём проведения протекционистской государственной экономической политики и формирования, определённых правил рыночных отношений, что предопределяет более тесную связь среднего предпринимательства с национальными интересами [4].

Дальнейшая модернизация системы управления социальной сферой требует выработки региональных подходов к процессу управления с точки зрения формирования, реализации, контроля состояния функционирования механизмов управления социальными услугами. Под механизмом понимается устойчивая структура взаимодействия субъектов управления по поводу использования ресурсов при формировании и реализации социальной политики, предоставлении социальных услуг. Оценка нормативно-правового механизма управления системой социальных услуг Курской области показала, что основное количество нормативно-правовых актов, действующих в социально сфере, выработаны и приняты в рамках реализации федеральной социальной политики. Имеющиеся диспропорции в развитии социальной сферы привели к необходимости принятия нового федерального закона о социальном обслуживании граждан, сильной стороной которого является использование индивидуального подхода к получателям социальных услуг. Одной из ключевых проблем социальной сферы региона выступает отсутствие закона о социальном заказе, который позволит частным структурам оказывать услуги гражданам и более эффективно использовать бюджетные средства, выделяемые для данных целей [5].

Принципиальная и неизбежная ориентация бизнеса на прибыль при предоставлении социальных услуг, иногда идущая в разрез интересам заказчика (государства, общества, частного лица) также является дополнительным риском. Поэтому крайне важно внедрение дополнительных стандартов для контроля качества услуг.

 

Литература:

 

1.         Куркина М. П. Уровень и качество жизни в условиях старения населения / Куркина М. П./ — Курск: КГМУ, 2013–252 с.

2.         Положительный опыт предоставления социальных услуг в странах Юго-Восточной Европы. Под ред. Илэйн Фулц, Мартин Трейси. Международная организация труда, 2008, 135 с.

3.         Куркина М. П. Оценка социального потенциала региона // Казанская наука. 2014. № 7. С. 194–196.

4.         Куркина М. П. Бизнес как субъект региональной системы управления // Экономика и предпринимательство. 2014. № 10. С. 347–351.

5.         Куркина М. П. Концептуальные основы управления качеством социальных услуг в условиях модернизации // Экономика и предпринимательство, 2013, № 9 (38). С. 124–128.

Основные термины (генерируются автоматически): социальных услуг, социальной сферы, предоставлении социальных услуг, социальной сферой, управления социальной сферой, социальной услуги, управления социальными услугами, регионального управления социальной, услугами социальной сферы, сферы социальных услуг, управление социальной сферой, объекты социальной сферы, социальных услуг в рамках, Российской Федерации, социальной политики, оценки качества работы, социальных услуг Курской, социальных услуг в России, качества социальных услуг, природу социальной услуги.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle