Библиографическое описание:

Жилинская А. В., Сенцов А. Э., Трунтягин А. А. Партийное преобладание: сравнение понятий «правящая партия», «доминирующая партия» и «партия власти» // Молодой ученый. — 2015. — №10. — С. 1014-1016.

Ключевые слова: политическая партия, партийная система, «доминирующая партия», партийное доминирование, «партия власти», «правящая партия».

 

Политические партии как социальные институты зародились ещё в античные времена, слово «партия» латинского происхождения означала часть более крупной общности. Этим понятием было принято обозначать группу политически активных граждан, объединявшихся главным образом вокруг референтных личностей. Идеологическая же основа деятельности, равно как и институциональная, у первых партий практически полностью отсутствовала, объединение в группу проходило по принципу персональной солидарности с политическим лидером. Формирование современных представлений о партиях как идеологических, электоральных и институциональных социальных образованиях связано с эволюцией политического порядка (в котором партии не являлись конституирующим элементом политической системы), усилением политического влияния и значения легислатур, расширением избирательного права, развитием демократической мысли.

Определений понятия «партия» в политической науке достаточно много, что, во-первых, характерно для любой развивающейся социальной науки, во-вторых, связано с большим логическим объемом самого понятия. Исследования в области политических партий касаются самых разных сторон социальной жизни, которые достаточно хорошо сформулированы американским исследователем Дж. Ла Паломбарой, выделяющим четыре самостоятельных системообразующих признака, присущих партиям: 1) партия является носителем идеологии, особого видения мира и человека; 2) партия есть организация, объединяющая людей на различных уровнях политики; 3) цель партии заключается в завоевании и осуществлении власти; 4) партия старается обеспечить себе народную поддержку как во время голосования, так и активного членства [5, c. 227–228].

Отсюда вытекает многогранное понимание политических партий и, соответственно, сложность в формировании единого понятия. На наш взгляд, партии и образованные ими партийные системы можно считать сложными политическими конструктами, характер, предмет деятельности, а также стиль поведения которых представляет собой политическую микромодель, изучая которую можно говорить о результатах развития какого-либо конкретного общества, в том числе, о степени развития демократии, соблюдении основных гражданских прав и свобод и т. д.

Реальная роль как конкретной партии, так и партий в целом в партийной системе, а также их политический статус определяется эндогенными и экзогенными факторами. К первой группе можно отнести внутреннее устройство партии, партийное лидерство, характер принятия политических решений. Ко второй относится достаточно большое количество переменных, связанных с характеристиками политической системы, её пространства и времени, и, конечно же, партийной системы как совокупности партий.

В современной России с начала XXI века активно начала складываться такая модель партийной системы, в которой отчетливо наблюдается преобладание одной политической партии. В работе мы рассмотрим и сравним основополагающие дефиниции для более полного теоретического понимания причин и условия партийного преобладания. Итак, раскроем понятие «доминирующая партия» и соотнесём его с другими аналогичными категориями политической науки, отражающими аспекты партийного преобладания: «правящая партия» и «партия власти».

Термин «правящая партия» в отличие от «доминирующей партии», отличается тем, что первая не обязательно обладает абсолютным, либо квалифицированным большинством в парламенте, зато она в установленном законом порядке формирует высшую исполнительную власть (правовая компетенция). Поэтому «правящая партия» может и не быть доминирующей, ровно как доминирующая партия может и не формировать исполнительную власть. Как отмечает С. Н. Пшизова: «…именно партийная принадлежность главы исполнительной власти определяет статус той или иной партии как «правящей» [4, c. 300]. Если же партия-победительница на выборах не формирует исполнительную власть, она не является правящей партией, несмотря на то, что обладает парламентским большинством. Здесь все достаточно просто и понятно.

Понятия «доминирующая партия» и «партия власти» даже в научной среде обычно предполагают наличие оценочных суждений, связанных с негативными коннотациями, а порой и недемократической природой данных понятий. При этом система с доминирующей партией вовсе не означает то, что это она недемократическая. Это, кстати, подчеркивает и отечественный политолог В. Я. Гельман: «Доминирующие партии не являются уникальной особенностью недемократических режимов. Широко известна и практика «нетипичных демократий…подобных Японии или Швеции, где доминирующие партии сохраняли власть десятилетиями» [1, c. 63]. Патриарх политической науки Дж. Сартори рассматривал предоминантные партии, обладающие парламентским большинством, как партии, существующие в плюральных партийных системах в демократических государствах. Предоминантные системы могут существовать в рамках политической системы столько, сколько доминирующая партия сможет сохранять после проводимых выборов парламентское большинство [6, c. 195–196].

Когда мы говорим о партийной системе с доминирующей политической партией, речь идёт о том, что доминирующая партия обладает значительными политическими и организационными ресурсами для того, чтобы свести к минимуму роль других политических партии при принятии решений. При этом возможности доминирования не ограничиваются исключительно доминированием партии в парламенте при принятии политических решений, данная партия может оказывать значимое влияние на политические и управленческие процессы во многих других сферах: административных, информационных, идеологических и т. д. Опять же для доминирования важен сам факт того, какое количество мандатов в легислатуре иметь партия, претендующая на статус доминирующей.

Понятие «партия власти» привлекает большой интерес у отечественных политологов, поскольку российская политическая система имела весьма конкретные политические организации, такие как: «Демократическая Россия», «Демократический выбор России», «Блок Ивана Рыбкина», «Наш дом Россия», «Единая Россия» и другие, которые учёные вполне уверенно и единодушно причисляют к «партиям власти» [3, c. 8]. Целый ряд политологических работ, так или иначе, касается вопросов, связанных с категорией «партия власти».

Отечественные политологи Г. Голосов и В. Лихтенштейн понимают «партию власти» как организацию партийного или квазипартийного типа, создаваемую элитой для участия в выборах. Причем создание «партий власти», по мнению политологов, имеет целый ряд институциональных стимулов для элиты и представляется её рациональной стратегией по усилению политического контроля, которые даже на теоретическим уровне оправдывает создание подобных организаций [2, c. 9–11]. Получается, что данная организация существует в силу наличия круга лиц, принимающих решения, заинтересованных в её деятельности и победе на выборах. Этот круг лиц может быть очень широк и разнообразен.

Интересную авторскую интерпретацию понятия «партия власти» предлагает С. Н. Пшизова, выделяющая два его смысла: «широкий» и «узкий». В рамках первого под «партией власти» понимается не какая-то отдельная зарегистрированная организация со своей программой и уставом, а достаточно сложный мульти-субъектный феномен, который превосходит все зарегистрированные партии по своей эффективности, включает в себя представителей различных частей политической элиты, создающих партии в качестве инструментов борьбы за контроль над государственными ресурсами. Второе, «узкое», понимание «партии власти» означает уже конкретное политическое образование, на которое глава государства более или менее открыто опирается в своих взаимоотношениях с парламентом [4, c. 301–302]. Фактически С. Н. Пшизова объединяет под понятием «партия власти» одновременно как различные, даже внешне оппозиционные партийные образования, созданные действующей властью для распределения ресурсов, укрепления в политической системе в целом (широкое понимание), так и отдельные политические партии, организованные и контролируемые действующей властью (узкое понимание).

Осуществляя сопоставление понятий «партия власти» и «доминирующая партия», мы, в свою очередь, можем выявить несколько определяющих различий:

1)      «партия власти» — недемократический феномен, указывающий на то, что данная организация создаётся исключительно «сверху» (властвующей элитой) и имеет своей целью проведение интересов данной элиты. Доминирующая партия не является в обязательном порядке недемократической организацией, существует как в конкурентных, так и в авторитарных политических системах, главный критерий здесь — это соотношение политических сил в парламенте, дающее доминирующей партии полный контроль над процессом принятия решений;

2)      «партия власти», исходя из природы её создания, может вообще не доминировать, в отличие от «доминирующей партии». Более того, «партий власти» в рамках одной политической системы в одно время может быть несколько. Доминирующей партия становится прежде всего тогда, когда она получает большинство мест в легислатурах на основании прямых выборов;

3)      «доминирующая партия» однозначно является организацией более широкого масштаба, т. к. она охватывает, в отличие от «партии власти», различные сферы общества, т. е. доминирование может быть не только политическим, но и административным, идеологическим, информационным, финансовым, т. к. доминирующая партия для удержания своей власти опирается на самый широкий арсенал факторов, обеспечивающих её преобладание.

В итоге можно констатировать то, что каждое из трех изученных понятий имеет важное теоретико-практическое значение в политической науке. Эмпирические исследования партийных системы с элементами партийного преобладания должны опираться на научные обоснованные дефиниции. Ведь адекватность и практическая ценность от полученных прикладных исследований зависит от правильности понимания основных политологических понятий.

 

Литература:

 

1.      Гельман В. Я. Перспективы доминирующей партии в России // Pro et Contra. 2006. № 4. С. 62–71.

2.      Голосов Г., Лихтенштейн А. «Партии власти» и российский институциональный дизайн: теоретический анализ // Полис. 2001. № 1. С. 6–14.

3.      Пляйс Я. А. Тенденции развития российских партий // Обозреватель-Observer. 2007. № 10. С. 6–16.

4.      Пшизова С. Н. Партия власти // Политология: Лексикон / Под редакцией А. И. Соловьева. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2007. С. 299–307.

5.      Шмачкова Т. В. Мир политических партий // ПОЛИС. 1992. № 1–2. С. 226–233.

6.      Sartori G. Parties and Party Systems: A Framework for Analysis. Volume I. USA: Cambridge University Press. 1976. 357 p.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle